Боинг

Анна Смирных, в замужестве Шумахер на самолётах летать боялась до ужаса. Это был инстинктивный беспричинный страх, и чтобы его побороть, она всегда брала с собой в рейс спиртное. Вот и в этот полёт она на всякий случай прихватила с собой пару бутылочек, её, «родименькой».
- От Амстердама до Куала-Лумпура хватит... - благоразумно решила молодая женщина.
Водка была нужна ей чтобы залить горе. Накануне она поругалась с немецким мужем и тот мстительно написал на неё подлое заявление в полицию. Её должны были депортировать из страны, но Анна в отчаянье заявила:
- Мне нельзя въезжать в Украину!
- Почему? - удивились полицейские.
- У меня брат в ополчении Донецка, - импровизировала она на ходу, - воюет за ДНР. Как только я пересеку границу Украины меня арестуют по политическим мотивам!
Полицейские удивились и задумались. Через неделю к ней приехала целая делегацию с неожиданным предложение:
- Если Вам угрожает арест на родине, то надо написать заявление на предоставление политического убежища.
- Я согласна! - сказала она, стараясь не показать радости.
Чтобы наказать коварного мужа Аня купила туристическую путёвку и полетела в Малайзию. Сосед по ряду ей попался интеллигентной души человек. Ведущий инженер голландского завода «Филипс». Пить отказался сразу, потому как заверял миловидную соседку, что не пьёт вообще:
- И раньше никогда не пил тоже...
- Ну, и пускай не пьёт, - иронично вздохнула Смирных, - дело его.
Собеседник приятный, эрудированный, отзывчивый. Взлетели без приключений, если не считать того, что одну бутылочку она уговорил почти полностью. Вдруг где-то через полчаса началась страшная болтанка
- То ли в бурю какую-то попали, то ли самолёт сломался, - прикинула Аня, - но весь трещит, мотает из стороны в сторону, и всё такое прочее.
Она от испуга тайком открыла вторую бутылку, и ещё раз попутно предложила соседу, который, как сразу признался, летел во второй раз в своей жизни.
- Полегчает! - заверила его Смирных.
Тот, переживая в этот момент, стадию леденящего ужаса, посмотрел на неё ошалевшими глазами, схватил поллитровку, и при всём при том, что не пил никогда, выпивает половину жадными глотками.
- Ого! - уважительно оценила женщина.
Через пятнадцать минут тряска закончилась также внезапно, как и началась, а она с удивлением услышала, что рядом с ней кто-то начал петь немецкую похабную песенку.
- Неужели это инженер? - опешила Аня и не ошиблась.
Потом её интеллигентный сосед трижды попытался соблазнить стюардессу, прямо посредине салона. Далее он как сумасшедший рвался в кабину к пилотам.
- Я научу вас, как надо летать! - кричал он в бронированную дверь.
Затем голландец устроил драку с соседом через проход, и выдал ещё много интересного, пока его не связали. 
- Если человек не пьёт - не надо ему и предлагать… - зареклась Смирных, глядя на его безобразия.
… А в аэропорту Шереметьево пассажиры рейса «Аэрофлота» SU-2074 Москва-Ларнака уже несколько часов томились в ожидании вылета. Его несколько раз откладывали, а когда, наконец, людей пригласили к стойке выхода на посадку, снова возникла какая-то заминка.
- Ну сколько можно издеваться над нами! - начали возмущаться будущие туристы. 
Многие из них перед вылетом основательно затарились в дьюти-фри и тут же продегустировали всевозможные алкогольные напитки. Лето, жара под тридцать градусов, но из очереди на последнюю регистрацию никто не выходит, будто иначе их не возьмут на борт. Стоят, потеют.
- Мужчина, прекратите мне дышать в затылок! - не выдержала женщина.
- Так может мне встать на четвереньки и дышать тебе в зад… - зло глядя на стоящую впереди туристку ответил лысый мужик, - мне, между прочим, тоже дышат!
- Да вы хам! - возмутилась она.
- Слушай, ты бы заткнулась, пока по хлебалу не словила! - воодушевлённый виски мужик обрадовался поводу расправиться с конкуренткой.
- Коля, Коля! - позвала она мужа.
