Z-day. 8 Горючие мертвецы

Где-то на северо-западе шт.Миссури

Устроившись в старом плетеном кресле, Дакота красила ногти. В прежней жизни ей всегда хотелось поскорее закончить с маникюром и вернуться к развлечениям, делам и еще черт знает чему. Но здесь в расположенной на большом отдалении от дорог и крупных городов ферме ей больше не хотелось никуда спешить. Мир замкнулся на просторной гостиной дома, где прежде жила пожилая чета. Обнулился до кресла и стола орехового цвета, чья глянцевая поверхность уже пошла тонкой сетью трещин. До пузырька с лаком, который она обнаружила в одной из комнат на втором этаже, и движений кисти по ногтю – одному за другим.
Лак был черный. Дакота пришла к выводу, что прежде он, как и вся комната, оформленная в мрачных готических тонах, принадлежал то ли поздней дочери, то ли внучке хозяев дома. На некоторых фотографиях, развешенных на стенах и вдоль лестниц, попадалось круглощекое лицо маленькой девочки, на других она была нескладным подростком, обнимающим тех же двоих – мужчину и женщину. Это были кадры из детства, которыми ее родители (наверное, все же родители) гордились. Те, что не стыдно выставить напоказ. А вот в комнате наверху, которую Ди сразу взяла себе, нашлись другие. Те, на которых молодой девушке было семнадцать и больше, где она носила черное, пирсинг на лице и красила губы черным.
Стены были завешаны постерами с изображением музыкальных групп, среди которых Дакота опознала Умф, Лакримозу, Баухаус и еще несколько менее известных, но весьма почитаемых в определенных кругах коллективов. Черное постельное белье с изображением пентаграммы и черепа, оплывшие свечи на подоконнике, трюмо в дальнем углу, украшенное фотографиями музыкантов с автографами, цепями и следами помады – все, почти нетронутое следами запустения, если не считать толстый слой пыли и отстающие от стен обои. Казалось, девушка уехала в долгое путешествие и должна в скором времени вернуться. А меж тем ни ее самой, ни ее родных давно не было в живых. Иначе они вряд ли покинули бы это место.
И пусть Дакота никогда не причисляла себя к готической тусовке в родном городе, при обнаружении подобного уголка что-то всколыхнулось внутри. Ей хотелось сказать – я здесь, я вернулась домой. Странное желание сообщить покинутому дому, что теперь с ее возвращением все будет хорошо. И вместе с тем детские фотографии на первом этаже напоминали Ди о собственном детстве, в котором еще не было места духу бунтарства.
Первый прокол брови, первая татуировка на левой лопатке – будто все это только назло родным, а не потому что ей нужно было немного уверенности в себе. Бесконечные споры о том, как будет лучше, как правильнее. Родители всегда больше любили ее младшего брата. Даже когда Нейт признался в том, что он гей, это расстройло их, но не настолько, чтобы при редких звонках перестать ставить его ей в пример. Он свил семейное гнездышко, обзавелся постоянным партнером и неплохой работой, взял с Маркусом в ипотеку жилье. Однажды мама обмолвилась, что надеется в будущем понянчить внуков, приемных или от суррогатной матери. В это время Дакота колесила по окрестностям северного Техаса с группой отшибленных на всю голову рокеров, собирая прокуренные залы баров и придорожных забегаловок. На то, что она когда-либо остепениться и заведет семью, никто давно не рассчитывал.
И все же Ди любила брата так сильно, что когда все завертелось, первым делом бросилась к его с Маркусом жилищу и лишь позднее, когда они покидали город, наводненный массовой истерией и растущим числом зараженных вирусом зомби, вспомнила о родителях. Слишком поздно, чтобы успеть их спасти.
А теперь нет и его.
Закончив наносить второй слой, девушка закрутила крышку и отставила бутылек в сторону. Взмахнув пару раз кистями, чтобы дать лаку побыстрей высохнуть, она уставилась вдаль сквозь пыльное, покрытое разводами от дождя стекло. Громкий хлопок двери вырвал ее от воспоминаний, вернув к реальности.
Чарли появился в проходе, стряхивая землю с сапог и заслонив собой большую его часть. Он только что вернулся с полей, где прежде находились картофельные насаждения. Картофель за неполные пять лет «свободного полета» начал вырождаться и мельчать. Можно было представить досаду прежних владельцев, вложивших в ферму свой труд и сбережения, обнаруживших, к какому упадку все пришло. Но для гостивших здесь людей одичавший корнеплод стал подарком судьбы.
- Я разжег костер во дворе, - сообщил Чарли. – Сегодня на обед будет запеченная в углях картошка. Немного приправы, соли и зелени и нас ждет королевская пища.
- Хорошо, - кивнула Дакота, стараясь не смотреть коренному американцу в глаза.
Он прошел в зал и, не стаскивая куртки, сел в кресло напротив. В этом доме у них было почти все, что нужно. Пища, пусть и скудного выбора, имелась в достатке. Инверторный генератор и запасы бензина, обнаруженные в подвале, могли обеспечить если не светлое будущее, то, по крайней мере, базовый минимум благ цивилизации. Конечно, ферма носила следы разрушения зомби. Чарли с Дакотой, направляясь к обнаруженному дому, встретили немало обезглавленных мертвецов и снесенных голов. Еще несколько зомби слонялось в окрестностях, но большая часть прежних жильцов и наемных рабочих разбрелась в поисках свежих мозгов. Причем давно.
Ферма оказалась пригодна для длительного проживания. И они остались. Дни сменялись один за другим. Прошла неделя, другая. Дакота перестала бродить по дому с потерянным лицом и красными от слез глазами. Она смирилась с потерей, пусть это далось ей непросто, и все же прежний огонь в глазах погас. Неиссякаемый запас оптимизма, которого казалось, хватит на всю их разношерстную компанию, оборвался на полуслове.
- Я видел столбы пыли на горизонте, - произнес Чарли, отметив, что девушка по-прежнему не стремится поддержать разговор.
Притом, что сам он никогда не считал себя разговорчивым, в последнее время эту роль ему пришлось взять на себя. Молчание превращало обычный дом в склеп. Слишком знакомая для Чарли, прожившего в самоизоляции несколько лет, тишина.
- Ветер не приносит запаха дыма. Иначе я решил бы, что это лесные пожары, - продолжил он, пытаясь привлечь внимание Ди.
Блондинка покосилась на него и тут же перевела взгляд на свои пальцы.
- Ты знаешь, что это значит. Они идут.
- Зомби, - пожала она плечами.
- Сотни. Тысячи зомби. Ветер не приносит запаха дыма, он несет с собой смерть. Пока что они далеко, но времени у нас не так много. Дакота, нужно уходить. Лучше прямо сегодня, после обеда. Подкрепимся в дорогу, погрузим в кузов картофель, сколько сможем, бензин и двинемся на север. Подальше от них, - Чарли подался вперед, сцепив пальцы в замок.
Он ждал.
- Я не хочу уходить, - сказала Дакота, сделав глубокий вдох и выдох.
Дорога привела ее сюда. В дом, так похожий на тот, из которого она некогда сбежала. Он как будто ждал ее. И в этом была некая завершенность.
- Послушай, я знаю, что ты чувствуешь. Твой дух сломлен, он заплутал и не хочет искать выход, не хочет, чтобы ему в этом помогали. Когда вы явились ко мне и позвали с собой, часть меня этому противилась. Та часть, что похоронила себя заживо с человеком, которого уже не спасти. Тогда мне казалось, любой другой исход будет предательством по отношению к ней.
- А другая часть?
- А другая хотела быть спасенной. Потому что это не жизнь. Моя мать и твой брат, наблюдай они за нами, всерьез бы огорчились. И задали бы трепку.
От этих слов Дакота криво усмехнулась.
- Эта часть в тебе пока спит, потому что раны слишком свежи. Но она проснется. Обязательно. И тогда нам обоим лучше оказаться подальше от путей миграции зомби. Ты видела, на что они способны в таком количестве. Это ранчо не выдержит долго их натиск.
- Да уж, сложится как карточный домик, - согласилась она.
Чарли какое-то время молчал, выжидая. Он надеялся, что девушка примет решение самостоятельно. Ему пришлось делать выбор в сжатые сроки, у нее пока еще было больше времени на раздумья. Если уговоры не помогут, он готов был применить силу, чтобы сдержать обещание техасцу. А пока…
- Я проверю костер. Он должен бы уже прогореть, а ты принеси соль и специи. Они на кухне.
Сказав так, мужчина поднялся с кресла и направился в сторону выхода. Девушка проводила его спину взглядом до тех пор, пока не хлопнула дверь, а затем нехотя поплелась на кухню.

К полудню небо заволокло тяжелыми тучами. Ветер гнал их с северо-востока, с той стороны, откуда вверх поднимались густые клубы пыли. С фермы, где остановились путники, хорошо просматривался горизонт. На несколько миль вперед простирались заброшенные картофельные плантации. Чарли успел их изучить, с удовольствием проводя время вне тесной кабины машины и работая лопатой. Помимо картофеля он нашел небольшие участки земли, на которых росли другие корнеплоды - морковь, свекла и лук. Землю много лет никто не обрабатывал, поля сплошь заросли буйным ковром из сорняков, среди которого найти знакомую ботву было той еще морокой. Там же нашлись чеснок и сухие шапки укропа, качающиеся в такт сорной траве. Их Чарли обнаружил случайно, когда в первый день шел к дому с собранным урожаем.
Теперь все придется бросить.
Ветер нес не только тучи. Сладковатый смрад разложения не оставлял сомнений. Они идут. Можно припасть к земле ухом, как это делали его давние предки, и услышать вибрацию нескольких сотен, а то и тысяч ног, не знавших усталости. Их приход неотвратим.
Чарли укладывал банки фасоли в просторную сумку. Туда же пошли упаковки кукурузных хлопьев и крупа, которую пришлось переложить в плотные полиэтиленовые пакеты ради компактности. В ней успели завестись жучки, крохотные желтоватые личинки не сразу просматривались на фоне риса того же оттенка, но такая пища хороша уже ее наличием. А если вспомнить какими жуками ему приходилось питаться в пути, то такой состав можно смело назвать кашей с протеином. Перетащив из подвала, где располагалась кладовая, две сумки, плотно набитые едой, Чарли взялся за бензин. Бак пикапа он заполнил в первый же день, так как понятия не имел, как долго они могут задержаться и, что еще важнее, насколько спешно придется уезжать. Еще две пластиковые канистры топлива мужчина поставил рядом с сумками. Он пытался взять самое необходимое, складывая в другую сумку веревки, бинты, туалетную бумагу, таблетки, способные пригодиться самим или в обмен на что-то.
Дакота появилась на пороге, когда Чарли укрывал собранные припасы брезентом. Она переоделась, натянув на поджарое тело черную толстовку с черепастым принтом, обтягивающие черные джинсы и кожаную куртку с металлическими заклепками на плечах. На руках - вязаные перчатки без пальцев. Светлые волосы, успевшие отрасти за время их совместного путешествия, снова коротко подстрижены, неровно, как получилось, стоя перед зеркалом с ножницами. Эта стрижка делала ее похожей на субтильного парня. В руке у Дакоты топор, за спиной компактный рюкзак – из той же комнаты, что принадлежала молодой неформалке.
Чарли тоже сменил заношенную, пропитанную потом и трупными брызгами одежду. В прежние дни девушка не удержалась бы от замечания, что синие джинсы отлично подчеркивают его крепкий тыл. Серый пуловер мелкой вязки и парка цвета хаки с искусственным мехом на капюшоне больше не могли пригодиться прежнему хозяину, потому мужчина забрал их себе вместе с парой добротных кожаных ботинок на низком каблуке.
Дакота спустилась с веранды, скрипя рассохшимися половицами. Черный пикап, найденный ими в глуши штата Техас, был готов к отправке. Не теряя времени на пустые разговоры, девушка бросила рюкзак с вещами на заднее сидение, а сама устройлась на пассажирском.
Мужчина не заставил себя долго ждать. Спустя каких-то пару минут, отправив к рюкзаку блондинки свои пожитки, Чарли занял место за рулем и повернул ключ в замке зажигания.
- Готова? – произнес он.
Того факта, что ему не пришлось увозить Дакоту из опасного места силой, уже было достаточно, чтобы вздохнуть с облегчением. Он спросил это, чтобы нарушить невольное молчание, не надеясь особо на ответ.
- Вот сейчас и узнаем, - сказала Дакота, попытавшись выдавить из себя улыбку.
Вышло на неуверенную тройку, и все же это вселило уверенность в Чарли. Он кивнул.
Мотор «Джи-Эм-Си» ободряюще ожил, сообщая об этом едва уловимой вибрацией. Их снова ждал путь - жизнь, лишенная крыши над головой, и очередные поиски места, куда не доберутся стада мигрирующих зомби. Покидая фермерские владения, оба провожали взглядом столбы пыли на северо-востоке. В них было нечто пугающее, мистическое, словно некая грозная сила протягивала лапы к затянутому тучами небу. Мертвяки не знали усталости, им не нужно спать. Через какие-нибудь сутки-другие это скопище будет здесь или, может, пройдет по косой, чудом не задев ранчо. Только оставаться, чтобы проверить, было бы слишком рискованно.
И черный пикап мчался вперед по дороге, которая должна была рано или поздно вывести его к западной границе штата Миссури.

