Ветер с другой стороны. Часть 1

Глава 1.

Начало внеочередного совещания оперативного состава областного УВД, как обычно, проходило сумбурно и в бесконечных спорах. Начальники отделов, если и пытались навести хоть какой-то порядок, то получалось это у них довольно плохо. Отсутствие начальника УВД генерала Гальченко, всегда сказывалось на дисциплине. А его заместитель – полковник Баландин, из-за флегматичного, крайне спокойного характера, редко с первых минут справлялся с балаганом разборок между операми. Затем все, конечно, приходило в норму, но первые минуты таких совещаний всегда были совершенно непродуктивны.

Николай Веденеев, старший оперуполномоченный отдела криминальной полиции, редко принимал участие в спорах. Он всегда считал совершенно бессмысленным орать друг на друга, надрывая глотки, обвиняя в собственных промахах. То, что нестыковки в работе разных отделов явно мешают общей работе, было известно всем. Вот только все попытки выстроить стройные отношения на горизонтальных связях, пока с треском проваливались. Убойный отдел валил все, что можно, на «экономистов», те, в свою очередь на «линейщиков», а от последних могло запросто достаться сотрудникам ДПС или даже ГИБДД. И относительный порядок наступал лишь тогда, когда в действие вступала вертикальная система власти, в лице генерала Гальченко, реже – его заместителя Баландина.

Нынешнее совещания грозило, однако, перейти все границы подобного скандального балагана, ибо события, вызвавшие необходимость такого мероприятия, были весьма серьезными. В городе произошло уже несколько крупных ЧП, связанных с пожарами, и неожиданными разрушениями. Экспертиза показывало, что почти все пожары были связаны с поджогами, а разрушение, к примеру, крытого рынка стройматериалов, с «намеренными действиями по ослаблению конструкции сооружения». Поскольку в указанных происшествиях пострадало немало людей, в том числе, дважды – со смертельным исходом, все это создавало весьма напряженную и нервозную обстановку в УВД.
И самое главное – пока никак не удавалось связать все эти происшествия в единое целое, не было ни одного связующего звена между ними. Создавалось впечатление, что это просто набор случайных действий, или, по меньшей мере – просто совпадение нескольких похожих событий. Но многие опытные оперативники, интуитивно чувствовали, что все не просто тут, однако доказательств пока никаких не было.

Николай не мог назвать себя таким уж опытным оперативником, но подобное ощущение было и у него. Правда, его мнение, в ряде вопросов мало кого интересовало. Ибо был он, изначально, выходцем из совсем иной, не оперативной среды.
Закончил, в свое время, юридический факультет университета, два года работал в Следственном комитете, и затем, его карьера там, чуть было не оборвалась. Вернее, именно там, в комитете, она и прервалась, но помня заслуги его отца, весьма известного когда-то в области прокурора, его не выкинули из органов совсем, а предложили поработать в полиции.
Что, впрочем, тоже было не самым лучшим выходом для сотрудника, который «прокололся» в Следственном комитете на излишней принципиальности. Той принципиальности, которая не позволила ему закрыть дело, заведенное на родственников одного очень высокопоставленного чиновника. И эта принципиальность, стала следствием того, что Николая откровенно подставили свои, не столь щепетильные коллеги.

Для полицейского же, в нынешнее время, подобная принципиальность тоже являлась далеко не самой лучшей характеристикой. Побыв некоторое время, в этакой ссылке, в одном из линейных отделов на окраине города, он был все же возвращен в центральный аппарат, в новую структуру, которую назвали криминальной полицией.
Сами бывшие коллеги из линейного отдела расстались с ним без большого сожаления. Хотя, как оперативник, а точнее – как следователь Веденеев был вполне на высоте и имел отличную раскрываемость, но вот его личное поведение – никак не вписывалось в негласный кодекс многих полицейских. Многие считали его этаким выскочкой, чистоплюем, не желающем марать руки, но Николай просто не мог представить себе – как можно работать «грязными» методами.
В криминальной полиции областного управления стиль работы был все же более цивилизованным, однако далеко не со всеми коллегами Николая удалось нормально сработаться. Однако начальство его ценило, за хороший аналитический ум, острую реакцию и прекрасную наблюдательность. Что вкупе приводило зачастую, к отличным результатам в расследованиях даже весьма сложных дел.

И сейчас, наблюдая очередную склоку своих коллег, Николай не мог отделаться от ощущения, что он так и не стал здесь до конца своим. Несмотря на то, что проработал оперуполномоченным уже почти восемь лет, и даже получил повышение.
В принципе, по настоящему хорошие, в деловом смысле, отношения, у Николая сложились лишь со своим непосредственным начальником, подполковником Гавриловым. Очень неплохие отношения были у него с наиболее частым его напарником, капитаном Демченко, который некогда тоже закончил юридический факультет университета. Правда, Леша Демченко никогда не работал в Следственном комитете, а сразу пошел в полицию. Неплохие, в целом, отношения были и с начальником криминальной полиции полковником Андреевским, но тот, скорее ценил чисто профессиональные качества Николая, но наврядли когда-нибудь смог бы перенести эту оценку в личную плоскость.

Наконец, полковнику Баландину удалось кое-как призвать своих коллег к порядку, и совещание началось в более конструктивном русле.
И задача действительно стояла непростая – что бы найти возможные связующие звенья между несколькими происшествиями, требовалось немалое напряжение всех сил и координация всех подразделений.
Впрочем, не смотря на все усилия Баландина, большинство все равно тянули одеяло на себя, а вернее старались спихнуть на коллег.
Принятые на совещании решения, в целом, никого, ни к чему не обязывали, что означало, что расследование опять будет толочься на месте.

На выходе из кабинета начальства, Гаврилов поманил к себе Николая и проговорил в полголоса:

- Слушай, Коля, Андреевский, врядли направит на это дело большую группу наших, а тут явно стоит поработать по серьезнее, хочу с тобой посоветоваться.

- Готов выслушать и высказать свои соображения, Владислав Петрович, - ответил Николай.

- Да, у меня собственно предложение к тебе лично, - чуть помявшись, сказал Гаврилов, - думаю, может отправить тебя в этакий свободный поиск.

- То есть, не конкретное задание, а работа в вольном стиле? – Веденеев посмотрел на подполковника.

- Ну, что-то в этом роде, ты же у нас любитель работать в одиночку, - ответил Гаврилов, - да и почти все ребята заняты другими делами.

- А как же указание Баландина? – Николай взглянул в сторону кабинета начальства.

- Ну, что указания, ну запустим мы группу по двум поджогам, они будут отрабатывать стандартные версии, - поморщился Гаврилов, - а ты, со своим нетривиальным взглядом, попробуешь поискать пошире. В сложных случаях, разрешаю подключать к расследованию Демченко.

- В принципе, я не против, но какие у меня будут полномочия для такого расследования? – Спросил Николай. – И есть ли какие-либо сроки для выполнения.

- Полномочия у тебя будут обычными, хотя и в ранге руководителя группы, - ответил Гаврилов, и, вздохнув продолжил, - ну, а сроки, чем быстрее, тем лучше, а вообще – на всю раскачку – могу дать три, максимум четыре дня.

- Хорошо, - чуть помолчав, ответил Николай, - попробую взяться за это дело, но для более точной оценки, прошу дать мне пять дней.

- Добро, - согласился Гаврилов, - тогда считай, что приступаешь с сегодняшнего дня.

- Понятно, - вздохнул Николай.

- Ну, раз понятно, тогда работай, - похлопал его по плечу Гаврилов, и двинулся по коридору в сторону выхода.

Николай постоял немного на месте, подумал о сложившемся положении и решил, что так, наверное, и лучше. Работать по этому делу, ему все равно пришлось бы. Но в этом случае он работает самостоятельно, а в общей команде ему не удалось бы отвертеться от каких-то общих шаблонов и построений. И первое, что решил сделать Николай, это еще раз просмотреть все материалы указанных дел. Вдруг, что-то было пропущено, а может, появились и некие новые сведения.
Поэтому для начала Николай двинулся в сторону отдела, занимавшегося этим делом в самом начале, после первых двух происшествий.

Первым делом Веденеев поймал майора Логинова, который занимался сведением всех данных, полученных от экспертов и свидетелей,  начале расследования. Логинов Виктор Васильевич был уже пожилым человеком, очень серьезным и въедливым, сотрудником, который не пропускает ни одной мелочи. Поэтому Николай надеялся, что сможет получить от него немало полезной информации.

- Ага, значит, тебя тоже пристегнули к этому делу, - чуть иронически произнес Логинов, после обмена приветствиями, и после того, как Николай объяснил цель своего прихода.

- Начальство не надеется, что все традиционные мероприятия смогут дать быстрый эффект, поэтому используют все возможности, - объяснил Веденеев.

- И правильно делают, что не надеются, - отозвался Логинов, доставая пару толстых папок, - в этом деле, насколько могу судить, сам черт ногу сломит.

- А что, там действительно все так не просто? – Николаю стало по-настоящему интересно.

- Да, как тебе сказать, не то что бы не просто, а скорее многие вещи совершенно непонятны, - задумчиво проговорил Логинов, - нет ясности практически ни в чем.

- А что же показания свидетелей? – Спросил Николай.

- Вот целый том, - Логинов хлопнул по столу толстой папкой, - но, такое впечатление, что, то ли у всех временное расстройство зрения или памяти случилось, то ли они рассказывают о совершенно разных происшествиях.

- То есть как это? – Николай недоуменно посмотрел на Логинова.

- А вот так, - Логинов откинулся в кресле, - скажем, на первом пожаре, один свидетель уверенно показывает, что первое возгорание произошло на втором входе склада, а другой свидетель, который находившийся там же, утверждает, что гореть начало совсем в другом месте.

Виктор Васильевич  хлопнул рукой по столу и перелистнул пару страниц.

- А вот тут, смотри, - Логинов показал на еще один листок, - охранник многоярусной стоянки утверждает, что начали гореть кабели на первом этаже, а один из клиентов, который увидев дым, прибежал на стоянку и видел пожар в электрошкафу на втором этаже.

- Хм, интересно, - пробормотал Веденеев, - и что, много таких нестыковок в свидетельских показаниях?

- Да, почти во всех случаях, - махнул рукой Логинов, - дознаватель, в некоторых случаях, даже не смог адекватно составить картину происшествия.

- А кто собственно вел все эти дела? – Поинтересовался Николай.

- Следователей было несколько, но лучше всего тебе поговорить с Пашей Крутиковым, он все-таки отнесся к этим случаям посерьезнее и повнимательнее, - посоветовал Логинов.

- Знаю такого, серьезный мужик, - кивнул Николай, - а у кого можно было узнать о записях с камер видеонаблюдения?

- Ну, может и Паша что-нибудь подскажет, - проговорил Логинов, - а еще можешь сходить в двенадцатое отделение, там, по-моему, Пахомкин, эксперт ихний, с видеозаписями работал.

- Поговорю, - кивнул Николай, - а пока, спасибо Вам, Виктор Васильевич, за то, что время уделили по такому безнадежному.

- Да, брось ты, - махнул рукой Логинов, - работа есть работа, а потом, может у тебя и действительно, что-то получше получиться, ты все-таки мыслишь пооригинальнее многих наших дуболомов.

Николай пожал майору руку и вышел из кабинета.
Постоял немного в коридоре, а затем двинулся к выходу, решив для начала, все же посетить Крутикова.
Хотя бы просто потому, что Паша Крутиков работал в том же здании УВД, в котором сейчас находился Николай.
Правда, пришлось пройти через два длинных коридора, в заднюю часть здания, но до двенадцатого отделения было почти полчаса на машине.
Крутикова на месте не было и поймав буквально за рукав одного из его молодых сотрудников, Николай выяснил, что того вызвали после общего совещания к его начальству.
Немного подумав, Николай зашел в кабинет, где работал фактический заместитель Крутикова, капитан Ребров.

- День добрый, Леонид, - поздоровался Николай, входя в кабинет.

- Ну, здорово, гражданин Веденеев, - приветствовал его не слишком приветливо Ребров.

- А что вдруг так сурово? – Удивился Николай. – И где, в таком случае – товарищ майор?

- А-а, обойдешься, - все так же неприветливо пробурчал Ребров , - ваш начальник, Андреевский, вчера нас целый час вздрючивал за нерасторопность в работе, а  тут ты еще.

