Последняя улика

  -Кажется, у тебя температура спала. Лоб холодный и ты вся в поту.

- Да, наверное, как-то легче стало. Но ухо по-прежнему болит. Даже кажется слышать хуже стала. Но ничего. Вот Вера придет, еще несколько дней доделает мне антибиотики, и я встану на ноги.


На всю улицу  громко прозвенел  звонок. У него был очень сильный сигнал.
Во дворе стоял трехэтажный дом, правда, недостроенный, поэтому семья ютилась в стареньком доме, который не снесли потому что, в нем надо было дожить, пока не достроится новый.

-Лёва, иди открывай. Вера, наверное, пришла. Больше некому.

- Даша, ты накройся  одеялом получше, а то пока я открываю дверь в дом, холоду запущу.
Даша поправила на голове пуховый платок, доставшийся ей в наследство от матери, натянула до плеч стеганое одеяло.
*****
Вера была их старой знакомой. Когда-то они с Лёвой снимали у ее родителей нижнюю часть дома.
Туда ее, Дашу привез Лёва из родильного дома с Максимкой. Хозяева, пока Даша отсутствовала, сделали ремонт. Лёва привез телевизор, маленький холодильник, и большой диван. Все расставили уютно. Дядя Трофим, хозяин дома Сделал кроватку для малыша . Он сварил ее из металлических прутьев, бережно покрасив ее в голубой цвет.

Тётя Клава с утра приносила парное молоко и стопку маслянистых блинов.
- Ешь, давай! Тебе питаться сейчас хорошо надо, чтобы молоко было для Максимки.
И тут же убегала, принося охапку дров. Растапливала русскую печь, снова уходила и возвращалась с двумя ведрами воды. Одно из них она ставила на печь.
 
-Вот нагреем, и Максимку искупаем! А ты поешь пока! Да чайку с молочком испей вволю.  Даша скрывала, что ни есть, ни пить ей совсем не хотелось.

- И давай договоримся, что ночью, если тебе понадобится помощь, ты мне вот этой шваброй в потолок постучи. Я зараз прибегу.


Ночью громко кричал Максимка. Но баба Клава, так и не услышав стука швабры, разбудила Трофима.

-Вставай, Трофим! Что-то мальчишка там надрывается, а от Дашки ни стука, ни голоса.
Трофим быстро накинул тулуп, оделась и баба Клава.

 Они пытались достучаться  до Даши. Но их никто не слышал. Дубовая дверь была закрыта изнутри на кованый крючок. Они выбежали на улицу, чтобы заглянуть в окна.
На полу в багровом пятне лежала без сознания Даша.

Трофим, своим мощным кулаком выбил раму вместе со стеклом. Баба Клава в это время побежала за Верой.
- Вера, вставай! Дашка умирает!

- Что случилось, мам?

- Лежит в луже крови… Белая, как полотно.… Зарезали, наверное.  Беги к магазину, там телефон-автомат висит на крыльце. Скорую вызывай!

Вера быстро встрепенулась, несмотря на глубокую ночь, оделась и побежала к  магазину, где висел телефон автомат. Скорая приехала не скоро. Вере пришлось бежать до другого магазина. И это ночью. Девчонке, которая не побоялась ни темноты, ни мороза. Ей надо было спасать Дашку! Она любила Дашку. Дашка помогала ей с уроками, учила вязать и шить, вместе печатали фотографии, Вместе гуляли, когда Дашка носила в себе своего первенца. Как же было не спасти Дашку?
Скорая приехала. Дашку спасли. Послеродовое кровотечение. При родах акушерка проследила. В полости матки остался послед.
Дашка помнила всю свою жизнь заботу и тепло этих людей.
******
- Привет, Дарунчик!  Как ты? Надо сил набираться и поправляться!

- Вера, ты сама доброта! Опять меня спасаешь!

- Не переживай, все в этом мире возвращается бумерангом! Сегодня – я тебе помогла. Завтра и ты мне поможешь!

-Конечно, Верочка, и я тебе помогу, если моя помощь тебе будет нужна!

- Даша, завтра в ночь Рождество. Лёва, приходите ко мне! Александру меня в рейс уйдет. Одной скучно. Я пирогов напеку. Посидим, поговорим, повспоминаем  годы наши…

-Что ты, Вера… куда мне с моими ушами больными… В шали идти через все улицы?  Нет. А давай ты к нам! Пирогов печь не обещаю, но стол накроем. Да, Лёва?

- Конечно, Вера. Приходи.

-Ну и ладно. К вам, так к вам. Я не против. Танюшка с вашим Максимом на дискотеку сходят, а Мишка мой с Ульяной на вашей горке на санках покатаются.  А пирогов я напеку. И соленья принесу.

К вечеру шестого января Вера с Танюшкой принесли и соленья, и плов, и пироги. Накормили детей, отправили старших на дискотеку, младших на горку кататься на санках.
Накрыли с Верой на стол. Не успели сесть, как у нее зазвонил телефон.

-Привет, Люба! Я у Даши с Лёвой. Вот на стол накрываем. Я думаю, что Даша не будут против, если и вы придете, тем более, что Вы тут рядом живете. Правда, Лёва?

-Конечно, пусть приходят! А я пока помогу  на стол накрыть.

******

Люба была средней по возрасту среди детей в семье тёти Клавы и дяди Трофима. Старшим был Саша. Как у многих, у него с первого раза не сложились отношения с женой. Вырос сын, уехал в Грецию. Устроился. Женился. А его родители к этому времени нашли свои пути-дорожки. Пути этих двух людей так и остались одноколейными, но так и не пересеклись. Ни Валя не нашла себе спутника жизни, ни Саша. Саша часто приходил к родителям, нянчился с Максимкой, наслаждался его развитием и ростом. Забавлялся с ним . И все, наверное потому, что до конца не вкусил настоящего чувства отцовства. Разошлись они с женой рано, когда Олежка был еще совсем маленьким.  А тут Максимка в его родном доме родителей забавлял при каждом его приходе.

У Любы тоже не сложилось. Через год после замужества, она вернулась в родительский дом с маленьким Сереженькой. Но случилась беда. Когда Люба вышла в магазин, и, вернувшись она нашла сынишку мертвым, с целлофановым пакетом на голове. Задохнулся мальчик, почти младенец.
Люба в отличие от всех, была далеко не добрых нравов. Она недолго переживала смерть своего ребенка и вскоре уехала с мужчиной в среднюю Азию, с которым тоже ничего не сложилось. Все долго оплакивали смерть Сереженьки, но в ее отсутствие. Через некоторое время, она опять вернулась в свой город и сошлась с вдовцом, имеющим свой дом и машину «копейка».

Веру настигла та же неудача. Вышла замуж, родила Танюшку, вскоре разошлась, и ее дочку воспитывал уже другой муж, от которого Вера родила Мишу.
Несмотря на неудачные судьбы своих детей, родители только и говорили о них, как о самых лучших детях на свете.

Дед Трофим, много лет, дожидавшийся от государства положенный ему, как инвалиду ВОВ, Запорожец, в первый день выезда погиб.
Баба Клава осталась одна. Она также любила своих детей, хотя каждый из них навещали ее не часто, кроме Веры. Но кто поспорит с матерью, которая хочет для своих детей счастья, жертвуя своим одиночеством? Дом для одинокой старушки был слишком велик, и она решила продать его и купить поменьше, но за меньшую стоимость. А оставшиеся деньги поделить между тремя детьми. Так она и сделала. И к Новому году, переселившись, обустраивала свое жилье.

*******
Снова громко прозвенел звонок, и Лёва пошел встречать новых гостей.
Впустив  морозное облако в дом, зашли Люба, ее муж Юра.
Звонко залаяла домашняя болонка. Но собаки лают, защищая не только хозяев, но и себя. Забившись в угол, и , поняв, что ей ничего не угрожает, замолчала.