Миль через тридцать Чарли уступил место за рулем Дакоте. Сперва он сомневался, но все же пришел к выводу, что это поможет ей взбодриться. Фактически эта просьба была первым, что она произнесла с тех пор, как они покинули ранчо. Еще какое-то время они продолжали ехать молча. Девушка буравила взглядом расстилающееся полотно дороги и лишь изредка косилась на попутчика, словно проверяя, не испарился ли он. Дождевые тучи, закрывшие небо над фермерским жилищем, очень скоро разогнал ветер. За окном было довольно прохладно, с учетом и без того затянувшейся поздней осени, однако отопитель в салоне не включали – экономили запас топлива. С приходом зимы температура в Миссури могла опуститься до минус шести. Девушке, да и мужчине, хотелось к этому времени отыскать более надежное убежище. Пусть никто не говорил об этом вслух, оба понимали, что зима в дороге – не лучший вариант.
- Как вы с братом переживали прошлые зимы? – произнес Чарли, решив первым нарушить томящее молчание.
Последние годы он провел в лесу с обратившейся матерью. Никто не беспокойл и не гнал с места, а если в его глушь забредали люди, то чаще всего это были мародеры и конченые ублюдки. С ними у Чарли всегда был один разговор.
Дакота ответила не сразу, какое-то время ехала, прикусив губу. Напоминания о Нейте все еще приносили ей боль. Чарли уже потерял надежду услышать хоть слово и отвернулся к окну, когда девушка заговорила.
- Мы находили машину на ходу и гнали до тех пор, пока не находили сносное гнездышко. Там отсиживались, потроша брошенные припасы, или ехали дальше, если в доме не находилось еды и питья. Какой толк сидеть на заднице, когда нечего есть, - она сделала паузу, прежде чем продолжить. – В первый год зомбиапокалипсиса брошенные машины с почти полным бензобаком были повсюду. Только и нужно было, что расчистить к ним дорогу, уложив по пути сколько-то там мертвяков. То же с пустующими домами. Не было этих безумных мигрирующих мертвяков. Они шастали повсюду, слонялись без цели меж зданий и вдоль дорог, пока поблизости не оказывались живые. Мы с Нейтом перебирались от места к месту, по мере того, как заканчивались припасы, ну и того, как много зомби подбиралось к нашему временному убежищу. Так же выживали и в другое время года. Мы были как саранча, - ее губы дрогнули в мрачной ухмылке.
- Все человечество обратилось в саранчу, - кивнул Чарли, соглашаясь с ней.
- Не все, - замотала головой Дакота. – Кому-то ведь удается наладить быт, вернуть хоть какое-то подобие цивилизованного мира. Тот же Рансом-Каньон, куда нас с Нейтом занесло, - при упоминании о нем она нахмурилась, а крылья носа презрительно вздернулись. – Тот же Сент-Луис...
Мягкая постель и гарантированный паек на завтра – что еще нужно для того, чтобы чувствовать себя человеком, а не перекати-полем с песком в трусах и двухнедельной грязью на коже?
- Мы могли бы быть сейчас там, среди обустроенного быта, - осторожно сказал Чарли. – Совсем не обязательно было отступать от намеченного пути.
- Нет, обязательно, - отрезала Дакота.
- Послушай, мы не обсуждали, что произошло с твоим братом, но все же ты должна понять, Йен не виноват в его смерти, - он вступал на опасную почву, поднимая эту тему, и все же не мог больше молчать. – То, что он сделал... Каждый из нас на его месте поступил бы так же. Каждый из нас мог оказаться на месте твоего брата. И я предпочел бы, чтоб меня упокойли, чем присоединиться к обезумевшей толпе зомби.
- Да ты ни черта не понимаешь, Чарли!
- Он хороший человек, и, что немаловажно, ты небезразлична ему. Этот мир так много отнял у нас, что отказываться от того немногого, что осталось… Так ты наказываешь только себя.
- А может это и есть моя цель? Может, я хочу наказать себя, а? Ты об этом не думал?
Глаза Дакоты влажно заблестели, а в голосе появились истеричные нотки. Она не хотела, но коренной американец вынудил ее говорить. Теперь самым верным решением было выговориться, наконец.
- Это я отпустила Нейта с ними! Это меня не было рядом, когда проклятые зомби рвали его на части! Это не я даровала ему милость. Никто не должен был отнимать у меня это право. Мы дали друг другу обещание, на случай, если один из нас окажется при смерти.
- Дакота…
- Я должна была его прикрыть. Отправиться туда вместе с ними, тогда, может быть, все было бы хорошо. Все были бы живы, а Йен… Черт, да ты хоть представляешь, насколько я дерьмовая сестра, если все это время думала только о себе? – пальцы на руле отбивали нервную дробь. – Ты даже представить себе не можешь, каково это. Жить, зная, что мог спасти единственного близкого человека, но вместо этого просто забил и расслаблялся у костра.
Чарли знал. Решив, что хватанула лишнего, Дакота запнулась. Мужчина, не говоря ни слова, крепко сжал ее за плечо. Тепло руки напоминало, что она не одна, что не все еще потеряно.
- Я не смогла бы, - выдохнула девушка, понемногу успокаиваясь. – Просыпаться каждое утро рядом с Йеном и видеть в нем постоянное напоминание о том, как сильно я облажалась… Это все равно, что смотреть в зеркало с надписью «ты убила брата».
- Если кто и виновен в его смерти, то только те ублюдки, что выпустили в мир зомби-вирус.
- Я знаю, но то, что здесь, - она постучала пальцем по лбу. – И то, как я это чувствую, Чарли… Поэтому мне нужно было уехать. Возможно, со временем я разберусь с этим дерьмом, только когда это случится, понятия не имею.
- Я понимаю, - кивнул Чарли, отпустив ее плечо. – Хорошо, что ты высказалась. Это слабое утешение, но нельзя долго держать в себе негативные эмоции. Они разрушают тело и дух.
- Эй! Посмотри вокруг! По-моему, мои эмоции – это последняя причина для беспокойства. К черту. Если подумать, в сложившейся ситуации мы почти что в шоколаде.
Она улыбнулась, кивнув в сторону загруженного кузова, на этот раз скорее обнадеживающе, чем мрачно. Выговорившись, Дакота, и правда, испытала облегчение, словно все это время носила на шее тяжелый камень, а теперь он стал легче. Не исчез совсем, но и это было неплохо.
Черный пикап нагнал одинокого путника с рюкзаком за спиной. Пружиня на длинных тощих ногах, укутанный в серую куртку не по размеру, он продолжал идти, даже когда машина поравнялась с ним, а затем оставила позади. Разве что он поднял руку и махнул проезжавшим рукой, не то приветствуя их, не то голосуя. Уже бросая взгляд в зеркало заднего обзора, Дакота поняла, что не видит его лица. Глаза идущего скрывали солнцезащитные очки, а нос и рот были замотаны красной тряпкой или банданой. На лицо же был глухо надвинут капюшон.
- Нужно остановиться, - бросил Чарли. – Что если ему нужна помощь?
- Это апокалипсис, здесь всем нужна помощь, - пробормотала неуверенно Ди и бросила еще один взгляд на зеркало.
Силуэт человека стремительно удалялся. Еще не решив, стоит ли брать на борт попутчика, девушка все же сбавила скорость.
- Мы всего лишь подбросим его и дадим немного воды. К тому же он может ориентироваться на местности лучше нас.
- Что если он приманка? Возьмем его, а следом нас встретят его дружки? – приподняла бровь Дакота.
Ей не хотелось делить салон с кем-то еще.
- Или он близок к истощению и голодной смерти. За последние четыре часа ты видела хоть что-то, отличное от этого? – Чарли взмахнул рукой, описав полукруг.
- Ладно.
Притормозив, Дакота переключила передачу и начала сдавать назад, даже не думая разворачиваться. До одинокого путника оставалось не меньше десяти ярдов, когда она вдавила педаль тормоза в пол и, достав из-за пояса, заряженный «глок» покинула кабину. Чарли не оставалось ничего, кроме как последовать за ней. Правда, он не спешил наставить на незнакомца оружие, полагая, что все обойдется мирным путем.
- Эй ты! Руки из карманов, чтоб были на виду! – крикнула блондинка, сняв пистолет с предохранителя и держа путника на прицеле.
Тот даже не сбавил темпа, но руки все-таки поднял перед собой, продолжая шагать навстречу девушке.
- Не лучшее начало для беседы, - заключил Чарли, демонстрируя, что все же способен на сарказм.
Правда, с тем же успехом это могло быть простой констатацией факта.
- Скажешь спасибо, когда в следующий раз нас решат обстрелять, - бросила Ди, не отрывая взгляда от своей цели.
Тот, поравнявшись с машиной, шумно и с облегчением выдохнул, положил обе руки на колени и, согнувшись буквой Р, долго пытался восстановить дыхание. Чарли и Дакота ждали. Дуло «глока» по-прежнему смотрело в голову незнакомцу.
- У-у-ух, ребята. Думал, до Джефферсон-сити не поймаю попутку, а тут вы! Все бы ничего, только колени гнутся уже не так лихо, как в былые годы, - он откинул капюшон и поднял очки на голову, поверх выцветшей серой банданы, стянул вниз красный платок, скрывавший нижнюю часть лица. – У вас не найдется воды? С самого Линна во рту не было ни росинки.
Белый мужчина лет за пятьдесят с седой, торчащей неровными клочками бородой смотрел на них открыто и без страха. В голубых глазах плескался озорной огонек и живой интерес, какой не всегда встретишь в людях куда младшего возраста. Убедившись в отсутствии угрозы, Дакота сунула пистолет за пояс и достала из салона пластиковую бутылку. В ней было еще не меньше половины, остальное хранилось в кузове вместе с припасами еды и бензина.
- Держи, - сказала блондинка, бросив бутылку. – Значит, ты идешь из Линна?
Старик поймал ее и, отвинтив крышку, долго пил, смакуя каждый глоток. Чарли изучал его, находясь с другой стороны пикапа.
Серая, поношенная куртка с затертыми до дыр рукавами была как минимум на пару размеров больше и носила на себе следы встреч с зомби. Конечно, кровь, засохшая мелкими бурыми пятнами на твиловой ткани, могла принадлежать и человеку, но незнакомец не выглядел головорезом. Скорее он вызывал впечатление старого добряка, изо всех сил старавшегося не поддаваться массовому безумию и сохранять позитивный настрой.
- Не из него самого, но пару дней пришлось погостить в этом чудном городке, - ответил, наконец, незнакомец, возвращая бутылку Дакоте и утирая бороду рукавом. – Знаете, что в нем удивительного? – он выжидающе развел руками.
- Что? – приподняла бровь блондинка, обменявшись взглядами с Чарли.
- Абсолютно ничего, - сообщил старик, будто в этой информации было нечто важное. – Брошенный живыми, практически покинутый зомби. И неудивительно, родись я в подобной дыре, непременно дал бы деру. Даже со слизью вместо мозгов в черепушке. Рэнди Джарвис, - он протянул ладонь. – Для друзей просто Джеф.
- Дакота, - отозвалась девушка, сжав его руку в ответ. – А это Чарли.
- Нам лучше продолжить путь, если не хотим застрять ночью посреди дороги, - вставил тот вместо приветствия.
- Да, дело говоришь, - согласился Джеф и, не дожидаясь особого предложения, взялся за ручку пикапа.
Стащив с плеч увесистый рюкзак, он первым делом затолкал в салон его, а уже затем и сам устройлся позади индейца и девушки, занявших свои места.
- Так, а куда вы направляетесь? – поинтересовался он, когда машина тронулась с места.
- На север. Как можно дальше от сраных миграций зомби, - отозвалась Дакота, поглядывая на нежданного попутчика в зеркало. – А ты, Джеф?
Тот усмехнулся и одобрительно закивал.
- Не я выбираю, куда двигаться. Я лишь следую за зовом земли. Испытайте ваши сердца, примите то, что пошлет каждому из нас дорога, - изрек он с видом пастора, наставлявшего заблудших на воскресной службе, и выковырял откуда-то из бороды ловко свернутый косяк.
- Это Библия? – рискнула уточнить Дакота.
Набожной она себя не считала.
- Эй, это Толкин! - оскорблено уточнил Джеф и, зажав самокрутку в зубах, принялся хлопать себя по карманам. – Огонька не найдется? – наконец, спросил он с надеждой.
- Держи, - Чарли передал ему спички вместе с коробком.
- Спасибо, приятель, - поблагодарил его старик.
Чиркнув пару раз вхолостую, на третьей попытке он сумел высечь огонь. Уже спустя несколько мгновений салон движущегося пикапа наполнился ароматом марихуаны.
- Травка! – произнесла Дакота и добавила, обращаясь к Чарли. – Я знаю парня, что не пропустит ни одного косяка.
- Качественная, отлично прочищающая мозги дурь. Один мой знакомый из Талсы еще до зомби-бума банчил такой, что переворачивала сознание как новоявленный Иисус в подштанниках на пороге церкви. Так вот эта – лучшее, что я пробовал с тех пор, - говорил Джеф, передавая косяк девушке. – Тот тип, что продал мне ее, говорил, что производитель использует зомби как компост, - он захохотал, выражая свои сомнения. – Кому вообще придет в голову выращивать марихуану на зомби?
Блондинка, сделав глубокую затяжку, поддержала его смехом. Чарли сдержанно улыбнулся.
- Хотя, признаться, я давно перестал удивляться. Только привыкнешь к чем-то такому, что раньше и представить не мог, как бум! этот мир бьет тебя прямо по темечку! Вот например, белки-летяги, - продолжал оживленно Джеф, придвинувшись к передним сидениям. – Можете представить, как прямо на вас планирует маленькая меховая тушка с единственной целью сожрать мозги? Или вот случай с зомби-пингвинами в Покипси, когда я набрел на зоопарк…
Старик рассказывал о забавных случаях из жизни, а Дакота слушала, не сразу заметив, что уже долгое время улыбается. Она сделала еще затяжку, наполнив легкие дымом, прежде чем вернула косяк Джефу. Чарли, несмотря на его и ее предлагающие жесты, отказался. Мужчина стремился сохранить разум четким, потому как не знал, что или кто еще может их поджидать их в пути. Сегодня им повезло и они помогли добродушному весельчаку, по крайней мере, именно такое впечатление создавал Джеф. Однако, удача бывает переменчива, и лучше дождаться более надежного места, чем дорога, прежде чем туманить сознание. Пусть даже это всего лишь травка.