- Ну, ну, я же не Андреевский, - примирительно проговорил Николай, - и не имею ни малейшего желания кого-то вздрючивать, да и вообще без каких-либо претензий.

- Ага, ты просто зашел потрепаться, - саркастически ухмыльнулся Ребров, - так я и поверил.

- Не просто, и уж точно не трепаться, - Николай подумал и сел в кресло напротив Реброва, - есть разговор по поводу серии происшествий с пожарами и обрушениями.

- Час от часу не легче, - Ребров посмотрел на Николая так, словно тот уговаривал его сделать что-то предосудительное, - в гробу я видел все эти происшествия, в которых у всех на глазах как шоры какие появились. И там же видел всех, кто лезет с расследованием всей этой мути.

- А что говорит экспертиза по этому поводу? – Спросил Николай, стараясь не обращать внимания на нарочную грубость  Реброва.

- Да хрен их поймешь этих экспертов, вечно фигню какую-то несут, - продолжал ворчать Ребров.

- Ну, а все-таки, хоть что-то, - Веденеев внимательно посмотрел на Реброва.

- Нет, ты все-таки такой же дятел, как этот ваш Андреевский, - снова начал злиться Ребров, - тебе больше всех надо что ли?!

- Ему - точно надо, - раздался из двери голос Паши Крутикова, - он теперь работает по этому делу индивидуально.

Николай встал с кресла и пожал вошедшему Крутикову руку.

- Ладно, я пошел по адресам, - пробурчал Ребров и, махнув рукой, вышел из кабинета.

- Ну, и что тебя интересует? – Спросил Крутиков Николая.

- Как я понял, в этой истории, не только показания свидетелей разняться, но и с экспертизой что-то не ладно, - Николай посмотрел на Крутикова.

- Есть такое дело, несколько экспертиз провели, и все без толку, - покачал головой Крутиков, - могу дать тебе ксерокопии некоторых заключений.

- Это было бы интересно, но если можно, для начала вкратце общие выводы, - попросил Николай.

- Общие выводы тут такие, - Крутиков откинулся на спинку кресла, - по всем внешним признакам это выглядит как этакий поджог, ибо во многих случаях, там просто нет причины для иного возгорания. Но, тем не менее, обычных следов поджога нет, и все выглядит так, словно было самовозгорание.

- Это как же можно понимать? – Николай вопросительно посмотрел на Крутикова.

- А как хочешь понимать, так и понимай, - отозвался Крутиков, - самовозгорания не могло быть из-за того, что отсутствуют все причины самовозгорания. А поджог не может быть однозначно идентифицирован из-за отсутствия следов умышленного поджога.

- То есть, получается так, что пожары возникали сами по себе, фактически из ничего? – Призадумался Николай.

- Вот именно, потому эксперты уже всю голову сломали о причинах и следствиях, - Крутиков почесал переносицу, - следов нет, свидетелей с уверенными  показаниями нет, а пожар есть. И как, скажи на милость его расследовать?

- М-да, дела, - протянул Николай, - если не возражаешь, я все-таки заберу материалы экспертиз, может выцеплю хоть что-то.

- Да, ради бога, - отмахнулся Крутиков, - баба с возу – кобыле легче, вот забирай всю папку, нас все равно с этого расследования сняли. За неэффективность и нерасторопность, как сказал твой начальник.

- Ну, извини, что он так сказал, его все-таки тоже дергают сверху, - Веденеев взял папку с материалами и поднялся со стула.

- Да, ладно, чего уж там, двигай – копай старательно, - махнул рукой Крутиков.

И Николай вышел из кабинета.
Можно было бы сразу отправиться в двенадцатое отделение, но Николай решил посидеть, для начала, с материалами экспертиз. И он направился в свой кабинет, а заодно поговорить о возможном участии в деле с Лешей Демченко.

Глава 2.

Вернувшись в свой кабинет, он застал Лешу Демченко, разбирающим две какие-то толстенные старые папки. Папки были настолько старыми, что при каждом перелистывании страниц, из них поднималось небольшое облачко пыли.
Капитан Демченко громко чихнул.

- Будь здоров, - сказал Николай, входя в кабинет, - чем это ты таким интересным занимаешься?

- А-а, спасибо,- встряхнув головой, проговорил Демченко, - да ведь ты уже в курсе, что меня пристегнули к твоему независимому расследованию?!

- Да, Гаврилов меня сразу после совещания озадачил, и сказал, что можно и тебя задействовать, при необходимости, - ответил Николай.

- Ну, видимо, для него необходимость возникла раньше, чем для тебя, - отозвался Алексей, - ибо он мне еще час назад, наверное, сразу после совещания, дал задание прошерстить архив на предмет всех похожих пожаров и происшествий.

- Да, у Палыча явно какое-то интуитивное предчувствие, - задумчиво проговорил Николай, садясь за свой стол, - что-то ему во всей этой истории не нравится.

- Да, кому может понравиться такая история? – Пробурчал Демченко, продолжая листать папки.

- Нашел уже что-нибудь? – Поинтересовался Николай, раскрывая папку, которую ему отдал Крутиков.

- Да, вроде бы ничего особенного, - поморщился Демченко, - хотя был однажды, правда, очень давно, случай, чем-то схожий с нашим.

- Хм, интересно, и что же это был за случай? – Веденеев отложил папку с материалами Крутикова.

- Да вот, интересный момент, - Алексей вытащил из папки пару листков, - еще в конце семидесятых прошлого века случилось. Явлению тогда так и не нашли объяснения.

- И что там такого было? – Поинтересовался Николай.

- Постоянные то ли поджоги, то ли самовозгорания на территории склада металлопроката, - ответил Демченко.

- Металлопроката? – Удивился Николай. – А чему там гореть то? Будке сторожа?

- Вот! – Поднял палец вверх Демченко. – Как раз все строения оставались невредимы, а горели непонятным образом сами штабеля швеллеров, двутавровых балок и труб. Словно кто-то поливал их бензином и обкладывал ветошью. Но, все проверяли по несколько раз – не следов горючки, ни единого клочка тряпок.

- Ты смотри ка, - задумался Николай, - случай, прямо-таки, почти как наш, и чем тогда закончилось?

- Да, ничем, - ответил Демченко, - найти поджигателей не смогли, а сами поджоги через какое-то время прекратились. Тем более – никаких жертв не было.

- Увы, но нашему времени так не повезло, - покачал головой Веденеев, - у нас уже два смертельных исхода. Не дай бог, еще один, и тогда уже точно можно считать серией.

- Эх, да, непонятно все это, - согласился Алексей.

- А еще чего-нибудь не нашел там? – Поинтересовался Николай.

- Да я же, всего полчаса как начал, - ответил чуть обиженно Демченко, - а тут работы на полдня минимум.

- Так, значит, давай тогда изучай дальше, - сказал, чуть подумав Николай, - а мне пока дай все материалы и сведения по тому пожару сорокалетней давности, попробую найти каких-нибудь свидетелей.

- Да, уж померли, наверное, все, - сказал Демченко.

- Попытка – не пытка, - возразил Николай, - может кто-то еще и остался из старых пожарных, а может следователей, тогда народ был ответственнее. А потом съезжу в двенадцатое, поговорю с тамошними экспертами.

- Ну, попробуй, - ответил Алексей, протягивая Николаю два листа бумаги, а сам снова раскрывая папку.

- А тебе, кстати, еще одно задание, уж извини, что загружаю, - произнес Николай, -  мне тут Крутиков дал материалы по всем нынешним происшествиям, взгляни – может, найдешь какие-то совпадения.

- Ну, начинается, - нарочито ворчливо проговорил Демченко, - сразу запрягают по полной. Ну, ладно, давай – посмотрю, что там может быть.

Веденеев передал папку Крутикова Алексею.
Тот взвесил её в руках и сказал со вздохом:

- Это же на неделю работы, не меньше.

- А придется заканчивать завтра к вечеру, - улыбнулся Николай.

- Это форменный волюнтаризм, - притворно возмутился Демченко.

- Ничего, потерпишь, - весело махнул рукой Николай, - все в офисе сидишь, а я сейчас по кругу поеду.

- Да, что с тобой поделать, - снова вздохнул Алексей,- сделаем, а то ведь прикажешь еще в какую-нибудь Тмутаракань ехать.

- Я же не приказываю, а прошу, - возразил Николай, поднимаясь из-за стола.

- Да, ладно тебе, я все понимаю, - отмахнулся Алексей.

- Хорошо, тогда я поехал в двенадцатое, - проговорил Веденеев, поднимаясь из-за стола.

- Давай, - ответил Алексей, снова погружаясь в свои папки.

Николай вышел из кабинета и двинулся к выходу.
В коридоре, уже на выходе из отдела, его встретил Гаврилов:

- Работаешь?

- Поеду в двенадцатое, поговорю с экспертами местными, - ответил Николай.

- Добро, поезжай, - кратко сказал Гаврилов и пошел по своим делам.

Николай выбежал из корпуса и сел в машину. Завел двигатель и некоторое время сидел, осмысливая ситуацию.
На первый взгляд, выходило следующее – за короткий период в городе произошел целый ряд происшествий, причины которых так и не удалось установить. Все обстоятельства этих происшествий были настолько противоречивы, что построить какую-то обоснованную версию было просто невозможно. И появлялась вероятность, что некая подобная серия происшествий уже происходила некогда, примерно в тех же местах.
Поэтому, для начала, Николай собирался поговорить с экспертами, работавшими на местах, просмотреть, если будет такая возможность, какие-либо фото и видеоматериалы. А после – попробовать найти очевидцев событий в прошлом, а может быть и следователей, которые вели дела в то время. Хотя два последних дела были весьма затруднительны по причине более чем сорокалетней давности.
С такими, примерно, мыслями, майор Веденеев, нажал на педаль газа и выехал с территории областного УВД.

Путь до двенадцатого отделения был далек от прямого, приходилось проехать три спальных района и три промзоны, а затем еще пересечь территорию бывшего пригородного парка, сейчас, фактически превратившегося в дачный пригород.
Дорога, таким образом, с учетом светофоров, заняла почти сорок минут, в течении которых Николай успел обдумать все нюансы своего предстоящего расследования. Главное, что бы Пахомкин был на месте, а не на выезде.
Николай остановил машину возле двухэтажного здания из серого кирпича, с одной стороны которого располагался длинный ряд гаражей, с другой – забор транспортного предприятия. С третьей стороны площадки к ней примыкал жилой квартал, состоящий из обшарпанных двухэтажных домиков послевоенной постройки. Площадка перед зданием отделения полиции, была заставлена автомобилями различных марок и типов.
В результате, Николаю пришлось потратить некоторое время для того, что бы поставить машину на свободное место.
Но зато ему повезло в главном – эксперт Пахомкин был на месте, и как обычно торчал в помещении лаборатории, игнорируя свой рабочий кабинет.

- И с чем пожаловал господин опричник?! – Шутливо спросил седовласый эксперт, приветствуя Николая.

- Боюсь, что с весьма неблагодарной просьбой, господин околоточный, - в тон ему ответил Николай, пожимая старому эксперту руку.

- Догадываюсь, что привело тебя ко мне все та же история с серийными поджогами и самопроизвольными разрушениями, так ведь? – Пахомкин прищурился на Николая из-под стекол очков и махнул рукой на стул.

- Эх, сюрприза точно не получилось, - огорченно развел руками Николай, садясь на стул, предложенный экспертом.

- Тебя в общую группу включили, или как? – Снова спросил Пахомкин, внимательно глядя на Николая.

- Или как, - признался Веденеев, - вроде бы как в свободную охоту отправили. А что, есть какая-то разница?

- Увы, есть разница, - развел руками эксперт, - вот ежели ты бы официально, со всеми полномочиями работал по этому делу, я бы без проблем начальство свое мог бы уговорить, а так – уж извини, только частным порядком.

- Ну, хотя бы частным порядком, может информация какая-то есть, какая-то зацепка,- проговорил Николай.

- И рад бы тебя обрадовать, да, боюсь, что нечем, - сказал Пахомкин, перебирая задумчиво бумаги на столе, - ни одна экспертиза не прошла нормально. Не можем мы идентифицировать точные очаги возгорания, и уж тем более – их причины. Словно загоралось все само, просто так, да еще и во многих местах сразу.

