22. Бакинцы и бакинская нефть

В начале XX века еще никто не планировал создание "энергетических сверхдержав", но уже тогда нефтедобывающие районы вызывали алчные взгляды у самых состоятельных дельцов. Неудивительно, что бакинские нефтепромыслы притягивали различные державы сильнее магнита.

К ним стремились и турки, желавшие поставить пантюркизм на мощный сырьевой фундамент, и немцы, надеявшиеся пополнить свой отощавший за войну энергетический баланс, и англичане, которые не хотели ничего отдавать ни туркам, ни немцам.

Были, правда, еще большевики, также нуждавшиеся в нефти, но их положение к концу июля 1918 года стало настолько тяжёлым, что их потребности в топливе большинство нефтяных магнатов уже не принимало в расчет.

Что касается азербайджанцев, то за них выбор сделала партия "Мусават", заключившая 4 июня 1918 года с Османской империей договоры о дружбе и о военном сотрудничестве. Но желанная нефть была только в Баку, в котором сохранялась Советская власть, а это автоматически делало ее врагом многих правительств в Закавказье и за его пределами.

Кроме того, владельцы нефтепромыслов не забыли Декрет о национализации нефтяных предприятий, принятый 2 июня Бакинским Совнаркомом. Все нефтепромыслы были подчинены Бакинскому Совету Народного Хозяйства. Между тем, возможности поддержки Бакинского совета из Советской России резко сокращались.

Сообщение по Волге было прервано мятежом Чехословацкого корпуса, захватившим Самару. Обозначилась угроза Царицыну, на подступах к которому активизировались белоказаки Краснова. Подкрепления, поступавшие в Баку из Астрахани заметно поредели.

10 июня части Бакинского совета перешли в наступление на Евлах. На первых порах оно развивалось успешно, но уже 27 июня советские отряды столкнулись с турецкими войсками, и 1 июля начали отступать.

Почувствовав слабость бакинских большевиков, заколебалось то неустойчивое большинство которое они имели в Совете. Эсеры, меньшевики и дашнаки начали искать замену советским войскам.

Ближайшим соединением Антанты был британский отряд Денстервиля, 1000 бойцов которого годились только для военной демонстрации. В свою очередь Председатель Бакинского Совнаркома С.Г.Шаумян решил пригласить казачий отряд под командованием Л.Ф.Бичерахова.

Переговоры продолжались долго, пока, в конце концов, казачий командир не согласился взять на себя оборону участка севернее Баку. 5 июля отряд Бичерахова, не заходя в Баку высадился на побережье Каспийского моря в районе Аляты.

9 июля 1918 года Шаумян доложил В.И.Ленину: "Отряд Бичерахова отправлен на фронт 7 июля. На Кюрдамирском направлении противник перешел в наступление, но после 12-часового боя был отброшен, понеся тяжелые потери. В бою участвовал бичераховский отряд. Наши потери невелики." Однако уже 10 июля турецкие войска смогли потеснить армянские части, вынудив отступить и их соседей.

20 июля 3-я бригада под командованием Амазаспа без боя оставила Шемаху, открыв для турок путь на Баку с севера. 22 июля советские войска на центральном участке отступили к Аджикайулу.

Представители Национального собрания Армении выехали в Баку, чтобы убедить местных дашнаков отказаться от союза с большевиками. Различные группы требовали сдачи города или туркам, или англичанам.

21 июля 1918 года И.В.Сталин направил С.Г.Шаумяну телеграмму, в которой говорилось:

"По последним сведениям народнические фракции Бакинского Совдепа добиваются призвания варягов-англичан, якобы на помощь против турецких захватчиков...

Именем Всероссийского ЦИК и Совета Народных Комиссаров я требую от всего Бакинского Совета, от армии и флота, полного подчинения воле рабочих и крестьян всей России. Во исполнение решения Пятого Съезда Советов я требую от Бакинского Совнаркома безоговорочного проведения в жизнь независимой международной политики и решительной борьбы с агентами иноземного капитала, вплоть до ареста членов соответствующих комиссий."

Для предотвращения сдачи города из Астрахани был отправлен отряд Г.К.Петрова, насчитывавший 782 бойца при 6 орудиях. Подкрепления должны были повлиять и на настроения в Бакинском совете.

Опасения И.В.Сталина оправдались в течение нескольких дней. Чрезвычайное расширенное заседание Бакинского совета открылось 25 июля 1918 года при участии районных советов, судовых комитетов и Военно-революционного комитета Кавказской Красной Армии под председательством А.Джапаридзе.