Удача отвернулась от них уже через пару часов. Сперва Дакота увидела движущуюся навстречу машину и лишь после соотнесла нарастающий звук мотора с вырвавшимся вперед мотоциклистом в рогатом шлеме. Это он первым пронесся мимо, жужжа взбудораженной осой, и резко встал за кузовом, развернув внедорожник поперек дороги так, чтобы без дополнительных маневров пикап не смог дать задний ход. Следом из-за массивного кузова первой машины возникла вторая, оскаленная приваренным кенгурятником. Поравнявшись друг с другом, они шли прямо на пикап, не сбавляя скорости.
Кто бы ни находился в тех машинах, они собирались протаранить «Джи-Эм-Си», и Ди вдавила педаль тормоза в пол, одновременно выворачивая руль вправо, чтобы избежать лобового столкновения. Она успела заметить стволы, нацеленные в их сторону, а в следующий миг Чарли грубо дернул ее вниз.
- Ложись!
Его крик потонул в дроби автоматной очереди и треске изрешеченного стекла. По голове Дакоты песком сыпалось стекло. Чарли все еще держал руку на ее спине, не ослабляя давления. Оба замерли, пригнувшись так низко, как смогли. Джеф, издав короткое «ай», скатился в пространство между передними и задними сиденьями и затих. А пулеметная очередь еще несколько секунд превращала лобовое стекло пикапа в решето с паутиной трещин. Пули застревали в мягкой обшивке салона и металле.
Извернувшись, блондинка смогла бы дотянуться до пистолета, который бросила в бардачок. Топор - на приборной панели. Ружье Чарли покойлось на заднем сидении. Но ни то, ни другое не могло сейчас им помочь.
- Да! Вот так их! – донесся приглушенный выкрик, когда выстрелы стихли, а затем говоривший разразился восторженным воплем.
Чувствуя, что от стрельбы заложило уши, Дакота тряхнула головой. Стеклянная крошка тут же ссыпалась на пол. Рука Чарли на спине сжалась еще сильней. Перехватив его напряженный взгляд и отрицательный кивок, девушка поняла то, что и так знала. Не время для геройства.
- Господа! – раздался голос, принадлежавший другому мужчине.
- Господа? Они там что, издеваются?! – обронил схороненный меж сидениями Джеф.
- Не пытайтесь сопротивляться, и мы обойдемся без насилия! – продолжил второй из налетчиков, не расслышав его слов. – Медленно поднимите руки за голову и покиньте машину. Повторяю! Никаких резких движений!
Все, что у них есть – запасы еды и питья, бензин и оружие. И, конечно же, сам «Джи-Эм-Си», за время путешествия ставший им домом. И все это они должны просто отдать. Дакота сцепила челюсти, судорожно соображая, какие шансы выйти из этой встречи целыми, с минимальными потерями. Как бы на ее месте поступил Йен?
Секундная заминка стойла им еще одной короткой очереди из автомата, бьющей по корпусу пикапа и слуху.
- А ну встали и вышли! Кому сказано?! Живо там! – извещал первый голос, принадлежавший менее терпеливому члену банды.
- Мы выходим! – ответил за всех Чарли и, чтобы убедиться, что со стариком все в порядке, позвал. – Джеф?
- Не имею ни малейшего желания превращаться в решето прямо здесь, - отозвался тот, осторожно потянувшись к ручке ближайшей дверцы. - Там снаружи хотя бы свежий воздух, ну и, может, птички поют.
Один за другим, стараясь держать руки над головой, они покинули салон.
Налетчики встретили их молчаливым вниманием автоматов. Дуло каждого теперь смотрело им в головы.
Это обнадеживало. Из них хотя бы не сделают ходячих, пристрелят насовсем из жалости, добродетели или еще черт знает чего. Стараясь разглядеть получше своих новых врагов, Дакота осторожно перевела взгляд от растрескавшегося асфальта на прибывших. Чарли и Джеф, подчиняясь приказу и держа руки за головой, были заняты тем же.
Машины налетчиков встали буквой «Л», напрочь перекрыв дорогу спереди. Оба - внедорожники, прошедшие немало миль и переделок затейливыми механиками. Один с цельным кузовом, второй – кабриолет, облепленный держащимися за металлические рамы людьми. Приваренными к переду конструкциями из стальных труб, острые концы которых торчали как копья дюймов на двадцать, модернизация не ограничивалась. Оконные проемы первого закрыты припаянными решетками, из-под днища торчит несколько не менее грозных металлических прутьев, способных пробить шины другой машины на ходу. Широкий зазор между шинами и корпусом, заляпанным разводами высохшей грязи. Второй подвергался доработкам чуть меньше, зато на нем красовался штандарт черного полотна, прикрепленный к одной из задних рам. Ветер трепал его, то и дело показывая захваченной троице смеющийся оскал белого черепа и перекрестие костей.
- Сухопутные пираты! Чтоб меня! – искренне чертыхнулся Джеф, когда со второго спрыгнул один из налетчиков и двинулся прямо к ним.
- Команды раскрывать рот не было! – прикрикнул он на него, и старик пожал плечами, всем своим видом изображая раскаяние.
Девушка бросила взгляд в их с Чарли сторону, затем в сторону дороги. Через каких-то пару ярдов асфальт переходил в поросшую сорной травой землю, та резко уходила вниз и дальше превращалась в обманчиво твердую поверхность. Случившийся ночью заморозок схватил влажную почву, но тут и там посреди сухого ковыля торчали ржавые островки размером с мяч для регби. Еще дальше болотистая местность обрастала пучками приземистых кустарников и невысоких зарослей деревьев. Если она побежит… «Если я побегу, то недолго и недалеко» - пронеслось в мыслях Дакоты, прежде чем она перевела взгляд на вновь заговорившего вожака.
- Мы не хотим лишать вас жизни. Наша цель – обеспечить пропитанием и колесами свою. Это не так жестоко, как может казаться. Это истина нового мира, где наш первоочередной враг – зомби.
Пока высокий и тощий тип в просаленной куртке, приблизившись к Чарли и старику, прохлопывал их одной рукой, говоривший вышел из-за распахнутой двери первой тачки. Им оказался довольно крупный подтянутый мужчина немногим за сорок, с волевым подбородком и внимательными серыми глазами. Одет он был в поношенный черный комбинезон и такого же цвета куртку, на поясе — две кобуры с пистолетами. При необходимости ничто не помешает ему выхватить их и пристрелить взятых в плен людей. Но и без того остальные члены банды, а Дакота насчитала не меньше девяти – пятеро на рамах одной, и четверо по обеим сторонам другой машины – были вооружены и готовы в любой момент совершить акт милосердия.
Остановившись шагах в пяти от девушки, стоявшей к нему ближе всех, главарь скользнул взглядом по ней и остальным, перехватил кивок своего приятеля, закончившего с осмотром мужчин. Выдернув из голенищ ботинок у Чарли пару охотничьих ножей и отобрав у старика самодельную зомбидробилку из молотка, изогнутого лезвия и проволоки, тот перешел к девушке.
- Мы берем ваше судно на абордаж, - сообщил вожак, уперев мозолистые кулаки в бока, и самодовольно ухмыльнулся. – Ведите себя смирно, и никто не пострадает.
Дав знак рукой своим людям, он сделал шаг в сторону. Казалось, они только того и ждали. Тут же покинув машины, мужчины с победными воплями кинулись к кузову пикапа. Кто-то из них, желая выместить злость или для лишней острастки, накинулся на индейца и приложил его головой о корпус машины. Как самый крупный из всей троицы он виделся захватчикам возможной угрозой. Неважно, что безоружный мужчина, окажи он сопротивление, не сможет им противостоять. Добавив индейцу еще пару ударов прикладом в спину у самого основания шеи и повалив на дорогу, налетчик потерял к нему всякий интерес и присоединился к собратьям, снующим меж машин с награбленным. Досталось и старику. Громко ойкнув и опасаясь получить новый удар под дых, он сам опустился на колени и лишь краем глаза наблюдал, как пустеет прежде забитый доверху кузов пикапа.
- Прошу, оставьте хотя бы оружие! – крикнул Чарли, не особо надеясь на ответ.
Обшарив карманы Дакоты, тощий тип вперился в нее взглядом. Автомат теперь висел у него на плече, обе руки свободны, чем он охотно пользовался, жадно и дольше необходимого трогая напряженное тело девушки. На поясе болталась кобура с пушкой, которую тот мог выхватить в любой момент, а Дакота не сомневалась, что мог. Все его действия носили какую-то дерганность, а взгляд карих глаз – левый смотрел немного в сторону, выдавая свое искусственное происхождение – сквозил агрессивным безумием. Такой прихлопнет и не почешется, только дать ему волю.
- А она красивая, - выдохнул он, глядя ей в лицо, вместе с несвежим дыханием и запахом съеденного чеснока, затем повернул голову в сторону главаря. – Я хочу взять ее с собой.
- Баба никуда не едет, - отрезал тот, продолжая наблюдать, как другие перекидывают друг другу добычу и укладывают по машинам.
Все верно – не клади припасы в одну машину, если, конечно, у тебя она не единственная.
- Нам не нужны лишние рты, - добавил, чуть смягчившись, здоровяк.
Мнение Чарли и Джефа, застывших со сложенными на затылке руками под прицелом одного из налетчиков, в данной ситуации не имело веса. Дакота продолжала сдерживать себя от желания превратить яйца тощего всмятку. Цель выбраться из передряги живой пока перевешивала сиюминутную ярость с сомнительным удовольствием стереть похотливую ухмылку с безумного лица.
Нет, так просто отказываться от своей добычи тот не собирался. Сжав потными пальцами щеки Дакоты и продолжая дышать на нее вонью застрявших в зубах остатков пищи, он метался между желанием прикончить девку на месте, чтобы не досталась никому, и приказом главаря.
Покончив с распределением, трое сухопутных пиратов обосновались в кабине пикапа. Небрежно смахнув битое стекло с сидений и вернув заглушенный мотор к жизни, они ждали отмашки. Остальные уже заняли свои места в двух других машинах. На дороге остались лишь шестеро, включая «капитана».
- Нет, нет, нет, так не пойдет, - бормотал себе под нос, как одержимый, его тощий приятель. – Я никуда не пойду без нее, - добавил он уже громче и, выхватив пушку, приставил к виску Дакоты. – Кто нашел, берет себе!
От резкого прикосновения металла и скорой смерти ее окатило холодной волной. Встречать смерть, слишком скорую, лицом в лицу было невыносимо, и она зажмурилась. Перед глазами встали картины разможженных, продырявленных, разнесенных в дребезги черепов зомби. Вот и ее настригла та же участь. И ни слов молитвы, ни всей жизни, пронесшейся перед глазами. Конец.
- Кто нашел, берет себе! – прокричал тощий, не отнимая пушки от виска и толкая Дакоту перед собой. – Ты просто завидуешь, что я ее взял, а не ты, вот и все!
Он тащил ее к внедорожнику с открытым верхом, крепко сжав за плечо. Чарли дернулся было в их сторону, то ли надеясь перехватить и остановить, то ли стремясь перевести все внимание на себя, но его быстро осадили прикладом по виску.
- Фред, - с нажимом произнес главарь, когда тощий поравнялся с ним.
- Ты мне не указ, понял?! Баба моя, ясно?! – выплюнул тот, сверля его взглядом, полным ненависти и какого-то ребяческого восторга. – Хочешь что-то мне сказать, так возьми и скажи. Скажи, мать твою, что мы не так поступаем? Что не берем то, что хотим и когда хотим!
Отняв пушку от ее виска, он принялся ей размахивать, то ли используя как аргумент в назревающем споре, то ли угрожая возвышавшемуся над ним невозмутимой горой «капитану». Это послабление для Дакоты, зажатой словно между молотом и наковальней, было как глоток свежего воздуха. Правда, надышаться она не успела. В следующий миг «гора» пришла в движение. Главарь подался вперед, перехватив одной рукой запястье двинутого приятеля, а другой нанося удар в челюсть. Пальцы Фреда разжались и девушка, воспользовавшись свободой, бросилась назад, к Чарли и Джефу.
- За что?! – заскулил потерявший свой петушиный вид тип, потирая ушибленное место.
- Живо на борт, - рыкнул здоровяк, указывая назад отобранным оружием. – Вы, с дороги!
Враз потеряв интерес к Фреду, который уже занимал свое место в открытой кабине внедорожника, он проследил за тем, как троица под прицелом его человека жмется к обочине. Громко трещал двигатель готового сорваться с места мотоцикла. Разворачивался в противоположную сторону отобранный сухопутными пиратами пикап. Главарь и его молчаливый подельник скрылись из виду последними, напоследок хлопнув дверьми щетинившегося стальными прутьями вездехода. Сперва одна, чуть отстав от нее другая, обе машины, выстраиваясь как прежде в одну линию на дороге, последовали за отобранным трофеем.
Дакота и двое мужчин молча наблюдали за тем, как они удаляются. Чарли осторожно ощупывал зреющую на голове шишку. Еще поутру у них было все, что нужно для того, чтобы без страха встречать следующий день. Теперь же, встреться им голодный мертвяк, справляться с ним придется голыми руками, не говоря уже о том, что в пикапе осталась вся вода, а до ближайшего пригодного для питья источника черт знает сколько идти.
- Славно, - выдохнула блондинка, повернувшись к попутчикам. – Как же, мать твою, славно!
Ее злость не предназначалась кому-то конкретно, но злость – лучше, чем прежнее бессилье. Чарли задумчиво оглядывался вокруг, пытаясь найти что-то, что можно было бы использовать как оружие.
- Ну, они хотя бы сдержали слово, - пожал плечами старик. – Жаль, конечно, зомбидробилку. Она немало смердящих голов продырявила. Зато мы все живы.
- И какой у нас план? Куда теперь?
- Нужно наломать крепких палок. Пока не разживемся оружием, понадобится что-то, чтобы хотя бы отгонять зомби, - пробормотал задумчиво Чарли.
- Палки, - хмыкнула скептически Дакота, потирая то место, где ее держал тощий псих. - Будь здесь Харви, палки бы нам не понадобились. Нужно было запереться в подвале и переждать стадо трупов как торнадо. Они бы рано или поздно закончились.
Сказав так, она бросила опасливый взгляд туда, откуда они ехали и куда сейчас направлялись налетчики. Густые клубы пыли поднимались высоко над землей. Вибрация под ногами от многих тысяч идущих зомби не ощущалась. Может, там все не настолько ужасно. И все же тот дом должен был уже оказаться захвачен и растоптан. Возможно, прямо сейчас через заброшенную картофельную ферму маршировали не в ногу разлагающиеся и хрипящие твари, ведомые к югу неизученным наукой инстинктом.
- Мы не можем знать наверняка, - покачал головой Чарли. – Вскрой они подвал, он оказался бы для них банкой с мясными консервами. А для нас – могилой. Или хуже.
Их взгляды встретились, и девушка поежилась, представив, как ее еще живую рвут на части окружившие со всех сторон твари. Представила и вспомнила о Нейте. Ее чувства не успели оформиться в законченную мысль, когда до слуха снова донесся шум работающего мотора и низкий вибрирующий звук.
- Ребятки, кажется, у нас опять гости, - хмыкнул Джеф. – Клянусь бородой, мне больше нечего пожертвовать, кроме приросших к заднице штанов.
Машина ехала в том же направлении, которого держался прежде украденный пикап – прочь от стоявших на горизонте клубов пыли и умчавших вдаль захватчиков. Можно было предположить, что одинокий ездок – а в салоне находился лишь водитель – разминулся с теми, вынырнув на главную трассу из примыкавшей к ней дороги. Либо пираты могли умерить свою жадность, ограничившись одним жирным уловом.
Вибрирующий звук очень скоро разделился на басы игравшего в салоне металла. Водитель, не боявшийся привлечь внимание мертвяков громким звуком, был либо слишком глуп, либо слишком уверен в себе. Так или иначе, троица настороженно наблюдала за приближением серого «Форда Мустанга», морально готовясь к любой развязке. «По крайней мере, этот один» - думала блондинка, пристально разглядывая мужчину за рулем. Чарли сжимал кулаки, скорее бессознательно, чем считая, что пустит их в ход, если тот остановится. И лишь Джеф, которому нечего было больше терять кроме портков, поднял большой палец вверх.
Водитель, чью бритую налысо голову украшала лишь короткая бородка, приподнял бровь, скользя взглядом по застывшим в растерянных чувствах путникам. Он лишь едва сбросил скорость, чтобы рассмотреть голосовавших путников. Бодрое соло на гитаре в исполнении «Металлики» какое-то время звучало для них. А затем «Форд» так же мягко скользнул вперед, оставляя троицу позади. Музыка еще была слышна, словно убеждая, что прежний мир, тот, что был до зомби-апокалипсиса, никуда не делся. Но машина вскоре скрылась из виду.
- Что ж, мы хотя бы попытались, - пробормотал Джеф. – Если идти все время вперед, рано или поздно уткнемся в Мейкон, а уж там, глядишь, будет, чем разжиться.
Не дожидаясь согласия, он зашагал вперед.
- В городах слишком опасно, - сказал Чарли, прикидывая, какие у них шансы отыскать оружие и тачку на ходу вне населенного прежде округа.
- Опасно таскаться пешком без какой-нибудь завалящей зомбидробилки, - бросила на ходу Дакота. – Так или иначе, я иду в Мейкон. Все лучше, чем торчать здесь и ждать пришествия Христа.
- Дело говоришь, - согласился старик, продолжая шагать.
Чарли не оставалось ничего, кроме как последовать за ними.
В Мейкон.

Спустя еще пару часов, когда от жажды пересохло во рту у всех троих, дорога вывела их к городу. «Добро пожаловать в Мейкон Хаксвилль» гласил встречающий гостей баннер, растянутый над дорогой, сворачивающей от основной трассы к геополитической единице. Сколько людей осталось в живых на этих улицах, и сколько из них обратилось в зомби, чтобы охотиться за мозгами, еще предстояло узнать вымотанным длительной ходьбой людям. По счастью за всю дорогу им встретилась лишь пара зомби и те были в состоянии, далеком от того, чтобы гнаться за кем-то и отрывать куски мяса. Один вяло похрипывал из кювета, где лежала его передняя часть туловища. Второй, начисто лишенный каким-то затейником конечностей, гусеницей барахтался на проезжей части. Очевидно, он считал, что все еще опасен и способен охотиться, иначе проявлял бы меньше рвения и телодвижений при виде живых. Проводив его взглядом и немало удивившись нравам местных жителей, Джеф переключился на очередную интересную историю из своей жизни.
Когда они оказались в городе, то больше всего опасались разбудить впавших в полудрему зомби-жителей. Однако, навстречу им не выбежал ни один дохляк. По чистеньким улицам тут и там сновали живые, без малейших признаков омертвения люди. Одноэтажные дома вдоль дороги, по которой шли путники, в большей массе выглядели заброшенными и начисто лишенными какого бы то ни было ухода. Правда, среди них изредка попадались такие, в окнах которых мелькали человеческие силуэты, из них доносились голоса или бренчание инструментами. Пожилой мужчина, красивший забор возле жилища в насыщенный синий, шокировал не меньше, чем зомби-ползун.
- Кажется, больше нет нужды ехать в Сент-Луис за нормальной жизнью, - неуверенно сказала Дакота, ища поддержки в краснокожем друге.
- Ущипните меня. Я один это вижу? – выдохнул Джеф, указывая куда-то влево.
Нет, то была не орда проголодавшихся мертвяков, и не явление Иисуса, даже не президентский кортеж в окружении охраны и доверенных лиц.
Белый фургончик с мороженым, оклеенный улыбающимися детскими лицами, извещал о своем присутствии незатейливой мелодией. Он медленно проехал мимо изумленной троицы и припарковался на перекрестке в тридцати ярдах от них. За тающей во рту сладостью, если, конечно, мороженщик не торговал чем-то другим, уже собирались немногочисленные жители Хаксвилля. Среди них Дакота с удивлением насчитала пятерых детей от восьми до тринадцати лет.
Этот город начинал ей нравиться.
- Чур, мне ванильное с шоколадной крошкой, - воскликнул старик, прежде чем рвануть к дружелюбно распахнутому окну фургона.
- Вишневый джем! Убить готова за вишневый джем, - бросила девушка на бегу.
Желающих отведать мороженое оказалось немало. Было бы досадно увидеть настоящее чудо, исчезнувшее из обыденных будней, и даже не лизнуть его разок.
Чарли лишь пожал плечами, с сомнением представляя, чем они будут расплачиваться, но все же решил не терять приятелей из виду. К тому моменту, когда он неспешной трусцой добрался до белого фургона, людей вокруг не стало меньше. Казалось, они стекались со всей округи, и можно было лишь порадоваться, что город, несмотря на зомби-задницу, даже не думает загибаться.
Первый десяток сладких порций обрел своих счастливых обладателей. Те неспешно разбредались, держа в руках по вафельному рожку с белой шапкой мороженого. Когда очередь дошла до Джефа с Дакотой, им даже не пришлось пробиваться к заветному оконцу – напирающая сзади толпа сама придвинула их ближе, мягко и настойчиво, словно волна, грозящая сбить с ног. Из распахнутых створок, дружелюбно улыбаясь, к ним высунулся седовласый мужчина в очках с круглой оправой.
- Сливочное, шоколадное, абрикосовое, кукурузное, ванильное, с сиропом на выбор… - мягкий тембр голоса, которым это перечислялось, очаровывал.
А еще вводил в ступор и бил без спроса по голове. Дакота открыла рот, не в силах собраться с мыслями. Она хотела сразу все.
- Ванильное с шоколадной крошкой, сливочное с вишневым джемом и вон тому молчуну что-нибудь фисташковое, будьте добры, - сияя не менее дружелюбной улыбкой, произнес Джеф.
Кажется, ничто не могло вывести из благодушного состояния этого старика. Дакота одарила его благодарным взглядом и с облегчением выдохнула.