- Но ведь такого, объективно, не может происходить, - заметил Николай, - какие-то следы начального воздействия, хотя бы повышения температуры, нагревание, может быть дефекты электропроводки?

- И да, и нет, - ответил Пахомкин, сняв очки и потирая пальцами переносицу, - понимаешь, вроде очаг удается локализовать, а вот что там могло начать гореть – ни единой зацепки нет.

- Понятно, хотя, на самом деле, ничего не понятно, - задумчиво проговорил Николай, - ну а фото и видеоматериалы с места происшествия?

- Показать могу, а вот что-то передавать, увы, без официального запроса, не получится, - развел руками эксперт.

- Ну, хотя бы посмотреть, уже буду иметь представление, - сказал Николай.

Пахомкин встал и поманил за собой Николая. Они зашли за высокую стойку, за которой стоял еще один стол. На столе стояла довольно потрепанного вида видеодвойка. Эксперт вытащил из ящика стола несколько кассет и папку, в которой оказались фотографии.

- Можешь пока здесь посидеть, посмотришь фото с мест происшествия, а на кассетах – записи с камер видеонаблюдения, - произнес эксперт, повернувшись к Николаю, - здесь тебя точно никто не увидит.

- Ну, спасибо хоть на этом, - поблагодарил эксперта Николай, усаживаясь за стол.

Начал он с фотографий, сделанных на месте происшествий.
Следы от пожара были весьма значительными, и даже на фото было видно, что пожар, скорее всего, начинался сразу в нескольких местах.
Но более всего Николая удивили две фотографии.
На одной были запечатлены две стальные трубы, проходящие рядом с плинтусом в одном из помещений сгоревшего склада. Ясно прослеживался след от большого очага возгорания, как будто кто-то развел костер под трубами, но Николай уже знал, что ни единого следа чего-то горючего в этом месте найти не удалось. Это был именно тот случай, когда горело неизвестно что и неизвестно почему.
На втором фото был изображен электрощит, тот, что якобы загорелся в многоэтажном гараже. Но вот что сразу насторожило – щит был изображен открытым и закрытым. Так вот там, где он был закрыт, создавалось впечатление, что вокруг него бушевал неслабый пожар. А на фотографии в открытом виде, на удивленье, все внутренности щита были целы, словно снаружи ничего подобного не было.
С учетом того, что один из свидетелей заявлял о возгорании электрощита, было странно видеть совершенно нетронутые внутренности.

Посмотрев еще несколько фотографий, Николай вздохнул, отложил папку с фото и решил заняться видеозаписями. Кассеты были собраны со всех камер видеонаблюдения, которые были установлены во всех местах происшествий.
Начать Николай решил с того самого пожара в многоэтажном гараже, который якобы начался с электрошкафа.
Первые минуты Николай проматывал в ускоренном восьмикратном режиме, затем перешел на удвоенную скорость.
Просмотрев примерно двадцать минут записи до загорания, сам момент начала пожара и начало тушения, Николай задумчиво  посмотрел на экран.
Ничего существенного на этом видео не было видно, кроме того, что было видно, что пожар начался почти одновременно в двух местах. И то, что ни единого человека в этот момент, в месте возгорания не было.

Николай отложил первую кассету и взялся за вторую. Теперь он смотрел видеозапись, сделанную на оптовом складе. И здесь записи было целых две, одна со стороны главных ворот, вторая – со стороны главного внутреннего коридора.
И опять Николай не увидел на записи ничего криминального, ни единого человека в местах возгорания, в момент начала пожара не было. Николай просмотрел запись дважды, но результат был одним и тем же.
Следом, Николай решил посмотреть запись самопроизвольного разрушения рынка стройматериалов. Здесь записей было три, с разных камер.
И снова ситуация была непонятной, создавалось впечатление, что две опоры просто взяли и подломились сами собой. Без всякого воздействия, навроде взрыва или какого-то удара.
Николай просмотрел запись еще раз, но опять не нашел ни одного видимого следа внешнего воздействия.
И все-таки, что-то его теперь насторожило. Как будто было некое совпадение во всех просмотренных записях.

Веденеев снова поставил запись, сделанную в гараже. Внимательно проглядел её, и опять как будто что-то ускользало от его внимания, что-то, что присутствовало на разных записях, но было одним и тем же.
Еще раз, уже совсем уж скрупулезно пересмотреть запись с камеры в гараже, Николай, наконец, понял, что же он все это время упускал.
Он схватил кассету с записью пожара на оптовом рынке, так же внимательно просмотрел её и кивнул сам себе – вот оно.
На всех трех записях был виден один и тот же человек.
Одетый в неопределенного цвета куртку, на голове – кепи серого цвета. Лицо – совершенно непримечательное, можно сто раз пройти в толпе и не обратить внимание. Но, тем не менее, факт был налицо – один и тот же человек мелькал на всех трех записях. И, поскольку все эти происшествия происходили в самых разных частях города и в его пригороде, то такого совпадения просто не могло быть.

Человек этот появлялся на записи примерно за несколько секунд до начала каждого пожара, мелькал несколько секунд на мониторе, а затем исчезал.
Причем на одном видео, практически буквально – Николай, как ни смотрел, так и не смог увидеть – куда же делся это странный тип.
Николай еще раз пересмотрел все три записи и удостоверился, что он не ошибается.
Некий человек присутствовал на всех трех записях, находился рядом с очагом возгорания или разрушения в момент происшествия и сразу после этого исчезал.

- Валерий Палыч! – Позвал Николай эксперта Пахомкина.

- Ну, как, нашел что-нибудь интересное? – Спросил эксперт, появляясь из-за перегородки.

- А нельзя ли мне как-то скопировать эти кассеты? – Николай выжидательно посмотрел на эксперта.

- Ну, понимаешь, я же тебе уже объяснял, вот если бы ты приехал с бумагой от начальства, - Пахомкин посмотрел на него поверх очков, - а вообще, я сейчас выйду минут на двадцать, а там – позади тебя, еще один видик стоит. А кассета есть пустая в столе. Если успеешь что надо скопировать – твое счастье.

- Ну, Валерий Палыч, буду век благодарен, - уважительно произнес Николай.

- Ты не благодарности расточай, а поклон отцу от меня передай, да не забывай и дальше о принципиальности своей, - весомо произнес Пахомкин, - стоящее хоть нашел то?

- Надеюсь, что хорошую зацепку, - утвердительно кивнул Николай,  - а отцу привет обязательно передам.

- Ну, вот и славно, - сказал эксперт и вышел из помещения.

Ровно через двадцать пять минут Веденеев уже выходил из здания двенадцатого отделения. В кармане куртки его лежала кассета со всеми кадрами видеозаписи, на которых присутствовал непонятный подозрительный тип. Теперь дело было за экспертами областного УВД – нужно было сделать четкие снимки с этих видео и попытаться идентифицировать этого человека.
Николай завел машину и двинулся в обратный путь – к главку.

Глава 3.

Приехав в главк, Николай, первым делом зашел к себе, узнать, как продвигаются дела у Демченко.
Тот сидел с несчастным видом и уныло листал папку, которую ему дал Николай.

- Не успел отъехать, как уже вернулся? – Алексей, сделав совсем «убитое» лицо, посмотрел на напарника.

- Да, ты, как, даже соскучиться не успел? – Картинно удивился Николай.

- Ну, и задал ты мне задачку, товарищ майор, - взъерошив волосы, проговорил Демченко, - это же надо же – сколько тягомотиной рутины.

- Что поделать, разделение труда никто еще не отменял, - весело проговорил Николай, - удалось найти что-нибудь?

- Ну, как сказать, вообще, есть некоторое сходство, - протянул Демченко.

- Так, и в чем оно? – Поинтересовался Николай, выкладывая кассету на стол.

- Сходство, примерно в следующем, - Демченко сразу стал намного серьезнее, - и в наших нынешних случаях, и в обоих случаях, которые были в прошлом, все происшествия происходили в присутствии немало числа свидетелей. Что характерно, ни один подобный пожар, плюс разрушение рынка, не произошли в ночное время или в выходной. Каждый такой случай происходил в дневное время, в будни. Именно тогда, когда во всех местах находились люди. Это, правда никоим образом не проясняет суть происходящего, поскольку все свидетели дают разные показания, но тем не менее.

- Знаешь, а в этом действительно есть странность, - согласился Веденеев, - либо это все-таки целенаправленные действия, тогда логично было предположить, что они направлены на большее количество жертв. Но, в этом случае, воздействие должно было бы быть более точечным или наоборот – площадным.  Здесь же, с одной стороны, слишком хаотичное проявление очагов, с другой обязательная привязка к наличию людей. Нестыковка какая-то получается. Так, а что еще нашел?

- Еще одна странность в том, что как такового распространения всех этих явлений не происходило, - задумчиво проговорил Демченко, - то есть пожар был, причем с очагами сразу в нескольких местах, но почему-то так и не распространился на все здание.

- Может там просто гореть нечему? – Предположил Николай, и сам, сомневаясь в своей версии.

- Ну, да, - кивнул Алексей, - но и в очагах гореть зачастую было нечему, но там пламя было будь здоров. А уж про строительный рынок и говорить нечего – три опоры подряд ломаются, и остальные, несмотря на увеличение нагрузки, даже не шелохнулись. Тут, в заключении, даже эксперт выражает удивление.

- М-да, а с прошлым еще какая-то корреляция есть? – Николай задумчиво постучал привезенной кассетой по столу.

- Ну, по всем случаям сказать не могу, но в прошлом была еще одна странность – кто-то звонил в пожарную службы и сообщал о пожаре, - сказал Демченко, - причем сообщал ДО того, как пожар начинался.

- И как это установили? – Заинтересовался Николай.

- А очень просто, - ответил Демченко, - время звонка в пожарную часть всегда было на десять-пятнадцать минут раньше, чем свидетели обнаруживали этот пожар.

- То есть, возможно, звонил сам поджигатель, - Веденеев внимательно посмотрел на напарника.

- В том то и дело, что и в те времена, экспертиза посчитала, что это самовозгорание, - Алексей веско хлопнул ладонью по столу.

- Час от часу не легче, - пробормотал Николай, - однако, в нашем случае, ничего подобного не наблюдалось.

- Я, по крайней мере, об этом не знаю, - развел руками Демченко.

- А кто сегодня у нас есть в фотолаборатории? – Спросил Николай. – Шурыгин?

- Нет, этот вроде уехал куда-то в один из районов, какую-то помощь оказывать местным, - ответил Демченко, - Игнатенко в отпуске, так что – придется тебе довольствоваться Рыбой.

Рыбой в управлении называли единственную женщину эксперта по фото и видеоматериалам. На самом деле, конечно, её звали Полиной Николаевой, но ни по имени, ни по фамилии, её за глаза никто не называл. Уж слишком характерной была её внешность, жутко напоминавшая рыбу из одного старого советского мультфильма. Рыба была сотрудником дотошным до предела, не терпящим неаккуратности, и небрежности, ни в своей работе, ни в работе других сотрудников. Несмотря на очень нудный характер, специалистом она была первоклассным, и её экспертиза редко оказывалась малополезной для расследования.

- Так, значит, ну что же, тогда пойду, схожу к ней, - поднялся со стула Николай, прихватив кассету.

- Может мне можно, и отойти на пару минут, - снова поёрничал Демченко.

- А то ты тут сидел безвылазно, - усмехнулся Николай, - ладно, дело все равно к вечеру идет, так что можешь заняться и своими делами.

- Ну, спасибо, прямо отец родной, - съязвил Демченко и отложил папку Крутикова.

Но, Николай уже выходил из кабинета и не слышал его.
В лаборатории фото и видео, было пустынно, и царил полумрак. В первый момент, Николай подумал, что вообще никого нет. Но потом, присмотревшись, разглядел в глубине помещения сидящую фигуру в белом халате. Рыба никогда не позволяла себе быть на работе по спецодежды.
Она тоже увидела Николая и повернулась к нему:

- У Вас что-то срочное товарищ майор?

- Да, как сказать, работаю вот параллельным курсом по сериям поджогов нынешних, - ответил Николай, подходя поближе, - съездил в двенадцатое отделение, там нашел интересные записи.

- Ну, что же, давайте посмотрим, - сказала Рыба, и Николай отдал ей кассету.