- Ну, с наступившим вас Новым годом и с наступающим Рождеством! А что это ты, Даша в пуховом платке? Дом то у вас плохенький. Замерзла что ли? И мы, значит, мерзнуть к вам пришли?

-Раздевайтесь. У нас тепло. Просто мы в новый дом не стали в зиму переселяться. Там ведь только первый этаж отделали, где кухня, ванная и туалет и  отопление. Вот коммуникациями там пользуемся, а живем пока здесь. 


- Понятно. И не тесно здесь вам?

- Не тесно, Максимка после смерти бабушки живет у деда, чтобы тому не скучно было. Да и помогать старику надо.

Даша и Лёва были почти незнакомы с Любой, и тем более с ее очередным мужем, поэтому ее поведение им показалось напористым и не дружелюбным.

- А ты, Вера до сих пор маешься со своим Александром? Вот две противоположности : наш  брат Саша –идеалист, и муж твой – садист…

- Почему маюсь? Просто живу. Он и Танечку растил, а теперь и Мишеньку.

- Да ладно…Мать рассказывала, какой он…

- Ну, дорогие гости, давайте, наливайте, выпьем за здоровье!

Все дружно зазвенели рюмками и потянулись к закуске.

«Слава Богу, - подумала Даша,- что перебранка эта закончилась». Так, наверное,  думали и все остальные присутствующие, кроме Любы.

Юра оказался очень приятным мужчиной с достаточным количеством интеллекта. Но после вопроса Лёвы: кем Вы работаете, и ответа Юры, Даша сделала мгновенное умозаключение : немного хвастлив.

- Я мастер по кассовым аппаратам. Живу в достатке, мне, ведь, то в магазинах  что-то сверху положенного дадут, то в ресторанах... Не жалуюсь. У меня есть все вплоть до машины.


Даша тоже не была слишком лояльной, поэтому в ее голове проскользнула мысль: « что сравнивать его  «копейку» с нашим «джипом.» Но она умела свои мысли держать при себе.

Вера весь вечер молчала, боясь при старшей сестре вставить слово. Молчал и Лёва, видно ему тоже не по душе пришлась эта новая компания. Даша просто слушала Любу, ее нравоучения, адресованные то сестре, то ей, Даше. Юра иногда искоса поглядывал на жену,  делая вид, что она перебарщивает в своих высказываниях.
Но Люба этого не замечала. Она говорила и говорила, каждый раз в своих рассказах находя виновных.

Есть люди, которых медом не корми, но дай высказать свою точку зрения на всех и каждого. Она была из тех, кто не читал ни одной книги в жизни, но пытался представить себя в глазах других опытным профессионалом в решении житейских проблем. Когда все ее нравоучения и обсуждения по поводу рядом сидящих заканчивались, она начинала вспоминать героев фильмов. К ним она тоже выражала свое негативное отношение. Юра иногда пытался с ней поспорить, но не тут-то было. У нее была своя точка зрения на все.

«У нее нет ни одного положительного героя, ни по жизни, ни в кино, - подумала Дашка, даже про мать свою, тётю Клаву она не могла сказать ни одного хорошего слова».


Юра, поняв, что ее разговоры всем не по душе, позвал ее домой. Лёва, как встретил их так и проводил, сопроводив их своим приглашением приходить в гости.

Но они больше никогда не приходили в дом Даши и Лёвы. Повода больше не было. Так складывались обстоятельства.


Проводив гостей, все облегченно вздохнули, почувствовав себя свободными в своих мыслях, рассказах и  воспоминаниях. Лёва даже обнял Веру, поцеловал Дашку, тем самым показывая:
«девчонки, хорошие вы, и хорошо, что вы такие, какие есть. Не злобные, добрые, и правильные».


Просидели допоздна. Много вспоминали, начиная с момента, когда Дашка чуть не погибла по вине акушерки. Но она не любила вспоминать тот случай. Но рядом сидела Вера, ее спасительница. Это нужно было вспомнить, вопреки всему. Вспомнили дядю Трофима, родственников, которые тогда были с ним в машине.
Вера достала свою записную книжку. Там были записаны все русские застольные песни.
Дети уже давно вернулись с горки. Танюшка с Максимом с дискотеки. А старшее поколение вполголоса пели.

- Даша, мы, наверное, пойдем домой. А завтра я приду делать тебе укол и банки пустые заберу.  Выздоравливай и приятных снов тебе. Лёва проводи нас до калитки.

- Вера, ты завтра не приходи. Мы завтра  деда поедем навестить, а на обратном пути к тебе заедем, там и укол мне сделаешь.

- Вот и хорошо. Буду вас ждать. Постучите в окно, я открою.
По странному стечению обстоятельств Вера и Саша жили тоже в небольшом домике, строя рядом большой. Вход в маленький дом находился прямо с улицы, дверь всегда запиралась. Сначала Вера выглядывала в окно, которое тоже туда же выходило, увидев, кто стучит, спешила открыть входную дверь.
Вот так и Даша с Лёвой, приехав утром, постучали в окно. Вера, завидев их из окна, поспешила в сени, чтобы пустить гостей в дом.
 Ульяна с Мишей пошли кататься на горку, расположенную напротив дома Веры.
- Пусть катаются. Мы их из окна увидим.

 Даша  немного посидели, попили чаю с пирогами. Недолго поговорили о разных жизненных мелочах.

-Даша, вот мама деньги от продажи нашего дома дала. Она на всех разделила. Правда, брат отказался от своей доли, сказал,что мне они нужнее. Строимся же. А я вот и сижу взаперти, потому что деньги дома держу. Смотри, вот они в книжке «Как закалялась сталь». Я, пересчитываю их каждый день для успокоения души, кладу эту книжку под шкаф. Здесь никто не догадается.

Дашка не спросила, конечно, кому Вера еще говорила о своем тайнике. Не интересно ей было, о чем позже долго сожалела.

Вера сделала Дашке укол, пообещав, что придет завтра на очередной. И, немного пообщавшись, Лёва с Дашей и Ульяной уехали домой.

Утром Вера не пришла. Спустя час, Даша взяла посуду Веры и направилась к ней, захватив с собой книгу, которую нужно было сдать в библиотеку.  Библиотека находилась по пути к дому Веры.
Гремя пустыми банками, Дашка зашла в библиотеку. На ее пути уборщица Люся домывала полы.

- Ты куда с поклажей-то собралась?

- Да вот Вере банки пустые несу.

- Не ходи.  Веру зарезали.

- Как? – Дашка почти стала терять равновесие.

Ее завели в кабинет, накапали валерьянки, потом та же Люся проводила ее домой. Лёва, ненадолго отлучился по работе. Первой зашла в дом Даша, следом пришел Лёва.
Сидели молча несколько часов, копаясь в догадках, но тоже молча. Каждый в своей голове искал версию убийства.

У каждого из них была своя. Но при общении, каждая из них отвергалась, то Лёвой, то Дашей.

Они решили пойти к дому Веры, тем более с рейса в час дня должен вернуться Александр, муж Веры.
Около дома стояло два милицейских УАЗика. В дом не пускали. Даша позвала следователя.  Он вышел.
 
- Кем приходитесь убитой?

- Я подруга ее.

- Документы при Вас?

- Да. Вот, пожалуйста.

- Когда Вы с ней последний раз виделись?


- Вчера. Мы заезжали с мужем к ней на полчаса.

- Цель приезда?

- Мы же подруги. Могу и без цели придти. Но вчера мы заезжали, чтобы ей не пришлось идти ко мне делать укол.

- Вот Вам номер кабинета следователя. Повестку не даю, думаю, придете сами.

