Чувство меры

               
               

                ЧУВСТВО МЕРЫ.

Человеку дана жизнь, чтобы он использовал возможность приблизиться к своему совершенству перед тем, как уйти из этого мира. Известно, что  У.Шекспир восклицал: «Что наша жизнь?  Игра!».
 
Неоднократно задумывался и я над этой фразой великого писателя и попытался  по-своему её продолжить: «Уметь жить – значит уметь играть в эту игру».

А игроки бывают разные, и какая может быть игра без азарта. Вот такие философские мысли одолевали меня прекрасным весенним утром.

  Было начало марта, погода стояла хорошая. Солнце радовало людей ранними весенними лучами. Лёгкие белые облака плыли по светло-голубому небу, воздух был прозрачен и свеж.
 
В это время я уже работал в научно-производственном объединении «Спектр. «Спектр» занимался вывозом и захоронением радиоактивных отходов из Москвы, в основном со свалок окраин города. Дело в том, что Москва ; исторический центр осуществления атомного проекта нашей страны, а что было в то время окраинами города, постепенно начало застраиваться, и контроль радиационной обстановки был совершенно необходим.

Таким контролем и занималась непосредственно наша служба радиационно-экологического мониторинга. В основе радиационного контроля была система стационарных постов.  Один из постов  Московской области в нашей службе возглавлял Алексей Михайлович Крамник.
 
Врожденное благородство его натуры бросалось в глаза сразу же при первом знакомстве с ним. Он был выше среднего роста, одежду носил классического стиля, телосложения казался крепкого. К моменту нашего знакомства ему было уже за семьдесят. Правильные, немного крупноватые черты лица окаймляла пышная седая шевелюра волос.

Не могу сказать, что я произвел на него сильное впечатление ; аккуратный новый сотрудник. Удивило, как он внимательно и оценивающе наблюдал за мной в процессе работы своими умными серо-голубыми глазами. Потом мне стала понятна такая реакция, ведь на должность начальника поста он перешел по состоянию здоровья из заместителей директора нашего объединения генерала Скобелева.

Крамник был представителем другого поколения, и меня интересовало, как он чувствует себя в новой роли, как он приспособился к новым условиям работы и жизни и что, возможно, в будущем ожидало меня.

Я старался чему-то у него учиться и, в свою очередь, чем-то помогать ему. Во время совместной работы я заводил с ним разговоры о том, что он чувствовал и как пережил исторические моменты создания ядерного щита нашей страны.
 
Он вспоминал и рассказывал мне о себе без какого-либо принуждения, открыто и с видимым удовольствием. За работой время летело незаметно.

Состояние здоровья Алексея Михайловича, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Когда он работал в Германии на руднике по добыче урана, радиоактивность подточила его общее состояние здоровья, что и предопределило его преждевременный уход из жизни.

Этим утром я шел на его пост, чтобы сделать отбор проб. Я шел подмосковным полем в лучезарный весенний день, по протоптанной по снегу тропинке, и в моей памяти всплывали отдельные эпизоды из жизни Алексея Михайловича.

Уже в пятнадцать лет он оказался в концентрационном лагере вместе с отцом. Отец Алексея Михайловича был крупным специалистом по строительству дорог. Настолько крупным работником, что его принимал даже сам             И.В. Сталин.

Но, как правило, успехи  способных людей вызывают злобу и зависть посредственных типов. Отец Алексея Михайловича был оклеветан и сослан на Колыму в лагерь к уголовникам. Супруга дрогнула и не поехала за мужем, а Алексей не оставил отца в трудную минуту.

Каким авторитетом пользовался в среде заключенных отец Крамника, говорит только один факт. Из лагеря убежали три уголовника и скрывались в лесу. Алексей ослушался охрану и пошел собирать ягоды за пределы лагеря. Беглые уголовники его схватили и хотели живьем съесть, но узнав, что он сын «Мишки-строителя», не тронули и отпустили.

По-видимому, специфичные условия юности не могли не сказаться на формировании характера и мироощущении способного молодого человека. Он утверждал, что настоящая мужская игра – это азартный карточный покер, когда каждый за себя и один противостоит остальным.
 
Природа наградила Алексея Михайловича красивым редким голосом – трагическим баритоном. Впоследствии, став геофизиком и работая в Германии, он даже пел в профессиональной опере, а на службе организовал из сотрудников предприятия большой хор с классическим репертуаром.