Почему слоноподобных граждан обычно называют Колями, наука не может понять до сих пор. Откуда-то из-за дверей туалета, спешно выбрасывая сигарету, нёсся он, с заранее покрасневшими глазами и криком:
- Зайка, я здесь!
Бабёнка, не теряя времени, хлопнула мужику пощёчину, от которой во все стороны разлетелись капли пота с его красного лица.
- Ах ты ж, стерва! - он, видимо страдая близорукостью ещё не
видел летящего как торпеда, Колю и шлёпнул в ответ.
Женщина толком не успела клацнуть зубами от полученной оплеухи, как Коля уже размазал её противника по стене.
- Мужики, наших бьют! - лысый понял, что женщина так вмазать не
могла.
Из-за перил второго яруса свесились несколько рож, тоже потных. На
лестнице послышался галоп лихого эскадрона. Коля медленно, но верно соображал, что толпой забивали и мамонтов.
- Полиция, полиция! Помогите, здесь человека убивают! - заверещал он.
Разомлевший полицейский услышал, что кого-то убивают и спешно включил заднюю скорость в другой конец зала. Зато вывалил весь контингент аэропорта, вместе с уборщицами и продавцами из киосков.
- Убью! - Коля, уставший объяснять четырём мужикам, за что он ударил их друга, отмахиваясь, беспрерывно кивал на свою бабёнку, которая всё это время, визжала, как дисковая пила.
Жертвы были неминуемы, но тут по громкоговорителю объявили посадку их рейса. Боевые действия закончились. Коля, бабёнка и лысый мужик в салоне оказались сидящими рядом, но драки больше не было, и насколько было понятно из их разговоров, завязалась некая дружба.
- Правильно, жить по-другому было бы скучно, - думал наблюдавший за ними неприметный пассажир. - Не вызывать же администрации аэропорта и авиакомпаниям Киркорова с внеплановым концертом для увеселения нервничающих из-за задержки пассажиров. Ведь можно обойтись своими силами.
… Захмелевшая Анна Смирных после инцидента на своём рейсе тоже порядком устала, поэтому закрыла глаза и задремала. Перед сном она подумала:
- Скоро мы будем пролетать нам моим родным городом Снежное!
Аня, конечно, не могла знать, что там в это время происходили важные и судьбоносные для всего мира события. Именно в этот момент командир расчёта второго дивизиона 53-й зенитно-ракетной бригады, базирующейся в Курске старший лейтенант Константин Мишкин, въезжал туда со стороны соседнего Тореза. 
- Скучный городишко! - широко зевнул он.
Старлей совершенно не выспался и мучился от непривычной украинской жары. Ночевать им пришлось в Донецке, в неуютной кабине тягача с донецкими номерами. Не мог же он оставить без присмотра вверенный ему ЗРК «Бук» размещённый на грузовой платформе для перевозки негабаритных грузов.
- Обычный шахтёрский город, - пожал плечами гражданский водитель, - у нас на Донбассе таких много.
Рано утром они выехали от «Мотеля», развилки дорог в Калининском районе и двинулись на восток. Экипаж следовал за ними в легковой машине. Мишкин был одет в неудобный камуфляж без всяких опознавательных знаков и неоднократно пытался подремать в пути.
- Трясёт только сильно, - мучился сонный офицер, - яма на яме…
Дорога шла через густонаселённые места Донбасса. Донецк плавно перешёл в Макеевку, и он поневоле стал высматривать на улицах, следующих друг за другом поселений симпатичных девушек.
- Пора уже жениться… - подумал Костя, который всего три года назад стал офицером.   
Во время учёбы в военном училище он не мог без самоволки и тёплой девчонки дня прожить. Чуть что - через забор и там, в городе у дивчины уже обедает. Ребята однажды пришпандорили к его шинели на спине маленький моторчик от вентилятора на кепке.
- Пускай теперь полетает! - злорадствовали товарищи по курсу.
Шинели в военных училищах обычно хранятся в специальных шкафах-ящиках, где они прилегают к друг другу очень плотно. Если случается какое-то срочное построение, то все подбегают и хватают свою. Курсанты собственную шинель по рукаву, цвету шеврона узнают сразу, напяливают быстро и не глядя бегут на построение.
- Рота строиться! - раздалась однажды команда.