С докладом выступил Степан Шаумян, который выступил против приглашения англичан. Зачитав телеграмму И.В.Сталина от 21 июля, он сказал:

"Советская Россия предоставляет нам громадные средства. Сегодня из Астрахани прибудут 5 шхун, которые везут 80 орудий, 160 пулеметов, 10000 ружей, 20000 патронов, массу обмундирования и т.д. Россия до сих пор ничего не жалела и теперь не жалеет сил.

Вместо того чтобы связываться с иноземцами, мы лучше обратимся к России, а до того времени мобилизуем все наши пролетарские силы, армию и флот, и во имя того, чтобы мы не порвали связи с правительством, я приглашаю вас снять вопрос о приглашении англичан и обсудить вопрос о защите фронта общими усилиями нашими вместе с Советской Россией".

После Шаумяна выступил А.Джапаридзе, который сказал:

"Я обращаюсь ко всем рабочим. Помните, что если англичане даже будут призваны сюда, то наше спасение будет только тогда, если мы сами будем представлять единую силу.

Я говорю вам: не зовите англичан, потому что вы погубите Советскую власть, оторвете Баку от России, и эта ошибка будет непоправима. Ваш приговор, ваше решение пригласить англичан будет смертельным ударом Бакинскому Совету."

Но эти речи не убедили присутствующих. За резолюцию большевиков было подано только 236 голосов. Предложение эсеров, меньшевиков и дашнаков о приглашении англичан получило 259 голосов.

Выступивший по итогам голосования С.Г.Шаумян сказал:

"Вы не нашли еще Англии, но вы потеряли Центральную Российскую власть. Вы не нашли еще Англии, но потеряли нас... От имени нашей партии заявляю, что ответственность за это предательство мы на себя не возьмем... вы, принявшие эту резолюцию, порвали всякую связь между вами, ставшими на предательскую точку зрения, и нами. Мы снимаем ответственность за преступную политику, которую вы начинаете, и отказываемся от постов народных комиссаров."

На экстренном заседании Исполкома Бакинского Совета было решено, что впредь до окончательного решения вопроса о власти все народные комиссары должны оставаться на своих местах.

Состоявшаяся 27 июля Общебакинская конференция большевиков постановила власти без борьбы не сдавать, спешно организовать оборону Баку под руководством Совнаркома, объявить всеобщую мобилизацию и призвать рабочих на защиту города и Советской власти.

Во исполнение этого решения Бакинский Совнарком провел ряд мероприятий: объявил в городе военное положение, поручил ЧК пресечь контрреволюционную агитацию, обратился с призывом к бакинским рабочим встать под ружье и отстаивать город до последней возможности. Но силы Бакинского Совнаркома продолжали таять.

30 июля отряд Бичерахова покинул Баку и направился в Дагестан. Позднее Л.Ф.Бичерахов заявил: "Я воюю с турками и немцами, в гражданской войне участия  не принимаю и готов контактировать с красными." Однако сказанное ничуть не помешало ему найти себе место в Гражданской войне на стороне белых.

В ночь на 31 июля дашнаки созвали совещание, на котором было принято решение послать делегацию в штаб турецких войск для переговоров о сдаче города.

Утром 31 июля дашнаки потребовали от Бакинского Совнаркома прекращения военных действий и посылки парламентеров. С.Г.Шаумян отказался выполнить это требование, и совместно с остальными бакинскими руководителями сложил полномочия.

Напоследок Бакинский Совнарком обратился к бакинским рабочим с воззванием за подписями Шаумяна и Джапаридзе, в котором говорилось: "...С этого момента политические и военные представители Российской Советской власти и воинские силы, присланные из России, не могут оставаться в Баку и быть пособниками английских империалистов, быть соучастниками предательства, совершенного под влиянием... эсеров, меньшевиков и дашнаков..."

1 августа власть в Баку перешла к "Временной диктатуре центрального комитета Каспийской военной флотилии" (Диктатуре Центрокаспия), состоявшей из правых эсеров, меньшевиков и дашнаков. Но грозное название не меняло расстановки сил вокруг города.

3 августа командующий турецкой армией в районе Баку Мюрсел-паша направил защитникам города ультиматум, в котором говорилось:

"Если вы согласитесь сдать город без боя, то права всех, без различия вероисповеданий и национальностей будут гарантированы.

Особо же вам, армянам, будет в этом случае разрешен и гарантирован беспрепятственный переезд из Баку в Армению, если, конечно, вы того пожелаете. Если же город не будет сдан, то он, во всяком случае, будет взят, и тогда ответственность за пролитую кровь и причиненные убытки ляжет на вас."