Однажды к нему подошел генерал Скобелев и обратился с просьбой зачислить его в хор, так как ему нужна была какая-то «общественная нагрузка», но посещать занятия хора он не собирался, мотивируя это своей большой занятостью. Дескать, хор многочисленный и отсутствие одного человека совершенно не заметят.

Следует сказать, что больше всего Алексей Михайлович любил людей-тружеников с их вечными заботами и проблемами, с их маленькими победами и радостями. Алексей Михайлович, как он всегда умел, посмотрел на генерала своим умным ясным взглядом и артистично заявил, что Скобелев хоть и генерал, но петь в его хоре будет обязательно и даже в первом ряду.

Наступило краткое взаимное молчание, а затем раздался дружный обоюдный хохот. Так они и подружились. Позднее Крамник стал заместителем Скобелева в «Спектре», и вместе они  много сделали для развития нашего научно-производственного объединения.

Я шел на пост.

 Протоптанная в поле тропинка  привела меня к речке. Зимой речка замерзала, и по льду можно было безопасно напрямик перебраться на другой берег, где располагался пост, на который я и направлялся. До поста, казалось, можно было рукой достать, видны были за забором отдельные строения.

 Но речка по весне уже вскрылась, и струя воды шириной метра в два весело журчала передо мной, переливаясь отблесками разноцветных искристых брызг, преграждая мне дорогу.

До ближайших мостков в обход по берегу было с километр.

Воспоминания растрогали меня, эмоции выплескивались через край и рвались наружу. Азарт охватил меня, толкая вперед.
Не раздумывая, я отступил назад, сделал короткий разбег, оттолкнулся и прыгнул на другой берег.

В следующий момент я по пояс уже был в холодной воде, успев животом плюхнуться на льдину  у противоположного берега. Оказалось, что лед на краю воды стал тоньше и обломился при моем отталкивании во время прыжка. Я почувствовал, как ледяная вода начала заливаться в обувь и тянуть меня под лед. Дрожь охватила все мое тело…

На самом же деле. В действительности.
 Я, как вкопанный, остановился на самом краю полыньи.

Я тряхнул головой, чтобы придти в себя от жуткой картины, которая мысленно пронеслась в моем мозгу.

 Озираясь вокруг, чтобы прогнать наваждение и ощутить, что ничего страшного не произошло, я немного постоял, глядя на безлюдный противоположный берег и, повернув налево, медленно в одиночестве направился вдоль берега речки к мосткам.

Я тихонько шёл, переживая и обдумывая, что же случилось со мной минуту назад. Под ногами слегка поскрипывал снег. И всё-таки на душе щемило, что пришлось отступить, а не рискнуть и не попытаться преодолеть барьер судьбы.

 Я двигался вдоль речки по снежной тропинке. От воды веяло прохладой, в открытом поле задувал приличный ветерок, мне стало зябко и неуютно.

Не к месту, казалось, вспомнил про хитроумного Одиссея, который после победы в Троянской войне, возомнил себя свободным человеком. За это боги обрекли Одиссея на многолетние скитания, пока он не понял, что «человек – ничто без бессмертных богов природы, а каждый из нас всего лишь ; человек». Настроение заметно начинало портиться.
Но я шел и шел вперед.

Вспомнил слова Гамлета: «Склониться ль под ударами судьбы иль лучше оказать сопротивленье?
Вот в чем вопрос!

А весеннее солнце продолжало ласково светить на чистом голубом небе, как будто со мной ничего не происходило.

Вдруг мой мозг пронзила ясная мысль, и  я просто всем своим существом осознал: «Главное достоинство и мудрость человека в любой игре – это иметь чувство меры!

 Нельзя во всем слепо, не думая, азартно рассчитывать наудачу и полностью полагаться на счастливый случай».

Мне стало спокойно на душе. Я снова радовался хорошей погоде и весеннему солнцу, тем более, что впереди из-за пригорка уже показалась крыша сельского продовольственного магазина.

Да…, подумал я: « Чувство меры – вот главное достоинство мужчины, тем более в такой игре, как жизнь!!!».

              Не зря говорится, что

         «ЧУВСТВО МЕРЫ РОЖДАЕТ ТАЛАНТ».

               


Рецензии
про чувство меры...думаю действительно очень правильно
а Ваш начальник Крамник был удивительным человеком, повезло Вам Валерий. Поскольку видимо сегодня "таких уже не делают"
с уважением Дмитрий

Димитрий Крылов   02.07.2020 14:43     Заявить о нарушении
Спасибо, с уважением!

Валерий Борисов-Лакаев   03.07.2020 20:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.