- Ничего в жизни вкуснее не ела, - делилась своим восторгом девушка, расположившись на скамейке отыскавшегося сквера.
Она взобралась на нее с ногами, оседлав спинку и увлеченно поглощая доставшийся ей рожок с заветным лакомством. Вишневого джема не нашлось, его заменил клубничный, в котором можно было легко опознать кусочки настоящей клубники. Само мороженое оставляло во рту не только холод, оно было на вкус как настоящее молоко или топленые сливки.
- Даю зуб, что его делают из натурального молока, как в старые времена. Никакой химии и ГМО, только дары природы и все в таком духе. Может, не все так плохо с миром, а?
Джеф устройлся рядом с Ди, только в отличие от нее ограничился сиденьем, закинув одну ногу на другую и любуясь бредущими вдоль чистеньких тропинок парочками. Мрачные тучи начали истончаться еще до того, как они вошли в город. Теперь же тонкие лучи солнца, скудные в это время года, освещали небольшой, засаженный аккуратно подстриженными деревцами сквер.
- Может, мы нашли по-настоящему хорошее местечко? Что думаешь, Чарли? Непохоже, чтобы орда зомби проходила через Хаксвилль, - поинтересовалась Дакота, прежде чем затолкать в рот оставшийся вафельный кончик.
Из него, несмотря на все ее старания, все-таки натекло немного растаявшего мороженого и девушка, не опасаясь кишечной палочки, принялась вылизывать пальцы. После всего того, что им приходилось есть за прошедшие годы, грязь на руках – последнее, что могло навредить желудку.
- Мне не нравится, что с нас ничего не взяли, - задумчиво покачал головой Чарли. - Бесплатный сыр, мышеловка, - добавил он, уставившись на то, что осталось от порции фисташкового с карамельной крошкой.
- Мыши, крысы, да, я в курсе, что ты смыслишь в них как никто другой, - согласилась Ди, потом расправила плечи, не боясь грохнуться назад с тонкой жердины скамейки. – Но оглянись вокруг. Мы, так или иначе, собирались где-то осесть. Почему бы не присмотреться к этому месту?
- Знаете, что меня настораживает? – подал голос Джеф. - Одно мороженое в одни руки! А дальше что? Всеобщее равенство, нет наркотикам и тунеядцам, да коммунизму. Бесплатное мороженое это, конечно, здорово, но что если я захочу больше и буду готов заплатить?! Что это за ограничения такие?
- Джеф, причем тут коммунизм? – поинтересовалась Дакота, смутно улавливая ход мыслей занятного старикана.
- Как это причем? Он всегда где-то рядом, как затаившийся в засаде зомби. А я сторонник пацифизма, хиппи, травка, понимаешь?
- Если честно, не особо, - пожала она плечами.
- А-а, и не важно, - Джеф махнул рукой, забив на попытки донести свою мысль.
Мир катился под откос?
Или стоял крепко на своих ногах.
Глядя на царившее вокруг умиротворение, путникам начинало казаться, что все же верно второе утверждение. Потерявшей брата Дакоте еще не так давно хотелось забиться в темный угол и не видеть белого света, оплакивая свою утрату. Чарли был прав, его рассудительный и прямой взгляд на многие вещи редко давал осечку. Пора было взять себя в руки и начать с чистого листа. Может, даже найти себе полезную работенку, обустроить какой-нибудь брошенный домишко напополам с другом. Ему больше не придется говорить за двоих, а в целом они вполне могут поладить как соседи, снявшие вместе жилье. Может, даже Джеф составит им компанию. Дакота представила, как выходит поутру за почтой в свой собственный дворик, машет рукой старикану в теплом махровом халате и тапочках, который торчит за заборчиком напротив с кружкой горячего кофе. «Как дела, соседка? – говорит он в этом видении и поднимает вверх кружку, приветствуя ее. – Гребаные жуки-древоеды. Сегодня жду дезинсекторов, надеюсь, зададут жару этим мелким засранцам…»
Видение оборвалось, а Ди открыла глаза, вслушиваясь в реальное бормотание старикана.
- ... мелким засранцам. Нет, ну куда такое годится? В их годы я был не таким говнюком.
Только тут девушка обратила внимание на компанию из троих мальчишек, обступивших четвертого, более мелкого, практически приперших его к стенке ближайшего здания и требующих отдать мороженое. Судя по заплаканной физиономии и ручонкам, крепко прижимавшим к груди рожок, за него некому было заступиться или научить давать сдачи. Девушка готова была поспорить, что среди обидчиков вряд ли найдется хоть один со счастливой и полной семьей. Мир, в котором всегда есть место насилию более сильных, хитрых и жадных над более слабыми и неуверенными, был куда больше похож на ту реальность, к которой она привыкла.
- Думаешь, стоит вмешаться? – покосилась она в сторону Джефа, напряженно заерзавшего на пятой точке.
Он нервно отбивал дробь пяткой, обутой в рваные кеды, готовый броситься в самое пекло и разогнать хулиганов. Чарли поддержал его, затрещав костяшками пальцев. Чтобы припугнуть задир было достаточно и одного из них, так что Дакота решила не вмешиваться. Правда, ее попутчикам тоже не довелось вправить мозги малолетним задирам. Их опередил мужчина в кожаной куртке, оказавшийся рядом с мальчишками раньше. В сквере были и другие люди, только им не было никакого дела до творимого непотребства.
Схватив за шкирку сразу двоих, он оттащил их от мальца и хорошенько тряханул. Перехватил руку замахнувшегося на него, видимо основного задиру, заломил за спину, заставив верещать как девчонку и, склонившись над ним, что-то доходчиво разъяснил, прежде чем отпустить на свободу. Малолетних хулиганов сдуло ветром за считанные секунды. Оставшись наедине со спасенным мальчишкой, мужчина опустился на колени и что-то говорил, обращаясь к тому. Слов было не разобрать, но Ди могла и так представить. Добившись от мальца неуверенного кивка, тот щелкнул его по носу и, поднявшись на ноги, направился прочь развалистой походкой. Пока блондинка смотрела на него со спины, она могла предположить, что это еще один лысый незнакомец, но когда тот повернулся к ним в профиль, сомнения исчезли.
- Эй, а это не тот тип, что продинамил нас на шоссе? - подал голос Джеф, задумчиво почесав затылок под банданой. – Мог бы и подвезти.
- Ага, прикидывается тут святошей, - хмыкнула девушка и, что-то для себя решив, соскользнула со скамейки. – Не пора ли нам заняться поисками оружия, машины и еды посущественней?
- Если вы не против моей компании, - старик поднял вверх руку, изображая добровольца.
- Неа. Давайте поищем, где в этой дыре можно основательно закупиться. Мне уже осточертело сидеть без дела.
Чарли не стал уточнять, каким образом чудное место превратилось в дыру, однако он был согласен с девушкой.

Долго искать не пришлось. Очень скоро на троицу, задающую вопросы встречным жителям Хаксвилля, вышел тот, к кому их изначально посылали. Большой Бродяга Билл возник словно из воздуха, встав у них на пути и сверкая едва ли не голливудской улыбкой. Полному мужчине в широких светло-серых штанах было за сорок. Он носил такую же светлую рубашку, галстук-уздечку и пиджак, а на голове у него красовалась ковбойская шляпа. Опуская взгляд на остроносые сапоги из коричневой кожи, девушка представила себе постаревшего и разжиревшего актера из спагетти-вестернов, не желавшего расставаться с затасканным образом даже спустя годы. Бороды Бродяга Билл не носил, и его второй подбородок жизнерадостно извещал, что голод его не страшит.
- Я вижу вас впервые. Вы, наверно, недавно прибыли в Хаксвилль? – спросил он вместо приветствия, не спеша стирать улыбку с лица.
- Так и есть. Чудный городишко, - сообщил Джеф.
- До меня дошли слухи, что вам нужны припасы, - продолжил Бродяга Билл, увлекая путников за собой.
- Еда, питье, машина. Нас обобрали в пути, - сообщила девушка, сомневаясь, что из этого стоит делать какую-то тайну.
Двигался он довольно быстро для своего веса.
- О, понимаю! Темные времена, жестокие нравы! – воскликнул Билл, проталкивая свое массивное тело меж двух припаркованных машин. – Здесь мы стараемся свести к минимуму подобные стычки, вернуть людям духовные ценности. Эдисон, мэр Хаксвилля, прилагает все усилия, чтобы это работало…
- А вы? Какова ваша роль во всем этом? – спросил Чарли.
- Я устраиваю встречу новоприбывших с работодателями. Можете назвать меня биржей труда, если хотите, - он обернулся к троице.- Вы же не думаете, что вам все дадут бесплатно?
- А как же мороженщик? – поинтересовался Джеф.
- Кит Маккоули, его расходы покрывает бюджет города, так что это отнюдь не благотворительный жест. Мэр понимает, что людям иногда нужно что-то простое и понятное. Если хотите, это начальный соцпакет для наших граждан.
- Интересная позиция.
- Дальше больше. Вы еще не пробовали продукцию пивоварни Генри Саксона? – маленькие черные глазки Билла заблестели, а узкие щелочки, в которых они находились, стали еще уже. – Советую взять на заметку.
- Пивоварня? Он сказал «пивоварня»! – изумился старик.
- Ну а пока, позвольте представить вам сегодняшнюю ярмарку труда. Надеюсь, вы отыщете себе что-нибудь по душе, - продолжил он, игнорируя возглас Джефа.
Они пришли. Толкнув от себя высокие деревянные створки амбара, толстый Билл приглашающим жестом указал внутрь, так, словно их ждал светский ужин в дорогом ресторане, а не занюханная хибара, пол которой устилал сухостой и прелое сено. Высокие потолки, опиравшаяся на грубо обтесанные балки и подпорки крыша, сквозь которую проникали лучи света. Разбросанные тут и там в хаотичном порядке деревянные ящики и расставленные чуть более аккуратно скамейки. Последние охватывали полукругом импровизированную кафедру, за которой, очевидно, должны были выступать потенциальные работодатели. При всем спартанском антураже в просторном амбаре собралось немало народу. Все передние ряды уже были занятые соискателями. Кто-то сидел на ящиках, часть их пустовала, зато между ними стояли, внимательно слушая, мужчины и женщины разных возрастов. Жители и гости Хаксвилля, желавшие найти себе местечко или заработать на дорогу.
Доставившего их на ярмарку труда Большого Билла и след простыл. Он выполнил свою миссию и, судя по всему, отправился собирать новых клиентов.
- Кажется, мы не одни такие умные, - переглянулась Дакота со своими спутниками, надеясь, что никто из собравшихся не заметит их присутствия.
Однако, ее надежде не суждено было сбыться.
- Господа и дама, прошу занять свои места и не толпиться у прохода, - донесся грубый голос человека, только что увлеченно расписывавшего преимущества разведения диких уток. – Вы, да, вы, - он не оставил им шанса остаться незамеченными. – Занимайте места или уходите. А мы продолжим. На чем остановились? Итак, утки…