Полина-Рыба вставила кассету в один из стоявших аппаратов и нажала пару кнопок.
На экране монитора появилась запись, которую Николай, не совсем законно скопировал в двенадцатом отделении.

- И что Вы хотели бы узнать об этом? – Спросила Рыба.

- Мне хотелось бы иметь достаточно хорошее фото вот этого типа, - Николай казал на экран, - а еще, во второй записи – как-то определить – куда он делся.

- Ну, фото я могу сделать достаточно быстро, хотя качество будет не лучшим, его обрабатывать надо, - сказал Рыба, - завтра, к обеду, если не отвлекут, попробую сделать качественный снимок.

- Ну, хотя бы так, - согласился Николай, - а как насчет видеозаписи?

- Давайте сначала сделаю пару фото, а потом посмотрим запись, - деловито проговорила эксперт.

Она начала делать какие-то манипуляции «мышкой» и на клавиатуре, и через пару минут, из стоящего рядом принтера вылезли две фотографии. Теперь Николай мог рассмотреть неизвестного типа, который присутствовал при всех происшествиях получше.
Лицо – малоприметное внешне, но все же – чем-то запоминающееся. Видно, что человек явно с развитым интеллектом, взгляд очень проницательный, будто даже с фотографии пронизывает насквозь. Возраст определить точно практически невозможно – можно дать ему и тридцать лет и все пятьдесят.

- А можете проверить по электронной картотеке, нет ли его в базе данных нашей? – Николай с интересом рассматривал фото.

- Если только по нашей базе, то это недолго, если просматривать все фото, по федеральным базам, плюс паспортные столы, если есть, то это займет много времени, - ответила Полина.

- Давайте для начала по нашей базе, плюс все наши картотеки, - сказал Николай, - а мы пока посмотрим видео, если Вы не против.

- Что ж, можно и так, тогда я запускаю поиск, - спокойно ответила Рыба и нажала несколько кнопок на клавиатуре.
Затем прокрутила по указанию Николая видео немного дальше – на то самое место, в котором неизвестный буквально исчезал из поля зрения.
Прокрутив несколько раз запись в замедленном режиме, эксперт пробежала пальцами по клавиатуре и запустила покадровый просмотр.

- Интересно как, запись, насколько я понимаю, с аналоговой камеры, да еще и не обрабатывалась, - проговорила Рыба с большим интересом.

- Ну, да, а что такое? – Николай посмотрел на экран.

- А вот, взгляните, - Рыба запустила покадровый режим, - вот кадр на котором этот человек стоит рядом с лестницей, вот следующий кадр – его нет рядом с лестницей, но он есть возле ворот. А вот кадр идущий следом за этим, и его уже нет возле ворот, но мы видим его на улице и уже со спины.

- И это говорит о том? – Николай выжидательно посмотрел на эксперта.

- Что либо запись обработали, удалив часть кадров, - покачала головой Рыба, - хотя следов этого я пока не вижу, либо этот ваш тип, двигается со скоростью более тридцати метров в секунду.

- Это как же так может быть? – Николай озадаченно посмотрел на неё.

- А по другому я никак объяснить это не могу, - сухо произнесла Рыба, - если судить по скорости кадров, минимальное время перемещения, которую можно зафиксировать между кадрами, составляет примерно одну тридцатую секунды. Между лестницей и воротами – несколько метров, получается, что этот человек преодолел это расстояние за одну тридцатую секунды. Или даже еще быстрее.

- Так, это становится совсем интересно, - пробормотал Николай, - а больше ничего странного на этих кадрах Вы не видите?

- Попробую взглянуть, - ответила Рыба, - но для этого, тоже время нужно.

- Хорошо, я зайду тогда завтра, а что у нас есть по местному поиску? – Он посмотрел на монитор, на котором высветилась какая-то надпись.

- Увы, но этот Ваш сверхбыстрый тип, не значится, ни в криминальной картотеке области, ни в картотеках других организаций, - ответила Рыба.

- Значит, придется проверять его по общефедеральной базе, - покачал головой Николай.

В этот момент, у Николая звонил телефон, он вытащил мобильник из кармана:

- Да, слушаю, Веденеев!

- Это Гаврилов, - сказала трубка, - ты где сейчас?

- В фотолаборатории, - ответил Николай.

- Срочно дуй на Юбилейный проспект, - приказал Гаврилов, - там, похоже, еще один случай.

Гаврилов продиктовал адрес.

- Сейчас же выезжаю! – Крикнул в трубку Николай и поднялся со стула. – Прошу прощения Полина, срочный вызов, я забегу завтра, узнать результаты?!

- Лучше после обеда, - ответила Рыба, - быстрее федеральный поиск не пройдет.

Николай махнул ей рукой и выбежал из помещения.
Еще через пару минут, его машина, взвизгнув шинами, сорвалась с места.
Поток машин на улице был уже довольно плотным, вечерело – все ехали с работы домой.
А Юбилейный проспект вообще оказался перекрыт, из-за пожара. Как понял Николай, горел популярный супермаркет. Он свернул на боковую улицу и проехав пару переулков, бросил машину там, решив, что пешком дойдет быстрее.
Еще через несколько минут он уже подходил к супермаркету.
Часть витрины его была разбита, тротуар перед входом – залит водой. Возле магазина стояли три пожарных машины, а так же несколько полицейских. Дыма уже не было видно, в воздухе стоял немалый запах гари.
Сам вход был перекрыт, а рядом с ним стояли двое полицейских в форме.

Николай предъявил свое служебное удостоверение и прошел внутрь.

-Ты смотри, - картинно удивился, сидящий на стуле в центре зала Крутиков, - наш пострел и здесь поспел. Копаешь оперативно?

- Гаврилов позвонил, - уклончиво ответил Николай, - я не буду мешать, просто осмотрюсь на месте.

- Ну, смотри, смотри, - милостиво разрешил Крутиков.

- А что собственно вообще горело? – Задал вопрос Веденеев, одному их работавших по горячим, в буквальном смысле, следам, экспертов.

- Опять та же странность, - пробурчал эксперт, - снова сразу три очага возгорания, и все три по неизвестной причине. Да тут и еще одна штука приключилась.

- И какая же? – Заинтересовался Николай.

- Да, на заднем дворе, там где загрузка товара проводится, козырек над воротами упал, - ответил эксперт, - причем там ничего не горело, и более того, он упал за пару минут до того, как заметили первый очаг пожара.

- Есть пострадавшие? – Спросил Николай, оглядывая помещение.

- Слава богу, всего двое, - ответил эксперт, - охранник один, оказался рядом с очагом возгорания, получил ожоги. Да еще приемщик товара, которого зацепил тот самый козырек.

- А что козырек, есть предположения – от чего он упал? – Спросил Николай, уже предчувствуя ответ.

- В том то и дело, что нет, по крайней мере, на первый взгляд, никаких причин, - махнул рукой эксперт, - взяли и вывались из стены все восемь креплений, на которых он держался. Все эти происшествия уже какой-то мистикой попахивают.

Эксперт отошел в сторону, к своему коллеге, а Николай прошелся по залу.
Следы возгорания, в одном месте выглядели совершенно странно. Было впечатление, что кто-то просто развел костер на полу перед коридором, по которому товар доставляется в зал. На этом месте не было ровным счетом ничего, что могло бы загореться само. И уж совершенно было невозможно предположить, что кто-то взял и облил несколько квадратных метров пола и два металлических стеллажа какой-то горючей жидкостью.

- А пробы на горючку еще не брали? – Спросил Николай подошедшего эксперта.

- Взяли уже, - вздохнул тот, - но чует мое сердце, не найдем мы там ничего, в этой пробе. Все-таки это точно мистика.

Николай покачала головой, хотел было возразить, но вспомнив об исчезающем типе на видео, промолчал.
Зато это навело его на мысль о камерах видеонаблюдения.
Он быстро прошел в административное помещение и, показав удостоверение, обратился к старшему охраны:

- Могу я взглянуть на записи камер видеонаблюдения?

- Внутренние или внешние? – Спросил старший охранник. – Часть внутренних камер повреждена  при тушении.

- Все что есть, только период перед самым пожаром, - сказал Николай.

- Пожалуйста, - охранник указал ему на экран.

Николай внимательно смотрел на двигающихся по залу посетителей и обслуживающий персонал. И вот мелькнула знакомая фигура. Он появился буквально на мгновенье, и почти сразу исчез.
Николай запомнил время на записи.
Через минуту после исчезновения странного типа, люди в зале заметались, стали видны клубы дыма, послушались крики.

- А теперь внешнюю камеру, - попросил Николай.

Охранник наддал пару кнопок.
Николай внимательно проглядывал видео. Точно в то же время, как неизвестный пропал из вида внутренней камеры, он появился на мгновенье – в ракурсе камеры внешней.
И почти сразу же пропал из виду.

- Ну, вот господин хороший, ты попался еще раз, - пробормотал Веденеев вполголоса.

- Что-то еще? – Посмотрел на него охранник.

- Нет, нет, все в порядке, - ответил Николай, и вышел из помещения.

Нужно было, во что бы то ни стало, отыскать этого странного типа, который присутствовал при каждом происшествии. Хотя, как заметил Николай, он и не приближался ни к одному из очагов возгорания.
«Хотя, я мог просто этого не видеть», - подумалось Николаю, когда он садился в автомобиль.
Посидев немного, он завел двигатель и снова поехал в управление, хотя был уже вечер.


Глава 4.

Утро следующего дня Николай провел на работе в раздумьях. Демченко с самого начала трудового дня улетучился исполнять поручения Гальченко, не относящиеся к тому делу, которым занимался Веденеев. И поэтому, какое-то время Николай решил просто посидеть и поразмышлять. Благо всю информацию, которая могла бы хоть как-то помочь в его дальнейших поисках, он пока не мог получить.
Экспертизы последнего пожара можно было ждать не ранее сегодняшнего вечера, и в фотолабораторию и архив, тоже идти раньше обеда не имело смысла.
Из всех своих вчерашних, весьма многочисленных изысканий, Николай вынес несколько важных вещей.
Кроме того, что во всех происшествиях присутствовал неизвестный человек, все эти случаи, как он понял еще вчера, поздно вечером дома, имели свое отражение в прошлом.
Только в нынешнем времени, этих случаев стало больше, и разрушения сильнее. В остальном же, целых три случая, чего не заметили другие, произошли в тех же самых местах, что и сорок лет назад.
Просто постройки были возведены новые, на месте старых. А в одном случае – вообще ничего не изменилось, кроме ремонта и названия организации.
Лучше всего было бы найти свидетелей тех – прошлых происшествий, но пока Николай не добрался до этого.

Так примерно рассуждал Николай, несколько рассеянно пролистывая папку со старыми бумагами сорокалетней давности. И вдруг заметил знакомую фамилию. Он еще раз внимательно перечитал эту бумагу.
«Черт, да ведь это же Палыч был», - подумал Николай, еще раз перечитывая фамилию и инициалы эксперта – В.П. Пахомкин.
«Странно, что он сам не вспомнил, что уже в то время, был участником подобного расследования», - покачал головой Николай.
Дальнейшие его размышления были прерваны шумным появлением Демченко.

- Все сидишь и думу думаешь, - деланно картинно ухмыляясь, произнес Алексей.

- Ну, так – кто то думать должен, у тебя то вчера что-то со скрипом получалось, - в тон ему ответил Николай.

- Зато я сегодня утром от экспертов услышал такую новость, что закачаешься, - важным тоном проговорил Демченко.

- Надеюсь, что поделишься с коллегой и старшим по званием, - Николай исподлобья взглянул на Алексея.

- Ладно, что с тобой делать, - вздохнул Демченко, - штука вот в чем – не сразу это поняли, но потом выяснили интересный факт. Который заключается в следующем – в момент пожара, точнее сразу перед ним – у всех, кто был в магазине – отказали сотовые.

- Что значит отказали? – Николай удивленно поднял брови.

- Неверно выразился, - помотал головой Алексей, - связь пропала на всех мобильниках. Точнее – на всех, кто в этот момент что-то с телефоном делал, то есть звонил или сидел в интернете. Причем пропала не только связь но и вай-фай.

- Опс, вот это интересно, - Николай откинулся на спинку стула, - совсем пропала?

