Эссе 8 Русская расовая мысль От Хомякова до Булгак

Русская расовая мысль. От Хомякова до Булгакова и далее.

Эссе 8

Подводя итоги, Нашего с Вами обсуждения, надо отметить, что Булгаков интересен, как проекция на русское расовое мыслетворчество века XXI. И ниже Мы с Вами вернемся к этой теме. 

Работа над романом «Мастер и Маргарита» длилась долгие годы. Булгаков написал несколько вариантов романа, особенно варьировалась концовка, которая очевидно никак ему не удавалась. Чувствуя неустанную «заботу органов» о своем творчестве Булгаков постарался донести до Нас с Вами и последующих поколений свои прозрения в неявной, расово-пророческой, мифологической форме, что ему прекрасно удалось.

Так знаменитый «квартирный вопрос» испортивший породу москвичей,  это прозрение Булгакова о сути будущего «советского человека», его проекция на «советский» проект попытки перемены духа бывшего наднационального имперского народа, в жуть социализма, в которую окуналась с вожделением лишь россиянская чернь, в жажде недоступного прежде по плебейской природе общественного и личного «успеха». В романе червонцы от Воланда, Коровьева, женские переодевания, как ложные перевоплощения, и есть наглядные глобальные последствия губительной пропаганды «социалистического мещанства» и неминуемой дегенерации подобного «общества равных возможностей». Так быт «коммуналок» планомерно перетек в сознание примитивных советских мещан. Я писал, где то в предыдущей работе, о закрытом жилом сегменте примерно из 40 особняков состоятельной публики, где во многих из них мне пришлось побывать. Большинство из этих строений, по духу и архитектуре и богатой обстановке все те же «коммуналки», в которых невозможно жить, несмотря на все видимые их показные, как под копирку, богатые обширные аппартаменты. Незаметная и неуклонная дегенерация охватывает общество, где господствуют любые социальные «измы» либералистики.

Посмотрите на дореволюционные русские фотографии, там лица многих людей примечательны внутренней одухотворенностью. И сравните, как буквально сразу после революции, печать дегенерации легла на большинство «советских» личностей с фотографий. Русских Личностей формировала русская педогогика и педология, с ее общепризнанным мировым значением. Отсюда появлялся в обществе распространенный русский наднациональный культурный тип. Конечно, это была не гарантия обязательного качества дальнейшей жизни и деятельности, но стартовая база несомненная. Русскую педагогику советский примитив просто изуродовал, а либералы добавили свой разрушительный вклад совместным обучением мальчиков и девочек и прочими нововведениями.

Вид партийных деятелей из политбюро ЦКК КПСС хрущевско-брежневских времен вызывал у меня неподдельный стыд и неодолимое отвращение, также, как сегодня вызывают кадры СМИ нынешних «»властителей дум общества», дегенеративных личностей: - Медведева, Дворковича, Мутко, ранее Примакова, Дерипаски, Чубайса, Вексельберга, Усманова и прочая, прочая, прочая. Те же чувства вызывают и Трамп, Обама, Меркель, Саркози, Макрон и так далее. «Демократия» не щадит никого из своих «верных адептов».

Вот в советской социальной науке XX века появились Русские Наднациональные Гении:- Кнорозов, Глушков, Поршнев и отравленные «марксизмом» они прошли практически незамеченными  Нами всеми в общественной жизни.  А Поршнев, как идейный «марксист» пережил глубокую личную трагедию, безрезультатно пытаясь втиснуть свои открытия в дегенеративные «марксистские» догмы. Примерно та же участь была и у Глушкова. Знаменитый на весь мир лингвист Кнорозов умер после пребывания в течении нескольких дней в больничном коридоре после сразившего его инсульта. И его дочь узнала о болезни и кончине Кнорозова только после смерти отца. Музей Этнографии С-Петербурга, уже при «демократии» в 1999 году,  не дал разрешения на общественное прощание с ученым, доктором наук, проработавшим там половину века. Так что с ученым мирового значения, Юрием Валентиновичем Кнорозовым многочисленные ученики, друзья, почитатели таланта прощались в помещении морга.

   Посмотрите, сегодня никто даже не вспоминает о воспитательном опыте русской педагогики мирового значения, а зато раздувшиеся от самомнения советские педагоги «марксисты» так и трещат о «советской педагогике лучшей в мире». И России, чтобы в Нашем с Вами обществе появились новые Хомяковы, Тютчевы, Данилевские, Леонтьевы и Булгаковы, надо вернуться к опыту русской природной расовой мысли.