Предложения лились на собравшихся как из рога изобилия.
Уборщики улиц, восстановители опорных систем города, рабочие для расчистки искусственного водохранилища от ряски, мусора и расплодившейся в нем живности. Учетчики пережившей испытания сыростью, дождями и еще черт знает чем макулатуры городской библиотеки Милтона, ныне именуемого Хаксвиллем. Сортировщики пригодного для дальнейшего использования хлама. Грузчики и переносщики чего-то там с одного места на другое. Медсестры в пункт оказания первой помощи раненым и всем, кому таковая потребуется. Медбратья. Очевидно, чтобы медсестры не скучали в феминном одиночестве. Фасовщики зерна, фасоли и кукурузы. Фасовщики иных съестных припасов. Рабочие на очистные сооружения.
Так или иначе, предложения включали в себя труд с раннего утра и до позднего вечера, оплата предполагала ежедневный паек и продуктовые карточки, временно заменявшие пропавшие из оборота деньги. Паек, как и карточки, имел незначительные различия в зависимости от трудозатрат, времени и щедрости работодателя. Кто-то искал наемный труд за пару мисок бобов, тушеное мясо и хлеб. У кого-то к стандартному минимуму прилагалась бутылка молока, сладкие булочки, сгущенка и тэ.дэ, «вписать нужное». Паек выдавался на руки работодателем, карточки тоже, но чтобы их обналичить, нужно было обратиться в кладовые городского совета правления. Другие щедрые товарищи, предлагавшие постоянный труд и заинтересованные в том, чтобы их работники не слиняли через неделю или месяц, сулили постоянное жилье, оформленное в длительную аренду с оплатой «за счет заведения». Мороженку не обещали. Мороженку каждому уже проплатил мэр.
Нет, бесплатным сыром тут и не пахло, но все озвученные предложения подходили для тех, кто всерьез задумал остаться в Хаксвилле, а не набить магазины пушек патронами и слушать рев мотора под капотом.
- Я скорей помру от скуки, чем мы найдем что-то стоящее, - еле слышно простонала Дакота.
Они устройлись на задних ящичных рядах неподалеку от выхода. Прямой как скала Чарли, сцепивший пальцы в замок на поясе. Свесившая руки на колени и подпиравшая подбородок со скучающим выражением лица блондинка. И неожиданно для всех примкнувший к их компании седовласый старикан, от нечего делать закручивающий на бороде колечки.
- Они могут припасти что-то стоящее напоследок. Ну знаешь, как в боях без правил, чемпионов и хедлайнеров ставят ближе к концу, чтобы зрители не свалили посреди действа, - предположил он, тоже стараясь говорить тихо.
- Я думала, ты за мир во всем мире, - усмехнулась Дакота.
- Бывали в моей жизни темные деньки, что тут скажешь, - пожал тот плечами, улыбаясь каким-то ему одному известным воспоминаниям.
- Тссс, тише, - выставил перед собой указательный палец Чарли, призывая к вниманию.
- Еще одного фасовщика дерьма я просто не выдержу, - с тоской выдохнула Ди и вгляделась в очередного работодателя.
«Работорговца» - поправил ее внутренний скептик. Заставлять работать людей за еду, когда половина населенной Америки давно использует в качестве оплаты патроны, дурь и медикаменты - форменное рабство.
Новый оратор был одет как потерявшийся во времени денди: потрепанный долгой жизнью и наверняка снятый с чужого плеча фрак нараспашку, кроваво-красные подтяжки на линялой бежевой рубашке, брюки-дудочки в бронзово-черную полоску. И котелок. А еще он носил пышные бакенбарды, переходившие в аккуратно подстриженную, два дюйма не больше, бороду.
Отвлеченная разглядыванием голосистого франта, Дакота не сразу разобрала, что он несет, а разобрав, тут же мысленно ухватилась за, возможно, единственный шанс быстро и хорошо заработать.
- … да, я полностью осознаю, какой риск несет в себе мое предложение, - говорил он, держась за грубо сколоченную трибуну, словно заправский политик. – Но история знает множество примеров, когда смелые и сильные прокладывали дорогу вперед своим более робким соотечественникам. Сегодня мы поднимаем сельское хозяйство, возрождаем утерянную инфраструктуру. Завтра несемся ввысь на двигателях будущего! Никакой зомби-апокалипсис не может стоять на пути у технического прогресса! Да, они пошатнули наш мир, едва не сбросили человека с вершины Олимпа. За нами тысячелетия эволюции. За нами самосознание, креативность ума и стремление обеспечить себя всем необходимым. За ними – постепенная функция угасания возможностей мозга, - сделав паузу, франт оглядел заметно поредевшие ряды соискателей.
Большая часть, сделав свой выбор в пользу того или другого выступавшего, перетекла в дальнюю часть амбара, где подписывала состряпанные наскоро трудовые договора. То, что с обратной стороны документов находился печатный текст – листами служили вырванные из книг страницы – никого не смущало.
- Все вы прекрасно осведомлены, в каком состоянии находится нефтедобывающая и перерабатывающая отрасль в нашей прекрасной стране, - Дакота готова была дать зуб, что оратор смахнул скупую патриотичную слезинку, прежде чем продолжил. – Вас не встречают на заправках, не предлагают залить полный бак. Если повезет, найдется брошенный автомобиль на ходу. Да, население страны заметно обмельчало, что уменьшает конкуренцию среди потребителей, - он изобразил некое подобие ухмылки, хитро прищурив глаз.
Несколько человек хохотнуло, оценив черный юмор.
- Но! Рано или поздно наступит дефицит легкодоступного топлива. Ничейные машины, не облюбованные стайкой голодных зомби заправки… Мы не говорим пока о возрождении всей отрасли. Компания, которую я представляю, предлагает радикально новый способ переработки имеющихся ресурсов.
- Что еще за способ? – пробасил похожий на лесоруба детина.
Одарив его загадочной улыбкой, франт, чье имя Дакота пропустила мимо ушей, жестом фокусника поднял перед собой нечто, обернутое в большой клетчатый платок. Выждав еще несколько театральных секунд, подогревая внимание публики, он отбросил край.
- Экая невидаль!
- В анус себе засунь, удивил, шутник!
- Тише, тише, я хочу дослушать.
- Да, и я!
- Что тут слушать? Шарлатан еще один.
Троица обменялась озадаченными взглядами, предпочитая не вступать в шумную перепалку собравшихся. Франт осторожно, двумя пальцами через ткань платка держал отрубленную по запястье конечность мертвяка – слишком черную и при этом довольно хорошо сохранившуюся.
Щелкнув в воздухе пальцами, он подозвал помощника, совсем еще юного мальчишку, похожего на разносчика пиццы. Поставив на поверхность кафедры фонарь, правда, без стеклянного колпака – одна железная рама, крючок сверху и основание, куда можно было вливать бензин – он подал спички со щипцами и поспешил удалиться в тень.
Перехватив конечность зомби щипцами, уже без платка, франт установил ее в фонарь, чиркнул спичкой и быстро отнял руку, боясь обжечься. Рука вспыхнула и продолжала гореть, словно пропитанный горючим факел.
- Матерь божья! – выдохнул Джеф, подозревая, что будет разъяснение. – Прямо как свечка горит!
- Лучше! – сообщил человек в котелке, указав на старика, словно тот только что выиграл лот в аукционе. – Эта часть тела принадлежала зомби, извлеченному из цистерны, в которой хранится топливо. Нетронутые со времен начала зомби-апокалипсиса, хорошенько пропитавшиеся бензином и его парами. Технологии «Дженерик урбан ойл» предлагают новейший способ перегонки этих чудесных образцов обратно в бензин, а также другие возможности оснащения вас топливом, однако, на данном этапе количество наших сотрудников невелико, потому мы искренне заинтересованы в вас и предлагаем в качестве оплаты, - он поправил сбившийся воротник. – Суточные продуктовые карточки, с перечнем блюд можете ознакомиться позднее у крайнего левого столика.
Кто-то разочарованно плюнул.
- Выдаются авансом сразу же после подписания договора. Падающим в голодный обморок мы не рады. Две коробки патронов каждому, огнестрельное и холодное оружие на выбор, необходимый набор медикаментов. Можно оставить инвентарь, обсуждается отдельно после выполнения работы. Также за продуктивную работу полагается шесть галлонов очищенного бензина.
- Каждому?! – заинтересованно буркнул лесоруб.
- На каждую предъявленную авто-единицу участников отлова.
Переваривая определение «участники отлова», Джеф качал головой, а девушка поникла, услышав об авто-единице.
- Вся работа будет проходить в несколько этапов и иметь соревновательный характер. Участвуют команды из пяти человек. Команда-победитель, которая доставит больше зомби, получит автомобиль с совершенно новым, модернизированным движком. Весь необходимый инвентарь вместе с подробной инструкцией вам раздадут перед выездом на объект.
- Чарли, - Дакота вцепилась в рукав друга. – Чарли, это наш шанс.
- Погоди, - пробормотал он, опасаясь пропустить условия из разряда тех, что обычно идут мелким почерком.
- Чарли, машина, - процедила с нажимом блондинка.
- Машина, приятель, - пробормотал старик, разводя руками.
- Итак, кто желает потрудиться на благо будущего возрождения страны? – франт подводил итог своей презентации.
Поднялось несколько рук. Остальные, видимо сочтя себя не настолько рисковыми и крепкими, отмолчались.
- На сем этот чудесный аукцион вакансий объявляю закрытым. Для тех, кто еще раздумывает, Олбани Нильсон, «Дженерик урбан ойл», крайний левый столик с красным сукном. Я буду здесь еще какое-то время, но сильно не затягивайте. Коллеги, прошу за мной.
Человек в котелке, увлекая за собой смельчаков, сошел с кафедры и направился туда, где и намеревался оставаться, оформляя свежих рекрутов и дожидаясь поздних стрелков.
- Чего мы ждем? Это наш шанс, - Дакота накинулась на Чарли, едва заметив, как начал пустеть импровизированный зал.
Люди неспешным потоком тянулись к выходу. Дверь хлопала, если поток прерывался. В амбар сочился холодок.
- Давайте выйдем на улицу. Свежий воздух хорошенько прочищает мысли, а нам нужно прийти к согласию или найти иной вариант решения проблемы.
Слова Джефа показались разумными для всех, и троица просочилась через расшатанные двери наружу.
Не все из соискателей ушли. Кто-то точно так же сбился в небольшие группки, обдумывая предложение Олбани Нильсона. Бензохранилища, забитые до отказа огнеопасными мертвяками? Кто готов сунуть голову в улей и выйти оттуда живым и с наградой? С другой стороны эта работа обещала им быстрый и жирный заработок, чем не могла похвастать ни одна другая озвученная вакансия. Может быть, стоит дождаться следующей, менее рисковой возможности. А может, другой такой просто не будет и нужно хватать удачу за хвост, пока тот не достался другим рисковым безумцам. А еще этот главный приз. Какой бы там не стоял движок, те, у кого под задницей имелась дряхлая развалюха или, как прибывшая сегодня в Хаксвилль троица, вовсе передвигался на своих двоих, еще как были заинтересованы в таком призе.
- Машина, Чарли! – повторила Дакота, возбужденная затеей. – Бензин, патроны, да еще и ужин за счет этого Нильсона. Не знаю, как у тебя, а у меня уже урчит в животе.
- Нужно хорошенько обдумать риск, которому мы можем подвергнуться, добывая… - рассудительно говорил Чарли.
- Бензиновые зомби. Такого я еще не встречал. Как насчет бензомби? А? – Джеф был настроен оптимистично и пробовал новое слово на вкус. - Бензомби, по-моему идеально звучит.
- Последние четыре года мы только и делаем, что подвергаемся риску. Почему бы не сделать это, ради исключения, не бесплатно? – продолжала стоять на своем Дакота, не обращая внимания на остальных переговорщиков во дворе перед амбаром.
Сейчас она больше двоих мужчин была заинтересована в предложении Нильсона.
- Стоит попробовать. В конце концов, что тут такого. Инвентарь нам дадут, что делать, расскажут, ну… помимо того, чтобы подцепить мертвяка из огнеопасного озерца и не дать ему себя укусить, - размышлял вслух старикан.
- Я ведь все равно попытаюсь, поддержишь ты меня или нет, но вместе у нас куда больше шансов на главный приз.
- Он сказал, в команде должно быть пять человек, - нехотя сдавал позиции Чарли, понимая, что переспорить вернувшуюся в прежнюю форму попутчицу ему вряд ли удастся. – У нас недобор.
- Черт, - этого Дакота не предусмотрела.
Их было всего трое. Не хватало еще двоих, а это значило, что нужно найти кого-то, с кем в случае победы придется делить машину. Уравнение с двумя неизвестными складывалось скверно.
- Но может... - начала было она и тут же передумала продолжать, нервно топчась на небольшом отрезке земли. – Дерьмо, гребаное дерьмо. И что же нам делать?
Лица остававшихся во дворе мужчин не внушали никакого доверия. Головорезы и проходимцы, не меньше них желавшие по-быстрому заработать и смыться. Только с ними при дележке приза наверняка придется биться до смерти, и бой вряд ли получится честным. Если до боя вообще дойдет. Чувствуя себя загнанной в ловушку и обломленной в самых лучших своих намерениях, Дакота нервно сглотнула.
- Поджать хвосты и идти подчищать Авгиевы конюшни до самой старости. Или обратится ко мне с просьбой составить вам компанию.
Все трое обернулись на низкий тембр голоса, отдававший нахальством и хрипотцой. Мужчина средних лет – где-то между тридцатью пятью и сорока – с бритой налысо головой и аккуратной бородкой, расположился на капоте уже знакомого им серого «Форда».
- Четверо больше, чем трое. Есть шанс, что в таком составе сборную по зомбиболлу примут в полуфинал, - продолжал он, не глядя в их сторону, словно не обращался к кому-то конкретно.
Потрепанная кожаная куртка, под ней распахнутая на черной футболке рубашка в темную клетку. Дакота смотрела, как в его руках блестит увесистый нож, и не понимала, что ее бесит больше всего. То, что этот засранец попадается им третий раз за день или то, что он бросил их на дороге, заставив прошагать пешком до Хаксвилля, куда ехал сам.
А он, не обращая внимания на рвущуюся из нее ненависть, провел пару раз точилом, которое секунду назад лежало на колене, по лезвию и поднял его на уровень глаз, оценивая.
- Не хочу быть злопамятным, но ты мог бы нас и подбросить, - сообщил Джеф, сунув большие пальцы в карманы джинсов.
- Если бы я хотел закончить жизнь с пулей во лбу, остановившись подвезти не тех парней, мы бы не разговаривали. Слишком многие кончили также глупо, - выдохнул он, держа нож на коленях, и покосился на собеседников. – Я не из их числа.
- Эгоистичный и живой? – пробормотала Дакота, скрестив руки на груди.
- Да, - согласился мужчина и смерил ее взглядом, прежде чем спрыгнуть с капота.
Сунув заточенную до нужной остроты сталь в чехол, болтавшийся справа на ремне, одернув кожаную куртку и приблизившись к троице достаточно близко, он положил руки на пояс и произнес:
- Что ж, если мы пришли к пониманию. Меня зовут Кёртис, - протянутая для рукопожатия ладонь так и осталась висеть в воздухе.
Чарли, изучив осадку багажника принадлежавшего ему «Форда», пришел к выводу, что тот загружен под завязку.
- У тебя есть машина. Что до припасов, вряд ли тебе нужно больше, чем ты сможешь увезти, - произнес индеец, не спеша пожимать руку. – И ты не из тех, кто подолгу задерживается на одном месте. Я угадал?
- Этот говнюк кинет нас точно так же как на дороге, как только дойдет дело до дележа, - пробубнила Дакота, демонстративно избегая встречаться с ним взглядом.
- Ты угадал, - игнорируя ее оскорбление, кивнул Кёртис.
- Тогда каков твой интерес?
- Машина с уникальным в своем роде двигателем. Новаторская технология, разрабатываемая «Дженерик урбан ойл», которая, если верить слухам, оставит далеко позади проблему с дефицитом топлива, - шумно выдохнув, пояснил мужчина. – Чем вы слушали этого хера в котелке?
- Ну, конечно! – Дакота закатила глаза к темнеющему небу. – Кто бы сомневался, тебе нужна машина.
- Взамен вы получите мою. Все честно, - оборвал ее стенания Кёртис. – Мы срываем джек-пот, забираем обещанное, вы получаете мою машину, а я уезжаю на крошке, которая стоит на кону. Нет? Тогда мне стоит обратиться к тем парням, - он кивнул в сторону поредевшей кодлы мужчин. - Они, судя по всему, тоже озабочены недобором и проблемой дележки.
- Эй, эй. Мы согласны. Мы же согласны, да? – Джеф, тряхнув указательным пальцем в воздухе, переглянулся с попутчиками.
- Согласны, - настала очередь Чарли протягивать руку.
Кёртис, улыбаясь, словно только что заключил сделку года, скрепив договор рукопожатием. Теперь их четверо. Готовые вернуться в амбар и записаться на добычу «бензомби», они развернулись к полураспахнутым дверям, и тут их ждал еще один сюрприз.
- Простите, - сказала высокая темноволосая женщина, перегородив им путь. – Я слышала, как вы говорили. Не подслушивала, просто так вышло. Я… Вы же собираетесь записаться к этому Нильсону, так? У меня есть машина, мне нужны только патроны и бензин. Ну и еще еда. Можно тоже в вашу команду?
- Да у нас сегодня просто день открытых дверей, - выдохнула блондинка, застряв взглядом на ее крупных лошадиных зубах. – А почему не к ним?
Женщина, одетая в достаточно легкий для холодного времени года, да и суток рабочий комбинезон, драный свитер крупной вязки и грязные армейские ботинки, опасливо покосилась назад.
- Боится потому что, - заключил за нее Джеф. – Я и сам их боюсь. Смотри, какие головорезы. Давайте поспешим, пока перед нашим носом не хлопнули дверью.
- Солидарен с тобой, старина.
- Можешь звать меня Джеф. Обещаю не держать на тебя зла, если ты, конечно, не собираешься подкинуть нам с ребятами проблем.
По дороге к столику с красным полотном, где все еще принимал желающих представитель «Дженерал урбан ойл», старикан представлял Кёртису и женщине с лошадиными зубами своих попутчиков. Дакота, еще недавно воодушевленная затеей отлова зомби, махнула рукой, понимая, что ситуация уже не очень-то зависит от ее мнения.
Оптимистичный Джеф каким-то образом перетянул одеяло на себя. Не то, чтобы она была против. Жилистый старикан ей нравился, располагал к себе с первых минут, как только сел в тогда еще их пикап. С ним она смирилась и даже была рада такой компании. А вот нарисовавшийся на горизонте Кёртис вызывал смутную настороженность, которую Дакота никак не могла объяснить. С того момента, как он предложил себя на место в их команде, все шло наперекосяк.

