Простая арифметика

  ..жизнь -- рулетка, шанс выиграть по крупному есть у каждого, но и проиграть по мелочи -- тоже везение..

     Везение -- понятие относительное, как,впрочем, и все на белом свете. Если процент полученного ущерба ниже 100, значит повезло. Арифметика простая, все зависит только от того, что вы принимаете за максимум.
     Сержант Коля Рюмин по долгу службы частенько ездил в выездной караул, грузы сопровождать по железной дороге. Не один ездил, конечно. Он -- начальник караула, три бойца с оружием, теплушка с буржуйкой, два-три прицепных вагона под пломбами с охраняемым имуществом и перестук колес по стыкам стальных рельс. Цепляют вагончики к основному составу и, ни о чем думать не надо, только отвечать за сохранность доверенного тебе военного имущества. Что оно такое -- знать не положено, да и не больно надо, меньше знаешь, крепче спишь. Спать можно, когда состав движется. На остановках часовой ходит вдоль вагонов, держа в поле зрения проем теплушки, дернется состав, не зевай, заскакивай поскорее, не то без тебя укатят. Начкар не спит, только при движении ему разрешается вздремнуть. Теплушка разделена дощатой перегородкой на две неравные части. В одной трети -- жилое помещение, нары сколочены, пирамида есть для оружия, запас угля с дровишками, банки с разными кашами и центр постоянного внимания, круглое железное сооружение на ножках, с трубой и дверцей -- буржуйка, вот уж, воистину, дрова и уголь прямо жует. Чуть придремнул возле дверцы, потухнет огонек, ветром через трубу все тепло моментально высквозит, а на улице ноябрь, скоро и снег зарядит. Другая часть теплушки нежилая, холодная, здоровенная щитовая рама двери всегда сдвинута, проем на уровне пупка часового перегорожен съемным деревянным брусом, лежащим на металлических скобах, чтобы не вывалиться ненароком на ходу. Состав на перегонах мчит с хорошей скоростью, деревни да полустанки мелькают. Стоит часовой, составил локти на брус, ремень автомата на одном плече, ствол к выходу, рожком с патронами за брус цепляется. Мотнуло состав на стрелке, бойца по инерции в глубь теплушки повело, автомат по брусу поехал, защелкой зацепился и, нет рожка, полетел на насыпь, только его и видели. Поезд не остановишь, не спрыгнешь на ходу. Это залет, да еще какой ! Место примерно запомнили, ничего же поделать больше нельзя. Когда в часть вернулись, Коля доложил о происшествии. Ротный его, человек мудрый, обстановку оценил сразу. Залетчику трибунал светит, жалко парня, надо думать, как его вызволять из беды этакой. Взял ротный ответственность на себя, не стал докладывать по команде. Вызвал старшину в кабинет, еще одного прапорщика с автобата, собрались по скорому и укатили боевую запчасть разыскивать. Всех, кого мог, на ноги поднял на том перегоне, зарплату свою майорскую за месяц пообещал тому, кто пропажу отыщет. Верите, нет, нашелся рожок, все патроны целехоньки, повезло сержанту и бойцу залетчику. Вот арифметика : трибунал -- сто процентов, а так только десять, строгий выговор, да гауптвахты по трое суток.
     Другая задачка на сообразительность. Дедушке армейскому два месяца до дембеля, служил хорошо, в первую партию мог бы уволиться. Младший призыв не напрягал, не его это забота. Получил письмо из дома, что-то не ладилось там, ходил мрачнее тучи. И под это настроение попался ему салага под руку, неправильно это, сам понимаю, но дедушка не сдержался, въехал в ухо бедолаге. На его беду эту сцену видел замполит, это тоже залет. После трибунала поехал залетчик в дисциплинарный батальон еще на два года за неуставные взаимоотношения. А там не мёд, срок службы льготы не дает. Видел я его потом, приезжал по делам в это исправительное заведение. Идут строем, на плечах ломы, лопаты, носилки прямо в строю по двое тянут, ремней нет, пилотки без звездочек, глаза вниз, рядом бойцы с автоматами, овчарки на поводках дисциплину поддерживают. Забор с колючей проволокой, вышки с часовыми по углам периметра, одно единственное чахлое деревце возле здания штаба и песня слышится "..И гордо я шагаю с автоматом..". В этой задачке плюс на минус дал отрицательный результат.
      А сейчас условие третьей, посложнее, задачки. Два товарища уже были осуждены на разные сроки все того же дисбата. Одному полгода добавили к уже отслуженному, второй посерьёзнее схлопотал добавку -- полтора незабываемых. Ждали отправку, содержались в отдельном помещении городской гарнизонной гауптвахты. В карауле стояли ребята опытные, но от ошибок никто не застрахован, тоже шанс кому-то выпал. Среди ночи из отдельной камеры попросились в туалет. Выводной, в нарушение устава, чтобы дважды не мотаться, сразу их двоих и сопроводил до этого легендарного сооружения. Находилось оно во дворе, одной общей стеной примыкая к бетонному забору. По другую сторону прилепился ларь деревянный с крышкой, без дна, просто прикрывал общую с туалетом яму. Раз в два месяца подъезжала к нему машина золотарей, понятно зачем. Так совпало, что это доброе дело было сделано совсем недавно. И это тоже везение, заметьте. Дальше, прошу извинить, слишком впечатлительным подробности могут не понравиться, но без них суть повествования теряется. Зашли два товарища внутрь, полы бетонные, три овальных отверстия, выводной на улице их ждет. Пять минут, десять, начал он поторапливать сидельцев. А те не откликаются. Забеспокоился боец, заглядывает внутрь, а там никого. Тревога, конечно, " караул, в ружье ". За забор выбегают, картина маслом : крышка ларя открыта, валяется рядом солдатское исподнее, перемазанное. Ушли побегушники, протиснулись в узкие овалы, под полом пробрались голышом, а наверху обтерлись, переоделись быстро в сухое, что в руках держали и оставили караул с носом, с носами, точнее, из-за нестандартности ароматов, не унюхавших вовремя другую ситуацию. Одного сбежавшего взяли вечером, на вокзале, вдрызг пьяного, второго изловили в Брянской области на шестые сутки. Там не до смеху было. Отстреливался из охотничьего ружья, пока патроны не закончились, этот отчаянный противник ограничения личной свободы. Получил реальный срок, арифметика оказалась не в его пользу. Да и вообще не может эта наука быть в чью-то пользу, сухие расчеты никогда не смогут объяснить человеческую сущность, надежда на " авось " , на шанс, пусть минимальный не прописана в математических правилах.
И нет причин, по которым человек откажется даже от последнего, разъединственного шанса. Такая вот, простая арифметика.
      


Рецензии