Друг

          Июль оказался нестерпимо жарким и душным. Сидеть в квартире, раздетым  и обливающимся потом перед распахнутыми настежь окнами было невмоготу. Предсказания  утреннего прогноза о проливных дождях не оправдались.  Надо было на что-то решаться. Выбор был, хотя и не большой - залезть под холодный душ или собраться и двинуться на прогулку. Немного подумав, совместил оба варианта, и через пятнадцать минут  неспешно шел по улице,  прикрываясь тенью высотных домов, по направлению к парковой зоне.

  Можно дойти до остановки и проделать этот путь на автобусе. Но мысленно представив всё, что ожидало меня внутри машины…духоту… жару…запах пота измученных  узников городского транспорта.... Нарисовалась такая зловещая картина, что меня слегка передёрнуло.

  Отбросил в сторону  глупые  кошмарные видения, двинулся по плавящемуся под лучами яркого солнца, пахнущему гудроном тротуару. Весело и быстро пройдя пару автобусных остановок, замедлил темп ходьбы - приустал и основательно вспотел, что навело на светлую мысль - подыскать местечко в тени и немного отдохнуть.

  Свернув в арку просторного проходного  двора,  довольно старого, ещё дореволюционной постройки  дома,  увидел вполне подходящее для этой цели место. Ухоженный во всех отношениях, утопающий в ярких цветах газонов и зелени, аккуратно постриженных кустарников - просто чудесный уголок.

Окрашенная яркими сочными красками детская площадка с горками, качелями,  каруселями и, конечно, песочницей, в которой  весело играли несколько малышей  в легких панамах и платочках. В метре от неё, в тени высокого кудрявого клёна, стояла широкая старинная скамья с чугунным литым обрамлением. Сколько же ей лет, и чего только не пришлось видеть на своём веку?
 
На скамейке сидел мужчина в годах, с сединой  чётко выглядывающей из-под светлой шляпы. На коленях у него удобно устроился лохматый пёс дворянской породы с перевязанными лапами, который спокойно дремал, греясь на солнышке, прижавшись к ногам хозяина.
  « Присаживайся, мил человек! Не стесняйся – места много! Да и мне веселее – будет хоть с кем словцом переброситься. А то с этим лохматым другом диалог никак не получается»…

Познакомились. Николай Иванович улыбающийся, душевный и открытый человек оказался безмерно общительным.
«Нет, ты погляди, жара какая разгулялась»- продолжил он: « В такое время и улицы пусты – все попрятались. Завидую тем, кто на природе, вблизи водоема. А я, к сожалению, сейчас не ходок,  артрит замучил – нет возможности, далеко не уйти!» - пояснил он.
 
Незаметно, как-то сам собой перешёл на ты.
«Вот, где ты думаешь, обратился он ко мне, - Самое любимое место для отдыха и созерцания окружающего мира  людьми преклонного возраста?  В далеком уединенном уголке тенистого парка на заброшенной скамейке? А может на берегу прозрачного озера, под ветвями ивы с удочкой в руках и грустной улыбкой на обветренных губах? Спорить не буду, конечно, бывает и так. У каждого, из нас - стариков, свой вкус и любимое место.

   Скажу тебе по секрету, очень интересно сидеть на скамеечке рядом с детской игровой площадкой, вблизи песочницы. Краешком глаза наблюдать за малышами, вспоминать себя в детском возрасте. Тем более, когда у тебя перед носом растёт твой собственный внук.  На него поглядываешь и понимаешь отчётливо, что всё лучшее, что у тебя есть, передано ему».

  На секунду замолчал и посмотрел в сторону песочницы. « Видишь, в белой панаме с красной физиономией – мой внук-Николай второй. Нет, не подумай чего! Просто у нас в семье два Николая. Я - первый, а он второй!»- и рассмеялся.

  Внук, услышав заразительный смех деда, повернул голову в нашу сторону, расплылся в широкой улыбке и помахал рукой. Минут пятнадцать болтали мы на различные, волнующие душу темы, я уже собирался подняться со скамейки и продолжить свой путь, но глядя на сладко спящего на коленях пса, не удержался, и спросил: «Скажи, Николай Иванович, а почему у твоего лохматого товарища лапы забинтованы? Поломал что ли?»


  Вот именно тогда и услышал эту историю из его уст: «Хвост кольцом, четыре лапы, мокрый нос, таких великое множество! Чуть ли не в каждом дворе проживает пёс – брошеный беспризорник.

 Я раньше и сам к ним, дворнягам  лохматым, относился весьма настороженно, не говоря уж о моей супруге. Она собак и кошек вообще на дух не принимала. Если животное в доме - необходимо забыть о коврах, об идеальной чистоте и отсутствии шерсти. (Ну, ты меня понимаешь…) Тут приходится выбирать, что тебе ближе – собака, или ковры на полу, и жизнь беззаботная. Всегда был на стороне супруги, но здесь случай особый,- Он ласково погладил лежащую на коленях лохматую, млеющую  под солнечными лучами пушистую дворнягу с перебинтованными лапами.

  «Как его раньше только не называли и Пушок, и Рыжик, и Бродяга. У нас через дорогу Детский дом и место постоянного обитания этого Лохматули  было именно там – вон за тем забором. Кстати сказать, я там довольно продолжительное время проработал сторожем. Оттуда всегда слышны звонкие крики и смех, а когда детей на улицу не выпускали по какой-нибудь причине - он здесь - возле песочницы. Только приляжет, окружает малышня,  и гладят его, теребят, а он от этого только млеет.
 