Угроза была недвусмысленной, но отразить ее без помощи советских войск было невозможно.

3 августа турецкие войска захватили Кубу, а 5 августа части 36-й Кавказской дивизии ворвались в Баку со стороны Волчьих ворот, деревни Шихово и Сальянских казарм. В городе началась паника.

По указанию С.Г.Шаумяна в бой с турками вступили советские отряды под командованием Г.К.Петрова. Встреченные сильным артиллерийским огнем, турецкие войска в течение 5-6 августа были выбиты из Биби-Эйбата, Патамбада и Волчьих ворот и отступили за Баладжары. Но плодами этой победы воспользовались уже другие.

4 августа в Баку прибыл британский отряд подполковника Стокса, насчитывавший 300 человек. Стокс был тут же назначен начальльником штаба Диктатуры Центрокаспия.

10 августа нелегальная городская конференция большевиков приняла решение об уходе в подполье и эвакуации советских вооруженных сил в Астрахань. 11 августа Г.К.Петров особым письмом уведомил Диктатуру Центрокаспия и президиум Исполкома Бакинского Совета о предстоящем отъезде частей Красной Армии.

Лидеры бакинских большевиков 12 августа опубликовали декларацию, в которой разъясняли причины эвакуации советских войск. В ночь с 13 на 14 августа советские руководители вместе с войсками погрузились на 16 (19?) пароходов, однако были задержаны кораблями Диктатуры Центрокаспия возле острова Жилого.

Бывшие работники Бакинского Совнаркома были брошены в тюрьму, а более 3 тысяч бойцов разоружили и выслали в Астрахань. 17 августа в Баку прибыл с подкреплениями полковник Денстервиль.

Таким образом, британский отряд увеличился почти до 1000 человек с несколькими броневиками. Не получив предупреждения о падении Советской власти, из Астрахани еще некоторое время продолжалась переброска войск.

3 сентября 1918 года газета "Известия ВЦИК" напечатала сообщение, полученное из Баку:

"15 августа весь день на Петровской пристани выгружаются пароходы, прибывшие из Астрахани. На них находится большое количество вооружений. Эти части, прибыв в Баку и узнав, что Советской власти в городе больше не существует и в Баку находятся несколько сот англичан, на своих собраниях выносили резолюции с требованием восстановления Советской власти".

21 августа турки возобновили атаки под Баку, а 24 августа обстреляли город из орудий. Однако 26 августа очередной штурм закончился для турок неудачно.

Правые социалистические партии даже провели 28 августа выборы в Бакинский Совет третьего созыва, в который вопреки расчетам были избраны содержавшиеся в тюрьме большевики Шаумян, Джапаридзе, Зевин, Фиолетов, Азизбеков, Басин, Корганов, Малыгин и С.Богданов. 5 сентября большевистская фракция потребовала освобождения бывших комиссаров, избранных в Совет.

Вместо освобождения депутатов, Диктатура Центрокаспия объявила о предании народных комиссаров военно-полевому суду. Однако положение и самих судей было непрочным. 27 августа турецкое командование перебросило в район 15-ю пехотную дивизию.

Под давлением превосходящих турецких сил английские части оставили 31 августа также Бинагадинские высоты и отошли к Дарнагульскому озеру.

В бюллетене Диктатуры Центрокаспия и Временного исполнительного комитета от 11 сентября 1918 года сообщалось: "Хотя и медленно, но безостановочно усиливаются здесь наши союзники англичане, интересы которых ни в чем не расходятся с нашими интересами и которые превосходно учли настоящую конъюнктуру и соединили свои силы с нашими..."

Но они явно переоценили силы англичан. Отчасти задерживали очередной штурм разногласия между Турцией и Германией, которая и сама имела виды на бакинскую нефть.

12 сентября Халил-паша издал приказ о штурме Баку. 14 сентября турецкие войска возобновили наступление на Баку. Однако, британское командование не стало ждать исхода боев, и эвакуировало свои войска в Энзели. Члены Диктатуры Центрокаспия на кораблях Каспийской флотилии отбыли в Порт-Петровск.

15 сентября, когда бои уже шли на улицах Баку, арестованных большевиков освободили из тюрьмы. Судить их уже было некому, и С.Г.Шаумян с товарищами успели сесть на пароход "Туркмен", отправлявшийся в Астрахань.

