Эссе 2 Русская Расовая Мысль От Ломоносова до Хомя

Русская расовая мысль. От Ломоносова до Хомякова, славянофилов и Леонтьева.

Славянофилы и их истинное значение для Русского Мiра.

Эссе 2

Так становление Русского Мiра и Русской Мысли постепенно происходило от индо-европейской Культуры Вед, доминировавшей в «Гардарике», к христианским воззрениям Митрополита Илариона в «Слово о Законе и Благодати», плавно переходя к нравственному Канону Преподобного Сергия Радонежского. От него к прозрениями заволжских старцев «нестяжателей Преподобного Нила Сорского, и далее расцвело удивительным многогранным даром Царя Ивана IV Васильевича Грозного. А затем наступил черед неустанной работой русской исторической мысли Михайлы Ломоносова и Василия Татищева, а в итоге Русская Расовая Имперская Мысль выстрелила Великорусским Имперским геополитическим Гением Алексея Степановича Хомякова.

Хомяков был зачинатель и единственный нравственный практический двигатель зарождения «славянофильства», как явления русской общественной жизни. Но сам по себе Хомяков, как Гений Русской Мысли,  по масштабу величина несопоставимая с самим славянофильством и всеми его деятелями, о чем Мы с Вами и поговорим далее. Для того чтобы разобраться в общественных деяниях и значении той эпохи,  требуется тщательный анализ всего того Русского Мiра вкупе, что Мы с Вами и попытаемся сделать.

И здесь отметим, что славянофильство и славянофилов либеральный официоз и русская «патриотическая мысль», в лице ее официального апологета О. Платонова, видят совершенно по разному.

И так, вот как видел тогда и видит до сих пор славянофи;льство официоз: -

 «Это литературно - и религиозно-философское течение русской общественной мысли, представители которого выступали с обоснованием особого, отличного от западноевропейского русского пути. Славянофилы утверждали также о существовании особого типа культуры, возникшего на духовной почве православия.

Исторической предпосылкой к зарождению славянофильства принято считать знаменитый спор между «иосифлянами» и заволжскими старцами, представителями которых были соответственно Иосиф Волоцкий и Нил Сорский. В этом споре рассматривались две проблемы — отношение церкви к ереси (в связи с появившейся тогда в Новгороде ересью жидовствующих) и решение проблемы упадка нравов в монастырях. Заручившись поддержкой Ивана III, иосифляне одержали верх, что и принято считать разрывом с византийской церковью в пользу московско-русского начала, так как движение заволжских старцев возникло под влиянием византийских исихастов (учения о необходимости очищения и удаления от мирской суеты). Позже, благодаря победе иосифлян, впервые возникает идея Москвы как третьего Рима, выдвинутая в начале XVI века монахом псковского монастыря Филофеем, которая в течение века становится ведущей идеологией Русского государства.

Славянофильство особый акцент делало на русском крестьянине, в котором «ключ нашего национального существования», в нём – «разгадка всех особенностей нашего политического, гражданского и экономического быта…от материального, умственного и нравственного состояния нашего крестьянства зависели, и будут зависеть успехи и развитие всех сторон русской жизни».

А само значение славянофильства либеральный официоз видит так: -

 «Славянофилы стремились показать, что западные ценности не могут в полной мере прижиться на российской почве и как минимум нуждаются в некоторой адаптации. Призывая людей обратиться к своим историческим основам, традициям и идеалам, славянофилы способствовали пробуждению национального сознания. Многое ими было сделано для собирания и сохранения памятников русской культуры и языка («Собрание народных песен» П. В. Киреевского, «Словарь живого великорусского языка» В. И. Даля).

В оценке славянофильства, как общественного движения, по мнению либерального политолога В. Б. Пастухова, в идеологии славянофильства и западничества не было ничего специфически русского. Учёный ссылается на британского историка Арнольда Тойнби, писавшего по этому поводу, что в любом отсталом обществе, которому нужно противостоять более сильному в военном и экономическом отношении противнику, возникает два течения: «иродианство» — ратующее за копирование иностранных общественных институтов, и «зелотизм» — призывающее к изоляции ради сохранения традиционного уклада. По мнению Тойнби, ни то, ни другое течение не могут привести общество к успеху, потому что оба они лишены творческого начала.

А вот Платонов: -

«Славянофилы»

Славянофилы, русские общественные деятели и выразители идей Святой Руси, сыгравшие большую роль в развитии русского национального сознания и формировании национально-патриотической идеологии. Славянофилы обоснованно и твердо объявили об особом пути России, утвердились в мысли о спасительной роли Православия как единственно истинного христианского вероучения, отметили неповторимые формы общественного развития русского народа в виде общины и артели. «Все, что препятствует правильному и полному развитию Православия, — писал И.В. Киреевский, — все то препятствует развитию и благоденствию народа русского, все, что дает ложное и не чисто православное направление народному духу и образованности, все то искажает душу России и убивает ее здоровье нравственное, гражданское и политическое. Поэтому, чем более будут проникаться духом Православия государственность России и ее правительство, тем здоровее будет развитие народное, тем благополучнее народ и тем крепче его правительство и, вместе, тем оно будет благоустроеннее, ибо благоустройство правительственное возможно только в духе народных убеждений».