С последними договорами было покончено. Каждый доброволец поставил подпись напротив своей фамилии, на странице, вырванной из сборника Чарльза Диккенса. С ручками в Хаксвилле был дефицит, потому пользовались карандашом. Сунув стопку подписанных бумаг подмышку, Олбани сделал реверанс, отсалютовал на прощанье черным фетровым котелком и поспешил смыться, прежде чем у набранной команды ловцов найдутся каверзные вопросы. Меньше всего он хотел новых вопросов. Достаточно и того, что ему пришлось пойти на риск, увеличив призовой фонд для победителей. Все эти пришлые верзилы и дегенераты хотели быстрой наживы. Добывать разбухших огнеопасных мертвецов из резервуаров на окраине города никто не горел желанием. Конечно, смельчаки и безумцы встречались везде, каждую новую встречу находилась парочка таких, что готовы были голову в петлю сунуть, лишь бы урвать жирный кусок. Им, наверняка, не терпелось оставить своих соплеменников, работавших за еду и жилье, далеко позади. Олбани мог поставить на то, что таким смельчакам не хватало мозгов, как и ждущим их внизу зомби. И последние всегда получали желаемое.
Дураки гибнут первыми, на то они и дураки.
Прошмыгнув в личный трейлер, припаркованный неподалеку от черного хода в амбар, Олбани плюхнул стопку бумаг, покореженных временем, и котелок на складной столик, потянулся за бутылкой виски, припрятанной от самых настойчивых гостей под матрасом подвесной кровати. За этот вечер он набрал людей на три команды и еще двоим обещал перезвонить, то есть, конечно же, найти их, в случае следующего набора. Это было нелегко, но результат с лихвой покроет все усилия. Он заслужил пару добрых глотков драгоценного виски. Присосавшись к горлышку, словно к рогу изобилия, Олбани не сразу разобрал шорох одежды в дальнем углу своего трейлера, а когда человек, ждавший его там все это время, заговорил, резко отнял бутылку и закашлялся.
- Она оторвет тебе голову. А затем затолкает в задний проход и заставит сплясать.
Крепкий мужчина в кашемировом костюме, претендовавшем на качество и официальный тон, устроился на стуле, запрокинув одну ногу на колено. В руке от движения пальцев мельтешит белая фигурка. Рядом на другом столике – шахматная доска с незавершенной партией. Олбани играл с мальчишкой-помощником перед началом ярмарки и оставил все, как есть, чтобы доиграть потом.
- Боже праведный, Эдисон! – выдохнул Олбани, держа бутылку за горлышко и этой же рукой стирая выступившие в уголках глаз слезы. – Барт, я чуть инфаркт не пережил. Нельзя так врываться в частную собственность. Где, черт возьми, ты взял ключи от моего трейлера?
- Здесь вся собственность моя. Если ты с этим не согласен, шериф Доггерти и его люди охотно проводят тебя туда, откуда ты пришел вместе со своим бизнес-планом, - произнес, не повышая тона, гость, прежде чем усмехнуться и поставить ферзя на доску.
Стук костяной фигурки о крашенное дерево вышел довольно громким в повисшей тишине. Олбани невольно сжался, но тут же справившись с настроением, натянул улыбку уверенного в себе прохвоста и взмахнул руками.
- Брось, приятель, нам нечего делить. Мы же делаем одно дело. Возрождаем величие Америки!
- Вешай эту лапшу на уши своим добровольцам. Ты не хуже меня знаешь, чего она на самом деле стоит, - процедил мужчина, глядя на него с хитрым прищуром.
Бартоломью Эдисон, мэр, объединивший выживших в Хаксвилле и подаривший им веру в возвращение к прежней жизни, не исковерканной ходячими мертвецами и прочей разлагающейся дрянью. Конечно, он проделал лишь часть работы, начало положил прежний мэр, давший городу новое имя. Его предшественник не заботился о любви народа и под конец увлекся самоуправством. Стоявший у истоков Эдисон охотно сместил того и отправил в позорное изгнание за черту. Ходили слухи, что хваткий и скорый на действия политик нового времени расправился с ним более радикально, но тела не нашли. Как не нашлось и недовольных. Народу нужны были ежедневный паек, жилье и уверенность в завтрашнем дне, даже если это уверенность, что в их дом не ворвется зомби. Конечно, с этим все было не так просто. Жители умирали и от воспаления легких, загородившись в полном одиночестве в своем доме, а потом вырывались на свободу в поисках сочного куска мяса. Но бригады зачистки во главе с новым шерифом знали свое дело.
Когда в городе появилась холеная дамочка с деловым предложением, а следом за ней Олбани Нильсон в китчеватом костюме, Барт Эдисон воспринял затею прохладно. Истинные цели, стоявшие за предложенным проектом, грозили серьезными переменами, и в первую очередь это касалось его позиции полноправного владельца Хаксвилля. Людям спится лучше, если они убеждены в демократическом настрое мэра. И работают они с куда большим рвением, когда считают, что от их мнения что-то зависит. Однако, дав свое согласие на разработку проекта, мужчина вступил на нетвердую почву «холодного сотрудничества».
- Я предупредил тебя. Можешь считать, что по-дружески. Эта затея ей не понравится, - продолжил он, наблюдая, как Олбани прячет бутылку под скомканную подушку и достает из-под кровати кожаный чемодан, набитый личными вещами.
- Что именно? Представление с зомби-фитилем или может жирный паек, что я обещал каждому участнику? Мне пришлось потрудиться, чтобы набрать целых семнадцать человек! Они не так глупы, чтобы совать голову в пасть… бензомби. Черт, да где же ты?! – представитель «Дженерик Урбан ойл», устроившись на полу, вытряхивал из чемодана рубашки, брюки, нижнее белье с подтяжками.
Он достаточно хорошо узнал нрав мэра Хаксвилля и был с ним на короткой ноге. И все же в некоторых случаях в небрежной ухмылке Барта бывший актер и конферансье видел опасного человека, способного пристрелить его без какой-либо жалости. Вот и сейчас прищур на лице с небольшой щетиной, в котором угадывалась легкая схожесть с Брюсом Уиллисом, не сулил ему ничего хорошего.
- Ты понимаешь, о чем речь. Если Дортвич узнает о том, что ты просрал машину с уникальным движком, так легко с рук это не сойдет.
- Кто сказал, что она узнает? С чего ты вообще взял, что я собираюсь расставаться с нашей красоткой? – вздернул плечами Олбани, оставив на какое-то время свое занятие. – Им нужен был стимул, мотивация. Что-то посерьезней пачки патронов и пушек. Тебе ли не знать, как сильно успех мероприятия зависит от пиар компании.
- Выходит, ты собрался кинуть семнадцать головорезов, - это был не вопрос, Барт лишь озвучил то, что Олбани предпочитал не произносить вслух.
- Вообще-то их пятнадцать, двое – задел на будущее. И машина достанется команде-победителю, так что чисто теоретически я намерен кинуть всего пятерых. Не так уж много по меркам зомби-апокалипсиса, а если учесть производственные травмы и вероятность неблагоприятного исхода для кого-то из них… - размышлял вслух мужчина.
- Ты что-нибудь придумаешь, - закончил за него мэр, издав скептический смешок.
- Я что-нибудь придумаю, - согласился Олбани и громко вскрикнул. – Ага! Вот оно!
Сверток из вощеной бумаги в его руке был не больше спичечного коробка. Его содержимое Барту было неизвестно, но он допускал, что у подельника есть право на личные секреты. Разумеется, до тех пор, пока эти секреты не шли вразрез с его интересами.
Мэр неспешно поднялся со скрипнувшего стула и двинулся в сторону выхода, огибая заталкивающего вещи обратно в чемодан мужчину. Дернув на себя дверь, он обернулся, чтобы сказать:
- Помни, Олбани, мы пока что в одной лодке. И я не советую ее раскачивать. За мной город. А что есть у тебя, кроме этого обшарпанного трейлера с кучей старья?
Пнув чемодан под кровать, Олбани подхватил котелок со стола, где его оставил, театральным жестом надел и бросил взгляд на задержавшегося мэра.
- Врожденная харизма и способность просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед. Вот увидишь, мы останемся в выигрыше, а крошке даже не придется покидать гараж.
Барт предпочел оставить его реплику без ответа, одарив напоследок сдержанной улыбкой. Когда за ним захлопнулась дверь, мужчина с бакенбардами устало опустился на просевшую под ним кровать и тяжело выдохнул. Сверток в руке был его козырным тузом на случай полного провала. Нужно быть полным идиотом, чтобы бросаться в пасть зомби. И еще большим тупицей, чтобы посылать других рисковать своими жизнями ради заведомо ложной цели, не думая, что это всегда будет сходить с рук.
Ему придется сильно постараться, чтобы не оказаться зажатым между молотом и наковальней. И что в данном случае серьезней – возможность, что его прихлопнут разгневанные выродки, или что достанет из-под земли холеная сука из «Зет Индастрис» - Олбани для себя еще не решил. В любом случае это его последняя партия бензомби для нефтедобывающей компании из пары десятков человек.

- Смотри-ка, не обманули. Выглядит весьма аппетитно, - сказал Джеф, с интересом разглядывая принесенные блюда. – И пахнет тоже, - добавил он с видом знатока, подманивая ароматы к своему носу ладонью.
Обналичить аванс – продуктовые карточки с определенным перечнем блюд – новый работодатель предложил в столовой под названием «У Пита». «Не то, чтобы это райский уголок, но официантки и посетители там не задают лишних вопросов» - сообщил он доверительно, прежде чем ретироваться через задний ход амбара.
Стол, накрытый клеенчатой тканью, ломился от тарелок и мисок. Заказали не все, оставив часть карточек на завтрак и, может быть, обед. Отсутствие нормальной пищи приучило экономить, когда это возможно, и откладывать на следующий день. Среди принесенных блюд были запеченные бобы, рисовая каша с редкими волокнами консервированной говядины, три стограммовых куска мягкого сыра, большое блюдо овощного рагу, остро приправленного специями, чай в отдельной стеклянной банке или стакане на каждого и по два кусочка сахара в руки.
Старина Джеф сел ближе к окну, прикрытому чистенькой занавеской, примкнувшая к ним женщина с лошадиными зубами, Хейли Джонс, рядом, а Чарли с Дакотой напротив. Нервирующий блондинку лысый мужчина предпочел отправиться своей дорогой, условившись о завтрашнем месте и времени встречи. Он точно так же, как и все они, поставил свою подпись под трудовым договором Нильсона с припиской «команда Чарли Зеленая стрела». Да, краснокожий здоровяк стал капитаном их разношерстной сборной по отлову бензомби. Когда франт в котелке задал вопрос, кто у них главный, почти все не сговариваясь указали на него. У Дакоты были сомнения по поводу Кёртиса, но тот не стремился называться кукурузным початком и лезть в корзину. Их пятерку Олбани Нильсон принял последними и посетовал, что успел отпустить двоих без работы – мог бы увеличить пару команд до шести человек.
Какое-то время за столом никто не говорил – набивали пустующие животы горячей и свежей пищей до тех пор, пока не почувствовали тяжесть в желудке.
- Мороженое, теперь свежий сыр, - пробормотал задумчиво Чарли, держа в руке отрезанный пластик сыра и разглядывая его на свет. – Где-то у них должна быть крупная коровья ферма и мощный генератор.
В зале «У Пита» горели свечные светильники, прибитые к стенам и расставленные по столикам, но дородная официантка призналась, что в подвале у них стоит генератор, обслуживающий холодильник и плиты, на которых готовится пища. В городе было достаточно топлива. Значит ли, что все оно добывается подобным образом, на какой подписались добровольцы? Или горожане использовали иные, более консервативные запасы?
- Что мне непонятно, так это почему в списке продуктов нет пива, - не без сожаления пробормотал Джеф, размешивая свой сладкий чай с сахаром.
- По-моему ничего удивительного. Мэр не поощряет пьянство, потому карточки содержат только необходимое. Если кто-то хочет пива, он должен на него заработать, чтобы купить, - предположила Хейли.
Грубое вытянутое лицо, большие карие глаза с приплюснутым носом и небрежно остриженные волосы цвета мокрого дуба – типичная фермерская дочка, не покидавшая своего гнезда до совершеннолетия. Дакота изумлялась, как эта пугливая каланча, а она была выше блондинки дюйма на четыре, сумела выжить в мире, полном таких ублюдков, как сухопутные пираты. У Хейли был грузовик родом из шестидесятых с откидными бортами. Пока они вчетвером добирались сюда перекусить, блондинка раз пять проклинала себя за то, что не пошла пешком. Водитель из фермерши был отвратный, машину дергало то взад, то вперед, а запах навоза, казалось, намертво впитался в обшивку кресел и не собирался уступать его даже зловонию мертвяков. И ведь она ехала в салоне с Хейли. Парням повезло куда меньше, они ютились в кузове.
- Тебя послушать, так мэр – сущее золотце с нимбом над головой, - хмыкнула блондинка.
Благодушное настроение улетучилось немного раньше поездки, больше похожей на «русские горки». Сытный ужин и теплое помещение, откуда им не было нужды бежать, располагали к более дружелюбному общению, и все же Дакота не спешила расслабляться. Нахлынувший скептицизм она назвала про себя «словить Харви». Это в его духе – ворчать на всех и вся и оставаться вечно недовольным.
- Давайте не будем делать поспешных выводов. Никто из нас не идеален и все же, кто бы ни возрождал город, он проделал приличную работу, - произнес Чарли, откинувшись на спинку диванчика, обтянутого искусственной кожей.
- У меня есть прекрасная история о мэре, который растил марихуану и торговал людьми, отрезая у них по ноге или руке на ужин. Мне он тоже сперва казался славным, пока не посадил в подвал. Конечно, мы не будем делать поспешных выводов, - парировала Дакота, наколов на вилку кусочек сыра и отправив его в рот.
Хейли потупила взор и смутилась, будто та сказала что-то неприличное. Седовласый старикан непонимающе нахмурился, уставившись на блондинку.
- Может, это как раз обратный случай, - предположил Чарли.
Он слышал об этой истории, в отличие от двух других, и не предполагал, что пришлось пережить запертым в подвале людям, знавшим, что их хотят пустить на мясо. Вживую. Это даже звучало жутко, а уже если представить, то переделка в самом деле была скверной.
- В любом случае, - продолжил он, пока Дакота сосредоточенно жевала. – Мы нанялись не к нему, а к этому парню…
- … разодетому как фрик, встрявший по темному кантри, - вставила она.
- Эй, какая муха тебя укусила? Еще днем ты горела желанием здесь остаться, а сейчас места себе не находишь, - возмущенно выпалил Джеф.
Все уставились на нее. Заерзав на кресле под их взглядами, Дакота всплеснула руками:
- Что? Уже и поворчать нельзя?
- Он прав. Что с тобой, Дакота? – спросил Чарли.
Двое мужчин и женщина ждали ответа.
- Да ну вас, - первой не выдержала Ди и выскользнула из-за столика. - Прогуляюсь до ближайшего паба. Может, свезет угоститься пивком за красивые глазки.
Сообщив о том, куда направляется, блондинка покинула забегаловку Пита. Ее не останавливали. Чарли знал, что она способна постоять за себя, а здесь не было ни крупной стаи оголодавших зомби, ни психов с автоматами, вроде тех, что встретились им на дороге. Он решил дать ей час, а затем наведаться в единственное место, где в городе разливали пиво.

