Трудовая артельная

                ("Песня работе не мешАт,
                рядком с делом идёт,
                доход даёт..."
                Из поморских сказок Ст.Писахова.)
               

И-эх, на-а-ляжем,
Взя-яли разом...
Все! все вместе...
Оп-па, дружно, оп-па, сразу!
На-авались, ещё, ещё...
Эх, потянем, вместе разом!
Эй, босОта, тянем-тянем...
Раз-два, взяли... ещё - взяли!
Во! пошёл!.. пошёл, пошёл,
Во, пошёл, пошёл, пошёл...
Тянем-тянем, не слабеть,
Тянем-тянем, потерпеть...
Раз-два, взяли, раз-два - разом...
Чуть ещё - и пошабашим!
Раз-два, взяли, раз-два - разом...
Всё! Бросай концы, ура!
Ура-ра-ра, ра-ра, ра-ра!...
Шаба-а-аш!*

*Что побуждает людей петь при физической работе? Откуда взялась эта восхитительная зараза - куплеты сочинять? Почему - в рифму? Где исток поэзии как творчества? Что первее - поэзия или проза?
- Э-э, любознатец какой, ишь, куда копнул, - скажет БобчИнский-ДобчИнский*8, - а вот нет у поэзии начала, самородок она - сама-собой.
Есть, конечно, умные и глубокие исследования на эту тему, я здесь не возьмусь обнимать необъятное и поднимать неподъёмное... силы не те.
Но вот, трудовая песня рабочей артели, выполняющей общую, ритмическую, сугубо физическую работу, где-то там - в истоках поэтики. Это и не песня ещё, в нашем понимании, а - выдох, сигнал и реакция на общее усилие. Работа с игровым настроением и интонацией... "И-и раз-два, взяли, ещё раз - взяли, сама пошла..."
Есть древнейшая, из дошедшего до нас, песня такого рода. В комедии Аристофана "Мир" (поставлена в 421 году до н.э). Там сдвигают камень, закрывающий вход в пещеру, куда "поджигатели войны" - афиняне упрятали богиню мира Ирину с подругами.
Была у древних такая привычка - богов в пещерах замыкать камнем, вспомните хотя бы этого простого парня из Вифлеема - Иешуа Мессию, страстотерпца. И секъюрити на входе в райские кущи - Пётр, он же Камень...
Проблема-то! Богиню вызволить, выпустить наружу - войны закончатся.
Жёны воинов пребывают в истоме, детки малые без мужьёв у них уже как-то "сами" родятся, хозяйство в упадке, а Перикл гоплитов на войну гонит...
Камень отвалили, верёвками тянули. С песней!
Ирине возрадовались, Перикла посрамили...
Но, чё-та не понравилось мне, как у Аристофана, сами судите - нескладуха:
       "Ну-те дружно, ну-те все!
       Сейчас, сейчас конец!
       Натужтесь, не слабейте,
       Тяните молодцом!
       Вот, вот сейчас конец!
       О зя дружно, о зя все!
       О зя, зя, зя, зя, зя, зя, зя!
       О зя, зя, зя, зя, зя, зя, всё!"
Это, если по проф.Зелинскому (подстрочника я не имею), а в ходу перевод Пиотровского - там и совсем вяло... без огонька.
Вот я и подработал маленько, без претензий на шедевр. Просто впечатлительный такой возрос, неравнодушный такой, "руки чешутся", как говорится... Жаль, опоздал Аристофану предложить, а хотелось помочь творчески.
Истины ради, замечу в скобках: древние брезговали любым ручным трудом, поэтому часто делегировали его рабам. Раб - это не тот, кто в оковах, а тот, кто работает. Значит, такая песня ещё и рабская, рабочая.
У нас-то, у русских, "Дубинушка" есть, работы такой нет, а песню все знают. Почему знают? Потому что Шаляпин напел. Вот так, от Аристофана, через Некрасова ("этот стон у нас песней зовётся...", - а ведь это тоже бурлацкая трудовая) и Кольцова - к Шаляпину... и до меня!. Но это уже художество, чисто плоды изящества, без физического труда. А трудовая песня - без авторства, в миллионах вариаций, по натуре.
Вот вы косили когда-нибудь? Косой-литовкой, чтоб "раззудись плечо, размахнись рука...", сенокос, отнюдь, не дачное окашивание лужайки электрокосой. Я - косил, много, мерину Шалуну  сено на зиму готовил, только ему одному три тонны нужно. Тогда петь хочется и я пел свою "трудовую". И "артель" косцов на луговине слышна - надо успеть в погоду. Лепота! Работа-удовольствие, не каторга, как переживал по-демократски озабоченный барин Николай Некрасов, работа-игра.
Одна Маша Шарапова в тренде и осталась: ка-ак выдохнет на корте - из-за морей слышно, вздрогнешь весь.
Тоже, между прочим, у неё финальное завершение физического усилия, с криком, и тоже как исток первобытной трудовой песни-вопля. "Мячик - туда, мячик - сюда" - это же не умственная работа в коротком платишке, согласитесь.
Хороша Маша, да не наша, я же о трудовой песне хотел. Так просто, как и любой скажет.
И представляется, что естественность размеренности, ритма и однообразия общего - артельного, трудового усилия и породили её - трудовую песню, а тем самым, через долгий путь, поэтическое творчество. Но на него не всякий способен, тогда стали гладко писать - прозой.
Проза, стало быть, вторична, после Поэзии родилась.

**Во времена Н.В.Гоголя фамилии этих персонажей произносились именно так: с ударением на первой букве "и". (А.В. Суперанская).

 [По мотиву эссе Ф.Зелинского в сб. "Из жизни идей", 1905г]

P.S.
Что Поэзия выше Прозы, причём ровно в два раза, известно было и в обыденной жизни. Сие имеет своё документальное подтверждение в следующем: В Первом Санкт-Петербургском Кадетском Корпусе, учреждённом ещё при Ея Величестве Императрице Анне Иоановне (1731г.), в 1824 году приказано давать по 25 розог каждому кадету, замеченному в сочинительстве прозой, и по 50 розог - за стихи. (В.Г. Дмитриев).
 
   


Рецензии