- Нет, примерно на одну минуту, - ответил Демченко, - после чего – сама собой восстановилась. Причем как я понял, ни один радиоприемник, коих в магазине было включено целых три – со связью помех не имел.

- Получается, нарушилась только очень высокочастотная связь? – Николай посмотрел на Демченко.

- Можно подумать, что ты еще и экспертом подрабатываешь по совместительству, - удивленно проговорил Алексей, - почти тоже самое сказали наши ученые мужи.

- А что еще они сказали? – Николай потер подбородок.

- А ничего больше, нет у них никаких зацепок и предположений, - огорченно ответил Алексей.

- Интересно было бы узнать, не было ли чего-то подобного в остальных случаях, - пробормотал Николай.

- Увы, но тогда на такие вещи никто внимания не обратил, - развел руками Демченко.

- Жаль, жаль, получается, что нет полной картины происходящего, - покачал головой Николай.

- Что делать то будем, товарищ начальник? – Демченко с невеселым видом присел на край стола.

- Надо бы поговорить еще раз со свидетелями последнего происшествия, может все-таки – кто-то что-то заметил, - сказал Николай, - и этим придется заняться тебе. А по хорошему, еще и по предыдущим происшествиям отработать, особенно по пропаданию сотовой связи.

- Так, а что будет делать товарищ начальник? – Поинтересовался Демченко.

- Ну, поскольку результатов из архива и фотолаборатории ждать пока рано, товарищ начальник поедет снова в двенадцатое отделение, - веско сказал Николай.

- Что это вдруг? Вчера чего-то пропустил? – Спросил Алексей с подозрением.

- Не я пропустил, а кое-кто другой, - хмыкнул Николай и показал коллеге листок с фамилией Пахомкина.

- Эт ж я однако, да, пропустил, - сокрушенно поговорил Демченко.

- Вот потому и работаем так, как я сказал, - произнес Николай и вышел из комнаты.
Чуть погодя, вслед за ним вышел и Демченко.

По дороге в двенадцатое отделении, Николай еще раз заехал на место последнего пожара в супермаркете. Осмотрев место, он отметил месторасположение камеры видеонаблюдения, которая успела заснять странного субъекта.
Если судить по скорости его перемещения в прошлых происшествиях, то просто уйти по улице он не смог бы, камера схватила бы его еще раз, а может и два. Значит, он мог только свернуть в какой-то проулок или зайти в подъезд. Николай прошелся по улице и пришел к выводу, что единственный проулок, в который мог успеть сверхбыстрый тип, был тот самый переулок, в котором он вчера ставил машину.
«Жаль, что я не приехал вчера пораньше», - подумал Николай.

Он взглянул на переулок и тут заметил еще одну камеру наблюдения, висевшую над одними из ворот. Заинтересованный Николай прошел к этим воротам. Камера смотрела под острым углом на въезд в переулок и теоретически вполне могла заснять неизвестного типа.
Николай поискал рядом с воротами калитку, но, к своему удивлению, ничего подобного не увидел, ближайшая дверь находилась в трех десятков метров на углу дома.
Следователь прошел к этой двери и толкнув, обнаружил, что та не заперта. Войдя внутрь, он оказался в пыльным, грязном коридоре, в который выходило еще две двери. Николай прошел в двери, располагавшейся в торце, и толкнул её – та была заперта, он толкнул её сильнее, но дверь не поддалась.
В это время позади него открылась еще одна дверь, и из неё выглянул пожилой человек в рабочей одежде:

- Ищешь кого-то?

Николай продемонстрировал свое удостоверение и спросил:

- Скажите, а соседние ворота, над которыми камера висит, не к вам относится?

- Нет, у нас ворота со стороны другого переулка, - помотал головой человек, - а здесь у нас только подсобки, и мы сейчас ремонт делаем.

- А соседи ваши, что за контора, не знаете? – Поинтересовался Николай.

- Понятие не имею, - ответил человек, - мое дело – хозяйственные вопросы решать и все. Хотя, по поводу камеры, так это, по моему – вообще, камера городская, из тех, что повесили в прошлом году, как средство борьбы с терроризмом.

- Вот даже как, - заинтересованно проговорил Николай, - что же – благодарю Вас за информацию.

Подсобный рабочий буркнул что-то неразборчивое и скрылся в своем помещении, откуда почти сразу раздался звук перетаскивания чего-то тяжелого по полу.
«Запись с городской камеры я могу посмотреть в нашем же управлении», - подумал Николай, - «а теперь вполне можно съездить к Пахомкину».
Он вышел из неизвестной конторы и выйдя назад, на улицу, сел в свой автомобиль.
На сей раз он доехал до окраины города, где находилось двенадцатое отделение, значительно быстрее.

- А-а, Николай, снова пришел проведать старика?! – Радушно проговорил Пахомкин, протягивая Николаю руку.

- Увы, но никак не могу оставить Вас в покое, Валерий Павлович, - чуть шутливо ответил Николай.

- Пригодились записи то? – Спросил эксперт. – А то наши посмотрели их пару раз, да забросили куда подальше, не найдя ничего для себя.

- Точно не скажу, но, похоже, есть один след, - чуть уклончиво ответил Николай.

- Рад был помочь, а что же тебя интересует сейчас? – Пахомкин внимательно посмотрел на оперуполномоченного.

- Валерий Павлович, скажите, ведь Вы участвовали к проведении расследования на складе металлопроката, еще в конце семидесятых? – Спросил Николай.

- Эка, ты загнул как далеко, - удивился старый эксперт, - ну, было нечто такое, вроде как припоминаю. А ты, что - думаешь есть что-то схожее в этих делах?

- Так сами посудите, - ответил Николай, - в обоих случаях – причину пожаров идентифицировать не удается. И в прошлом и сейчас свидетели дают противоречивые показания. И более того – два возгорания в прошлом произошли в тех же местах, что и сейчас.

- А ведь верно, - согласился Пахомкин, - многоэтажный гараж, аккурат на месте старых гаражей-боксов построен. Получается, что это может не просто совпадением быть?!

Эксперт внимательно посмотрел на Веденеева.

- Только между нами, - предупредил тот, - я не хочу, что бы кто-то делал какие-то преждевременные выводы. Но, в целом, да – это так.

- Да уж, история, - протянул Пахомкин, - ну, что тебе сказать, да, действительно, был я экспертом по одному из этих дел. Но, опять же, честно скажу – ничего я тогда существенного не нашел. Реально непонятное дело было – огонь точно горел, все следы от воздействия высокой температуры налицо, а ни единой зацепки, что бы найти причину горения – найти не получалось. Словно ниоткуда огонь возникал.

- А версия о поджоге? – Спросил Николай. – Я вроде бы нашел в материалах, что там звонки были странные, якобы за несколько минут до самого пожара сделанные.

- Было что-то такое, - подтвердил эксперт, - но только тогда никого найти не смогли, а поскольку пожары прекратились, да и ущерб был небольшим, об этом забыли, да и все дела.

- Вот черт, жалко то как, - посетовал Николай, - а я думал, хотя бы в прошлом какую-либо зацепку еще найду.

- Ну, какую-никакую зацепку ты все же нашел, - заметил Пахомкин, - случаи то – фактически повторяются и идут по нарастающей.

- Да, есть такое дело, и это – совсем не радует, - невесело согласился с экспертом Веденеев.

- Уж прости, что не смог помочь по настоящему, - извинился эксперт.

- Ну, что Вы Валерий Павлович, на самом деле, Вы немало мне помогли,- ответил Николай.

Он пожал эксперту руку и вышел на улицу. Там Николай остановился возле своей машины и задумался. Не сказав ничего существенного по прошлым делам, эксперт, на самом деле, резюмировал весьма важный момент. Если считать события прошлого и настоящего звеньями одной цепи, то получалось, что все происшествия действительно нарастают.
С этими мыслями он сел в машину и двинулся в сторону управления.

В управлении, не заходя в рабочий кабинет, Николай направился к экспертам. Сегодня на месте был и Шурыгин, но поскольку Веденеев работал с Полиной-Рыбой, то поздоровавшись со старшим экспертом, направился сразу к ней.

- Доброго дня, Полина,- вежливо поздоровался Николай, подходя к эксперту.

- И Вам доброго дня, товарищ майор, - поздоровалась Рыба, - ну и задачку Вы мне задали.

- Вы о чем, о видеозаписи или о поиске в базах данных? – Уточнил Николай, присаживаясь рядом.

- И о первом, и о втором, - ответила Рыба, ловко бегая пальцами по клавиатуре компьютера, - ни в одной базе данных, из тех, к которой мы подключены, Вашего неизвестного нет.

- Как ни странно, но я не сильно удивлен этим фактом, - сказал задумчиво Николай, - а что по поводу видео?

- В общем то - тоже ничего нового, - ответила Полина, - по всем признакам видео не подвергалось никакой обработке, что означает, что мы видим реальную картину.

- Значит этот тип, действительно умеет перемещаться с такой скоростью,- Веденеев покачал головой, - что вообще превращает это дело в какую-то фантастическую историю.

- Но это еще не все, - заверила его Рыба, - вот, посмотрите на эти кадры.

Она запустила запись и повернула монитор в сторону Николая.
На экране появилось изображение здания многоэтажного гаража, причем, как можно было видеть, момент перед самым возгоранием. Был виден тот самый электрошкаф, висящий на стене неподалеку от запасного выхода. А чуть выше, виднелся кусочек эстакады ведущей на второй уровень.
Только виден он был как будто в легком тумане.

- Мутность изображения на заднем плане из-за того, что камера смотрит через стекло внутреннего окна, - пояснила Рыба, - а теперь смотрите дальше.

Мелькнул кадр, в котором в нескольких метрах от электрошкафа появилась и в течение полу секунды стояла фигура того самого неизвестного. Затем он исчез, пара кадров была без него, а потом его фигура на одно мгновенье, по времени опять всего на один кадр, появилась за окном на эстакаде.

- Не может быть, - не поверил своим глазам Николай, - как же он мог так успеть?! Через дверь, или бежал вокруг?

- Дверь, которую мы видим сейчас, была заперта, - ответила Рыба, - потом на кадрах есть момент, когда её выбивают приехавшие пожарные. А обходить вокруг можно только пройдя через полуподвал или через верх. И в том и в другом случае, нужно выходить наружу. То есть потратить даже при такой скорости – несколько секунд, но не время между двумя кадрами.

- И как это можно объяснить? – Все еще не понимал в чем дело Веденеев.

- Не знаю, - развела руками эксперт, - разве что этот ваш тип умеет проходить сквозь стены.

- Совершеннейшая мистика, получается, - сказал Николай, поморщившись, - ибо похоже, других объяснений нет.

- Я лишь констатирую факты, - ответила эксперт.

- Ладно, - чуть подумав, проговорил Николай, - пока этот вопрос оставим в стороне, лучше скажите мне, есть у нас возможность посмотреть записи с городских камер наблюдения, которые установлены на улицах города?

- Не могу сказать насчет всех камер, но к определенной их группе мы доступ имеем, - ответила Рыба, - Вы знаете точный адрес?

- Могу показать на интерактивной карте, - сказал Веденеев.

- Давайте посмотрим, - проговорила эксперт, выводя карту города на экран, - какой именно район нас интересует?

- Район Юбилейного проспекта, квартал, в котором расположен горевший вчера супермаркет, - ответил Николай.

Эксперт поколдовала немного мышкой, и на экране появился в крупном масштабе район, где располагался супермаркет.

- Вот здесь, в переулке, - показал на экране Николай.

Рыба еще немного поработала клавиатурой и вывела на экран изображение, в котором Николай узнал тот переулок, в котором был чуть больше часа назад.

- Какой именно период интересует? До или после пожара? – Спросила Рыба.

- Четко перед пожаром, и некоторое время после него, - подсказал Николай.

Рыба набрала что-то на клавиатуре, и изображение немного сменилось, стало заметно, что солнце светит с другой стороны. В кадре мелькнуло двое рабочих, тащивших тележку с какими-то мешками, вероятно, это были строители. Затем прошла молодая женщина с ребенком.
Но вот мелькнула знакомая фигура.

- Стоп, - скомандовал Николай, - а теперь по кадрам.

И  снова неизвестный тип только мелькнул на экране, лишь два кадра занял его путь по переулку, от Юбилейного проспекта до места установки камеры.

