Маршрутка

Жёлтая маршрутка с поцарапанными боками и горящей одной фарой тормознула на остановке и с характерным шипением открылась электрическая пассажирская дверь. Столь жалкий вид машины немного смутил Алексея, но учитывая их нерегулярное появление на этом маршруте, пришлось залезть внутрь.

Все сидячие места были заняты, хотел было Алексей спрыгнуть обратно, на воздух, но хитрый водитель нажал на закрытие двери. Мелькнула аналогия в голове с защелкнувшим капканом, бац – птичка поймана.

— Плати дарагой за праезд!
 
— Сейчас, сейчас…. — пробубнил Алексей, отсчитывая на ладонь мелочь из кармана.
Потом начался аттракцион эквилибристики в исполнении маршрутчика. Одновременно он умудрился взять плату, тронуться в путь, переключив скорости и ещё кричать в зажатый между плечом и ухом, телефон на своём, иноземном, языке. Ловкость была феноменальной, учитывая перенасыщение движения транспорта в этот час пик.

— Уважаемый, а может поаккуратней надо? — не выдержал Алексей, завалившись на поручень после резкого нырка во вторую полосу дороги. Водитель умудрился подрезать легковушку в этом сложном потоке. — Не картошку везёшь!

— Прасти, брат! — отмахнулся от слов Алексея, водитель и продолжил говорить с кем-то по телефону, видимо решая мировые проблемы….

— Обнаглели черножопые! — заворчала женщина пенсионного возраста, сидящая под рукой Алексея. — Понаехали…, как будто у нас намазано мёдом.

— Привэт, Лёша! — выкрикнул в открытое левое окошко маршрутчик. Параллельным курсом ехала другая маршрутка, водила которой приветственно махал рукой и что-то кричал своему коллеге. — Да! Ед впэрод, твоя очэрэд! 

— Эй, Казбек, на следующей тормозни! — прокричал молодой человек и уткнулся в свой гаджет, тыкая там что-то пальцами.

Шофер продолжал разговаривать со своим оппонентом, и только лёгкий кивок головы говорил о том, что пассажир был услышан. Алексей обрадовался, всё же стоять в этой невысокой «газельке» было не очень комфортно – приходилось постоянно держать голову немного опущенной.

Молодой человек вышел на остановке, Алексей уселся на его место. В салоне стоял сивушный запах, кто-то из пассажиров ехал с глубоким похмельем. Напротив Леши сидела миловидная молодая девушка и с воткнутыми в уши, наушниками, провода которых уходили в закрома дамской сумочки. Чисто механически на лице его заиграла улыбка, приятно было смотреть на такую красавицу без всяких там пошлых мыслей. А потом ей кто-то позвонил…

— Ой, Милочка! Чмоки, чмоки, чмоки… — фальшиво надула в поцелуе девушка, чмокая в микрофон на проводе. Говорила она громко, казалось, что специально привлекает как можно больше внимания людей. — …Как дела, конфетка?... Да…, слушаю внематочно!.... Ничего себе…., а ты сучка, однозначно!

Алексей сидел и удивлялся…, такая приятная девушка и такие выражения…. Хотелось выйти из транспорта и не слышать этот разговор, но приходилась слушать дальше. Было такое чувство, что все пассажиры замерли.

— Да, прикинь! Это правда! Я этому ублюдку говорю, иди к своей мамочке или к этой шлюхе…, нужен он мне, импотент безмозглый… Точно, солнышко, их там за углом толпа стоит…, срать на него!... Ну ладно…, понятно! Пока, пока!

И наступила тишина. Теперь девушка казалась отвратительной, улыбка у Лёши пропала. Та, как ни в чём не бывало, продолжила слушать свою музыку, слегка покачивая в такт головой. Надо же, как иногда визуальная картинка расходится с реальной. Даже водитель перестал говорить по телефону после девчачьего разговора и теперь ехал, хмуро смотря на дорогу.

Из дальних пассажирских мест, встал мужчина с синюшным подбородком от щетины. Пробравшись к выходу, он остановился напротив сидящего Алексея - вот и источник нависающего перегара. Маршрутка остановилась перед загоревшим красным, светофором.

— Шеф, открой дверь! — полу требовательно, полу вопросительно, просипел щетинистый, дохнув на передние места своим амбре.