Мишкин шинель нацепил и побежал на развод. Ротный прошёл строй спереди, пошёл сзади состояние шинели и нашивок проверить и видит
моторчик на спине легкомысленного курсанта. Надо отдать ему должное за чувство юмора. Он улыбнулся, вышел перед Константином и говорит:
- Курсант Карлсон! Твоя фрекен Бок сегодня спит одна. Ты заступаешь в
караул для предотвращения кражи государственного постельного белья. Жду
после развода для проверки на наличие смазки и знание материальной части твоего мотора.
Тот не знал о таинственном моторчике и подумал, что ротный с ума сошёл. Видя его лицо, сокурсники едва удержались от хохота. Почти такое же выражение лица было у Мишкина после внезапного приказа его непосредственного командования выдвинуться на Украину.
- Хохлы вовсю бомбят ополченцев ДНР, - сказал полковник, командир бригады ПВО Российских вооружённых сил, - надо охладить их пыл.
Он довёл до подчинённых офицеров, что за неделю до этого был уничтожен вражеский транспортный Ан-26:
- Украинское военное командование пытается по воздуху обеспечить поддержку окружённым частям.
Самолёты ВВС Украины пролетали над захваченными частями Донецкой и Луганской областей и работали по целям у российско-украинской границы, не давая добить обескровленные украинские части, пытавшимся восстановить там потерянный контроль.
- Это был новый российский ПЗРК «Верба», - поведал комбриг.
Ракета переносного зенитно-ракетного комплекса, но не из советских систем, а новая разработка. Максимальная высота попадания старых составляла всего три километров.
- Ан-26 украинских Воздушных сил был подбит на высоте 6 километров… - напомнил он подчинённым. - Как раз из такого.
Разрешённая высота для пролёта гражданской авиации была сразу поднята до 9 тысяч 800 метров.
- Транспортники хохлов тоже стали летать выше, - уточнил он, - а на такой высоте может работать только наш комплекс «Бук-М1». Причём его можно выдать за украинский…
Аналогичные комплексы действительно стояли на вооружении Вооружённых сил Украины, но были выведены из Донецка. Остался один сломанный экипаж, и были попытки реанимировать его на месте.
- Но это не удалось – даже с использованием двух бригад с российских заводов по выпуску этого комплекса. Так что теперь наш выход! - закончил энергичный полковник.
В конце июня командированный отряд второго дивизиона 53-й зенитно-ракетной бригады въехал на территорию Украины. 17 июля «Бук» под командованием Мишкина быстро двигался по дорогам Донетчине. Проехали городок Зугрэс.
- Сколько километров до цели? - спросил водителя немного подремавший старший лейтенант.
- Где-то шестьдесят… - ответил тот равнодушно.
Осведомитель, который находился на территории Украины, предупредил командование о том, что с украинской стороны вечером должен был взлететь Ан-26 с военнослужащими ВСУ. Эту информацию передали ополченцам, поэтому Мишкина торопили занять нужную позицию.
- Успеваем… - прикидывал он перспективы.   
Командир расчёта не знал, что утечка информации была выявлена накануне, осведомитель был задержан. Передать боевикам то, что Ан-26 не взлетел, он не успел. Грузовая машина с «Буком» на борту в сопровождении нескольких легковых автомобилей охраны быстро проскочила Торез.
- Приготовиться! - приказал Константин по рации экипажу.
Он снял с головы защитного цвета армейскую кепку и вытер рукой редкие влажные волосы. Офицер волновался, как подчинённые будут вести себя в реальной боевой обстановке:
- Справятся ли?.. Всё же не учения!
В Снежном гусеничный «Бук» оперативно выгрузили с платформы, привели его четыре хищные ракеты в рабочее состояние, и он своим ходом добрался до окраины шахтёрского города.
- Ждём команды, - велел подчинённым Мишкин.
Он не мог знать, что 17 июля над территорией Украины, согласно заявке, совершали полёт два регулярных международных рейса – Малазийских авиалиний MН 17 из Амстердама и «Аэрофлота» SU-2074 Москва-Ларнака. В 16:09 их маршруты сошлись в точке, которая была расположена над Харьковской областью, в 25 километрах к юго-востоку от станции Лозовая, примерно над Новониколаевкой.
