МГЛА. Роман. Заключение

                http://www.proza.ru/2018/05/17/1970

                25

Прошло четыре дня. На Ленинградском проспекте кипела жизнь. Сквозь закрытые окна в квартире слышались звуки улицы; проносились машины, стучал по рельсам трамвай, где-то за домами на стройке забивали сваи. Время от времени доносились голоса; кто-то кричал на ребенка, заливисто хохотала девушка. Город жил своей жизнью. А в квартире было тихо и покойно, даже пылинки не двигались.
 
Зазвонил телефон. Гудки прервались, прозвучал щелчок, за ним шум и, наконец, голос.

- Рома, возьми трубку! Прошу тебя! Ты же знаешь, что я не перестану звонить, пока не услышу тебя, или не увижу. – Ольга вздохнула, как обиженный ребенок. – Я много думала после нашей последней встречи. Знаешь, я бы не позвонила, если б ты просто, как говорится, послал меня и уехал. Но было же по-другому. Ты признался, что любишь. Поэтому я не перестану звонить. Что у тебя были другие, это понятно. Как я могла думать, что такой мужчина может гулять с глупенькой девочкой за руку и не иметь кого-то на стороне! Такого не бывает. Тем более, в наше время. Я их тебе прощаю. Потому, что ты сам не смог больше так. А не смог, потому что полюбил. Знаешь, я не столько словам поверила, сколько твоим глазам. У тебя никогда не было таких глаз. Страдающих. Поэтому, я предлагаю… Нет, я настаиваю – да, настаиваю начать все сначала. Мы начнем сначала, потому что любим, а если любим, то должны бороться за нашу любовь. Это не из книжек, я это только теперь поняла. Я знаю, мы можем быть счастливы. Я сильная. Я все смогу, если буду знать, что нужна тебе. Ты и сам знаешь, что нужна, просто ты… как во мгле, знаешь, что есть дорога, но не можешь на нее выбраться… Я не очень тебе понравилась. Но это просто от неопытности. Я всему научусь, дай только чуточку времени, и тебе не нужна будет никакая другая. Вот увидишь! Учиться-то я умею. – Она помолчала и закончила, голос ее сорвался. – Я люблю тебя и верю в наше счастье!

Роман Зудин сидел в своем кресле, уронив подбородок на грудь, с большим бурым пятном на белой рубашке, почерневший и уже источающий зловоние. На полу возле кресла лежал пистолет.

               
                конец


Рецензии
Современный русский роман с четким индивидуальным стилем — яркими, неординарными эпитетами, увлекательным и одновременно страшным по своему правдоподобию сюжетом.

С первых строк читатель погружается в среду, чувства и чаяния персонажей. Этому способствует язык произведения и грамотно построенная, хотя и однолинейная, композиция.

Особенно удались, на мой взгляд, образы главного героя — неисправимого кобеля и подлеца, его тетки — неотесанной и туповатой провинциалки, бабушки его возлюбленной — неизменно бдительной и все–таки вызывающей симпатию, насколько это возможно по отношению к старикам.

Не менее живы, но немного схематичны и традиционны другие действующие лица: Ольга — «спортсменка, комсомолка, и наконец, просто красавица» — правда, не комсомолка и не спортсменка, но суть та же; Ромашка — девушка, имевшая все шансы стать спутницей жизни Зудина, но не чувствующая тонкой грани между дозволенным и недопустимым в принципе, если хочешь серьезных и длительных отношений; его бл**овитая сучка–сестра, такая же порочная, как и он, но без его способностей и возможностей, а главное, без члена: ведь только наличие этого жизненно важного — во всех смыслах — атрибута позволяет сделать успешную карьеру и жить гораздо лучше, чем женщине при таких же стартовых качествах.

Прекрасно выписаны и женщины «в возрасте». Могу только не согласиться с трактовкой образа пятидесятилетней незнакомки — жалкой и без каких–либо перспектив в личной жизни. Принято говорить, что, если женщина дожила до тридцати лет и не стала красавицей — она глупа. Мое же мнение, что, если женщина дожила до пятидесяти лет и не уверена в себе, не знает своего тела и его силы — она никогда не была женщиной.

Что же касается образа бывшей учительницы Зудина и по совместительству любовницы — это стандартный ход со всеми вытекающими.

Возвращаясь к главному герою, хочу сказать, что на протяжении романа не было его развития, и лишь в финале мы видим качественный скачок — Зудину расхотелось жить, он в полной мере осознал всю свою порочность и невозможность измениться, с каждой новой женщиной заставляющей опускаться все ниже и ниже.

Закономерный финал в первоначальной версии мне нравился больше — там, где от его рук погибает глупая и почти невинная девчонка, чем в заключительной главе нового варианта — сцена с раскаявшимся и застрелившимся бизнесменом не вызывает такого сильного ощущения.

На самом деле от его рук «погибают» все женщины в романе, даже проститутки.

Из пожеланий: не увлекаться обилием сильных метафор — отвлекает от сюжетной линии, мешает целостному восприятию текста, понижает в итоге его качество.

Насчет типичных ошибок: в ближайшее время опубликую для общего доступа небольшое эссе — чувствую, что назрела необходимость и будет полезно многим.

Александр, желаю Вам новых творческих успехов — роман МГЛА — это, несомненно, успех.

P.S. Очень надеюсь, что мои ремарки, советы и пожелания помогут Вам подняться на новую ступень и приобрести международную известность.

P.P.S. Отдельное спасибо за вызванные эмоции — столь сильные желания я давно не испытывала при чтении литературы на такие темы.

Они дали толчок и моему воображению, превратившемуся в фантастическо-эротические сюжеты, которые я надеюсь в скором времени выразить на бумаге.

Милена Летницкая   01.02.2021 05:46     Заявить о нарушении
Я никогда не выделяю в тексте слова заглавными буквами, но сейчас я сделаю исключение. Милена, я Вам ОЧЕНЬ ПРИЗНАТЕЛЕН!!

Александр Смоликов   22.05.2018 13:10   Заявить о нарушении