Витамины для пингвина

Обезьянка Сьюзи застала Лёву за необычным занятием – львёнок вязал себе пинетки. Он ловко орудовал деревянными спицами, превращая моток тонких лиан в носок.
- Это тебе зачем? – удивилась главная на острове колдунья. – При нашей-то жаре.
- Пингвину Грише надо бананы отнести. На его Антарктидном участке они не растут. Там вообще ничего не растёт. А у него, я думаю, авитаминоз – уж очень давно не подходит к границе участка. Может быть у него уже и сил нет добраться.
 - Тогда ты и тулупчик себе справь, - съязвила Сьюзи.
- Тулупчик шить долго. А витамины нужны срочно, сейчас, - не обращая внимания на ехидный тон мартышки, объяснил львёнок. - Я быстро - одна нога - здесь, другая - там. Вернее, две ноги - здесь, две другие - там. Отдам угощение и обратно. Но без обуви не обойтись - лапы можно обморозить, да и вообще от ног любая простуда. Я к пинеткам ещё подошву приделаю. Из пробкового дерева. Будут как японские сабо. На толстой подошве ноги меньше стынут.
- Пожалуй, я отправлюсь с тобой, - неожиданно заявила хозяйка Волшебного острова. – Надо и участок надо проверить, да и на самого пингвина взглянуть - хорошо ли он себя ведёт?
- Конечно хорошо, - заверил львёнок. - У Гриши одна беда – он очень одинок. Привык стоять в одном строю, бок о бок, плечом к плечу, локоть к локтю, с такими же пингвинами как он, в огромной птичьей колонии. Тогда тебе тоже пинетки нужны. Хочешь, свяжу?  - предложил львёнок мартышке.
- Пинетки – это обувь для детей, а я взрослая мартышка, - гордо заявила Сьюзи. – Да и обезьянам не страшны холода. От нас люди произошли, а они даже на Северном полюсе выживают. И если уж ты заговорил о японских сабо, то будет тебе известно, что там, в Японии есть мартышки, обитающие в снегу, в горах. И они, если уж на то пошло, больше всего боятся отморозить вовсе не ноги, а хвост.
- Ну как знаешь, хвост, так хвост, - не стал настаивать львёнок.
На следующий день пинетки были готовы, и Лёва со Сьюзи, захватив с собой связку бананов, отправились в путь. Они перелезли через канаву, отделявшую джунгли от Антарктиды, и их тут же обжёг, заставив съёжиться, нестерпимый холод.
Вначале властительница острова шествовала степенно и важно, задрав хвост трубой. Но вскоре поскакала бочком, на трёх ногах, поджимая попеременно то одну, то другую замерзающую лапу, к животу. И туда же, в тепло, под пузо, помня правило живущих в заснеженных горах своих японских сестричек, обезьянка подогнула и хвост. Львёнок едва поспевал за ней, скользя и спотыкаясь на толстых деревянных подошвах.
Но постепенно её обезьяньи прыжки становились всё короче, да и сама мартышка будто бы засыпала на скаку. И где-то на полпути к высокой ледяной глыбе, которую Гриша облюбовал для себя вместо наблюдательной вышки, она и вовсе остановилась.
- Всё, я больше не могу, - сонным голосом, смеживая, а затем с трудом открывая глаза, заявила она. -  Ещё немного и я отморожу ноги, и хвост.
Пришлось львёнку вручить ей две свои пинетки. Обезьянка потребовала и ещё и третью, для хвоста, но львёнок не дал, и она, встав на задние, обутые лапы, и всё также бережно прижимая хвост к животу и неловко ковыляя, отправилась, в путь.
Но вовсе не вперёд - она повернула обратно!
 - Сьюзи, ты куда? – удивился львёнок. – А как же Гриша?
Но мартышка не отвечала - как во сне, будто лунатик, и будто на ощупь, двигалась она в направлении тепла. Но поскользнувшись в очередной раз, упала в снег и замерла.
- На морозе лежать нельзя! – крикнул ей Лёва. – Надо обязательно двигаться!
Львёнок тоже попробовал встать на задние, одетые в пинетки, лапы. Встать-то он встал, но при каждом шаге снова падал на четвереньки. Так он и подбежал к мартышке и попытался поднять её. 