- Какой я свидетель?  Я же и рада бы узнать, что произошло, но меня не было с ней в этот момент.

- Неважно. В отделе расскажете все, что Вы знаете.

К дому подходил Александр, вернувшийся с рейса. В дом его не пустили. Представившись мужем Веры, его пригласили  во вторую машину.

Дашка и Лёва уже стояли на улице между двумя милицейскими машинами.
Дашка слышала вопросы, которые задавали Саше.

- Когда Вы в последний раз видели свою жену?

- Перед отъездом… три дня назад.

Голос Александра не дрогнул от горя.
Он всегда был стойким солдатиком. Мужественный, уверенный в себе, он держался достойно.

Даша с Лёвой  почти никогда с ним не общались, если только случайно где-то встретившись. Он был высокого роста, с грубыми чертами лица. И по натуре своей тоже был грубоват в общении. Со своей падчерицей Александр тоже общался не в лучших тонах.

- Кто может подтвердить, что вы были в рейсе?

- Конечно, мой напарник и диспетчер. Мы по два водителя на рейс выходим. Людей же возим.

Дальше Даша ничего не услышала, потому что на горизонте появился Мишенька.
Даша пошла ему навстречу. Он, конечно, еще ничего не знал, и надо его было подготовить.
Но как ему сказать, что его мамы больше нет? Где найти такие слова? Как утешить его и чем?

Вера была хорошей матерью и замечательной женой. Она целыми днями занималась то с детьми, то по хозяйству. Про таких женщин обычно говорят: клуша. Она много готовила. У нее всегда и во всем был порядок.

- Мишенька. Мамы больше нет. Так случилось. Ты позже все узнаешь. Но у тебя есть папа. Надежный, сильный, любящий тебя. Ты ведь любишь его? Иди к нему, он вон в той машине сидит.
Мишка так был ошарашен новостью, что не мог даже заплакать. Он пока ничего не понял. Он вытаращил на Дашу глаза, перевел взгляд на Лёву, потом, как бы опомнившись, пошел к милицейской машине, где сидел его отец.

Дашке досталась довольно-таки неприятная миссия.  Теперь надо было дождаться Таню.
Она училась в медицинском училище, которое находилось недалеко от дома. Таня была очень доброй и ласковой девочкой. Дашка помнит, как гуляла с ней, водила ее и своего Максимку в парк на аттракционы.  Таня, конечно была младше Максима, ведь когда он родился, Вера еще училась в колледже, а Тани еще и в помине не было. А вот и она появилась.

- Что-то случилось? Почему Вы здесь, тётя Даша? Почему милиция?

- Да, Таня. Случилось.

Из Дашиных уст прозвучала страшная весть. Эта весть повергла Таню в настоящий шок.

- Мама! Мамочка! Пустите меня к ней! Я все хочу знать! Кто это сделал?

Перестав кричать, она, всхлипывая, спросила:
«А Вы, тётя Даша, как здесь оказались? Откуда узнали?»

- Люся, уборщица из библиотеки сказала.


Этот район в городе, в котором произошло это событие, был небольшим. Все друг друга знали. Да и Люся жила недалеко от дома Веры. Проходя мимо ее дома, она увидела милицейские машины и множество соседей. Они и поведали ей о случившимся. Веру в то время на носилках, накрытых простыней, уносили в машину, чтобы отвезти тело в морг.

«Но кто узнал об этом первым? Кто вызвал милицию? Ведь Вера, проводив детей на занятия, была в это время одна. Кто был первым?» - эти мысли не давали Даше покоя. Она с ними так ни с кем и не поделилась. Даже с Лёвой. Не поделилась не потому, что она не доверяла своему мужу. Даша собирала всю информацию в своей голове, боясь перепутать с чужими предположениями свои мысли.
Ей казалось, что ее  миссия на сегодня была закончена. Милиция разъехалась.  Разрешили зайти в дом. Александр решился первым. Через некоторое время он вышел на улицу и сказал: « Миша, Таня, вам пока туда нельзя. Даша, Лёва, заходите».

В доме все стояло по местам. Лишь  застывшие лужи крови напоминали о беде.  В крови был диван, ковровые дорожки, косяки дверей и сами межкомнатные двери.


«Сопротивлялась, - мысленно заметила Даша. – но кому она могла открыть дверь? Ведь она, каждый раз прежде, чем ее открыть, всегда смотрела в окно. Значит, кто-то из своих… Друзей, кроме нас у нее не было» - сделала свое умозаключение Даша.

Пока мужчины выносили окровавленные вещи, Даша помыла двери и все то, с чего можно было смыть кровь.

«Деньги!» – промелькнула мысль в голове Даши. Она заглянула под шкаф. Книги там не было. Эту мысль она оставила при себе.
Такова была особенность Дашки. Она прежде, чем убедиться в правильности своей версии, молчала до последнего.

После уборки, Александр завел детей в дом.  Дашка с Лёвой не стали присутствовать при плаче детей. Она и  сама не могла сдерживать слез, и чтобы они, ее слезы не капали на души детей,  Даша ушли.
Она  за всю ночь не сомкнула глаз.
Максим был у деда, а Лёва и Уля мирно посапывали в своих кроватях.
Только Даша не могла уснуть, выдвигая при каждой мысли новую версию.

Утром по  написанной милиционером от руки не официальной повестке нужно было явиться к следователю.
Лёва, конечно, не мог отпустить полубольную Дашу одну. Подойдя к дежурной части, лейтенант провел их в кабинет, где с них, двоих сняли отпечатки пальцев.

- Так положено, - сухо произнес лейтенант.

Найдя нужный кабинет в темном, обшарпанном,  длинном коридоре, Даша постучала и, получив разрешение,  вошла.  В кабинете стояли четыре древних времен стола.  За одним из них сидел, копаясь в бумагах, капитан.
Даша протянула ему листок с номером этого кабинета и фамилией следователя...

- Присаживайтесь, гражданка.
Капитан аккуратно собрал все бумаги, сложив их в папку, поднял голову, уставив свой взгляд на Дашу.
- Кем Вы приходитесь убитой Г…?

- Я ее подруга, наверное, единственная. Была, конечно.

- Как Вы можете охарактеризовать ее?

Какой образ жизни она вела? Чем она занималась? Когда Вы видели ее в последний раз?

Капитан взял чистый лист бумаги и приготовился записывать.

- Вера была очень правильной , доброй женщиной, хорошей хозяйкой. Она не работала, все это время занималась детьми и домом. Всегда улыбалась, не человек, а солнышко. Последний раз мы виделись 7 января в 11 утра. Мы с мужем заезжали к ней, как раз накануне ее гибели.

- С какой целью вы приезжали к ним в дом?

- Дело в том, что я сильно болела, и Вера приходила ко мне делать уколы. Но 7 января мы ездили навещать отца мужа, и, чтобы ей не идти к нам, мы договорились, что мы сами заедем. А шестого января мы в тихой, дружеской компании, сидели у нас дома. После двенадцати ночи мой муж проводил ее со своими детьми домой.

- Он проводил ее до дома? Сколько он отсутствовал?


- Нет, он закрыл за ними калитку нашего двора и вернулся через минуту.

- А сколько по времени можно потратить на путь от Вашего дома до дома Г…?

- Учитывая ночное время суток и заснеженную дорогу, минут пятнадцать.

- А что вы можете сказать про ее брата Александра Г…? И когда Вы с ним виделись?

- Саша -хороший, порядочный мужчина. Мы с ним не видимся годами. Мы не в тех отношениях, чтобы проводить время вместе. Не так давно он сошелся с женщиной. У нее двое взрослых детей. Все порядочные. Мы в октябре были на дне рождения их матери тёти Клавы. Жена его очень общительная, деловая, добродушная женщина.

