весной в Киеве...

          Весной в Киеве воздух как-то сразу, мгновенно наполняется пьянящими ароматами. Ощущение лёгкости необыкновенное, хочется чего-то непонятного: то ли взлететь, то ли кружиться, широко раскинув руки, или куда-то бежать чуть ли не вприпрыжку с, безусловно, забавно блуждающей по лицу улыбкой.


          Вечером Валентина предложила сходить на почту.
          –   Будешь поздравлять родителей? Письма же не написала? Открытку тоже не отправила? …Пойду одна. Телеграмму как раз принесут девятого.
          Наташке что-то так не хотелось идти с Валей. Внутри всё протестовало. 
          «Надо сходить. Поздравление обрадует», - накинув голубенький плащик, сунула в карман кошелёк и найденный в верхнем ящике тумбочки листочек с быстренько записанными почтовым индексом и адресом, - не брать же с собой толстый конверт с письмом родителей. Было крайне досадно, - не ответила. 
          

          В темноте, создаваемой кронами деревьев за высоким забором суворовского училища, в шедшем навстречу нетвёрдой походкой и бубнящем что-то под нос мужчине, узнали парня из общежития и даже несколько обрадовано ответили на его приветствие и поздравление: «Девушки, с наступающим!»
 
          Внутри же Наташки что-то как щёлкнуло, замкнуло. Перестала слушать и как-то реагировать на Валин разговор, а пройдя довольно-таки порядочное расстояние после нежданного столкновения, вдруг встала. Встала неожиданно, как вкопанная, на тротуаре, где было уже достаточно светло от уличных фонарей, да и до почты оставалось всего-ничего. Что-то пытаясь объяснить, сначала достала деньги из кошелька, но не зная «сколько потребуется», вложила обратно и стала искать записку с адресом. В конце концов, нетерпящим возражений движением сунула всё в руки ничего не понимающей Валентины. Отходя и возвращаясь вновь, извиняясь и смущаясь, всё продолжала просить отправить телеграмму родителям, и неловко улыбнувшись напоследок, наконец-то развернулась и побежала обратно в сторону общежития, - за парнем.
          Нет, конечно, она скажет потом Вале спасибо, но парня, догнав, не окликнула, а просто замедлила шаг. Шла почти рядом за ним в темноте Лейтенантской и слышала, как он негромко пел:

          – Двадцать второго июня,
          Ровно в четыре часа
          Киев бомбили, 
          Нам объявили,
          Что началася война... 

          Наташа поняла, - когда встретились на бульваре Леси Украинки, Виталий тоже пел про войну, что «до смерти четыре шага…», а они вообразили невесть что в густых сумерках вечера.

          Валентина совершенно спокойно, без вопросов отдала по возвращении кошелёк и использованный бланк с сочинённым текстом, но то, что поздравителем она указала себя, вызвало внутри Наташи бурю недоумения: «Что подумают мама с папой?..»
 
          Может быть потому на следующий день Наташа очень обрадовалась предложению Людмилы погулять.
          –   Ты можешь идти без цветов. Каждую весну, как стала учиться в Киеве, я несу их к Вечному огню на могилу Неизвестного солдата. Была в парке Вечной Славы раньше?
          –   Нет… Почему не сказала куда идём? – спросила Наташа, покупая красные гвоздики.
          –   Миля с Яремчи. Да боялась, что Валю позовёшь. Помнишь, когда была присоединена Западная Украина? Знаешь, что до войны Яремча была польским селом?
          –   Нет... Приходил как-то к Миле знакомый парень, говорили на украинском, возможно, с закарпатским диалектом – не всё было понятно. Да и он заинтересовался, спросил: «Не москалька ли?» Мол, у нас на москалей в каждом селе ни один пулемёт запрятан, - считай, на каждом сеновале. Миля звонко рассмеялась и попросила не пугать, так как я не из Москвы. Неприятно стало. Будто мы не в одной стране живём и, мол, меня никто не звал сюда.
          ...Люда, нас пятеро со строительного факультета по распределению приехало в Киев, и до нашего выпуска направляли в киевские проектные институты и после. ...А имя парня простое, русское – Степан.
          –   Да не волнуйся так. Аспирант Мирон, что с вашим Петей в одном блоке, тоже с Западной.
          –   Знаю…
          Девушки шли по аллее героев к обелиску. В руках у многих были цветы. Возникшее ощущение причастности к общему душевному порыву поклониться тем, кто сложил свои головы в борьбе с фашизмом, и обострившееся понимание значимости произошедшего весной сорок пятого взволновали и наполнили такой благодарностью, что Наташа блестящими от слёз глазами смотрела, как к Вечному огню идут молодые пары с детьми, пожилые люди с подростками, как все с открытыми и добрыми лицами возлагают цветы.




***
  участие в Конкурсе-5 - http://www.proza.ru/2018/05/17/255


Рецензии
Как все изменилось...
Да, это было давно, но
это, для нас было недавно.
Удачи Вам.

Виктор Костылев   02.04.2020 13:29     Заявить о нарушении
Благодарю.

Любушка 2   19.04.2020 11:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.