- А можно поискать, какие камеры установлены на параллельной улице? – Попросил Веденеев эксперта.

- Хотите попробовать отследить его по камерам? – Догадалась Рыба.

- Именно, хоть он и двигается как Уссейн Болт с дипломом фокусника, но совсем уйти от камер ему не удается, - ответил Николай.

- Попробую, - сказала эксперт и начала работать на компьютере.

Две другие камеры, к сожалению, результата не дали, неизвестный, двигающийся с невероятной скоростью, в их поле зрения не появлялся.
А вот третья, расположенная на углу другого переулка, дала результат – неизвестный тип мелькнул там единственный раз, лишь указав направление.
Веденеев с экспертом начали искать дальше. Примерно через полчаса, путь неизвестного оборвался возле старого квартала, в котором часть домов уже была назначена под снос. Камер там, разумеется, не было, поэтому проследить дальнейший путь незнакомца не удалось.

- Ну, что же, спасибо и на этом, - проговорил Николай, поднимаясь со стула.

- Да не за что,  - ответила Рыба, - вот только было бы интересно взглянуть на этого типа, когда вы его поймаете.

- Постараемся это сделать, хотя очень уж он неуловимый, - развел руками Николай.

Он вышел из помещения лаборатории и уже в коридоре подумал, - «А почему, собственно, не проверить этот самый старый квартал, вдруг этот тип, скрывается, где то там?!».

В кабинете его уже ждал возбужденный Демченко.

- Представляешь, а ты оказался прав, насчет сотовых телефонов, - сказал он, прохаживаясь возле стола, - сразу трое очевидцев происшествия на строительном рынке, вспомнили, что перед обрушением не смогли позвонить своим абонентам. А один из них точно вспомнил, что связь восстановилась через минуту после того, как рухнула часть крыши.

- Значит, это однозначно сопутствующее явление, - заключил Николай, - хотя, что из этого следует, совершенно не понятно.

- Так что делать дальше то будем? – Спросил Демченко.

- Не знаю пока, - задумчиво проговорил Николай, - зацепок пока не могу найти. Можно будет попробовать предъявить фотографии одного типа, который был во всех местах происшествия.

- Что за тип? – Заинтересовался Демченко.

Николай показал фотографию незнакомца, и рассказал в общих чертах о том, что тот был во время всех происшествий на их месте, и о том, что как-то подозрительно быстро исчезал из поля зрения. При этом он умолчал о том, что сей незнакомец, обладает прямо-таки фантастической скоростью.

- Интересный тип, значит, говоришь, не проходит ни по одной базе? – Алексей почесал затылок.

- Не проходит, так ты может, завтра попробуешь поговорить о нем со свидетелями? – Николай посмотрел на напарника.

- Ну, почему бы и нет, - согласился Алексей.

- Ну, тогда на сегодня можно и закончить, - заключил Николай.

- Ну, наконец то, - радостно выдохнул Демченко, - я уж думал – мы ночевать здесь останемся.

- Ладно, двигай домой, - улыбнулся Веденеев, - завтра продолжим.

И он, вслед за Алексеем, встал из-за стола, погасил свет в кабинете и вышел в коридор.


Глава 5

На улице уже изрядно стемнело, и Николай, который хотел, было заехать в магазин, перед тем как ехать домой, передумал. В конце концов, завтра все равно с раннего утра на работу и весь день придется провести на ней. Так что с продуктами для одинокого оперуполномоченного можно было и подождать. А послезавтра была суббота, и можно было просто поехать к родителям, если не на завтрак или обед, то на ужин – точно.
С такими мыслями, пытаясь отвлечься от размышлений о работе, Николай ехал по улицам, час пик на которых уже прошел.
Но, тем не менее, размышления о совершенно непонятных случаях, которые ему приходится расследовать, все равно лезли в голову майора Веденеева.
И в результате он не заметил, как выехал в один из старых районов города.
А точнее именно в тот самый, в который вели следы неизвестного, присутствовавшего при всех происшествиях.
Немного опомнившись, Николай хотел, уже было вырулить назад, но потом подумал, что может это какой-никакой шанс провести этакую вечернюю «свободную охоту».
«Чем черт не шутит, пройдусь ка, я здесь немного», - подумал Николай, заглушил машину и вылез из неё.

Квартал, перед которым он остановился, состоял из двух и трехэтажных домов, построенных либо перед самой войной, либо сразу после войны.
Здания были ужасно обшарпаны, во многих местах штукатурка, которая когда-то покрывала их фасады, почти целиком отвалилась. Но, тем не менее, в некоторых домах, еще жили люди.
В то доме, перед которым стоял Веденеев, вообще горели почти все окна, а в том, что стоял позади, горело четыре окна из двенадцати.
Николай немного подумал, и медленно пошел вглубь этого квартала.
Некоторые дома, видимо, уже были выселены, поскольку стояли темными, в почти целиком выбитыми стеклами и даже рамами.
Один из таких домов, был видимо, брошен еще несколько лет назад, поскольку вокруг него настолько разрослась растительность, что его было почти не видно.

Какое-то интуитивное чувство повлекло Николая именно к этому дому.
Подойдя ближе, он обратил внимание, что дорожками, ведущими к двум подъездам этого дома, не пользовались очень давно. Асфальта на них практически уже не было видно из-за травы буйно разросшейся через немалое число трещин. К тому же и сами подъезды были уже частично обвалившимися.
В этот момент где-то слева возникло какое-то движение. Николай инстинктивно сунул руку за пазуху, к пистолету.
Но потом выдохнул и опустил руку – это просто два гражданина весьма потрепанной внешности, вывались из одного из подъездов соседнего дома и, поддерживая друг друга, тихонько двинулись в сторону улицы.
Николай посмотрел еще раз на фасад здания и ему показалось странным, что почти все окна были разбиты вдребезги, а два окна на втором этаже, были совершенно целехонькими.
Сначала он собрался войти прямо в один из подъездов, но затем, поразмыслив, решил обойти здание вокруг.
И уже зайдя с задней стороны, обнаружил в густой растительности, почти неприметную тропинку, которой явно пользовались не так и давно.

«Так», - подумалось Николаю, - «сюда, явно кто-то шастал, и не так давно».
Он осторожно подошел к кустам и посмотрел в сторону дома. Оказывается с тыльной стороны, в доме тоже имелся вход, причем не так сильно разрушенный, как подъезды на фасадной части.
Николай аккуратно раздвинул ветви кустарника и медленно пошел по тропинке к черному ходу.
У самой двери задержался, прислушиваясь, но ни единого звука не было слышно изнутри. Николай затаив дыхание, приоткрыл дверь, которая на удивление, открылась совершенно беззвучно. Веденеев посмотрел на петли – те явно имели следы недавней смазки. Николай попробовал смазку пальцами и понимающе кивнул головой – петли были смазаны не так и давно.
Николай еще раз прислушался к звукам внутри дома, но ничего не смог услышать. Он вытащил пистолет и медленно вошел. Уже внутри вспомнил, что не взял в машине фонарик, но решил не возвращаться – на крайний случай можно воспользоваться светодиодной подсветкой мобильника.
В помещении была лишь одна дверь, да еще лестница шла на второй этаж.

Николай решил начать с двери.
Взявшись за ручку, медленно повернул её, та со скрипом, который показался в тишине пронзительным и громким, провернулась.
Здесь, похоже, никто смазкой не занимался.
Николай заглянул в это помещение – простая комната, не очень больших размеров, из неё ведет небольшой коридор. В помещении ничего нет.
Николай быстрым шагом пересек комнату и выглянул в коридор. Тот просто выходил на лестничную площадку первого этажа. Вероятно, это и на самом деле, было нечто черного хода.
Николай вышел из комнаты и стал медленно подниматься по лестнице.
На втором этаже он оказался в точно таком же помещении, только дверь здесь была приоткрыта. И тут Николай обратил внимание, что на пыльном полу, в свете луны, виден один единственный след. Почти незаметный, но все равно четко говорящий о том, что здесь кто-то прошел и не очень давно.

Николай, стараясь ступать как можно тише, открыл дверь и оказался в комнате, как две капли воды, напоминающей комнату на первом этаже.
Однако из этой комнаты не шел никакой коридор, а другом торце её была еще одна дверь.
Николай тихонько пошел к этой второй двери, и потянул за ручку, но та не поддалась. Николай попробовал повернуть эту ручку – тот же результат.
«Так, если здесь заперто, то однозначно кто-то тут был», - подумал Николай, вытаскивая свой швейцарский нож.
Замок был не слишком сложным, да и дверь была не подогнана как следует, поэтому через несколько минут замок щелкнул и дверь приоткрылась. Николай спрятал складной нож, и снова достал пистолет.
Затем осторожно заглянул во второе помещение.
Оно было больше первого, в нем было целых три окна. Но что интересно, абсолютно голое, пустое помещение, в котором кроме единственного стула и какого-то ящика, ничего не было, не имело и никакой двери больше.
Николай вошел в комнату, держа пистолет наготове. Но опасения его были напрасны – комната была совершенно пуста.

Но здесь Николай снова обнаружил следы пребывания человека. Рядом со стоящим стулом, был брошен клочок бумажки, причем совершенно свежий. Николай нагнулся и поднял его, что бы рассмотреть получше. Это был отрывок одной из городских газет, позавчерашнего числа. Что означало, что комнату сию посещали последний раз, уж никак не ранее двух дней назад.
Николай машинально подошел к крайнему окну, что бы лучше рассмотреть обрывок, хотя за окном совсем стемнело, и был виден яркий месяц на небе.
В двухэтажном доме, стоявшим последним, перед параллельной улицей, горели два верхних окна. Дальше, за этим домишкой, возвышался силуэт панельной девятиэтажки, на верхнем этаже которой горел модный светодиодный светильник фиолетового цвета.

Николай еще раз посмотрел на комнату, которая была совершенно пуста. Он медленно прошелся в другой её конец, размышляя, что же здесь еще можно поискать. Ему показалось в какой-то момент, что в комнате возникла какая-то странная теплая волна, она повертел головой, но ничего не обнаружил.
Подойдя к другому крайнему окну, он так же машинально выглянул в него. Затем отвернулся и собрался, было уже идти назад, но что-то его насторожило в том, что он увидел в этом окне.
Он снова повернулся и посмотрел в окно – вроде бы все тоже самое – луна, темный силуэт двухэтажного здания, девятиэтажка, в которой, видимо, погасили везде свет. Николай немного поморщился, не понимая, что же его тревожит, и вдруг его осенило – месяц.
Он бросился к первому окна, снова обратив внимание, что в середине комнаты словно прошел через некую теплую волну.
Выглянул в окно и застыл в изумлении. Оба окна в двухэтажном доме – продолжали гореть, и все также ярко выделялся фиолетовый светильник в девятиэтажке. Но главное было не это – месяц здесь выглядел так, как буква «С». Николай быстро прошел в другой конец комнаты, снова машинально отметив теплую волну воздуха. В окне не горело ни одного огонька. Но месяц здесь смотрел в ДРУГУЮ СТОРОНУ, напоминая скорее дужку буквы «Э».

Николай хотел уже было проверять вид из окна снова, но потом опомнился, ему явно это не казалось. Пейзаж действительно был ДРУГИМ.
И менялся он, вероятнее всего, в середине комнаты, в которой Николай проходил через какую-то теплую волну. Он вышел на середину и сразу же ощутил странное чувство, как будто погрузился в теплую воду, насыщенную электричеством, его кожу слегка покалывало, и все волосы шевелились.
«Ничего себе, ну и ну», - подумал Николай, снова отходя к тому окну, в котором было все темно. Затем повернулся от окна к дальнему углу и только тут заметил странный прямоугольник в стене. Который был незаметен с других точек комнаты.
«Похоже, на скрытую дверь», - подумал Николай и снова достал пистолет.
Медленно подошел к еле видимому прямоугольнику и аккуратно положил на его поверхность ладонь. По ощущениям – было обычное дерево, старая вагонка.

