Эссе 1 Русская расовая мысль. От Ломоносова до Хом

  Русская расовая мысль. От Ломоносова до Хомякова, Леонтьева и славянофилов.

Эссе 1

Русская расовая мысль Русского Мiра VIII-XIX веков, в трудах ее авторов историков всегда отталкивалась от каких то затверженных к тому времени либеральных догм, типа ложной нормандской теории происхождения Руси. XVIII век господства «немцев» (так называли всех иностранцев на русской службе) в исторической науке выдвинул имена русских историков М. Ломоносова и В. Татищева, отвергавших и опровергавших историческими трудами нормандскую теорию. В. Татищеву русская история обязана обнародованием таких важнейших документов как «Русская правда» (1019-1054 гг.) и «Судебник Ивана Грозного» (1550). Но после смерти одного и другого их исторические архивы попали в руки «немцев»  и были опубликованы с понятной корректировкой.

Первые тома «Истории государства Российского» Карамзина вышли в свет в 1818 г. Вот как трактует это событие официоз: - «Их выход стал большим общественным событием, современникам казалось, что Древняя Русь была «найдена Карамзиным, как Америка — Колумбом».

Удивительно, но факт, вслед за либеральным якобинцем-республиканцем Карамзиным в авторитете у того научно исторического общества, с его нормандской теорией, оказались его последователи, малоросская школа - Илловайского, Костомарова, Ключевского и нашего Соловьева. И это было не случайно. Малоросское духовенство всегда было на стороне церковных «стяжателей- иосифелян» и многие церковные смуты и нестроения исходили именно от него. Тут к либеральному малоросскому духовенству закономерно присоединился либеральный дух малоросских историков.

Советская историческая школа полностью поддерживала нормандскую теорию происхождения государственности Руси и что удивительно (но не очень, учитывая то полное господство либералистики) в сталинский период не последовало даже попытки пересмотреть эту, высосанную из пальца, теорию. Это для сведения «верных сталинистов» трактующих Сталина защитником русского народа. Сталин был интернационалист-марксист и русский народ для него был безликим рычагом исполнения своих марксистских планов построения, гибельной для Русского Мiра, советской «красной империи».

«Гардарика» называли дохристианскую Русь древние историки. Разные примитивные политические глупости от «родноверов» и иных евразийских материалистов, трактующих это название, как «страна городов» не подлежат обсуждению. Это схоже учению примитивного марксизма, где все ясно и понятно, только самоубийственно для Русского Мiра. Значение «Город» здесь применялось в ведическом смысле понятия дохристианского периода Руси - «огород, охранная зона влияния», как зона влияния многих центров культуры и жизни на небольшую территорию вокруг, вкупе представлявшая территорию расселения русского народа в «огородах-городах» и в каждом конкретно во главе с местным князем.
Так в Новгороде одном из таких княжеских центров: - «Внук старейшины словенов Гостомысла от дочери Умилы от княжича поморских славян Годслава (Годлиба) после гибели отца лишился владений, поэтому с удовольствием согласился княжить в новой вотчине. Звали его Рюрик, так возникла династия Рюриковичей, утвердившаяся в Новгороде» (Максимович).

Историческая обстановка того времени позволяла отражать набеги кочевников половцев, печенегов и хазар, и совсем не требовала охранного государственного объединения, что далее срочно потребовало нашествие татаро-монгольских орд, когда и возникло централизованное государство-империя Русь.

Термин Киевская Русь употребляется лишь как обозначение Киевского княжества в период раздробленности у историков начала 19 века (Максимович 1837 год), но в научный оборот как особый период русской истории ввел его С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» в 1851-1853 годах. В исторической теории Соловьева первый период русской истории - Днепровский или Киевский, второй - Владимирский или Верхневолжский, третий - Московский, четвертый - императорский с центром в Санкт-Петербурге. То есть со смещением столицы страны менялась и ее история. Исторические труды Н.И.Костомарова и Д.И.Иловайского и других продолжили эту фактически антирусскую трактовку истории и сделали этот термин и его ложно нравственное понятие, широко употребительным.
Этот термин был окончательно закреплен в либеральной советской историографии в 30-е годы XX века в трудах академика Б.Д. Грекова (при Сталине).

А Киев и Новгород были богаты и влиятельны из-за нахождения на торговом пути «из варягов в греки». То влияние носило чисто материальный характер и напрочь исчезло, а с ним и могущество князей, после падения «греков», разграбления крестоносцами Константинополя в 1204 году. И первым духовным центром Руси христианской стал Владимир, куда переехал Св. Князь Андрей Боголюбский.

Митрополит Иоанн: -   

«Андрей Боголюбский (ок. 1110—1174), святой великий князь, один из первых идеологов русской государственности, внук Владимира Мономаха, второй сын Юрия Долгорукого. Отношение к власти как к личной религиозной (духовной наднациональной В.М.) обязанности утверждалось трудно, взламывая многовековую привычку князей глядеть на Русскую землю как на естественное совместное владение всего княжеского рода».