Пивоварня Саксона находилась едва ли в сотне шагов через дорогу и налево от уютного местечка, где остались ее попутчики. Расположение Дакота запомнила, когда они проезжали мимо выцветшей вывески, когда-то вероятно принадлежавшей прежнему бару. Теперь поверх закрашенного текста красовалось новое название, а саму вывеску оплетала гирлянда синих галогенных лампочек, перемигивающихся друг с другом в сумраке надвинувшегося вечера. «Саксонов хмель» приглашал освежиться, и девушка, не долго думая, толкнула дверь от себя. Та с первого раза не поддалась, и Дакоте пришлось приложиться плечом.
Внутри ее встретил небольшой светлый закуток и отгороженная перекладиной гардеробная с пустыми вешалками. На охране никто не стоял, за гардеробной тоже. Свет шел от пары лампочек, вкрученных под потолком без особых изысков и плафонов. В самом зале, где расположилось несколько занятых столиков и пара свободных, царил хорошо знакомый ей полумрак. Вдоль стен на расстоянии пары футов от потолка прикручены неоновые трубки, погружавшие заведение в красно-голубые тона. Чуть больше ламп и света над барной стойкой, где неспешно наводил порядки, орудуя чистым полотенцем, молодой парень с аккуратной стрижкой и в черном фартуке. Чуть поодаль от него, навалившись на стойку, пристроился еще один посетитель. Дакота сразу узнала его по блестящей под искусственным освещением лысине и кожаной куртке. Больше за баром никого не было.
Другие посетители, крупные, провожавшие ее недружелюбным взглядом мужчины и пара женщин, которым блондинка сходу дала бы не меньше пятидесяти – все они выглядели так, словно Дакота залезла в их стакан, если не хуже. Конечно, мыслей о том, что кто-то проставит за нее пару патронов, окси или чем они тут расплачиваются, чтобы угостить стаканчиком-другим незнакомку, она не допускала. А чувствуя на себе напряженные взгляды, окончательно в этом убедилась и решительно двинулась от прохода прямо к барной стойке. Компания лысого типа не входила в планы блондинки, но лучше попытать счастья с молодым барменом, чем торчать на виду у этих неотесанных чурбанов с сальными волосами. «Хотя когда я сама в последний раз голову мыла», - успела подумать Дакота, усаживаясь на высокий стул и придвигаясь локтями к мелькающим перед глазами рукам бармена.
- Привет, красавчик, - улыбнулась она, изображая очарование и интерес. – Вижу, от посетителей нет отбоя. Наверно, неплохо идут дела.
Скользнув взглядом мимо русоволосого парня, взявшегося протирать очередной высокий стакан, за его спину на дальнюю стенку, где мелом было расписано меню, мысленно хмыкнула. Да, патронов при себе у нее нет. Ни одного распоследнего завалящего.
- Работы хватает, - согласился парень, бросив на нее мимолетный взгляд.
- Что ж. Это неплохо. И ты один со всем справляешься? – он не ответил, сделал вид, что не услышал или, в самом деле, пропустил мимо ушей, увлеченный тряпкой и стеклом. - А ты и есть Генри Саксон? – не теряла надежды завязать разговор Дакота.
- Его сын. Тони.
- Рада знакомству, Тони. А я Дакота. Уилсон. Мы с друзьями совсем недавно в городе, - продолжала распинаться блондинка, подозревая, что молчаливого сынка Саксона на болтовню не развести, не говоря уже о пинте пива, но раньше времени сдаваться не хотела. – Нанялись к Нильсону, добывать бензомби и все такое. Так… может…
- Он не наливает в долг.
Выражение лица, призванное убедить Тони в честности, трудном положении, которое исправится через сутки, и той неловкости, которую девушка должна испытывать, обращаясь с подобной просьбой, в один миг сменилось выражением «сердитого кота».
- Простите, мэм. Он прав, - сказал бармен и повернулся спиной, занявшись перестановкой бутылок и мытьем полок, на которых те были расставлены.
Досчитав до десяти и медленно выдохнув, чтобы не высказать все, что она думает в данный момент, Дакота повернулась к Кёртису.
- Мне кажется, что даже если я отправлюсь в сортир посрать, ты и там тоже будешь.
Новый знакомый и по совместительству будущий партнер в поимке зомби выдержал ее сверлящий взгляд и усмехнулся.
- Это единственный бар в городе, а вот с сортирами все намного проще. Там мы вряд ли пересечемся, - отсалютовав полной кружкой с густой пенной шапкой, мужчина сделал глоток.
Дакота искоса разглядывала мужчину, вызывавшего в ней целую бурю неприятия и злости, пока его внимание было занято напитком. Короткая, больше похожая на войлок, борода, берущая начало от висков, едва пробивающаяся на бритой башке щетина, длинный, чуть загнутый нос с крупными крыльями. От правого уха, которое было в поле зрения блондинки, начиналась татуировка в виде свитой вдвое железной проволоки, а ее конец скрывался под примятым воротником рубашки. На шее – тонкая цепочка с круглым медальоном. На паре пальцев - крупные перстни из хромированной меди.
- Если и дальше продолжишь на меня пялиться, советую занять очередь за теми горячими цыпочками, - оборвал ее Кёртис.
Проследив за его кивком, Дакота обнаружила четверку крепко сбитых мужчин, восседавших неподалеку от выхода. Заметив, что она смотрит в их сторону, пара из них перекинулась словами и демонстративно отвела взгляд.
- Окей, ты меня раскусил, - пробормотала девушка, сделав выводы, что не все здесь так же ванильно, как бесплатное мороженое. – Я пялюсь на всех парней, что слишком часто попадаются мне на глаза. Чтобы знать, чего от них можно ожидать.
Усмехнувшись, Кёртис повернулся к девушке в полоборота, положив свободную руку на спинку стула. Ее слова забавляли мужчину. Несмотря на явно пасущих его парней, он делал вид, что не замечает их.
- И чего же можно ожидать от меня? Поведай, раз ты такая наблюдательная.
Кёртис говорил с вызовом. Этот язык она понимала. Сама говорила на нем не хуже других без посторонних переводчиков. Она вдруг поняла, что так нервировало ее в новом знакомом. Эта уверенность в себе и какая-то внутренняя нахальность. Умение плевать на других с высокой башни и ставить свои интересны прежде чужих. Он напомнил ей Дерилла, не внешне, конечно. Внешне они были совершенно не похожи. Дерилл был выше ростом, носил длинные патлы и тембр голоса у него был заметно выше. К концу всего девушка ненавидела его куда больше, чем любила. Вбивала в его череп сломанный гриф от гитары снова и снова, даже когда он, наконец, затих.
- Ты сам по себе. Волк-одиночка. Предпочтешь бросить раненого на дороге, чем рисковать своей жизнью, - начала Дакота, пристально разглядывая сидевшего в паре шагов от нее мужчину.
Тот скосил голову, наблюдая за ней в ответ и намекая сдержанной ухмылкой, что это не новость.
- Любишь проверенный временем рок и быстрые машины. Все свое возишь с собой и подолгу не торчишь на одном месте, - говорила девушка, ища подсказки в его внешнем виде. – Не боишься боли и охотно вступаешь в схватку, если тебя приперли к стенке. Но только когда знаешь, что одержишь верх. В противном случае попытаешься договориться или найти другой выход.
Она замолчала, обдумывая следующие слова и, на всякий случай, прикидывая возможность увернуться, если ему что-то не понравится. Вряд ли он запустит в нее кружкой, которую держит. В ней еще много пива. К тому же, чтобы достать Дакоту, мужчине придется покинуть стул и сделать пару шагов.
- Продолжай, - сказал Кёртис, полагая, что это не все.
- Этого мало?
- Неплохое начало, - согласился тот. - Мы, кажется, начали находить общий язык, но это не все, что ты думаешь. Иначе откуда столько негатива? – кивнул на приподнятые плечи блондинки.
- Ладно. Слушай. Ты самовлюбленный говнюк, которого не волнует ничего, кроме собственной выгоды. Такие, как ты, все вокруг превращают в собачье дерьмо. Рвутся в драку, ломают чьи-то носы и ребра, потом оказываются в тюряге, а когда выходят на свободу, снова бьют чьи-то носы. Потому что не умеют сдерживать свое эго. Считают, что все вокруг им должны. Внимание, уважение, лучшие места в мотеле вдвое дешевле, чем они стоят. А когда они не встречают того, чего ждут, это непременно бесит их.
- Хорошо! Замечательно! – подбодрил ее воодушевленный Кёртис.
- Никто не спешит подтирать им задницы, и они охотно закидываются алкоголем и наркотиками, а потом идут искать неприятности. И непременно находят. Такие как ты ни о ком не думают, кроме себя!
- Невероятно! Я прямо на сеансе психоанализа! – продолжал он ее подначивать.
- Иди к черту, сраный мудак, - огрызнулась Дакота, решив, что и этого достаточно.
Лучше не перегибать палку. В конце концов, им еще работать вместе какое-то время, а ее и без того малость занесло. И малость – это еще легко сказано.
- А хочешь, я расскажу о тебе? М? Как ты смотришь на такой поворот нашей великосветской беседы?
Блондинка стиснула зубы, стараясь дышать ровно и больше не поддаваться на провокации.
- Не интересно? А знаешь, я расскажу. А ты потом скажешь, правда или нет, - Кёртис промочил горло, после небрежным жестом указал в сторону Дакоты рукой с зажатой в ней кружкой. – Ты росла без особой любви в семье. Первый ребенок. У тебя была младшая сестренка или братик, - вот теперь Ди готова была вцепиться ему глотку.
Словно предугадав ее желание, мужчина пришикнул, предлагая обождать с расправой.
- Вся любовь доставалась ему. Потому юная Дакота с детства тусовалась со взрослыми парнями и пила пиво из горла, стремясь завоевать любовь, если не своих предков, то хотя бы этих парней. Ушла из дома лет в шестнадцать, меняла бойфрендов и недолгие вписки один за другим, все больше разочаровывала мамочку с папочкой. Может, сделала пару абортов от не слишком щепетильных партнеров…
Он не успел договорить, когда Дакота, вконец потеряв терпение, накинулась на него и, столкнув со стула, вцепилась в воротник. Спиной Кёртис уперся в стойку. Смазливый бармен обратил внимание на грохот падающей мебели, но предпочел держаться в стороне от разборок между посетителями.
- Не смей, - прошипела блондинка, косясь на стакан, который тот оставил на стойке.
Схватить и стереть с его лица самодовольную ухмылку, заодно охладив остатками пива – вот о чем она думала, вперившись взглядом в болотные глаза Кёртиса. Тот, даже не думая сопротивляться, выставил пустые руки перед собой.
- Погоди, дальше самое интересное, - поднятые указательные пальцы призывали к вниманию, и Дакота немного смерила пыл.
Правда хватку не ослабила, так и держа воротник у самого его горла и чувствуя пивное дыхание припертого к преграде мужчины.
- Потом ты встретила парня, который оказывал тебе чуть больше внимания и уважения, чем другие. У вас было какое-то общее дело, приносившее обоим кайф. Потому вы не разбежались слишком быстро. А потом он охладел к делу и к тебе. Ты пыталась его удержать, но выходило только хуже, - Кёртис говорил медленней, наблюдая, как ярость блондинки, готовой разорвать его в клочья пару секунд назад, уходит вглубь и превращается в нервную дрожь. - Закрывала глаза на все косяки. Пока однажды не случилось что-то, чего ты не смогла простить. И не простила до сих пор. Потому все, кто напоминает тебе об этом, так тебя злят.
А потом был крепкий удар кулаком справа.
Мужчина, издав раздосадованное «ай», какое-то время ворочал челюстью и молчал, не рискуя снова привлечь внимание Дакоты.
Навалившись на стойку и открыв спину для возможной мести, блондинка тоже не спешила нарушать возникшее молчание. Бармен в это время передавал подошедшему посетителю два полных стакана и принимал оплату, продолжая игнорировать их обоих.
- Он сожрал наших музыкантов, - буркнула, наконец, Дакота, покосившись в сторону потиравшего челюсть Кёртиса. – Явился на репетицию в подвал уже зараженным и начал кидаться на всех. Даже сдохнуть не мог нормально.
События давних дней снова встали у нее перед глазами. Нетвердая походка Дерилла, бледное лицо с черными провалами глаз. Изо рта у него текли розовые слюни, рот перепачкан бурым. Все решили, что он крепко обдолбался, прежде чем снизойти до них. Может, так все и было, потому что следов укусов Дакота на нем не нашла. Передоз эгоистичного ублюдка совпал с началом зомби-эпидемии, и ее рок-группа за несколько минут прекратила свое существование.
- Дерьмовый способ поставить точку в отношениях.
- Да, уж точно, - неуверенно улыбнулась блондинка и покосилась на Кёртиса, державшегося от нее подальше. – Больно?
- Бывало похуже, - прищурился он и добавил. – Тебя тоже лучше не злить, да?
- Не стоит.
- Что ж, возьму на заметку. Было приятно поболтать, Дакота Уилсон, - покидая место за стойкой, Кёртис задержался, сунув руку во внутренний карман куртки.
Наконец, нашарив нужное, он с негромким стуком поставил на стойку два девятимиллиметровых патрона и сделал бармену знак.
- Плесни даме янтарного саксонского, - распорядился Кёртис и, не прощаясь, направился в сторону выхода.
Дакота продолжала стоять в той же позе, опираясь локтями о стойку, пока Тони Саксон наполнял стакан, и прислушивалась к собственным чувствам. Бушующий комок ярости и необоснованной агрессии внутри поутих. Может, и в самом деле нужно было выговориться. А может, все дело в том, чтобы съездить ему по лицу.
- Ваше пиво, мэм, - вернул ее из раздумий голос бармена.
Ощущая в руке приятный холодок и тяжесть наполненного хмельным напитком стакана, Дакота долго глядела в пенную шапку, наблюдая, как лопаются крохотные пузырьки.
- Спасибо, - голос дрогнул.
Завтра их всех ждет тяжелый день. Очередная встреча с ходячими мертвяками, которые в отличие от всех прочих, могут еще и вспыхнуть как спичка. Рисковая затея, чтобы достать оружие, машину и немного еды. Но сегодня у нее есть несколько глотков напитка, который, казалось, никто не начнет уже варить снова, и несколько часов спокойного сна на настоящей кровати.

Из четверки стервятников за Кёртисом вышли не все. Мужчина едва завернул за поворот пивной, когда свет фонарей разбавили три движущихся тени. Они скользили по асфальту, не нагоняя, но и не отставая от него. Поймав их в поле зрения, он нахмурился.
Малолетние хулиганы днем, или эти здоровяки, следующие за ним – нет никакой разницы. Все они преследуют единую цель – запугать и ограбить. Они крупнее, их больше. Эти еще и вооружены, в чем Кёртис не сомневался. Он тоже. И куда как проще расстрелять их, отведя чуть дальше от светлого пятна вокруг бара.
Однако, за сутки, проведенные в городе, мужчина узнал достаточно полезного. Например, что мэр вполне успешно использует метод кнута и пряника, а за бесплатным мороженым стоит вполне реальный штат полиции во главе с шерифом. И новый свод законов не очень-то поощряет убийства на территории Хаксвилля. В том числе, ведущие к обращению. Если коротко – стреляй в голову или брюхо, один черт накличешь фараонов. А это не входило в планы Кёртиса. По крайней мере, пока.
Голодные до наживы парни не заставили долго ждать. Едва освещенный проулок сменился темной кишкой, ведущей напрямую к мотелю - сомнительному клоповнику, который мужчина проплатил на два дня вперед - они окликнули его. Короткое и глухое «эй» прозвучало как выстрел в подушку. Кёртис не сбавил шага.
- Ты обронил тут кое-что, - донесся до него голос одного из громил.
Тогда он встал и не спеша обернулся, оценивая противников.
- Я? – переспросил, уточняя.
Все трое не ниже шести футов, двое широки в плечах и необхватны в шеях, третий более жилистый, чем его товарищи. Расстояние между ними сокращалось. Кёртис ждал.
- Да. Ты! - выплюнул один, приблизившись к нему почти вплотную. – Выворачивай карманы.
Двое других обступили вокруг. Стая шакалов перед броском.
- Эй, парни, я не хочу проблем. Ладно? - он поднял руки перед собой, держа их так, чтобы у них не осталось сомнений.
Жертва не станет сопротивляться. Охота удалась.
- Будут тебе щас проблемы. Выворачивай давай.
- Стой, я тебя знаю? Мы виделись сегодня.
Лоб здоровяка покрылся морщинами. Задумался на миг. А Кёртис, воспользовавшись его замешательством, отступил назад, одновременно нанося удар снизу. В челюсть с правой и следом хук слева. Здоровяк лег с тихим стуком о землю. А Кёртис нагнулся, пропуская замах над головой, выдернул нож и воткнул его в бедро типа, что был слева. Дернул вниз. Тот закричал. Попытался блокировать его, вывернув руку с ножом. Кёртис, не прекращая движения, добавил кулаком в висок и переключился на третьего, жилистого. Выставил левое предплечье, блокируя встречный удар, и ударил ребром ладони в шею. Противник поперхнулся, теряя ориентацию. Тогда Кёртис толкнул его ногой в грудь, на землю и насел сверху, нанося удар локтем в солнечное сплетение. Добавил еще, вложив в замах всю силу и грозя сломать ребра. Воздух вместе с хрипом вырвался из горла стервятника.
Поднявшись на ноги, мужчина выхватил, наконец, револьвер и наставил его на второго здоровяка. Тот сидел, скорчившись от боли и зажимая рану на бедре. Сквозь прорванную ткань джинсов хлестала кровь. Даже если сталь не задела артерию, порез заживет нескоро и надолго охладит пыл присвоить чужое. Кёртис об этом позаботился.
Подобрав нож, который тот даже не пытался использовать, он оттер его о штанину.
- Я говорил, мне не нужны неприятности, - бросил мужчина, переводя дыхание. – Иначе вы трое уже б наелись свинца. Еще раз увижу, предупреждений не будет. Ясно?!
Раненый поспешно закивал. Если он и раздумывал, стоит ли пристрелить мужчину сейчас, то дуло, глядевшее ему в лоб, заметно охлаждало это желание. Жилистый, перевалившись на бок и держась за грудину, пытался подняться. Первый продолжал лежать лицом вниз без признаков жизни. Будь он мертв, уже бы сорвался жрать мозги. Значит, всего лишь в нокауте.
- Не советую меня преследовать, - процедил Кёртис, еще раз окинув взглядом потрепанную троицу и, решив, что с них достаточно, двинулся дальше.
Едва почуявшие свою силу малолетки или тупые громилы, берущие количеством и весом, едины в одном. Они уверены в своей победе, когда видят страх и нерешительность. Приправить угрозы парой-тройкой крепких ударов, доказать превосходство и жертва все сама отдаст. Они не ждут, что та вцепиться им в глотку и начнет рвать на части. А когда это происходит, сценарий успешного грабежа терпит провал. Тот, кого не пугает толпа драчунов, безумен. А безумцы способны на все.
Прислушиваясь к звукам сгущавшейся ночи, Кёртис сунул нож обратно в ножны и еще какое-то время грел в руке револьвер. Переулок, где мужчину окликнули, остался далеко позади, когда он вернул его в кобуру под курткой. Уже поднявшись по ступеням мотеля, в котором предстояло ночевать, он вспомнил, где видел тех парней, и усмехнулся.
Кажется, в числе конкурентов по отлову бензомби завтра обнаружится недобор. Что ж, это и к лучшему.