  Характер пса совсем не похож на других собак. Слишком уж добрый и ласковый.  Если внимательней приглядеться, уж очень схож он с малыми детдомовцами. Со старшими - всё понятно: привыкли к строгости и трудностям одинокой жизни, а малышня, они, как проклюнувшиеся из земли подсолнушки, к свету и теплу тянутся. Им бы в ласке купаться – всё отдадут, только бы их кто приголубил и погладил. И этот такой же. Он ласку и тепло добрых рук на косточку не променяет.

  Внучок - то мой малой говорить только пробует. Первые слоги слов выговаривать учится. Баба – «ба», деда-«де», мама - «ма». Лишь три слова полностью - «на», «дай» и, не поверишь - «друг». Он этого лохматого, как увидел, сразу и сказал. Раньше, как выйдем гулять - так  бегом к собаке.…  Сколько нам с внуком за это от Бабули доставалось - всегда настороже!  Что не так, не по её - так сразу крик с балкона летит: «Николай! Разуй глаза! Не подпускай ребёнка к собаке!» А внучок тоже ещё «фрукт»- вредный и настырный – весь в бабку! Расплывётся в улыбке до самых ушей, а делает всё по-своему. И я, старый дурень, меж двух огней и мотаюсь. Да ещё этого лохматого друга к Николаше, как магнитом так и тянет,… а моя всё не унимается, пилит и пилит: « Мужик ты или нет! Позвони! Пусть приедут, заберут собаку в какой-нибудь питомник для брошенных животных…


  Дорога у нас внутри двора, видишь, какая  широкая, гладкая да ровная. Въезд под арку тоже довольно просторный,  и выезд из двора на другую улицу тоже не узкий. Рядом с аркой знак висит  «Въезд запрещён».
Только бестолковых, крутых,  с широкими карманами от любимых родителей в городе гораздо больше, чем знаков. Когда перед светофором пробка, они ныряют к нам во двор, а через пару секунд выныривают на соседней улице и плевали они на все эти знаки, светофоры и на всё остальное!


Тогда денёк был просто изумительный. Те скамейки за детской площадкой полностью были забиты болтушками - моей супруги подружками. Справа доминошники по столу костяшками стучали, малыши в песочнице кувыркались, скрипели качели. Ну и где тут дома усидишь? Вот и решили во двор спуститься – там возвращения дочки с работы и дождаться. Только из подъезда вышли, моя супруга - кулёма тут же запнулась и носом в землю. Вышла Королевишна, под ноги не взглянет – вот вам и здрасьте! А крайний кто? Сказку о золотой рыбке читал? Значит, знаешь, кто виноват. Так или нет, а на ноги поднимать надо.
 
Внука с мячиком в руках у скамеечки на ножки поставил. Смотри, говорю, стой здесь смирненько, не шевелись, а я Бабулю твою - Снегурочку нашу- приподнять попытаюсь.  И сделал только пару шагов,… а за спиной…собачий душераздирающий визг… крики… скрежет тормозов…

Поворачиваюсь... Коленька на газоне…на дороге раздавленный пластмассовый мяч… и этот лохматый умирающий, весь в крови…».
Пёс, видимо, поняв, что речь идет о нём, приоткрыл один глаз и нежно взглянул на хозяина. У Николая Ивановича из глаз текли слёзы.

  « Спас он нам внука! Выпал из ручонок мячик, выкатился на дорогу, внук за ним. А тут машина под арку, и, … не сбавляя скорости… Хорошо, пёс заметил и со всей своей собачьей скорости бросился спасать. Оттолкнул на газон, а сам под машину. Внук - то и понять ничего не успел. Бабка Коленьку на руки и домой, а него слёзы по щекам и лепечет: «Друг… Друг…  ручонки к собаке тянет…».

Мы тут с Лёхой таксистом лохматого в машину и к ветеринару. Перед этим моя, с балкона кошелёк свой кинула. «Езжай, спасай! Сколько надо - заплати...».

Только напрасно - платить ничего не пришлось. Нас без очереди люди добрые пропустили. Ветеринар, узнав, что произошло, и рентген, и укол, и операцию - всё бесплатно сделал. Сказал, что с геройских собак денег не берёт. Только псу сейчас покой и уход нужен…

  Еду домой, и мысль в голове: « Не буду никакие ковры сворачивать, даже если Королевишна  ворчать будет. Пусть он по ним ходит – заслужил!» По лестнице на площадку поднимаюсь, а дверь открыта, и моя супруга, зарёванная, ждет, стоит. Спящего пса, с моих рук, взяла и расцеловала…

Дело на поправку идет, через пару недель к ветеринару – повязки снимать.

  Розовощекий карапуз, забавно переваливаясь, как маленький утёнок с ноги на ногу, подошёл к скамейке, крепко схватившись обеими ручонками за уши лохматой собаки, прижался к ней,  нежно с придыханием прошептал: « Друг»…
 


Рецензии
Правильный рассказ , Андрей! Плачу и читаю , не оторваться... Пронзительно и широко, и проникновенно... Всё как и есть в жизни... Нравится у Вас , уютно и плакать удобно от того , что жизнь именно такая , как Вы её описываете...

Спасибо за Свет!)

С неизменным Уважением,

Ольга Леднёва   13.06.2019 12:46     Заявить о нарушении
Очень Вам рад и признателен за отзыв! С теплом ☺

Андрей Эйсмонт   17.06.2019 05:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.