- А как Вы думаете, он мог убить свою сестру?

- Ну, что Вы? Зачем? С какой целью?

- Вопросы здесь буду задавать я, а Ваша задача отвечать на них.  Ну, например из-за денег?

- Во-первых, он не тот человек, чтобы убить родную сестру. Во-вторых, насколько мне известно, он свою долю, подарил Вере. Мать после продажи дома разделила оставшуюся сумму на троих детей – Сашу, Любу и Веру. Вот Саша и отдал свою часть младшей сестре, у нее ведь двое детей, и строительство нового дома.

- А что Вы можете сказать про сестру Веры?

- Старшая сестра, а это понятно, что она немного верховодила, давая советы Вере. Хоть Саша и был самым старшим, но тоже иногда прислушивался к советам Любы.

- А что за компания была у Вас в гостях шестого  января?

Даша понимала, что следователь не всегда задает вопросы в определенной последовательности. Он менял вопросы местами, пытаясь запутать Дашу.

- Вера была одна, не считая детей, которые гуляли, Люба с мужем, ну и нас двое.

- В  этот вечер шел разговор о деньгах, которые им достались от матери?

- Нет. Эту тему никто из них не затронул.

- А Вера где хранила эти деньги? Вы знали об этом?

- Я знала. Они были спрятаны в книге КАК  ЗАКАЛЯЛАСЬ СТАЛЬ, которую она держала под шкафом в гостиной.

- А кто еще знал об этом тайнике?

- Мне это неизвестно.
- Получается, что Вы точно видели эти деньги? И возможно вы были единственной, кто видел этот тайник и деньги… А Вы тоже достраиваете свой дом?

- Да, но причем здесь наш дом?

- Я обязан отработать все версии.

Теперь вот прочтите, и внизу напишите:  Мною все прочитано и с моих слов записано верно. Число и подпись.
Даша все сделала, как и просил капитан.

- Я свободна?

- Прокурор дал санкцию на обыск Вашего дома. В доме есть кто-нибудь?

- Нет, дети у дедушки. Муж здесь стоит в коридоре.

- Вот и хорошо. Вы, пока идет обыск, посидите в другом кабинете, за Вами сейчас придут.
Капитан встал, открыл дверь и позвал мужа Даши.

- Присаживайтесь. А теперь ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. И капитан начал задавать все те же вопросы, какие задавал Даше, только в другом порядке. Дашу в это время вызванный лейтенант из дежурной части сопроводил в другой кабинет.
 
Капитан, записав все показания Лёвы, снова вызвал лейтенанта.
- Машина готова?

- Да, товарищ капитан.

- Забирайте свидетеля, и отправляй машину с бригадой по адресу.

- Есть!

Лёву увели.
Даша так и сидела в запертом кабинете. Если бы можно было прочитать ее мысли… Она терялась в догадках.
« Кто это был? Кому Вера могла открыть  дверь? Кто это мог сделать? Кто нашел ее убитой? Кто сообщил в милицию? Почему поехали к нам с обыском?»
Все эти вопросы она задавала себе со вчерашнего дня. Но ответа ни на один свой вопрос она не находила.
«Раз они поехали к нам с обыском, значит, подозревают кого-то из нас» -продолжала мысленно сокрушаться Дашка.
Дашка, несмотря на то, что это был обычный стул с прямой спинкой, но учитывая бессонную ночь, незаметно задремала.
Через какое-то время замок щелкнул и в кабинет зашел тот же лейтенант.

- Пройдемте в кабинет следователя.

- Что Вы скажете про этот нож, найденный в сугробе вашего двора?

На столе следователя лежал нож, запечатанный в пакет.

- Вы узнаете этот предмет?

- Этим ножом я разрезала пирог, когда мы седьмого января заехали к Вере. Вера попросила меня порезать пирог, а сама в это время заваривала чай. Он очень приметный,видите на нем глазки на ручке?

- А утром следующего дня Вы этим ножом нанесли шесть ножевых ранений в спину Веры?

- Шесть?  Дашка пришла в ужас…

- А какое количество ножевых ранений вы ей нанесли? Может больше или меньше?

- Я нисколько не наносила… Меня не было там в это время. И быть не могло.

-  А кто это может подтвердить?

- Не знаю. Я вышла из дома, зашла в библиотеку, там мне и сообщили.

- А Вы можете доказать, что Вы из своего дома зашли в библиотеку? А не из дома убитой?

- Нет, конечно.  Мужа уже не было дома в это время. Дети были у дедушки.

- Раз на ноже имеются Ваши отпечатки пальцев, это прямая улика. Вы арестованы.

 Капитан вызвал дежурного. Даше прямо в кабинете надели наручники и увезли в  КПЗ,
находившуюся в местном  СИЗО.

Лёва, вернувшись после обыска с машиной милиции, стоял в общем коридоре милиции. Он видел, как в наручниках вели Дашку, его любимую Дашку. Видел, как ее посадили в машину и увезли. Внешне Дашка была спокойна. Она знала свою невиновность. Лёва был ошарашен таким исходом дела. Он бежал за машиной и кричал: « Даша, я докажу, что ты невиновна.» Его слова затерялись среди шума проезжающих мимо машин. Но по одному его виду, она поняла, что он ее не бросит, и приложит все силы для того, чтобы ее спасти.
 Он шел к своему дому. Если его мысли до этого почти ничего не диктовали его сердцу, то теперь он плакал.
«Как сказать детям? Как жить без Дашки? Каково ей там будет, в камере? Как она найдет общий язык с сокамерницами? Как сказать и доказать моему отцу, у которого сейчас находятся наши дети, что она не виновата? Откуда взялся этот нож в его дворе? Кто же на самом деле зарезал Веру? Кому это было выгодно? Где эти деньги, которые пропали во время смерти Веры?»
Вопросов было море И, чтобы доказать невиновность Даши, ему предстояло ответить на каждый из них.

Дашу сокамерницы встретили неоднозначными приветствиями. По тем законам, она должна была главной рассказать, что произошло с ней, почему она сюда попала.
Даша коротко ответила : «За убийство своей близкой подруги».
- Правильно. Таких убивать надо.
- То мужиков наших уводят…
-То козни нам разные строят.
- Да не убивала я ее! Сами понять не можем, кто это мог сделать...
- Курить есть?
- Нет. Мужу скажу, принесет вам. Я не курю.
- Ну, пока он не принес, иди парашу отдрай!
- Что налетели на новенькую? Дайте ей в себя придти.
- Вот. У параши скорее в себя придет. Аммиак быстро в чувства приводит.
- Дамы, можно я завтра этим займусь: ночь совсем не спала.
- Девоньки, мы дамами тут стали!!!!
А тебе, мадам, рекомендуем на верхнюю шконку перебраться. А то ненароком растопчем внизу или еще что-нибудь поприятней сделаем.

- Конечно, после убийства не уснуть. Я тоже, когда своего убила топором, двое суток не спала. Ментов ждала…

Даша решила прилечь на свою шконку, но не ту- то  было.
Видно эта компания соскучилась по той, зазаборной жизни, и им хотелось общения.
Дашка встала и пошла чистить туалет.
Отчистив, помыв руки, хотела лечь. Но ее опять подняли и в знак благодарности поделились крепким чаем.
Дашка никогда не любила крепкий чай, особенно в последние дни, когда у нее, то в связи с болезнью, то в связи с последними событиями и так не было сна…Внезапно получив пинка,  Дашка ушла на второй ярус кровати.
Пришлось слушать свою несуществующую историю из уст каждой из сокамерниц.