По дороге команда, опасаясь возможных наказаний за уход в советский порт, поменяла курс и привела судно в Красноводск, контролировавшийся англичанами и Диктатурой Центрокаспия. Вместо новой работы бакинских большевиков ждало очередное заключение.

17 сентября пароход "Туркмен" направили к нефтеналивной пристани Уфра, где находился английский бронепоезд и начальник гарнизона полковник Баттин. Позволив бакинцам сойти на берег, их арестовали.

С.Г.Шаумян пробовал отправить радиограмму Диктатуре Центрокаспия, чтобы они подтвердили факт освобождения арестованных в Баку, однако в Красноводске такие мелочи никого не волновали.

В ночь на 20 сентября 26 арестованных бакинцев погрузили в вагон и отправили на восток. Однако до Ашхабада Шаумян и его соратники так и не доехали.

Утром 20 сентября на 207-й версте их высадили из вагона, отвели на 70 метров в сторону от дороги и расстреляли. Впоследствии бывший британский уполномоченный генерал-майор Уилфрид Маллесон то многозначительно намекал на свою причастность к смерти бакинских комиссаров, то отвергал любой намек на свою связь с расстрельной командой.

Многие современные авторы озабочены не столько доказательством непричастности к расстрелу на 207-й версте тех или иных лиц, сколько поиском улик, изобличающих расстрелянных большевиков.

Особенно забавно выглядят обвинения Шаумяна и других руководителей Бакинского Совнаркома в дезертирстве, хотя они изначально заявили, что они не намерены сдавать Баку ни туркам, ни англичанам, и доказали серьезность своих намерений. Впрочем, многие из политиков, пришедших в столицу Азербайджана вслед за советскими комиссарами, продержались ненамного больше расстрелянных.

Те, кто расчитывали полностью лишить Советкую Россию бакинской нефти, тоже просчитались. "Черное золото" продолжало поступать в Астрахань уже контрабандой.

За 1919 год на рыбачьих лодках из Баку было отправлено около 320 тонн нефти. Это было ничтожно мало, но позволило просуществовать до того времени, когда нефтепромыслы Апшерона снова стали частью промышленного комплекса единой страны.


1. В.Ишханян. Великие ужасы в гор. Баку. Анкетное исследование сентябрьских событий 1918 г. Издание анкетной комиссии при Бакинском Армянском Национальном Совете. Тифлис, 1920.

2. Е.А.Токаржевский. Из истории иностранной интервенции и гражданской войны в Азербайджане. Баку. Издательство Академии наук Азербайджанской ССР. 1957.

3. Е.А.Токаржевский. Бакинские большевики - организаторы борьбы против германо-турецких интервентов в Азербайджане в 1918 г. Баку. 1956.

4. М.Брукс. Нефть и внешняя политика. М. 1949.

5. Э.Бурджалов. Двадцать шесть бакинских комиссаров. М. 1938.

6. В.А.Гурко-Кряжин. Английская интервенция 1918-1919 гг. в Закаспии и Закавказье. Историк-марксист, 1926, № 2.

7. А.Дубнер. Бакинский пролетариат в годы революции (1917-1920). Баку. Издательство АзГНИИ. 1931.

8. С.Г.Шаумян. Избранные произведения. Т. 2. М. 1958.

9. С.Г.Шаумян. Письма. 1896-1918. Ереван. 1959.

10. Сурен Шаумян. Бакинская коммуна. Баку. 1927.

11. Я.А.Ратгаузер. Революция и гражданская война в Баку. Ч. 1. Баку. 1927.

12. Я.А.Ратгаузер. Арест и гибель комиссаров Бакинской коммуны. Баку. Издательство АзКП(б). Центральный и Бакинский комитеты. Истпарт. 1928. 60 с.

13. А.Каринян  Шаумян и националистические течения на Кавказе. Баку. 1928.

14. Л.С.Шаумян. Расстрел 26 Бакинских комиссаров английскими интервентами. М. 1949.

15. Л.С.Шаумян. Мужественные борцы за коммунизм (к 35-летию расстрела 26 бакинских комиссаров). М. 1954.

16. Л.С.Шаумян. Двадцать шесть бакинских комиссаров. М. 1968.

17. П.А.Азизбекова  Советская Россия и борьба за установление и упрочение власти Советов в Закавказье. Баку. 1969.

18. П.А.Азизбекова, А.Мнацаканян, М.Траскунов. Советская Россия и борьба за установление и упрочение власти советов в Закавказье. Баку. 1969.

19. П.А.Азизбекова. 26 Бакинских комиссаров. Баку. 1978.


Рецензии