Мы обязательно встретимся...

               
                В парке Шевченко , как и во всех Сокирянах, настоящее лето. Зеленый рай, состоявший из роскошной мягкой травы, аккуратно подстриженного кустарника и многочисленных клёнов, начинался недалеко от маленького уютного кинотеатра с бюста Тарасу  Григорьевичу.

                В перерывах бесконечных контрольных, которые отец - заочник Львовского универа , делал по воскресеньям, он любил поразмяться, картинно встав в позу декламатора,

                - Як умру, то поховайтэ мэнэ на могили... - раздаются драматические вирши Шевченко...

                Из мрачноватого репертуара чувствуется  как нелегко, - Ой, как нелегко,  - достаётся отцу работа учителя физкультуры...

                Мизерные триста пятьдесят рублей зарплаты старыми дореформенными купюрами, всего тридцать пять новыми, плохо сочетаются с  большой загруженностью в школе, тяготами заочного обучения и бесконечной работой в огороде...

                -  Дывлюсь я на нэбо,тай думку гадаю.....,- с выражением продолжает отец...

                Многие, как и я, тогда считали, что этот замечательный вирш Михайло Петренко - необычного коллежского асессора, родившегося целых двести лет назад и рано ушедшего в свои неполные пятьдесят,  принадлежит перу великого Тараса...

                - Чому ж, я не сокил...- Песня в исполнении народного артиста Дмитро Гнатюка лилась из нашей радиоточки, казалось,  беспрерывно - с утра и до вечера. Многие повсеместные гулянки, также не проходили без ее дружного исполнения...

                Особенно впечатляло  окончание стиха,-


                ...орлом быстрокрылым у нэбо польнув

                и в хмарах навики от свиту втонув...


                - Навеки утонуть в облаках от обычного Света?  Либо сбежать из нашего мира ? Может, скрыться от удовольствий ?! Или от света, наполненного танцующими парами и бессмысленными светскими разговорами? - все это, долго - очень долго, было для меня непонятно и завораживающе непостижимо...

                Трудности перевода? Или, скорее, обычный процесс взросления...

                Когда лежишь в траве и любуешься облаками  , главное,  никуда не торопиться...

                Важно заранее наиграться в футбол с тезкой  Миликом  Айзенбергом , вдоволь набегаться в ловитки с Аликом Березиным и в прятки с неповоротливым, но азартным Ромкой Бортманом...

                Затем, обязательно заглянуть к Ткачукам  на диафильмы про храброго портняжку...

                У Вовы Ткачука и его младшего Леньки  лучшая в Сокирянах коллекция...

                После этого, когда вся суета позади и мелкие желания удовлетворены полностью, можно  приступать к самому главному, к самому интересному... 
   
                Захватив пару бутылочных стеклышек, которыми была усыпана земля возле буфета Яши-инвалида,  я располагался под кустом родного парка со всеми удобствами... Оттуда были отлично видны и небо, и большой холм, и, никто-никто, не отвлекал...
      
                Сквозь зеленое стеклышко мир казался унылым и постным, через желтовато-коричневое - веселым и разнообразным...

                - Вот! Вон там!,-  Пролетел настоящий кукурузник...

                Говорят , что на нем долетают до самых Черновиц, не то, что до Роскопинец и соседней Окницы, находящейся, всего-то,  в семи километрах...

                - Да-да, именно, за той большой горой...

                Именно оттуда, да еще со стороны Шипота, наплывают самые красивые, самые удивительные облака...

                Даром-даром, эти скопления многим напоминают только корабли с лодками. От парусников эти облака позаимствовали, пожалуй, только плавность и  величавость движения... Хотя некоторые все же похожи...

                Редко встречаются настоящие великаны и человеческие лица. В основном, это собаки, лошади и прочая живность - Их разнообразные головы, лапы, хвосты... Бывают, конечно, львы с жирафами и слонами... Особенно после интересного фильма в нашем маленьком уютном сокирянском кинотеатре...

                Вон, к примеру, то... здоровое, белое, кучевое... Похоже на дворнягу, которой недавно перебили лапы...

                В Сокирянах часто устраивали  охоты на бродячих псов. Тогда по улицам начинали бегать взрослые дядьки с винтовками и красными повязками...

                Несмотря на обилие детворы, любящей понаблюдать, дядьки отчаянно ругались матом и , тщательно выцеливая, беспощадно стреляли по всем собакам...

                Убить сразу не получалось... Переулки заполнялись страшными визгами и плачем раненых . Бедняги скулили и прятались по всем углам, куда удавалось заползти... Но из настигали и добивали выстрелами в упор...

                Растреляных безжалостно и равнодушно забрасывали в обычную телегу. Затем-затем, увозили... Увозили невесть куда... За телегами по пыльной дороге тянулись бесконечные следы от струек крови, которая и у собак, и у нас, и у кур, зарезанных шойхетом перед свадьбой у Лойфманов, была того же красного цвета...