В ее голове крутились мысли о Лёве, Ульяне, Максимке. Душа плакала. Хотелось кричать, плакать навзрыд. Кричать, чтобы ее боль и правду кто-нибудь мог услышать. Плакать, чтобы
стало легче на душе.
Но в тех четырех стенах это было бесполезно, невозможно и бессмысленно. Все чувства, свойственные этой женщине, были при ней. Она переживала за семью, хотя всегда можно было положиться на Лёву. Она жила надеждой. И эта надежда держала ее на плаву, не давая погрязнуть, утонуть в одном омуте с сокамерницами.
Находясь на дне этого общества, она духовно не падала, душевно не терялась, питая себя надеждой на лучшее. Она была уверена, что это «лучшее» настанет в этом дремучем
царстве, которое ей уготовила судьба.

Лёва, привыкший к домашним делам, успешно справлялся с хозяйством. Правда, Максим от дедушки перебрался к отцу.  У Ульяны к тому времени уже закончились каникулы. Все в этой семье шло своим чередом.

Но все вопросы, которые и в тюрьме не давали покоя Дашке, не то, что переселились в голову Лёвы, скорее они негласно для них обоих распределились на четыре полушария.


Лёва наметил себе план действий. Сначала он решил пойти к Любе и Юре.  Что он там хотел найти , он и сам не знал. Потом он решил пойти к самому старшему из них – к Саше. Потом, нужно обязательно навестить тётю Клаву. Он не знал, помогут ли эти визиты к Вериным родственникам. Но он должен был найти хоть какую-то ниточку, ведущую к убийце  Веры.


На завтра были назначены похороны Веры. Он узнал от той же Люси из библиотеки, что  хоронить ее будут из дома матери Веры, тёти Клавы.

Лёва решил не ехать на своей машине, под предлогом, что она неисправна. Он решил скрыть от всех, что Даша в КПЗ. Если он придет пешком, то Лёва сошлется на эти два обстоятельства : Даша больна, машина неисправна. Поэтому он и пришел без жены.
В доме собралось много народу. Громко плакала одна баба Клава. Остальные вытирали слезы платками. Сашина жена, Наташа, хлопотала на кухне, доваривая поминальные блюда.  Люба бегая по дому, раздавала всем команды. Юра постоянно пытался исполнять ее команды, адресованные не только ему.
У гроба стояли Миша, Таня, брат Саша, муж Александр  и мать Веры, тётя Клава.

Вера всем улыбалась. На ее руках, сложенных на груди, видны были раны от ножа.

«Сопротивлялась  бедная, пытаясь выхватить нож,» - подумал Лёва. Все это заметили, и ни один Лёва сделал такой вывод.

« Как могла Вера открыть дверь незнакомому человеку?» -самому себе он задавал вопрос за вопросом.

«Значит, знакомый. Значит, он здесь , среди нас. Ведь все близкие пришли на похороны. Только Дашки моей нет. Кто же это?» - продолжал Лёва свои мысли, которые незаметно, негласно пересекались теперь с мыслями Даши, которых она ни разу не озвучила никому, даже Лёве.

Постояв немного около гроба Веры, Лёва вышел на кухню. Следом за ним вышел и брат Веры, Саша.

- А почему Дашки нет? – спросил он невзначай.

- Дашка болеет, машина неисправна.

- Да! – подтвердила Люба, - Дашка очень больна.

- Как больна? Я ее вчера же видел .Мы даже общались, - присоединился муж Веры.

- Понимаешь, Александр, она не могла в тот день  не придти, зная общую нашу трагедию. Мы же не знали во сколько точно ты вернешься с рейса, а детей надо было кому-то встретить…

- Спасибо вам с Дашкой, что помогли навести порядок. Таня сейчас здесь с бабушкой Клавой поживет, с мы с Мишкой уйдем жить к моей матери, а дом постепенно буду строить, как подкоплю. Денег же не осталось. А тут и на похороны расходы.

- Не за что говорить нам слова благодарности. Это был наш долг. Хоть мы с тобой и мало общались, но Вера и Дашка были настоящими подругами.
Мы были обязаны это сделать.
Земля ей пусть пухом покажется. А мы будем помнить ее всегда.

К беседе присоединился брат Веры.

- Привет, Лёва. Давно не виделись.

- Да. Последний раз, кажется на дне рождения у тёти Клавы осенью. Хорошо посидели тогда. Несмотря на осень даже шашлыков нажарили.  И Наталья твоя просто молодец, столько наготовила. Как живете-то?

- Да все нормально купили детям квартиру недалеко от нас, на Северном. Все хорошо, Лёва. Вы то как?

- А мы все строимся. В большой дом никак не перейдем. Газ завели, воду провели, кухня в полном порядке, ванную отделали, туалет тоже.  Но продолжаем ютиться в маленьком доме, оставшимся от прежних хозяев. Думаю к лету отделку сделаем и  переберемся в новый дом. Веру, такую добрую, правильную, хорошую хозяйку жалко. И тётю Клаву. Ведь ничего нет страшнее смерти собственных детей, которых ты пережил.


Пообщавшись со всеми родственниками Веры, Лёва понял, что не стоит идти ни к одному из них.
«У Мужа Веры – стопроцентное алиби. Брат тоже, кажется не при чем.  Остается Люба. Но ее не так просто расколоть. Та еще штучка…» -сделал заключение Лёва.
«Но Дашку надо спасать. Значит надо действовать. Здесь, у гроба все правильные и хорошие, - подумал Лёва, - буду продолжать свое расследование.»

Его мысли прервала Люба.

-  Я сегодня была у следователя, кажется, нашли убийцу. Конечно, это не окончательная версия, но все-таки…Вчера менты были у соседей справа. Слева, вы же знаете больница. Там онкология. Вряд ли кто-то оттуда пойдет убивать. А вот справа, у соседей  нашли нож в крови. Забрали на экспертизу.

- Как? – воскликнул муж Веры.

- Вот так, Алекс, - неуверенно произнесла Люба, поэтому пока успокойтесь.

Лёва, услышав новость от Любы, воспрял духом. На кладбище он не поехал. Бегом ,вернувшись домой, сел за руль и поехал к следователю.

- Экспертиза показала, что кровь на ноже была от кролика ( соседи держали  кроликов для мяса), которого они разделывали в то утро и оставили нож на крыльце. Проходящие мимо соседи увидели этот окровавленный нож на крыльце, находясь в известности происшедшего, сообщили в милицию.. Поэтому тот нож не имеет отношения к делу.
- Скажите, а кто сообщил о трагедии первым?

- Честно говоря, это тайна следствия. Но скажу вам, что звонок поступил из ближайшего телефона-автомата от неизвестного лица

- Это был женский голос?

- Голос можно изменить.

Вот она, рухнувшая надежда, надежда, которой жила Дашка, Лёва, маленькая Ульянка и Максим. Все рухнуло.
«Где еще искать эти улики? Где искать этого преступника.»- эти мысли не давали покоя никому.  Только Люба была спокойна. И Лёва на следующий день решился идти к Любе и Юре.  Чтобы они ничего не заподозрили, Лёва взял бутылку водки.

- Привет всем! Примите в гости? Простите, я вчера не смог поехать с вами на кладбище, сами понимаете, Дашку не могу надолго оставить, поэтому я пришел, чтобы помянуть Веру.

- Конечно, Лёва, проходи! Мы, правда, собираемся на рынок, но немного времени есть. Посидим чуток.
Выпили по рюмке.
Лёва спросил:" Люба, может, вы еще каких-то подруг Веры знаете? Странно как –то … Не сама же она себя зарезала, тем более в спину?"

- Лёва, нашли же убийц. Ими оказались ближайшие соседи.
Лёва сделал вид, что он был не в курсе, хотя от следователя он уже знал, что соседи были не причем.

Дашку в это время вызвали к следователю.
Следователем оказался тот же следователь.

- Присаживайтесь. Фамилия, имя отчество Ваши?