- Не трогай меня. Мне снится жара, зной, солнце, и что я зацепилась хвостом за лиану и качаюсь на ней под пальмой, - с закрытыми глазами бредила Сьюзи. – Львёночек, цепляйся за ветку рядом. Будем вместе засыпать: баю-бай, баю-бай, баю-бай.
- Никакие не баю-бай! Шевелись, ты замёрзнешь! – тормошил её львёнок.
Но обезьянка в ответ только всхрапнула и сладко почмокала толстыми коричневыми губами.
- Сьюзи, полезай ко мне на спину, я довезу тебя до джунглей! – тряс львёнок мартышку.
- Зачем мне ехать в какие-то джунгли? Ведь я уже там, и качаюсь на хвостике под пальмой. Баю-бай, баю-бай, - на секунду проснувшись, пробормотала Сьюзи. – Львёночек, цепляйся своим хвостиком рядом. Баю-бай, баю-бай, баю-бай.
Лёва почувствовал, что ещё чуть-чуть и его передние лапы превратятся в кусочки льда. Он быстро стащил с мартышки пинетки, обул все свои четыре ноги, и схватив обезьянку зубами за шкирку, попытался забросить её себе на спину – так поступают со своей добычей взрослые львы, волки и другие хищники. Но силёнок у него не хватило, мартышка оказалась слишком тяжела для него.
Тогда он решил дотащить груз до границы по-другому. Обезьянка лежала на спине, и он стал толкать её впереди себя как финские санки. Сподручнее было бы, конечно, тянуть мартышку волоком, как обычные салазки, ухватив зубами за длинный хвост. Но обезьянка и в беспамятстве берегла его, крепко ухватив хвостик ладонями и всё также прижимая к животу.
По льду санки из мохнатой мартышки скользили легко, но в снегу застревали. И несколько раз львёнок падал, обессиленный. Но каждый раз он поднимался, говоря себе: «Я, будущий царь зверей, а нынче принц зверят должен выручить товарища из беды!»
Из последних сил дотащив скрюченную обезьянку до границы, он спихнул её в канаву и сам свалился за ней. На дне канавы оказалось теплее, чем в Антарктиде. Вскоре мартышка ожила, худо-бедно самостоятельно встала на свои четыре лапы и с помощью Лёвы выбралась на берег джунглей.
- Как мой хвостик – не отмёрз? – окончательно разморозившись, по примеру японских обезьян, первым делом проверила она.
Однако их приключения на этом не закончились. В то самое время, когда Лёва и Сьюзи со связкой бананов пытались добраться до пингвина, он со скалы с тоской вглядывался вдаль: не плывёт ли к острову какой-нибудь заплутавший в океане айсберг со стайкой заблудившихся пингвинов? И мечтал, как он встанет в один ряд, бок о бок, плечо к плечу, локоть к локтю, с такими же как он птицами в чёрных фраках и с розовыми слюнявчиками на груди.
Оглядевшись по сторонам, Гриша неожиданно заметил скользящих и падающих, направлявшихся в его сторону гостей, и поспешил им навстречу. Но торопятся пингвины медленно, переваливаясь с боку на бок. И когда Гриша приблизился наконец к путешественникам, они, всё ещё постукивая зубами, уже отогревались, сидя рядком на противоположном берегу канавы - в джунглях.
- Это не вы случайно обронили? – показал пингвин найденную им по пути связку бананов.
- Это витамины, мы для тебя несли, - клацая зубами объяснил Лёва.
- Но они замёрзли и мне их не разгрызть, - пожаловался Гриша.
- Если ты немного подождёшь, я отогреюсь, залезу на пальму, нарву тебе свежих бананов и перекину через канаву, - пообещала, ставшая вдруг сердобольной, после выпавших на её долю испытаний, хозяйка Волшебного острова.
А принц зверят добавил строго:
- Отныне, Гриша, каждый день теперь будешь подходить к границе участка и есть фрукты, которые мы тебе будем бросать, чтобы у тебя не случился авитаминоз.


Рецензии
Какие сложные приключения зверят! Как проявляются лучшие черты характера!
Очень понравилось
С уважением и пожеланиями успехов
Юрий (Любарский)

Юлюбарский   31.05.2018 09:16     Заявить о нарушении
Спасибо, очень рад, что Вам понравилась и эта сказка. Вы постоянный читатель детского "Волшебного острова", это очень приятно. Всего Вам самого доброго!

Буковский Юрий   31.05.2018 19:13   Заявить о нарушении