А у Булгакова первоначальные панегрики Маргарите кончились показом ее личного участия в сатанистском шабаше, как и всей той «общественной» социальной советской Среды, хорами распевающей «швондеровские» псалмы. Булгаков пророчески показывает гибельность либеральной духовной прививки «советского» - Русскому Наднациональному Типу, и наднациональному Типу вообще. Прививка идейного социального сатанизма - «измов», вместо природных традиций народа и природной мифологии религиозных воззрений Русского Космоса показана в романе, как зловещий прием разложения духа народов, от идеологии либералов. И это пророческая соль, и смысл романа, и здесь Булгаков не учит, он наглядно показывает!

Сам роман вышел за, Наши с Вами, пределы национальной проблематики, и обращением к библейской теме буквально улетел на уровень человеческого Космоса. Вечные темы проявлений человеческой психики и ее природы делают его произведением наднациональным русского имперского Духа. Он космичен по своему русскому типу, но привязан к наднациональным имперским Истинам, как высшему проявлению Социальности.

Конечно же сам роман перед печатью был тщательно отредактирован либералами, и само участие в издании главы неофициального «либерально цензурного политического комитета» К. Симонова показывает, насколько серьезно отнеслись либералы к его изданию. Но выхолостить содержание полностью им не удалось, хотя нестыковки последних глав бросаются в глаза. Зато творчеству Булгакова сразу присвоили печать пропаганды сатанизма, сюда подключили и РПЦ. И наша интеллигенция до сих пор морщится при упоминании Булгакова.

Я с молодости, после первого знакомства с самиздатовским вариантом романа, интересовался в доступной мне литературно-культурной среде мнением о Булгакове, как о литературном таланте, хотя прекрасно видел, что литературным талантом дело здесь не исчерпывается. В ответ слышал короткое – «сатанист, певец дьявольщины» и далее начиналось порицание нашего дурновкусия и увлечение пустой, мнимой популярностью  литературы самиздата. То есть, здесь, существовал какой то общий штамп однопланового порицания личности автора, и никогда не предпринималось даже попытки анализа его творчества. Конечно, я быстро разобрался, что общее двигало «советской культурной общественностью» в подобной однообразной оценке творчества Булгакова. Михаил Афанасьевич, как и Русские Гении XIX века, сродни Леонтьеву обладал даром доводить свою пророческую мысль до психологической основы, до истинной сущности и подать ее в пророческом виде. В виде доступном далеко не сразу и не всем, а лишь проницательной наднациональной Русской Элите, и это, согласитесь, крайне редкий Дар. «Советской общественности», ее типичным представителям, как околокультурным кастратам духа, исподволь чувствовавшим необъемность мыслительно-психологического таланта Булгакова, страшно было даже касаться сущности творчества булгакова. Творчество писателя и мыслителя обладало Высоким Эстетическим Духом, и здесь собственная ренегатско-соглашательская натура этих «красных профессоров» сразу бы выпирала наружу. Так деградируя «духовным марксизмом» и его порождением «социалистическим реализмом» и жила «советская творческая общественность», жила в надежде на «авось». Жили подспудной мыслью: - «Я вижу творящиеся гнусности, но сделать ничего не могу, «авось» меня это не коснется, «авось» пронесет»!

Нет не пронесло, так если, и кого то конкретно пронесло мимо, то не пронесло его родных и близких, не пронесло в итоге и всех Нас с Вами!

Еще замечу, что из официальной биографической трактовки Булгакова «вылезают» и мозолят глаза упорные упоминания о его временных морфийных привязанностях молодости, ну никак не связанных далее с его творчеством и его болезнью почек. Той болезни от которой он, по официальной версии и умер, и о которой начинают упоминать с момента его призыва в 1913 году в армию. Эти два факта как то вылезают из общей темы всех публикаций о Булгакове, но видно, что упоминание о них не случайно. Дело в том, что морфий (кокаин) был, в то время, обычным болеутоляющим средством и назначался массово во врачебных целях. Сейчас весь мир заставляют пить слабонаркотическую «колу», «пепси» и прочие во всех видах, а это настойки растения «кока» из которого и производят кокаин. И никто этого не осуждает, и никого это не пугает.

 Также во врачебной практике ранее, врачи массово назначали вместе с лекарствами - коньяк (рюмка), в виде стимулятора действия лекарств. И только советская медицина, борясь с поголовным пьянством народившегося массового «гегемона», городских босяков (пролетарских бездельников, наемных рабочих, у которых в отличие от деятельного крестьянина и его крестьянского подворья, не стало никаких забот после рабочего дня, и обычных  выпивох), отказалась от этой практики.

И еще, смерть от разных болезней нездоровых пристрастий отмечалась у многих известных персонажей мемуаров, но нигде это не отмечалось особо, и с молодости, как в связи с Михаилом Булгаковым.

Вот такая у меня получилась поверхностная зарисовка проницательной личности писателя-психолога, творца огромного русского литературного таланта - Михаила Булгакова и всего наследия Русской Расовой Мысли.


Рецензии