Дашка  назвала свои данные. Он задавал примерно те же вопросы, что и в редыдущий раз  в отделении милиции, правда в другом порядке.
Даша спокойно ответила на всё.

- Я вспомнила кое-какие подробности, имеющие отношение к тому ножу. Отпечатки моих пальцев, конечно остались на нем, потому, что накануне, пребывая некоторое время у Веры, я им резала пироги.
- Это Вы вспомнили? Но этот факт уже есть в Вашем деле.

- Не только. Когда уехала милиция, мы с Александром приводили дом в порядок. И этим ножом я отскабливала кровь на полах комнаты. Мы торопились, и поэтому я его оставила немытым на веранде, где тоже пришлось скоблить там остатки крови.

- А как тогда этот нож оказался во дворе Вашего дома?

- Это я объяснить не могу. Видно его просто подкинули.

- Допустим. Но кому это было надо?

- Это уже Вам решать.

- К кому этот нож мог попасть в руки после Вашего ухода из дома Г. ? Кто оставался в доме?

- В доме оставался Александр и дети.

- Вы думаете, что он мог после дня после убийства подкинуть Вам нож? Зачем ему это надо? Тем более, что у него алиби…

- Ну, у на с ним были более, чем неприязненные отношения.  И чтобы отвести подозрения от себя.

- Но он вне подозрений.

- Значит, у него надо взять показания, кто после нашего ухода приходил к нему в дом. Но он только один и мой муж видели, что я счищала кровь с полов этого дома.

- Хорошо, если вы считаете, что не этим ножом была убита гражданка Г., то где тогда тот нож, которым ее убили?

Следователь еще немного что-то писал, потом нажал на кнопку, и при появлении надзирателя, коротко произнес:  уводите.


Лёва в то время, закончив трапезу с хозяевами дома, стал собираться. Они все вместе вышли во двор, Юра открыл гараж:

«Смотри, Лёва! Вчера «шестерку» новую пригнал! Лёва порадовался за Любу с Юрой.

- Красивый цвет, кажется «мокрый асфальт» называется.

- Да! – хвастливо согласился Юрий.

И супруги,  радостные и счастливые отправились на рынок.
У Лёвы, после увиденного возникли подозрения относительно этой парочки.
«Странно как-то. После убийства сестры, сразу купили машину. Ну, а почему нет? И Юра зарабатывал, и тётя Клава Любе тоже долю выделила», - то сомневался, то оправдывал их в своей душе Лёва.

Дойдя до СИЗО, он встретился со следователем и попросил разрешение на короткое свидание с Дашкой. Следователь, тот же самый, который недавно допрашивал Дашку, как ни странно, разрешил.
В комнате свиданий, прямо при конвое, Дашка успела коротко изложить свою незаконченную версию. Нужно было проверить алиби мужа Веры. С этими мыслями Лёва снова пошел к следователю, который и вел это дело.
- Поймите, моя жена не виновата, поэтому я прошу Вас назначить дополнительное расследование этого дела. Лёва подробно изложил версию Дашки.
- Хорошо. Я не думаю, что не подтвердится алиби Александра. Но попробуем.
Он написал очередную повестку для Александра. Созвонился со следователем прокуратуры.  Они сошлись во мнениях, что Дарью И. надо отпустить под выписку о невыезде. Лёва присутствовал при этом.
Пожав руку следователю, Лёва снова вернулся в Сизо и ждал, пока выведут Дашку на волю.

 Запирающий засов камеры звучно заскрежетал. Слышно было, как гремит связка ключей, щелкнули замки. В камеру вошел конвоир : «Дарья И. – на выход с вещами.»

 Они встретились в холле для приема передач.

- Ты молодец, Дашка! Я сегодня был у следователя этого дела, передал ему твою версию. Все решили, – что ты свободна, правда под подписку о невыезде.

- Значит, ты самый главный молодец!
Они расцеловались и счастливые, одурманенные свободой Дашки пошли домой. По пути зашли к отцу Лёвы. Дети были уже у деда. Ульяна мирно делала уроки, а Максим с дедом занимались на кухне сборкой зимних удочек.
Первой подбежала Ульяна, за ней Максим.  Все дружно повисли на шее Дашки. Только дед стоял в стороне, как и подобает старому человеку. Он тоже был рад освобождению Дашки, ведь теперь опять они буду жить одной семьей!
Дома их встретила  милая собачка Анфиска. Собаки умеют радоваться так, как не умеют порой радоваться возвращению близких некоторые люди, Она визжала, прыгала, как мячик, облизывая каждого из членов семьи!  Даже Лёву облизала, хотя он не бросал ее все эти дни.

С  выходом Дашки на свободу, основная задача оставалась нерешенной.  Было еще  много нераскрытых пунктов.  Из этих пунктов и складывался самый главный вопрос :
«Кто убил Веру?»
Лёва с Дашкой решили не сидеть, сложа руки, а продолжить расследование.

После версии Дашки ситуация для них обоих становилась более-менее прозрачной. Нужно было найти новое  место проживания Александра.
Этот бугай, с грубыми чертами и лица и таким же характером, давно не внушал доверия никому из окружения Веры. Дашка вспоминала слезы Веры и в тот последний праздничный вечер. Она боялась мужа постоянно, несмотря на то, что каждый раз ей приходилось унижаться и угождать ему.  Дашка ей всегда сочувствовала, успокаивала, просила уйти от него.

Но Вера говорила: куда идти? К старой матери с двумя детьми? К свекрови, с которой отношения не сложились, как и с мужем?
Каждый раз, посудачив, Вера, поделившись  с Дашкой своими слезами, говорила : ради детей придется терпеть.

Но неужели он готов был пойти на убийство?
Всё, что можно было предположить, Дашка с Лёвой уже предположили. У них реальными были только два варианта: Муж Веры и сестра Веры. Брат, зная его характер и любовь к ближним, на это пойти, не мог. Зачем ему тогда было отдавать свою долю Вере… Хотя можно предположить вариант – чтобы вернуть и свою, и забрать Верину. Уравнение с тремя неизвестными.

Любе тоже нужны были деньги – чтобы купить машину. Саше нужны были деньги, чтобы купить квартиру сыну своей жены.  И они все быстренько это приобрели. Значит, мужу Вере деньги были не столь важны. Хотя от них еще никто не отказывался. Но это мирным путем, а не путем убийства близкого человека.
Дашка, не теряя своих мыслей, начала прибираться по дому.
На глаза попалась записная книжка Веры с песнями. Дашки несколько дней не было дома. Иначе эта книжка давно бы попалась на ее глаза.
В книжке было немного адресов дальних родственников и друзей. На одной из страниц в столбик были написаны какие-то числа.
- Лёва! Я думаю, это номера купюр, как раз тех денег, которые Вера хранила у себя! Она что-то мне вскользь говорила об этом. Просто я не приняла во внимание, а потом и вовсе забыла…

- Может  быть и не тех…


- Но у нее никогда не было больших денег . Нет, вспомнила. Она все номера записала! Вспомнила, вспомнила!

- Ну, чем  эти номера могут помочь?

- Надо отнести эту книжку следователю. Там и номера телефонов  есть. Может они и помогут следствию.

- Даша, перепиши сначала себе все адреса, номера телефонов  и номера купюр долларов.

На следующий день Дашка и Лёва отправились  к  следователю.
Тот же обшарпанный, темно-зеленого цвета коридор. Но почему-то в глазах Дашки он казался уже более светлым. Наверное, потому, что появилась надежда, надежда на просветление всех обстоятельств в деле убийства Веры. После обычного стука в дверь кабинета следователя, прозвучало короткое : да.