                Наверное и в сорок первом , так же бегали - гонялись за евреями. То бишь, жидами, которых они называли так только потому, что , видите ли,  слова другого в их языке просто не было... Не существовало... И нет до сих пор...

                Недаром, в тех местах, где евреев в словакии, польше, украине ( не буду писать названия территорий массовых убийств с большой буквы)  называли жидами, их изничтожили намного больше, чем в других ...

                Ни капли не сомневаюсь, что, если бы только захотели, то могли выдумать, что-то вместо Жид, эти шипящие от злости, скворчащие от ненависти раздвоенные змеиные языки... Смогли же, вместо слов «выпуклая функция», легко придумать,- «хфункция опукла»...

                Догадались же в Америке, когда общественное мнение прижало, говорить ,- афроамериканцы, вместо «нигеры» . Ну, так то ж в Америке...

                - Вы дайте-ка нам сала поперёд, и побольше , да забесплатно, тогда мы подумаем, поторгуемся ще...

                С детства хорошо помню с каким омерзением и жаждой оскорбить это слово Жид всегда произносилось, кидалось вслед с камнем и тухлым яйцом...

                Вы попробуйте. Просто попробуйте произнести слово Жид перед зеркалом. Даже, если Вы - народный артист. Произнести уважительно, интеллигентно... Ласково так,- Жиденыш , ты мой... Что-то, не получается?

                Только повязки у полицаев были белыми. Они точно также матерились. Также убивали и складывали в телеги замордованных жидов... Не хочется думать, что это были те же ловцы собак, хорошо знавшие дорогу на мыловарню...

                Борька Зайцев и Фройка «зуб давали», что собак, точно,  убивали и отвозили на мыло... Долго - очень долго, не мог смотреть на обмылки без чувства содрогания...

                Вот проплывает большое облако с небольшим белым паром. Похоже на бородку моего прадеда Аврума. Вслед за ним движется, наверное, дед Мендель - в гетто они погибли один за другим... Маленькое облачко - это умершая там двухлетняя Ревуся со своим папой Залманом - она была бы моей тетушкой...

                Тот песик, что похож на дворнягу, когда-то заползшего к нам во двор , проплывает , сейчас прямо надо мною небольшим замысловатым облачком...

                Скулил он, помнится, очень тихо и безнадежно. Свора злобных мужиков, окружённая  облаками сивушных паров и грубых ругательств, вихрем пронеслась мимо нашей калитки...

                - Недаром говорят, что заживает быстро, как на собаке,- удивился отец, увидев, что пёсик, прихрамывая на все четыре, впервые встал всего через неделю...

                Шатаясь от слабости, он потянулся и пошел, пошкандыбал за вкусной куриной косточкой, которую я приберег для него после обеда...

                С тех пор собакевич привязался как банный лист, стараясь сопровождать меня по всему нашему маленькому местечку...

                Ревниво распугивая девчонок, он, порой, раздражал... Ведь, к некоторым представителям очаровательного племени косичек и бантиков я был сильно неравнодушен уже тогда...

                Только начал посещать первый класс, как  пёсик, тут же, стал провожать меня до самых дверей и торчать у входа до самого окончания занятий...

                Радостно виляя хвостом на переменках, он резво подскакивал, норовя лизнуть прямо в лицо...

                После школы, собакевич гордо сопровождал  до самого дома, облаивая по дороге все многочисленные опасности, грозящие мне по его строгому разумению...

                - Милик! Милику! Гей эсн ( иди кушать, идиш)... - снова  бабушка Рива со своей едой!,- возмутился я, очнувшись от пристального наблюдения за тучами и невольно стряхивая разноцветные грезы... Все! Конец мечтаниям. Конец облакам, зачарованным буйными фантазиями...

                Точно знаю, что теперь бабушку не утихомирить..,- Только и знает, что позорить меня перед всеми Сокирянами... Кричит с веранды, а слышно-то на весь парк... Орет на всю Ивановскую...

                - На тебе, пожалуйста..,- группка приятелей и подружек уже скалятся во весь рот...

                - Иди - иди,  Милику, - передразнивает соседка Раечка, дочь Яши-инвалида,- тебя уже снова кушать зовут... Бедненький ты наш, худенький и голодненький...

                - Топай-топай, теперь все равно не отделаешься, - со смехом добавлял Фимочка, ее двоюродный братик...
 
                Да и сам я уже прекрасно понимал, - Деваться некуда...

                - До свидания, Облака! ...До свидания, дорогие...  Плывите - плывите себе вдаль, к речкам - океанам и далеким странам...

                Вы - свободные и вольные... Кушать Вас не заставляют...

                - Ладно. Не печальтесь, пожалуйста. Мы ведь ещё , обязательно-обязательно, встретимся...


Рецензии