 До Св. Князя Андрея Боголюбского на Русскую землю смотрели, как на данную Богом, обычную территорию проживания, в своем становлении имперского духа русского народа, до поры не ощущая Высокого Духа своего  Эстетического Наднационального Имперского Предназначения.

 Летописные свидетельства говорят: - «Не желая участвовать в, чуждой Высокому Эстетическому Русскому Духу, междоусобице родичей, князь Андрей ушел на север, где ростовцы и суздальцы признали его своим князем. Там он основал новое великое княжение Владимирское, которому Промысл Божий предназначил стать почти на два столетия сердцем Русского государства».

Лживы выводы либеральных историков о колонизации северных фино-угорских и иных племен и создании на этой базе единого русского народа. Ареал естественного расселения русской народности исследовали в XIX веке со всех сторон. Так русский ученый антрополог середины XIX века Степан Васильевич Ешевский рассматривая необходимость системного анализа истории, ибо каждый правящий режим в ту или иную эпоху в отдельно взятых странах стремился, по пророческой мысли Ешевского, переписать историю заново, чтобы через «приватизацию» прошлого скорректировать направление вектора своих идеологических притязаний на будущее, что Мы с Вами и наблюдаем в лживом «советско-либеральном» официозе.

Таким образом, настраивая читателя на постижение истории, он подчеркивает: «Это вопрос естественноисторический, антропологический; но прежде и важнее всего вопрос исторический — вопрос о человеческих породах, о расах». С кафедры Петербургского и Московского Университетов звучало: - «Различные человеческие расы — это различные биологические виды людей, возникшие независимо друг от друга в разных частях света, в разное время и прошедшие самостоятельные пути эволюции. Следовательно, некое «единое» человечество — миф, вымысел, политическая абстракция».

Так о расовой чистоте исконного русского населения было написано множество сугубо научных работ. Исследователь Николай Михайлович Малиев в брошюре «Антропологические изыскания» (Казань, 1881) подчеркивал, что «древнейшие черепа, несомненно, славянского происхождения, как, например, курганные Смоленской губернии, черепа древних киевлян, также скифские черепа наших южных губерний представляют длинноголовое строение. И на востоке России, на Каме и Волге, жило в древности длинноголовое племя, по своему анатомическому строению сходное и генетически связанное, с племенами, населявшими центральную полосу России». А. Г. Рождественский в книге «К вопросу о древнем населении рязанской губернии» (Рязань, 1893) указывал, что большинство русских черепов из могильников, датируемых началом монгольского нашествия, было долихоцефолическим, а кое-где на черепах при раскопках сохранились фрагменты белокурых волос. Созидателем и носителем культуры на всей территории Европы и европейской же части России всегда был один и тот же расовый тип — длинноголовый голубоглазый блондин.

В связи с вышесказанным, о ареале расселения русского народа – европейской части России, выражение «Киев мать городов русских» политическая либеральная абстракция. Как временный богатый центр княжеских притязаний – да, а как город и город богатый, лишь один из многих княжеских центров.

Значителен вклад А.С.Шишкова в выдвижении лингвистики, как основного исследовательского средства сравнительной культорологии. В то время литературно-общественные противники карамзинистов группировались вокруг адмирала и литератора А. С. Шишкова. В 1803 г. вышла его знаменитая книга «Рассуждение о старом и новом слоге российского языка», где автор выступал против губительных нововведений в области русского языка и культуры, отстаивал «старый слог» и самодержавные устои. Обличая «порчу» родного языка Карамзиным и карамзинистами, он связывал ненавистный ему «новый слог» с французскими нравами и понятиями, с разрушительными революционными идеями. То есть Шишков показал губительный процесс «порчи» русского языка, начатый «кирилицей», выкинуто порядка 10 букв, продолженный Императором Петром Великим, продолженный революционерами 1917 года и активно продолжающийся поныне. 

Александр Семёнович Шишков (1754 — 1841) — русский писатель, литературовед, филолог, мемуарист, военный и государственный деятель, адмирал (1824). Государственный секретарь и министр народного просвещения. Безценные же труды Шишкова так и остались лежать, как святыня под спудом, и значимость их никем не осознана и по сей день.

Наиболее радикальным лингвистическим произведением Шишкова можно назвать неопубликованный «Славянорусский корнеслов», имеющий  авторский подзаголовок: «Язык наш — древо жизни на земле и отец наречий иных». Как явствует из подзаголовка, книга посвящена обоснованию роли русского языка в качестве расового индо-европейского праязыка (самый близкий фонетически к русскому языку санскрит В.М.).

Любопытна гипотеза А. С. Шишкова о происхождении русских слов. Он считает, что все слова произошли от основных первоначальных корней, поэтому главы книги часто носят такие названия: «Дерево слов, стоящее на корне КР, ГР, ХР: крест, корень, скорбь, гордость, грех» или «Дерево слов, стоящее на корне ТР: страсть, труд, страна, прост». При этом, по мнению Шишкова, все слова, происходящие из одного выделенного таким образом корня, объединены близким лексическим значением.

До встречи в следующей части.


Рецензии