- Присаживайтесь.- Дашка послушно села.
- Появились новые обстоятельства в деле.
Дашка положила на стол следователя записную книжку Веры.
Книжка скорее напоминала толстый блокнот в кожаном переплете, книжного формата, и довольно большого объема, но меньшая по размеру. Такая небольшая книжечка.

Это был скорее всего мини-дневник Веры.
Сначала шли изречения Пушкина, Омара Хайяма, Дантеса и многих других. Потом шли стихи Дашки. Она всегда их записывала или давала Дашке их записать.
 Под буквой «А» шли адреса с индексами
Под буквой «Д» - значит дети, она описывала первые слова и движения своих деток, начиная с Тани. Под буквой «Ж» , то есть жизнь, она описывала отношение к ней мужа. И ее отношение к нему.
Всё остальное было столь незначительным, что ни Дашка, ни следователь не обратили на это внимания.
Далее на двух страницах были написаны в столбик номера.
- Судя по этим номерам, это были доллары.
 
- Не это же главное, товарищ следователь! Нам нужно найти преступника.

- А Вы, Дарья, не хотели ли бы пойти к нам на работу? Уж очень упорно  Вы самостоятельно копаетесь во всех мелочах по этому делу…

- Что вы… Просто это была моя самая лучшая, надежная подруга. Правда, несчастная, до самой своей смерти. И книжку она у меня забыла в тот вечер шестого января. А, может, и специально оставила. Она, ведь вскользь упомянула, что записала все номера купюр.  А я как то на те ее слова и внимания не обратила. А потом пока была в СИЗО, ни разу и не вспомнила. Только по возвращению вчера домой, обнаружила. Знаете, я думаю, что она все-таки чего-то боялась, поэтому и оставила ее у меня, надеясь на мою помощь. А я вот и помочь ничем не могу.

- Не волнуйтесь, значит, мы теперь сможем помочь. Правда с купюрами сложнее. Они, ведь в ходу уже.
- Но это же не рубли, которые постоянно в движении. Думаю доллары  у нас в провинции не имеют такого быстрого движения, как наша отечественная валюта.


- Будем надеется. Спасибо Вам за дополнительные сведения, которые могут стать для кого-то и уликой. Всего Вам доброго. Если еще что-то всплывет в Вашей памяти – добро пожаловать к нам! Хочу предупредить Вас, что вы пока остаетесь под подпиской о невыезде.

-  А я никуда и не собираюсь выезжать. Удачных поисков!

Вернувшись домой, семейная пара стали перебирать все переписанные данные с книжки Веры.
- Слушай, Лёва, время идет. Мы его можем потерять. Потом труднее будет найти убийцу Веры. Мне кажется, что нам надо расширить список подозреваемых. Что мы зациклились на муже Веры, Александре? Органы и без нас еще раз проверят его алиби.


- Даша, пусть его алиби подтвердится. Допустим. Но он мог и нанять кого-то для убийства.

- Вряд ли… На это нужны деньги и немалые.

- Предположим, что он хотел расплатиться деньгами, которые лежали в книжке Веры в тайнике.

- Во-первых, учитывая отношения супругов, Вера, скорее всего хранила их в тайне от мужа. Во-вторых, деньги пропали в момент убийства. Не мог же Александр рассказать наемному убийце, про тайник. Он же и сам не знал, где он находится. Об этом говорит тот момент, что, когда мы зашли в дом для уборки, он не кинулся к месту тайника.

- Но он сначала зашел первым, и только потом позвал нас.

- Лёва, там были бы его мокрые от снега следы, тем более, что все было залито кровью, хоть и застывшей. Я не оперативник, конечно, но была очень внимательна. Значит, деньги забрали во время убийства. Поэтому и ладони у Веры, как ты сказал, когда увидел ее в гробу, были порезаны. О чем это говорит? Что убийца или знал, где они находятся, или пытал ее, чтобы она сама их отдала. Не обязательно было знать место нахождения денег. Она могла под страхом смерти сама их отдать.
И какой наемный убийца согласится убивать без денег, согласившись на последующую оплату?
 И зачем тогда Александру, даже если он знал о тайнике, отдавать их тому, кто убил. Смысл? Ему легче было наладить отношения с Верой, задобрить ее чем-то, и тогда он получил бы доступ к их использованию. Ведь, как в народе говорят : муж и жена – одна сатана. А Вера, сам знаешь, была очень доброй и доверчивой. Поэтому ему не составляло труда, завладеть этими деньгами без боя. И деньги-то ему нужны были для того, чтобы достроить дом. Значит, у них была общая цель. И деньги стали бы общими.

- Но, Даша, может, у него была любовница?

- И что? Он должен отдать эти деньги ей, убив жену, мать своего ребенка?

- Может, у него был большой долг?

- И он часть этих денег, отдает киллеру, и гасит долги?

- Почему бы и нет?

- Но он мог и признаться Вере, что ему надо погасить долг, остальные остались бы в семье. А по твоей версии, он теряет жену и все деньги?

- Частично согласен с тобой. Она незнакомцу бы не открыла.
- Вот именно. Тем более Александр знал о том, что она, даже когда не было такой суммы в доме, Вера все время запирала дверь. А дверь была не взломана. Значит, кто-то из своих.

- А что ты предлагаешь?

- Александром занимается следователь. Любой тоже.  Остается брат Веры, Саша. Он как-то вне подозрений. Я понимаю, что у него не было мотива. Но проверить надо.

- Каким образом? Допустим, что у нас теперь есть адрес брата. Мы заявимся к ним в квартиру и спросим: может, ты убил Веру?

- Не ёрничай, Лёва.  Надо искать варианты общения. Завтра идем к следователю, может что-то прояснится. А потом приступим к дальнейшим действиям. Я подумаю, что нам можно будет предпринять.

- Но следователь не имеет права с тобой делиться ходом расследования.

- Посмотрим. Нет, значит, нет. Но хоть что-нибудь может проясниться. Нам сейчас главное узнать, у кого стопроцентное алиби. Давай пока поработаем по списку номеров телефонов.

Список телефонов был небольшим.  Перед каждым номером стояло имя. Список был написан вразброд, не придерживаясь алфавита: МАМА, САША (брат домаш.), САША (брат раб.)
 БАНК, ПОЛИКЛИННИКА, РЕГИСТРАТУРА ГИНЕКОЛОГИИ, ДЕТСКАЯ ПОЛИКЛИННИКА, КЛАССНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ МИШИ, ДИРЕКТОР ШКОЛЫ №., МЕДУЧИЛИЩЕ (кл. рук),
Т.МАША, ЛЮБА, Д.ЛЁВА, ДАША, БИБЛИОТЕКА, ЛЮСЯ (дом), ДИСПЕТЧЕР АЛЕКСАНДРА, ДОЧКА ТАНЯ (сот), ВИКА(дом.взяла у Александра с тел.),ВИКА ( сот. Взяла с тел Александра).
Больше номеров не было.

- Вот давай и начнем обзванивать. Вычеркиваем все административные объекты.

- А БАНК? Может, она должна банку.

- Лёва, нам там ничего не ответят. Это дело правоохранительных органов.

- Кто такая «т.Маша»?

- Эта женщина была в машине дяди Трофима, когда они разбились, живыми остались тётя Клава и тётя Маша, отделались переломами. Она не в счет.

- «Д.Лёва?»- надеюсь это не я?

- Нет, конечно. Это сосед тёти Клавы. Скорее всего она записала его телефон на случай, что если что-то случится с матерью.

- А ты не подозреваешь Люсю из библиотеки?

- Нет, конечно. Правильная, верующая, хоть и не совсем старая женщина, причем  инвалид. Ты же видел, что она хромая. Хромает с детства после перенесенного полиомиелита. Какой из нее убийца…

- «Вика»… Кто такая Вика? Ты ее знаешь?