— Брат, нелза! На остановкэ!

— Ты тварь черножопая! Какой я тебе брат! — забыковал «щетина» и перекинувшись через спинки сидений, вскользь, врезал кулаком по уху водителя. — Открывай, сука, дверь!

— Эээй, ты што-эээ??? – перехватывая место удара, вскричал шофёр, в испуге нажимая на кнопку открытия. Дверь зашипела.

— Зае...ли чуреки…. — дальше «похмельного» было не слышно, дверь закрылась и машина тронулась дальше.
 
— Так их…, а то понаехали…, не перевелись ещё настоящие мужики! — не унималась всё та же старушка, Алексей с удивлением глянул на неё…, никто бы не подумал - с виду вполне интеллигентная женщина в очках. Если этот, с перегаром, настоящий мужик, то всё очень плохо….

Водитель что-то ворчал себе под нос на своем узбекском или таджикском, наверно матерился, а может и колдовал на ударившего его «небрата», насылая на него стрелы возмездия. Неожиданно, маршрутка резко затормозила.

— Алла, алла…, ай, яй, яй… — запричитал водитель, открывая двери.

Пассажиры сначала стали выражать недовольство резким торможением, а потом с интересом стали смотреть на происходящее. На остановке лежал дедушка прямо на тротуаре и конвульсивно сгибал и разгибал ногу. Рядом стоял подросток лет пятнадцати  и, направив на лежащего телефон, снимал видео.

— Эй, шайтан, што ты дэлаеш? Нэ видэш человэку плохо? — заорал водитель, бурно жестикулируя руками.

— Хи, хи… — прохихикал с наглой улыбкой, тот, и отступив на пару шагов назад, продолжил свою съёмку.

— Эй отэц, ты што? Тэбэ плохо?  — присел на колени водитель перед стариком.
Люди стали выходить из  газели.

— Надо «скорую» вызывать, человек умирает…. — кто-то предложил неуверенно.
 
— Напился до «чёртиков»…, жара на улице – плохо стало…, а может это припадок? — посыпались версии причин плохого состояния старика, но никто не торопился что-то делать.

Маршрутчик расстёгнул рубашку умирающему, снял с себя лёгкую куртку и смотал её в валик, после чего подложил под шею деду.
 
— Отэц…, всо будэт хорошо, дорогой…, потэрпи… — в это время судорожное дыхание у старика пропало, такое чувство было, как будто он втянул воздух, чтобы занырнуть под воду. — Эй, дорогой…, нэлза!!!

— Сейчас умрёт…. — печально вздохнула всё та же, не любящая «черножопых», старушка.

Наконец Алексей отошёл от оцепенения, и стал набирать на «сотовом» 911. В это время «сын восточного народа», чуть не плача, стал делать массаж сердца и вдыхать через «рот в рот», воздух.

— Нэлза умирать!!.... Всо будэт хорошо!.... — периодически повторял водитель, после очередной серии манипуляций.

— Алло…, девушка, тут человек умирает…., не знаю…, тут…, ну тут же…, так сейчас соображу…, остановка «Политех», как ехать в «центр»…, да…, дыхание пропало, ждём…. — кричал в трубку, Алексей, вытирая рукавом проступивший на лбу, пот.

— Вроде ожил… — кто-то сказал, и в самом деле, у дедушки появилось дыхание.
Таджик или узбек, весь мокрый, сел рядом с лежащим, и взял того за руку: — Ну всо отэц…, говорыл жэ – не умрош!

Из глубины улиц доносился звук приближающей сирены. Старичок, держась за сердце, сидел на асфальте, а рядом его спаситель. Вокруг  столпились люди…, вроде бы всё хорошо закончилось…. Но почему-то Алексей испытывал двоякие чувства, он ловил взгляды пассажиров из маршрутки, и читал в них смутную неловкость и стыд….


Рецензии
Экий Вы молодец, Денис! Одним махом, в короткой миниатюре, показали читателю и шовинизм, и детскую жестокость, и грязную изнутри красивую девушку, и равнодушие людей. Огромный респект! Будьте счастливы, удачи Вам!

Анжелика Кнорр   14.03.2020 04:04     Заявить о нарушении
Ну это всё реальные наблюдения, собранные в один рассказ))) Спасибо большое!!!

Дионмарк   14.03.2020 09:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.