Копач

Когда он устало брел в старый квартал время уже перевалило за полдень. Дорога длинная, километра два, времени насладиться красотами поздней осени хоть отбавляй. Вот кусты вдоль дороги сбросили свой наряд и готовятся ко сну. Березки как будто изо всех сил удерживают на ветках пятнышки солнца, клинышком сонно трепыхающиеся на ветру. Тихо. Пахнет опавшей листвой, усталой от бурного летнего роста травой.  Иногда доносится терпкий запах поздних хризантем. Это не летний сладкий пьянящий аромат, это последний аккорд уходящего буйства красок. Покой.


В этом старом квартале покой особенный, не такой, как в новом. Покой здесь основательный, залитый в бетон, упакованный в мрамор и гранит. Навечно врезаны в камень слова любви и философской боли. Заросшие травой холмики говорят о вечном покое и забвении даже лучше ухоженных двориков последнего пристанища. Здесь не слышны рыдания, как в новом квартале с его частоколом временных деревянных крестов. Здесь нет разноцветных пышных одеял из цветов и венков на рыжих свеже-рыхлых холмиках. В старом квартале он знал практически всех, что называется, в лицо, а вот природа всегда удивляла своей изменчивостью и радовала жизнью.


Он шел с лопатой на плече, с железным клинышком за голенищем сапога, чтобы счищать с лопаты землю. Дождя не предвиделось и тяжелую плащ-накидку тащить не было смысла. Предстояла подзахоронка в старом квартале. Его «коцанка» была готова еще со вчерашнего дня, оставалось углубиться еще на метр с небольшим и к 13.00 принять нового постояльца.


Работа шла легко во влажном грунте, земля взлетев, четко ложилась на край ямы. На соседней могилке лежал его просоленный потом легкий свитерок. В яме жарко и сыро. Хорошо хоть копать не надо на 2 метра. Пресловутую норму копает только техника в новом квартале – сразу траншею. Кладбище огромное, самое большое в Европе. Ну вот, могилка уже готова.

Его голова показалась над ямой, а вокруг… все было белым-бело! Ощущение нереальности происходящего мурашками пробежало по спине. От него валил пар, он казался себе призрачным облаком в этом припорошенном снегом мире. Холод тут же принял его в свои объятия и пробрал до костей. Кости местного населения такого холода не испытывают, уж точно. Натянув на мокрую майку задубевший свитер, замерзший копач начал разминать ноги, спину,  притоптывая на дороге. Ничего, время подойдет к намеченному сроку и подтянутся его коллеги по скорбному труду, чтобы опустить в могилу гроб и закопать останки.


Природа продолжала его удивлять – свежевыпавший снег начал съедать нудный ледяной дождь. С дождем пришли и товарищи по работе. Похоронной процессии все еще не было. Артемчик и Степаныч ясное дело пришли в плащах, но и им эта погода не доставляла никакого удовольствия.  Вода вперемежку с попавшей глиной выплескивалась из сапог при каждом шаге. Противно, холодно, а просто стоять… ну уж нет. Злость как-то незаметно перешла в судорожный смех и дурацкие шутки. Материться надоело. Время шло уже к трем часам, ожидание начало казаться безысходностью. Катафалк пришел в три. Прощание родственников, к счастью, как бы неуместно это не звучало в этом месте, было очень коротким. Закопали, уложили венки, прибрали землю и отправились обратно.

 Пили все. Давали водку и закуску, но не в этот раз. Впервые «копач» пил из горла водку, пил много и с удовольствием. Конфет на могилках не нашлось, помянуть-закусить просто нечем. И все же тепло разливалось по телу и… к черту все сантименты и красоты природы! День прошел и ладно. Завтра снова к шести утра. Выходной раз в году, только 1 января. Зарплата у землекопов, а они всего лишь «копачи», «пленные», приписанные бригадами к штатным землекопам. Для них зарплата – водка, закусь и часть оплаты за установку оградок и надгробий.


С редких березовых желтых листиков капали редкие слезы дождя. Он шел с лопатой на плече мимо знакомых окаменевших лиц с застывшей навечно улыбкой, мимо маленьких могил с лицами в эмалированных овалах. Капли дождя с его волос стекали по мокрой одежде, грязь хлюпала в сапогах. Дома ждала любимая женщина и теплая ванна, он улыбался.


Рецензии
Пронзительно. Словно реквием по прошлой благополучной жизни. Грязь в сапогах хлюпает, снег вперемежку с дождём, холодно и уныло. Без просвета. И всё едино - осень ли, весна ли... Но улыбку так просто не выбросить на обочину кладбищенской дороги. Ведь это собственно и есть живописная картина нашей общей жизни теперь.

С пожеланиями всего самого светлого в противовес тьме!)))

Николай Львов 4   21.05.2018 22:45     Заявить о нарушении
Спасибо большое!
Соскучилась за этим самым чутким Николаем Львовым!

Ольген Би   23.05.2018 11:30   Заявить о нарушении
Так, моя дорогая, почаще заходите! Как самочувствие. А я не забываю и жду вестей...

Николай Львов 4   23.05.2018 11:35   Заявить о нарушении
Знак вопроса по неведомой причине пропал и мне тревожно стало...

Николай Львов 4   23.05.2018 11:36   Заявить о нарушении