- Нет, конечно. Видишь , что дальше написано : взяла из телефона Александра…

- Вот! Я же говорил, что скорее всего у него есть любовница!

- Ну, звони! Ты же мужчина, тебе к лицу звонить даме.

- Ты за кого меня принимаешь?

- За частного детектива. Только ты ей смотри не скажи так. Скажи ей, что ты друг ее мужа. Приехал в этот город, когда-то ее муж оставил тебе номер телефона.

Дашка понимала, что этот звонок не принесет им успеха, но попытаться было необходимо, чтобы или вычеркнуть этот номер из списка подозреваемых, или заинтересоваться этой особой.

- Здравствуйте! Вы Вика? Простите, этот номер когда-то дал мне Ваш муж. Мы с ним давние друзья. Я приехал в этот город, и надеюсь, что мне удастся с ним увидеться.

- Во-первых, мы с Александром давно не живем вместе. Во-вторых, Ваш звонок не первый. Уже второй человек интересуется им. Что вам всем от меня надо? Если с ним что-то случилось, так и скажите мне об этом, хотя меня его жизнь давно не интересует. Моему ребенку уже 15 лет, а он ни разу не поинтересовался нашей жизнью. Он давно живет с другой женщиной, у него сын Миша от второго брака. Мы давно не пересекались. Он даже не звонит.

- Простите, что я Вас побеспокоил. Всего доброго!

- Даша, я понял, что это первая жена Александра. А ты знала о том, что он был женат до Веры?

- Как-то давно, еще перед свадьбой Веры, она говорила, что он был женат.

-Да, Вика, оказывается, здесь не причем…

- Ну, и хорошо, одним подозреваемым меньше.

- Знаешь, Дашка, а следственные органы, кажется, работают. До моего звонка, Вике кто-то звонил и интересовался Александром.

Раздалась трель домашнего телефона.

- Здравствуйте, тётя Клава! Как вы там? Конечно, это горе для всех нас. Да мне уже лучше. Конечно, придем, тем более все близкие соберутся. Спасибо за приглашение. Держитесь. Жизнь продолжается.
Я рада, что Вам помогают Наташа с Сашей.  Всего Вам доброго! Придем обязательно.

- Тётя Клава звонила?

- Да, Лёва. Незаметно пролетели эти  девять дней. К следователю теперь завтра не попадем. Ну, ничего, послезавтра сходим.

  Как обычно поминальные обеды по обычаям начинаются в двенадцать часов, в полдень.
Дашка с Лёвой приехали на своей машине вовремя. В доме уже было много народу и сосед дядя Лёва с женой,  невестка тети Клавы, Наташа со своим мужем Сашей, ее сын Андрей, Люба с Юрой, тётя Маша, Александр- муж покойной Веры, их дети  и несколько семейных пар пожилого возраста из числа соседей. Места за одним столом всем не хватило, поэтому в первую очередь посадили пожилых соседей.

Наташа, приготовив заранее обед, накрывала стол с помощью Любы и Дашки. 
Первую партию женщины покормили, проводили, потом сели самые близкие. Как обычно выпили за упокой души рабы божьей Веры. Приступили к закуске. Лёва поел раньше всех. Встал из-за стола: Простите, я за рулем, и во времени я ограничен –пора на службу. Попрощавшись со всеми, он вышел.
Даша не могла понять, чем был вызван его столь неожиданный отъезд. Она знала, что сегодня он был свободен от работы.

Дашка незаметным взглядом проскользнула по всем присутствующим за столом.
«Лёвка – молодец! Он заметил шрам на руке Андрея. И виду не подал! Какая же я дурра, что не заметила! Андрей все это время прятал руку, натягивая  рукав. Хорошо, что Лёва сделал вид, что не замечает!» - сделала вывод Дашка.

Она продолжала общаться со всеми присутствующими, вспоминая Веру.
- Вера была замечательным человеком! Она в свое время меня и от смерти спасла вместе со своими родителями, и последнее время спасала, каждый день делая мне уколы.
Тётя Клава после слов Дашки  громко заплакала. Прослезилась и Люба. Саша и Александр вышли курить.
Детям Веры – Тане и Мише предложили пойти на кухню и налить себе дополнительные порции компота.
Наташа начала успокаивать тётю Клаву.
 Андрей всех слушал, поддакивал, сочувствовал,  держа руки под столом.
Все уже помянули Веру и рюмками и блинами, поев щей и гречку с грибами, допивали компот. Дашка первой закончила поминальную трапезу и вышла из –за стола. Следом за ней вышли  Люба и Юрий.
Под командованием Наташи, девчата стали уносить посуду, освобождая стол. Кто-то из них мыл, кто-то вытирал.  Все уже немного успокоились. За столом остался один Андрей. Он сидел с опущенной головой , которую поддерживал руками, опираясь на локти.
Дашка исподволь наблюдала за ним, проходя мимо комнаты, где состоялся поминальный обед. Она поняла, что её Лёва уехал в милицию, где зайдя к следователю, он произнес: мы нашли преступника.

- Вы уверены?

- Кажется, да. У него на руках следы ран от ножа. Если, я ошибаюсь, посадите меня. Но я уверен. Вызывайте бригаду, пока он там.


Следователь вызвал дежурного , попросил вызвать машину.
Машина вскоре подъехала.

  Дашка, понимала  Лёву без слов.И предполагая его затею, следила за Андреем.
Андрей, увидев  в окно, выходившее на улицу, милицию, резко вскочил и кинулся к двери комнаты. Дашка успела закрыть ее на ключ.
Андрей остался в комнате. Дверь была закрыта, на окнах стояли железные решетки.
Зашли оперуполномоченные.  Недолго побеседовав с ним, надели на него наручники и повезли в квартиру брата Веры, где он и жил. Он сам показал, где лежат деньги ( правда не в полном объеме) и нож, которым он зарезал Веру. Нож был изготовлен классически, и даже с инкрустацией. Как сказал Андрей, ему жалко было с ним расстаться.

 У следователя он дал показания, вывод из которых был однозначен: отчим опрометчиво поделился своими деньгами с сестрой.  И что Вера сама ему открыла дверь, проявив к Андрею родственные чувства.

Дашка обо всем этом узнала, придя к следователю на следующий день после поминального обеда.
Но остался один вопрос, который не давал покоя ни Дашке, ни Лёве, ни следователю: Кто подбросил второй нож во двор Даши и Лёвы. По отношению этого подброса, Андрей отрицал свое участие.
Теперь, когда Андрей дал признательные показания, снова был вызван Александр, муж Веры.
Теперь и Александр признался. Что теперь ему терять? Преступник найден, а нож он подбросил Дашке во двор, чтобы свалить на нее это убийство, и потому, что он ненавидел эту семью, за то, что его жена общалась с ними. За то, что Веру в этой семье любили и были благодарны за то, что она в свое время спасла Дашку от смерти. За то, что Вера всеми своими бедами и радостями делилась с Дашкой и Лёвой.
Каждый плучил по заслугам. Александр за то, что подбросил нож Дашке, тем самым введя следствие в заблуждение. Андрей - за убийство.


Рецензии
Наталья , тебе определённо надо бы было работать следователем -
не копились бы на их столах нераскрытые дела ...А ещё лучше
бы - министром юстиции ...Вот они, отцовские гены !

Валентина Судакова   20.08.2018 00:32     Заявить о нарушении
Валя, спасибо большое за оценку! Но, к сожалению, мой отец не был ни писателем, ни следователем... Все равно , спасибо, я тебя всегда помню и скучаю. Валя, это не отец положил во мне начало для творчества. Читая тебя, я этому постепенно училась. Училась у тебя! Спасибо тебе!

Наталья Артюшевская   30.08.2018 21:55   Заявить о нарушении