- Характеристики полёта этих самолётов почти одинаковые! - машинально отметил авиадиспетчер в Днепропетровске. - Малазийский самолёт совершает полёт на высоте 10 100 метров на скорости 900 км/ч, а российский на высоте 10 600 метров на скорости 800 км/ч.
Отметка самолёта «Аэрофлота» на радарах аэропорта Ростов-на-Дону подошла к отметке Боинга, и они поменялись сигналами. Координаты цели для «Бука» теперь передавали по маршруту сигнала рейса МН 17, который диспетчеры приняли за московский рейс.
- Огонь! - раздалась отрывистая команда Мишкина и была выпущена ракета, которую видели и слышали многие местные жители.
Он, наверняка, не знал, что настоящей целью его боевого расчёта ПВО был самолёт Airbus A320 российской авиакомпании «Аэрофлот», следовавший рейсом Москва-Ларнака. Нужно было создать повод для начала войны против Украины. Армия России уже была в полной боевой готовности.
- Подлые хохлы сбили наш мирный самолёт! - должны были на следующий день завопить российские СМИ.
Пока же они восторженно приветствовали падение транспортного самолёта. Первым о крушении сообщил министр обороны ДНР Игорь Стрелков. Он думал, что ополченцы сбили украинский самолёт АН-26. На странице «Сводки от Стрелкова Игоря Ивановича» в социальной сети «Вконтакте» в 16:50 по киевскому времени появилось сообщение:
- «В районе Тореза только что сбили самолёт Ан-26, валяется где-то за шахтой «Прогресс». Предупреждали же не летать в нашем небе… Птичка упала за террикон, жилой сектор не зацепила. Мирные люди не пострадали».
Эту радостную новость подхватили другие русские СМИ:
- «17 июля близ посёлка Рассыпное над городом Торез Донецкой области был сбит транспортный самолёт Ан-26 украинских ВВС, сообщили ополченцы. По их словам, самолёт упал где-то в районе шахты «Прогресс», в стороне от жилых кварталов».
Эйфория российских телевизионщиков была всеобщей.
- «По словам одного из ополченцев, около 17:30 по местному времени над городом пролетал украинский Ан-26. В него попала ракета, раздался взрыв и самолёт пошёл к земле, оставляя за собой чёрный дым. С неба посыпались обломки», - написали в бегущей строке канала «LifeNews».
Однако на многострадальную украинскую землю упал невинный Боинг, с 298 пассажирами на борту. После рокового выстрела Мишкин дал команду оперативно сворачивать установку. «Бук» спешно погрузили на платформу и в тот же день вывезли в Россию.
- Теперь меня точно наградят! - радовался он удачному выполнению боевого задания. - Значит карьера обеспеченна и можно жениться!
Пассажиры, летящие в Ларнаку в этот момент дружно ели. Стюардессы подали рис с курицей, свежие овощи, чай и кофе. Коля заказал чай и нечаянно пролил его на соседа.
- Кипяток что надо, крутой! - охнул тот от боли.
Последовали крики, вопли, первая помощь. Наконец все успокоились, стали отдыхать после обеда. Тут пострадавший вызывает стюардессу и говорит:
- Чай я так и не попил в суете, принесите, пожалуйста!
Сочувствуя горю, они принесли ему горяченького чая. Лысый мужик взял пластиковый стакан и вылил его на своего обидчика. Снова дикие крики, шум, первая помощь.
- Всё началось по новой... - обречённо вздохнула стюардесса.
Они ругались до самой посадки на Кипре и так никогда не узнали, что буквально пролетели в ста метрах мимо смерти. Для Смирных это уже было совершенно не важно. Её истерзанное падением с чудовищной высоты тело лежало на ровном поле, раскалённом озверевшим солнцем всего в нескольких километрах от того места, где она родилась двадцать четыре года назад. Жертва была не напрасной, невольно Анна спасла сотни тысяч жизней, которые неминуемо погибли бы в большой войне. Хотя в этой дикой трагической истории ей повезло лишь в одном - она умерла во сне… 
 


Рецензии
Серьёзная работа. Наверное, требует осмысления.
С уважением

Мирослава Завьялова   20.05.2019 08:43     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   20.05.2019 09:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.