Николай нажал немного сильнее, но стена даже не шелохнулась. Немного подумав, Веденеев нажал снова, но теперь приложил усилие немного вбок. И оказался прав, вся часть стены ограниченная еле видимым контуром, отъехала в сторону, открывая темный и узкий коридор.
Осторожно ступая и держа пистолет наготове, Николай пошел по этому коридору. Впрочем, коридор этот закончился очень быстро, буквально через несколько шагов. И закончился он обычной дверью, толкнув которую Николай вышел на обычную лестничную клетку, разумеется того же самого дома. Хотя, вот положение луны это никоим образом не объясняло.
Веденеев посмотрел вокруг, подсвечивая светодиодным светильником от мобильника, но кроме еще двух дверей, явно квартирных, выходящих на лестничную клетку, не обнаружил.
Зато на полу здесь виднелись несколько следов, ведущих от двери, из которой он вышел к лестнице. Хотя здесь они были видны не так явно, как на той лестнице, по которой он поднялся.
Николай чуть подумал и снова вернулся в комнату. Еще раз проверил метаморфозы вида из окна и положение месяца, меняющееся в одночасья от новолуния до завершения лунного цикла. Попытался найти – откуда же дует теплый электризованный воздух, но ничего не нашел.
Его привлекали следы на лестнице, и он решил проследить их дальше.

Снова прошел по коридору и, выйдя на лестничную клетку, начал спускаться по лестнице, держа пистолет наготове. Все-таки очень не хватало фонарика, и Николай решил, что выйдя на улицу, он обязательно сходит к машине за ним.
Спустившись на первый этаж, он осторожно подошел к подъездной двери, помня о том состоянии, в котором она находилась.
Но дверь сия, неожиданно оказалась очень тугой, и открылась с большим трудом.
Оказавшись на улице, Николай с некоторым  удивлением обнаружил почти полное отсутствие растительности вокруг дома. В то время, как он помнил, что еще двадцать минут назад вокруг дома была настоящая роща. Еще его удивила странная тишина на улице – всего около половины десятого вечера и улицы города с почти миллионным населением в это время не бывают беззвучными.
И дом, стоявший прямо перед ним, был черен, без единого огня в окнах. Можно было, конечно, предположить, что все уже легли спать, но совершенно темными были и оба дома слева и справа. Хотя в тот момент, когда Николай вошел в это квартал, почти все окна в них – горели.
Несколько растерянно Николай прошел сотню шагов и вышел на улицу. Улица была совершенно безлюдна. И более того – ни в одном доме, не горело ни единого огонька. Николай не помнил, что бы такое было когда-то даже в полночь.

Потом его как подбросило – на улице не стояло его машины. И более того, когда он приехал, чуть в стороне, на импровизированной стоянке, стояло несколько легковушек.
Теперь не было ни одной легковушки, но что самое удивительное, не было и того «кармана» в конце улицы, в котором эти машины стояли. Улица заканчивалась тупиком и деревянным забором, который Николай не видел, когда подъезжал сюда. Да он был готов поклясться, что никакого забора тут не было.
«Вот тебе и раз», - подумал Николай, озираясь, - «куда же это я попал?».
Его размышления прервал странный звук, очень похожий на цоканье копыт, словно кто-то ехал на соседней улице, на лошади. Звук разносился совершенно отчетливо, не приближаясь и не удаляясь.
В этом звуке было что-то неестественное.
Преодолев возникшую легкую дрожь, Николай двинулся в сторону источника звука. Доносился тот, судя по всему, из ближайшего переулка.
Улица была совершенно темна, не горело ни единого фонаря, и только тут Николай понял, что на этой странной улице, во многом похожей на ту, откуда он приехал, но все равно другой, просто не было фонарей.
Но, несмотря на отсутствие освещения, все силуэты домов и даже бордюров тротуаров были видны неплохо, словно чуть подсвечивались какой-то скрытой подсветкой.

Николай прошел около полусотни метров и, заглянув за угол, застыл от удивления. Прямо на проезжей части, посреди асфальта горел небольшой костер, вернее даже просто – огонь. Чем-то этот огонь напоминал пламя вечного огня на памятнике в честь Победы в центре города.
Но здесь не было никакого памятника, и огонь просто горел посреди мостовой. Приглядевшись, Николай отметил, что огонь горит не на поверхности мостовой, а как будто пробивается из-под неё. И вообще, вся поверхность асфальта, на протяжении десятка метров от огня, как будто какая-то туманная, словно покрытая некоей сетью. Именно от этого огня и слышался странный цокающий звук. Николай подошел поближе, желая рассмотреть странное пламя, но огонь вдруг погас и возник так же неожиданно метрах в десяти дальше.

Николай сделал еще несколько шлагов, но стоило ему ступить на ту часть асфальта, которая была словно покрыта мелкой сеткой, как почва под ним покачнулась, начала уходить куда-то в сторону.
Веденеев взмахнул руками, что бы не упасть и в последний момент просто отпрыгнул назад. Цокающий звук сразу же прекратился.
Николай взглянул на то место, где горел огонь – там ничего не было, да и асфальт выглядел совершенно обычно.
«Чертовщина какая-то», - подумал Николай, - «и вообще, что это за место такое, непонятное».

Он вернулся на улицу, разглядывая темные окна в домах. И тут заметил, что в этих окнах ничего не отражается. Даже в тусклом свете луны, еле заметные отражения должны были быть. Но здесь, подойдя вплотную к окнам первого этажа одного из домов, которые были расположены достаточно низко, Николай не увидел своего отражения. Окно выглядело этаким темным провалом, даже можно сказать – колодцем, ведущим неизвестно куда.
Николай включил маленький фонарик мобильника и направил его в окно.
Окно как будто побагровело все целиком и тут Николаю показалось, в багровом свете мелькнул какой-то силуэт, словно позади него кто-то стоял.
Николай аж подпрыгнул, разворачиваясь в воздухе, и успевая достать пистолет.
Сзади никого не было.
Улица была все так же темна и пустынна.
Зато снова послышался тот самый цокающий звук, только шел он теперь из другого переулка.

Уже не убирая пистолет, Николай быстро, но как можно осторожнее и тише, прошел по улице в сторону источника звука.
И снова этим источником оказался странный огонь-костер, горящий будто бы сквозь асфальт, прямо посреди улицы. И здесь также – асфальт вокруг этого огня был словно покрыт мелкой сеточкой. Николай решил обойти этот огонек по тротуару, и медленно двинулся вдоль домов, почти прижимаясь к их стенам. Но, стоило ему приблизиться к огню примерно шагов на десять, как огонек вдруг погас, и сразу прекратился цокающий звук.
Но теперь Николай услышал иной звук, напоминающий шуршание больших листов бумаги. Николай насторожился, прислушиваясь, но звук больше не повторился.
Он сошел с тротуара на мостовую и стал разглядывать то место, где, как ему казалось, горел этот странный огонь. Мостовая, на первый взгляд, выглядела совершенно обычно. Но присмотревшись, Николай заметил, что в нескольких местах, асфальт, по сути, превратился в какую-то труху. Он осторожно коснулся пятнышка на мостовой пальцем и тут же отдернул его, получив довольно сильный укол, похожий одновременно и на удар током и на прикосновение к чему-то очень холодному.
Что очень удивило Николая, поскольку именно на этом месте горел огонь, и, казалось бы – след от него должен быть теплым, а не холодным.
Он поднялся и, немного подумав, решил пройти чуть подальше, посмотреть – что тут вообще есть.

Соседняя улица выглядела точно так же, как и та, на которую Николай вышел вначале. Ни единого огня, ни единого человека, ни единого автомобиля. Пройдя метров триста вдоль улицы Веденеев нашел еще один след, похожий на тот, который оставил непонятный огонь в переулке.
Из чего Николай сделал вывод, что подобное явление здесь не редкость.
Улица, в общих чертах, похожая на улицу города, в котором проживал Николай, имела и отличия. И он отлично это видел, ибо, судя по расположению, по этой улице он часто ездил с работы домой. Ног, та улица, которая была в ЕГО городе, была наполнена магазина, витрины, которых, были чуть ли не в каждом доме.
Здесь же, все дома были безлико похожими, с одинаковыми темными окнами и без единой двери на фасаде.
Где-то вдалеке снова послышался глухой шуршащий звук. Николай посмотрел вдаль, пытаясь определить, откуда сей звук доносится, и тут ему показалось, что он видит где-то в конце улицы какое-то движение.
Николай быстрым шагом двинулся в ту сторону. Шуршащий звук в это время уже прекратился, но некое движение впереди, метрах в пятистах, все равно наблюдалось. Николай перешел на бег, стараясь ступать как можно тише.

Он пробежал уже почти двести метров и ему стало казаться, что он видит силуэт, похожий на человеческий.
Но вдруг, снова послышался очень громкий цокающий звук, асфальт перед Николаем вдруг покрылся мелкой сеткой. Мелькнуло что-то яркое и…
Николай как будто сорвался с некоего невидимого обрыва. Город внезапно пропал из виду и Николай понял, что падает.
Но падает он не на асфальт, а летит с какого-то с обрыва. Поскольку перед глазами у него мелькнули какие-то странные булыжные стены.
Падение продолжалось достаточно долго, и Николай подумал, что он провалился в какую-то бездонную яму. Как вдруг все пространство вокруг словно повернулось, и он ощутил вдруг, что стоит на ногах.
Вокруг него, уходя на столько, насколько хватало глаз, вдаль – расстилалась равнина, покрытая разнокалиберными булыжниками. Можно было даже сказать, что он стоял на бесконечно большой булыжной площади.

Глава 6


Определить где он оказался после такого странного псевдопадения, Николай не мог. Он даже не мог однозначно оценить размеры того места, в котором находился. Булыжная мостовая уходила во все стороны на неопределенное расстояние. Разглядеть что-либо на удалении было тоже нельзя, ибо все пространство просто уходило в какую-то дымку.
Сверху, над головой нависло очень низкое серое небо, которого, казалось, можно коснуться руками.
И что самое главное было в этом месте, так это – тишина.
Тишина была настолько глухой, что казалось, что и уши и всю голову обложили ватой.
Ни единого звука не существовало в этом месте.
Николай тихонько поднял ногу и несильно топнул по брусчатке. Раздался глухой, какой-то «ватный» звук и почти сразу вслед за этим, все пространство исказила какая-то судорога, а где-то вдалеке послышался звук, напоминающий раскаты грома.

Еще раз осмотревшись вокруг, Николай увидел где-то вдалеке, на самой границе зрительного восприятия, какой-то мерцающий объект.
Чуть подумав, он двинулся в сторону этого объекта.
Через некоторое время, Николай понял, что он нисколько не приближается к этому объекту, хотя возможно это было только его субъективное восприятие.
Он начал считать шаги, и убедился в том, что все-таки был прав, поскольку насчитал больше сотни, но так и не приблизился к предмету, ни на йоту.
Вздохнув, Николай остановился, не зная, что предпринять дальше.
И тут, услышал еще один странный звук. Он напоминал звук, который издают колеса поезда на стыках рельс.
Гулкий, и в то же время – резкий отзвук разносился по всему пространству. Но источника его нигде не было видно.
Пока Николай прислушивался, потерял из виду мерцающий предмет, а когда снова стал его искать, то не нашел больше.
Сколько не крутил головой, выискивая блестящую точку, но так и не обнаружил ничего – предмет словно испарился.
В каком-то отчаянии, Николай вытащил пистолет и чуть подумав, поднял его вверх и выстрелил в низкое серое небо.
Звук выстрела прозвучал в этом пространстве так, словно бабахнули из пушки. И почти сразу после выстрела небо словно упало на Николая.
Он даже попытался закрыться руками и присел.
Но тут все пространство еще раз словно передернула колоссальная судорога и…
Николай очутился на темной улице, с пустыми стеклами окон, в которых не было отражения. В том самом месте, где стоял деревянный забор, и где, по его представлениям, должна была быть самовольная автостоянка.

- Нет, с меня хватит, - поговорил Николай вслух, - пора возвращаться домой.

И тут снова раздалось то самое цоканье, которое, как уже знал Веденеев, сопровождалось странным пламенем, проистекающим откуда-то из-под поверхности. Звук ушел опять со стороны одного из ближайших переулков, но Николай больше не купился на него.