Наиболее крупными выразителями славянофильских идей были И. В. Киреевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин. Вокруг них группировались И.С. Аксаков, И. Д. Беляев, Д. А. Валуев, А. Ф. Гильфердинг, Н. Д. Иванишев, П. В. Киреевский и другие.

Своим творчеством славянофилы создали мощное общественное и интеллектуальное движение, сильно пошатнувшее идущее еще с эпохи Петра I космополитическое мировоззрение и низкопоклонство перед Западом. Призывая людей обратиться к своим историческим основам, традициям и идеалам, славянофилы способствовали пробуждению национального сознания.

Несмотря на огромный вклад в развитие русского самосознания, славянофилы не смогли выработать целостного мировоззрения, что в значительной степени объяснялось характером той космополитической среды, из которой многие из них вышли, и которая толкала их в сторону либерализма.

Как писал русский мыслитель, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев): -

«Несмотря на стремление вернуться в лоно чистой русской церковности, слиться с истоками народной жизни, основами бытия России — ясного понимания сущности русского пути, русского служения славянофильство в целом так и не достигло». Именно славянофильская мысль дала миру учение о цивилизациях Я. Я. Данилевского».

Ни одна, ни другая оценки не раскрывают подлинного значения этого общественного движения Русской Мысли XIX века.

Так либеральный взгляд – «Славянофилы утверждали также о существовании особого типа культуры, возникшего на духовной почве православия» ущербен по сути. Мировая Русская Имперская Культура был состоявшийся наглядный феномен и Русская Мысль в славянофильстве пыталась понять, какие ее основы вызывают постоянную агрессию Запада, каковы истоки и реальности самой Мировой Русской Культуры лежат в ее основе.

И уж совсем «тень на плетень» наводит вывод – «иосифляне одержали верх, что и принято считать разрывом с византийской церковью в пользу московско-русского начала, так как движение заволжских старцев возникло под влиянием византийских исихастов (учения о необходимости очищения и удаления от мирской суеты). Позже, благодаря победе иосифлян, впервые возникает идея Москвы как третьего Рима, выдвинутая в начале XVI века монахом псковского монастыря Филофеем, которая в течение века становится ведущей идеологией Русского государства». 

Никакой такой связи с византийской церковью у Русского Правоверия, времен принятия и утверждения христианства, Митрополита Илариона и Преподобного Сергия не было. Русскому природному Духу соответствовал исихазм св. Григория Паламы, которым тот очищал изначальный Дух восточного христианства от пагубы западной римской католической церкви, внесшей смуту в восточную ортодоксию после завоевания и тотального разграбления крестоносцами Константинополя и всей Византии, после которого Византия покатилась к своей гибели. Так перед окончательным падением Константинополя и гибели Византийской Империи, в ответ на просьбу к Риму о помощи перед полчищами магометанских завоевателей, Рим выставил условие окончательного отказа от «ортодоксальных ересей» Византии. Византия отказываться от основы своей Культуры, восточной ортодоксальной Веры не согласилась, и погибла в одиночку.

Называть исихазм Григория Паламы – «учением о необходимости очищения и удаления от мирской суеты» сущая преднамеренная ложь. Тут либерализм пытается выставить славянофилов этакими «кремлевскими мечтателями» купавшимися в плену теоретических заблуждений. Один из столпов Великой Троицы (смотрите мою работу Русский Мiрь и темная эпоха) Григорий Палама  призывал чувствовать Веру сердцем и гореть ей ощущая Мiръ, и постигать Мiръ через божественный Дух. И наглядно показывал, как этого достичь, и это руководство либералы называют его «учением удаления от мирской суеты».

В «Триаде о священнобезмолствующих» Палама показывал духовную природу Фаворского света, которую его оппонент ученый материалист Монах Варлаам утверждал заблуждением, «духовной прелестью», не имеющим материальной природы. Здесь «кто в океане видит только воду, тот на земле не замечает гор»

 Материалистическое знание против внутренней связи духа познания, как постоянной со-вести с творцом, вот суть различия пропасти мировозрений Варлаама, и нынешних материалистических гностиков-атеистов «варлаамов», и агностического мировоззрения святого Григория Паламы, как и наследия его духа исихазма, как и самих паламитских споров. И характерно, что Преподобный Сергий Радонежский, прорицая и созидая Русский Нравственный Канон, посылал своих представителей в Константинополь для сверки своих прозрений с духом «паламитов», и в итоге воспринял сам дух исихазма, полностью совпадающим с природным духом Русского Мiра. И тот же Царь Иван IV Васильевич Грозный без колебаний восстановил русское «нестяжательство-исихазм» и устранил влияние инорасовых «стяжателей» иосифелян. Этот природный русский дух сегодня жив лишь в нашем старообрядчестве в совокупности.


Рецензии