- Нет, ребята, - пробормотал он, - пора домой.
 Он повернулся в сторону квартала, состоящего из старых двухэтажных домов, и тут ему показалось, что возле одного из них мелькнул чей-то силуэт.
Он стремглав бросился в сторону, где увидел этот силуэт. Ему показалось, что это был тот самый тип, который каким-то образом оказывался каждый раз на месте пожара или обрушения.
Но, как ни быстро бежал Николай, но когда он достиг угла дома, где ему виделся чей-то силуэт, там уже никого не было.
Веденеев остановился, что бы отдышаться, и тут снова до его слуха донесся звук, как будто шуршали большими листами бумаги.
При этом звук стал громче и ближе.
Николай немного поколебался, стоит ли идти выяснять природу этого звука, но все же решил, что приключений с него хватит.
И он двинулся в сторону дома, из которого вышел в этом странном пространстве.
Вошел в подъезд, поднялся на второй этаж и остановился в растерянности.

Обе квартирные двери были на месте, а вот той двери, из которой он вышел, что бы попасть сюда, на месте не было.
Там, где ей, по всем раскладам, полагалось быть, была обычная стена.
Николай подошел к этому месту и чуть растерянно постучал по стене костяшками кулака. Стена отозвалась глуховатым звуком.
Он постучал еще в одном месте, затем в третьем, но результат был тем же. Дверь исчезла.
«Думай, опер, думай», - приказал себе Николай, - «не мог ли я ошибиться подъездом?»

Он вышел на улицу, и зашел в соседний подъезд. Там все было точно так же, как и в первом, только расположение квартирных дверей было зеркальным.
Николай подергал ручку двери одной из квартир, но та оказалась заперта, присмотревшись, он заметил, что она не просто заперта, а забита гвоздями.
«Так, ну и влип же ты Коля», - подумал Веденеев, прислоняясь к стене.
Потом он снова вышел на улицу.
Ему пришла в голову мысль о черном ходе, который был с задней стороны дома.
Он быстро обошел строение, вокруг которого здесь почти не было кустов и снова замер, глядя на обратную сторону дома.
Тут не было никакого черного хода.
Николай начал заметно нервничать, причем даже больше, чем когда попал в мир бесконечной брусчатки.
Наверное, потому, что там просто не осознавал ситуации, в которой оказался.
А здесь, рассчитывая найти выход, оказался перед стеной, в котором этого выхода просто не было.

Немного подумав, Николай решил еще раз пройти в тот подъезд, из которого он попал сюда.
Но, ничего не изменилось – двери, из которой он вышел, если судить по часам, примерно три часа назад, здесь больше не существовало.
Потерев виски, Николай решил еще раз пройтись по улицам этого странного города.
В конце концов, выход мог быть и не обязательно в том же самом месте.
Понимая, что на самом деле, он себя может просто самоуспокаивать, Николай снова двинулся по темным улицам странной копии его родного города.

Он прошел по той улице, по которой уже проходил некоторое время назад, в переулках которой, время от времени, мелькал цокающий огонь.
Затем свернул на улицу, идущую перпендикулярно и здесь обратил внимание на еще одно отличие этого города от своего родного.
Хотя очертания улиц здесь и повторяли все очертания города в той реальности, в которой жил Николай, но только сейчас он заметил, что кроме фонарей, здесь не хватало и дорожных знаков, и разметки и вообще всех относительно некрупных предметов и строений.
К примеру, на углу улицы, где он повернул, в его городе стояли два киоска – цветочный и газетный. Здесь они отсутствовали.
Кроме прочего, на улицах этого города совершенно отсутствовала всяческая растительность. Ни деревьев, ни кустарников, ни газонов с травой. Исключение составляли только чахлые кустики возле двухэтажных домишек, в одном из которых располагался тот переход, по которому Николай попал сюда. Да и эти кустики, все до одного были засохшими.
Вообще город выглядел предельно стерильно. Только улицы и дома с темными провалами окон. Никаких киосков, никаких магазинов.
Словно кто-то просто наставил каменных коробок, в которых нарисовал черным фломастером проемы окон.
Ощущение было очень неприятное.

Николай прошел до пересечения еще одной улиц с Юбилейным проспектом, и решил дойти до того места, где в его городе, располагался тот супермаркет, в котором был последний пожар.
Юбилейный проспект в том городе, в котором жил Николай, практически полностью состоял из магазинов, разного рода контор, аптек, банков и тому подобных учреждений. Здесь, как и на всех других улицах, все дома были как под копирку одинаковыми – без единого следа на витрины и широкие входные двери.

Николай подошел к дому, в котором должен был бы располагаться супермаркет и остановился пораженный. Нет, сам по себе дом не отличался от своих здешних собратьев – такие же темные однотипные, словно нарисованные окна.
Отличия были в другом – в нескольких местах, прямо на фасаде здания зияли темные провалы, словно здание кто-то обстреливал из пушки. Причем края этих провалов насколько мог понять Николай, были, словно обуглены.
Он подошел поближе и попытался заглянуть в один из таких провалов. Ему показалось, что он смотрит в какой-то очень глубокий колодец, на самом дне которого виднеется какое-то тусклое полупрозрачное пятнышко.
Но как ни приглядывался Николай, разглядеть что это такое он не мог. Зато заметил, что из этого провала-колодца тянет легким сквозняком. Как будто небольшой теплый ветерок оттуда дует. Покачав головой, Веденеев пошел назад и вышел в тот самый переулок, в котором в его мире стояла видеокамера над воротами.

Здесь, конечно, никакой видеокамеры не было, равно, как не было и ворот.
Зато Николай, с немалым удивлением узрел ту самую дверь, в которую он вошел, когда хотел узнать по поводу видеокамеры. Эта дверь тут имелась.
И это немало насторожило Николая. До сих пор ни одной двери, кроме дверей в двухэтажном доме, из которого он вышел, он здесь не наблюдал.
Медленно и очень осторожно Николай подошел к этой двери.
Она казалась неким чужеродным элементом среди темной, мрачной рисованной обстановки вокруг. Дверь была точно такой же, как и в мире Николая. Обычная металлическая дверь, с частично облупившейся краской и черной, поворачивающейся ручкой.
Посмотрев по сторонам, Николай осторожно коснулся рукой этой ручки. Ничего не произошло, ручка была холодной и сухой.
Чуть помедлив, Николай попробовал повернуть её. Та, на удивление, легко поддалась, и дверь медленно открылась.
Николай заглянут внутрь. Там было темно, и он рискнул включить фонарик мобильника. В его тусклом свете можно было разглядеть, что здешний коридор ничем не отличается от того, который Николай видел вчера в своем мире.
Те же две двери, одна в торце, вторая сбоку.
Постояв с минуту возле открытой двери, Николай все же рискнул войти. В конце концов, это было первое помещение здесь, в которое он вообще смог попасть. Опять-таки, после того двухэтажного дома, из которого он вышел сюда.

Коридор был столь же пыльным и обшарпанным, что в мире Николая. Веденеев подошел к боковой двери и аккуратно взялся за её ручку. Эта ручка, так же, как и входная, подалась легко и мягко, без единого звука.
Николай вошел в комнату. В неярком свете фонарика он разглядел, что по углам комнаты стоит нечто, похожее на небольшие ящики, или сундучки. Размером примерно сантиметров по тридцать-сорок в поперечнике, темного цвета. Подойдя поближе, он попытался рассмотреть эти ящики, но ничего существенно в их внешности не увидел. Затем он попытался приподнять один из них, но не смог даже на самую малость приподнять ящик от пола. Либо ящики были настолько тяжелыми, либо были чем-то прикреплены к полу.
Вздохнув, Николай оставил ящики в покое и подошел к окну, которое на удивление было здесь совсем не темным, а вполне прозрачным, и через него был виден, освещенный луной внутренний дворик.
Дворик был так же девственно чист, как и остальные тротуары, и мостовые в этом странном городе.

Некоторое время Веденеев рассматривал пустое пространство за окном, как вдруг заметил как будто бы мелькание каких-то искорок в центре дворика.
И тут послышался тот самый цокающий звук, чуть приглушенный стеклом.
И почти сразу же, в центре дворика вспыхнул небольшой огонек.
Но на сей раз огонек не остановился на одном размере, а начал расти. Звук цоканья становился все громче. Вот костер во дворе достиг высоты уже, наверное, более двух метров, а звук цоканья превратился в грохот металлических болванок.
Но тут в воздухе мелькнуло что-то навроде переливчатой вуали, и звук стал намного тише, а огонь уменьшился в размерах, как минимум втрое.
Снова стало слышно цоканье, а огонь начал медленно уменьшаться.
И тут Николай увидел в углу дворика фигуру некоего человека. Фигура нисколько не походила на того, кого Николай столь безуспешно преследовал, но он почему-то подумал, что это именно тот тип.
Николай чуть было не ломанулся прямо через стекло, но потом опомнился, и бросился в коридор, ко второй двери.
Ему почему-то казалось, что именно та дверь ведет наружу и именно в дворик.

Вот только дверь оказалась заперта. Николай чертыхнулся и быстро достал из кармана свой швейцарский нож. С минуту поковырялся в замке и понял, что так просто, как дверь в двухэтажном доме, эту преграду не преодолеет.
Но дверь была простой – деревянной и Николай, бросив бесполезное занятие, просто отошел чуть подальше и бросился на дверь тараном.
Звук удара прозвучал глухо и гулко, дверь треснула, но устояла.
Николай отошел снова и снова попытался высадить дверь.
И со второй попытки это ему удалось – дверь, сорвавшись с замка, открылась нараспашку. И Николай вылетел из коридора.
Прямо на уже знакомую брусчатку.

И снова – никаких следов города. Только булыжная мостовая, уходящая во все стороны до самого видимого горизонта.
«Ну, что же чертовщина то такая», - с некоторым отчаянием подумал Николай, - «опять я в эту Тмутаракань попал».
Он уже хотел снова вытащить пистолет и попробовать повторить свой прошлый опыт, но затем передумал.
И решил немного осмотреться здесь, ибо даже на первый взгляд, было видно, что здесь что-то изменилось.
Во-первых, постоянно дул довольно свежий ветерок.
Во-вторых, ощущалась малозаметная, но все же ощутимая вибрация поверхности.
И, в-третьих – здесь теперь не было той закладывающей уши тишины.
Постоянно слышался некий странный скрип.

Затем Николай заметил чуть поодаль, метрах в двадцати от себя, странное темное пятно на брусчатке. Немного подумав, он все же решил подойти посмотреть на это пятно.
На сей раз пятно не стало убегать от него, как неизвестный предмет в прошлый раз, и Николай за несколько секунд преодолел нужное расстояние.
Пятно выглядело так, словно здесь тоже кто-то разводил колоссальный костер. Более того, пощупав край этого пятна, Николай убедился, что оно состоит из той же темной трухи, что и следы от горения, которые он видел в темном городе.
Только размер этого пятна был очень уж впечатляющим – не менее пяти-шести метров в поперечнике.
Никита прикинул, каким должен быть костер, который оставляет после себя такой след и покачал головой.

И тут ему показалось, что почва под его ногами, как то немножко проседает, при каждом его движении. Он попробовал отойти от пятна – там проседание прекратилось. Снова приблизился – проседание вновь усилилось.
И в это время послышался тот самый странный звук, причину которого Николай пока не смог идентифицировать. Это был звук разрываемых листов бумаги.
Только здесь он был намного громче и звучал намного ниже и тяжелее как-то.

Вся поверхность, покрытая черной трухой, вдруг заволновалась, заходила ходуном, и Николай почувствовал, что теряет равновесие.
Внезапно резко усилился ветер, который стал пронизывающе колючим.
Пространство вокруг вдруг начало кренится куда-то. Николая повело в сторону, он наступил обеими ногами на черную труху.
И вдруг начал проваливаться, так, как проваливаются в зыбучие пески.
Попробовал выдернуть одну ногу, но когда это удалось сделать, вторая провалилась еще глубже.
«Не хватало только завязнуть в этой темной массе», - подумалось Веденееву.
Пространство снова качнулось, и Николай понял, с ужасом, что падает в эту самую труху, которая вдруг начала превращаться в какую-то яму.
Сознание у него почему-то начало меркнуть, как будто кто-то взял и выключил некий рубильник внутри него.
Последним волевым усилием, Николай попытался выпрямиться и краем глаза увидел быстро, прямо-таки фантастическим темпом, приближающегося к нему, того самого типа, с видеозаписи.
Он еще попытался что-то сделать, что тут труха вдруг взметнулась темным вихрем, забила глаза, и сознание окончательно покинуло Николая.


Продолжение следует.


Рецензии