Утро наступило быстро. Казалось, еще каких-то пару часов назад Дакота торчала в пивной Саксона, смакуя каждый глоток, и вот топот ног, шуршание бумаги или чего-то на нее похожего и увлеченный шепот, возвещают о том, что все проснулись. Все – это Чарли, старина Джеф, девушка с лошадиной улыбкой по имени Хейли Джонс и вот теперь она сама.
Беззвучно зевнув, блондинка подняла свалившуюся с кровати руку, потерла переносицу и перевалилась на спину, оглядываясь вокруг.
После бара, куда за ней пришел Чарли, они направились прямиком к ночлежке. Или точнее сказать муниципальному жилью, предоставляемому работникам «Дженерик Урбан ойл». Комнату, в которой едва умещались четыре одноместных кровати, одна над другой у противоположных стенок, оплачивала компания. Сам же мотель, как и многое другое в этом городе, принадлежал мэру Эдисону, и большая часть номеров сдавалась частным лицам за вполне реальную плату. Это девушка уяснила для себя еще вчера, когда Олбани Нильсон, больше похожий на дрянного фокусника, чем на владельца какой бы то ни было компании, раздавал ключи и попутно знакомил новичков с тем, как устроен этот мир. В номере – одном на четверых – уже обустроились их новые знакомые. Фермерская дочь Хейли шумно чесала пятку и ворочалась с боку на бок, долго не находя позы, чтобы уснуть. Джеф, повесив куртку на угол кровати, занял место напротив и сверху и к их приходу уже со свистом похрапывал. Пожелав блондинке спокойного сна и стащив с себя верхнюю одежду, Чарли устроился под его койкой. Выбора не оставалось и Дакота, смирившись, полезла наверх.
Через пыльные стекла в помещение проникал солнечный свет. Чарли стучал ложкой по железной миске, что-то аппетитно доедая. Почувствовав запах картофеля, сдобренного специями и чем-то еще, смутно знакомым, девушка поняла, что тоже хочет есть.
- О, она проснулась! Ну надо же! Я думал, придется из пушки стрелять, чтоб не опоздать к общему сбору, - раздался все тот же оптимистичный голос Джефа.
Седая макушка высунулась из-под ее лежбища. Старик успел перебраться на место Хейли, а той самой в комнате не было.
- Доброе утро, соня, - сказал он. – Есть хочешь?
- Не откажусь, - она села, прикрывшись тонким одеялом и свесив ногу.
- Осталась твоя порция, - сообщил Чарли.
Поставив пустую миску на стол у изголовья кровати и взяв полную, он передал ее девушке. Та благодарно кивнула и втянула в себя аромат свежей, теплой пищи. Так и есть, картофельная похлебка с грибами. Вконец обезоружив ее, Чарли протянул кусок хрустящего хлеба.
- Завтрак принесли ровно в семь. Обслуживание номеров у них тут на уровне, - пробормотал Джеф, кивнув в сторону наручных часов, лежавших рядом с мисками.
Их Олбани вручил вместе с ключами от номеров, утвердив время встречи, а следом и отправки на объект, где предстояло работать.
- Ну прямо королевский завтрак, - хмыкнула Дакота, пробуя еду. – А где наша фермерша?
- Отправилась по малой нужде. Скоро вернется.
- У нас есть еще где-то полчаса на сборы. Затем поедем на грузовике Хейли к месту сбора, - сказал Чарли и принялся перешнуровывать ботинок.
- Нам с ней повезло. Не придется тащиться пешком. Говорят, тут совсем близко, а дальше, кто на своих двоих, того довезут до бензохранилища. Но так оно спокойнее, не доверяю я этому парню в котелке, - говорил, высунувшись снизу, Джеф. – А ты? Чарли сказал, тебе свезло «У Пита». Не расскажешь, кто такой щедрый?
- Нет, - не задумываясь, выпалила Ди, прежде чем сунуть еще одну ложку в рот.
Выпалила, а потом, вспомнив встречу с лысым засранцем и весь разговор, больше похожий на перевод стрелок, решила, что не хочет об этом говорить с ними. Вообще ни с кем. Достаточно и того, что вытащил из нее Кёртис.
- Эм… ладно, - Джеф, не ожидавший такого резкого отказа, пожал плечами. – Что ж, никогда не думал, что скажу это, но... Давайте поймаем как можно больше бензомби!
- Этому городу нужно больше бензомби! – не удержавшись, воскликнула Дакота.
- Да! – поддержал ее старик.
Пока она вытирала миску хлебом и доедала его, отмечая почти забытый вкус свежей выпечки, он подвязывал платком волосы и суетился над курткой, пытаясь придать ей более чистый вид. Толкнув дверь вовнутрь, вошла Хейли. Стараясь ни с кем не встречаться взглядом, она проскользнула к окну, где стоял ее рюкзак.
- Я подожду на улице, - сказал Чарли, поднимаясь в полный рост.
В помещении стало слишком людно для него. Впрочем, Дакоте тоже захотелось на свежий воздух, а заодно посетить уборную, дыру в полу или густые кусты. В общем, неважно что, лишь бы освободить мочевой пузырь.
Осведомившись у Хейли, в каком направлении нужно искать, блондинка спрыгнула вниз. На одевание и сборы ушло не так много времени. Ложась спать, она стащила с себя обувь и джинсы, куртку с толстовкой по примеру Джефа повесила на деревянный край койки. Правда, оставшись в майке без рукавов на ночь, Дакота подставила мягкие ткани живущим в матрасе кровососам. Отчего так долго ворочалась фермерша, до нее дошло только теперь.
Расчесывая красные точки на сгибе локтя, девушка застегнула ширинку, одернула толстовку и, толкнув от себя дверь уборной – узкой деревянной кабинки на улице с вырезанной дырой над выгребной ямой – вышла наружу. Перед полосой одноэтажного мотеля, упирающегося в небольшую парковочную зону, выстройлся ряд машин разной степени изношенности. Грузовичок Хейли из прошлого века скромно приютился справа у самого края этого ряда. Чарли видно не было, как и второй половины их сумбурной компании. Зато неподалеку от входа расположился Кёртис.
Увлеченный полировкой ножа и сдувавший с него невидимые металлические пылинки, он не сразу обратил внимание на шагавшую к нему блондинку. Лишь когда она встала, загородив солнце и отбрасывая на него тень, мужчина поднял голову.
- Да ты, мать твою издеваешься?! – заявила она сходу, уперев руки в бока.
От вчерашнего удара под скулой у него осталась небольшая ссадина и только. Дакота и не стремилась бить со всей дури. Может, она и не всегда может держать себя в рамках, но у всего есть предел.
Кёртис встретил ее изумленной ухмылкой. Судя по всему, он так же не ожидал встретить блондинку здесь.
- Снова ты, - произнес он и, переводя взгляд на задний фон, где одиноко возвышался сколоченный из досок «скворечник», добавил. – Сортир. Сдается мне, это судьба, - и засмеялся.
- Заткнись.
- Это постапокалиптический городишко со скудным выбором баров, борделей и вшивых мотелей. Ах да, еще мы нанялись в одну контору. Или забыла? Так что придется тебе набраться терпения, пока я не получу свое и оставлю вашу дружную компашку.
- Мне будет гораздо проще пережить это, если ты заткнешься и перестанешь действовать мне на нервы.
- Ой, какие мы нежные. Только посмотрите на нее.
Кёртису определенно нравилось выводить ее из себя. Сверля ее хищным взглядом, он ухмылялся и ждал продолжения. Дакота уже открыла рот, чтобы ответить на вызов приготовленной колкостью, но двери мотеля хлопнули.
- …нет, это ерунда какая-то, – закончил фразу возникший на пороге Джеф.
Следом за ним из мотеля вышла Хейли с рюкзаком за плечом.
- Мы готовы, - сообщил он, увидав блондинку, потом, обнаружив Кёртиса рядом, сказал. – О, и ты здесь! А где Чарли? О, вон он, отлично.
Чарли, который, по-видимому, находился за грузовиком и оставался вне поля зрения с этого ракурса, теперь стоял перед его кабиной и махал им рукой. Старик и фермерша, не останавливаясь, прошагали мимо. Кёртис сунул компактный точильный брусок в задний карман джинсов, ощупью ткнул нож в чехол, болтавшийся на ремне.
Пора выдвигаться. Опаздывать в первый рабочий день не очень-то хорошо. Даже по меркам зомби-апокалипсиса. Вид грузовика, за рулем которого уже устройлась Хейли, возвращая старенький, тарахтящий мотор к жизни, напомнил Дакоте о вчерашней езде и желудок невольно скрутило. «Ну хотя бы не пешком», - утешала она себя.
- Подвезти? – предложил Кёртис, проследив за ее взглядом.
- Обойдусь.
В конце концов, бывали поездки и хуже.
- Не говори потом, что я не предлагал, - бросил он уже на ходу к припаркованному с другой стороны стоянки «Форду».
Пассажирское кресло пустовало, дожидаясь, когда блондинка займет свое место. Чарли с Джефом, стуча по кабине плашмя, поторапливали с отправлением. Наконец, грузовик дернулся вперед, замер и снова ожил, выезжая со стоянки.

К нужному месту грузовичок Хейли подъехал за десять минут до обусловленной встречи. Джеф, которому досталась роль владельца часов, с важностью оттягивал рукав куртки и глядел на стрелки. Сверять время по часам спустя долгие годы полнейшего хаоса и безвременья, все еще было непривычно. Как было непривычно и то, что им всем предстояло сделать.
Вокруг запертой ячейки индивидуальных складов были припаркованы несколько машин: пара обросших грязью, словно второй кожей, пикапов, джип с серьезными вмятинами на кузове, «Краун Виктория» с затертой звездой и надписью «шериф» на боку и еще одна легковушка. В последней из-за доработок и приваренных решеток можно было признать скорее героя со съемок «Безумного Макса», чем исходник. Рядом с ней встал бодрый на вид «Форд Мустанг» Кёртиса, а дальше – попыхивающий выхлопами динозавр Хейли.
Соскользнув с сиденья, Дакота размяла кости и подошла к остальной части своей команды. Те сгрудились вокруг ячейки с большой красной буквой Z, нанесенной краской-спреем, и напряженно оглядывались вокруг. Их соперники, или коллеги, тут уж как посмотреть, выглядели совсем недружелюбно. Одна пятерка мужчин держалась обособленно и переговаривалась друг с другом, косясь на остальных. Четверо других, заметив их прибытие, стали шумно о чем-то спорить.
- Кажется, мы им не нравимся, - предположил Джеф, толкнув Чарли вбок.
«Четверо. А где пятый?» - задумалась блондинка, отметив, что на лицах у пары из них свежие ссадины.
- Я даже знаю почему, - процедил подошедший к ним Кёртис.
Небрежно чиркнув зажигалкой, он подкурил зажатую в зубах сигарету.
- Да? И почему же? – спросила Ди, наблюдая за огоньком, лизнувшим край бумаги с табаком, и блеском металлического бока «зиппо».
Ей до одури захотелось курить, но еще больше – узнать подробности, которые Кёртис держал при себе.
- Мне они тоже не нравятся, - пробормотала Хейли, переступая с ноги на ногу. – Как будто мало того, что миру пришел конец, так еще и выжили по большей части эти вот… Уроды…
- Эй, потише, дамочка. Мы, между прочим, тоже из выживших, - Джеф, казалось, пропустил мимо ушей слова Кёртиса, а тот продолжал загадочно ухмыляться, затягиваясь сигаретой.
Чарли, непоколебимый и уравновешенный, воздерживался от разговора, однако тоже делал какие-то выводы. От четверки мужчин отлепился и направился в их сторону здоровяк с пурпурным кровоподтеком под правым глазом.
- Мне что, одной интересно? – призвала к вниманию Дакота, уставившись на Кёртиса с немым вопросом.
- Сейчас сама все узнаешь, - покачал он головой и кивнул ей за спину.
Туда, откуда разъяренным быком на корриде несся тип.
Индеец едва успел притянуть ее к себе, когда тот ворвался в их небольшой круг, готовый накинуться на Кёртиса.
- Ты сраный ублюдок! – выплюнул он. – Я тебе хребет щас сломаю!
Здоровяк шутить не собирался. Закатывая рукава и напирая, он заставил мужчину отступать назад. Держа в поднятых руках зажигалку и сигарету, тот выпалил примирительно:
- Эй, потише! Мы здесь, чтобы работать, а не драться!
- Ты Шенку ногу проткнул. Лишил человека! Нас теперь четверо. Четверо, мать твою! Из-за тебя, сраный мудак! – продолжал плеваться, в буквальном смысле, взбешенный до красноты лица человек.
- Извини, приятель. Он же не говорил, что будет нужен городу и Нильсону, - пожал плечами Кёртис.
Со стороны здоровяка пришли на подмогу его приятели. К облегчению Дакоты и остальных, они не разделяли боевого настроя драчуна. Вцепились в куртку и пытались отговорить от драки, удерживая на месте. Не стойло надеяться, что потрепанные Кёртисом парни так быстро забудут обиду. Скорее всего дождутся сумерек и устроят темную. Однако, сейчас вся эта возня была им ни к чему. Сам же Кёртис, держась от них на расстоянии пары шагов, сжал зажигалку в кулаке, переместив большой палец наверх. Мужчина был все так же внешне расслаблен, и все же, вырвись здоровяк из крепкой хватки своих приятелей, он готов ответить.
В словесный поток из проклятий и обещаний стереть его в порошок вклинивались уговоры и советы оставить драку до вечера. Чарли сотоварищи держались в стороне от грозившей завязаться потасовки. Еще одна пятерка работников с интересом косилась на них со своего угла обзора.
Люди Нильсона, которые все это время находились на площадке, не привлекая внимания, вмешались в самый последний момент. Молчаливо встав между мужчинами и заслонив друг от друга, двое из них замерли. Висевшие через плечо автоматы послужили последним доводом в споре, и пыл вчерашнего грабителя стих. Тут же появился и сам Олбани Нильсон.
Котелок, фрак, яркий шейный платок и брюки ему в цвет.
На ходу поправляя жилетку и ворот рубашки, минуя прочих участников зомби-добычи, он вклинился в тесный круг.
- Господа! Что за смута в рядах моих рекрутов? Вы должны поддерживать друг друга! Оказывать всяческое содействие, а не стремиться молотить эти прекрасные лица будущих товарищей! – воскликнул он. – Что здесь случилось? Ты, - Олбани ткнул в грудь здоровяку. – Почему ты зол на него?
- Он напал на меня и моих приятелей вчера ночью. Покалечил Шенка! Теперь нас четверо из-за этого шлюхиного сына! – охотно поведал тот, буравя Кёртиса взглядом, полным ненависти.
- Украл шансы вашей команды стать первой? – уточнил Олбани, прищурив карий глаз.
- Да, - закивал тот.
- Хорошо! Господь дал человеку разум и способность говорить. Тем мы и отличаемся от животных, можем обсудить проблемы. Найти компромисс! – провозгласил представитель добывающей компании и перенес внимание на Кёртиса. – Итак, он утверждает, что ты нанес урон физическому здоровью его команды. Что скажешь в оправдание?
- Этот человек и двое его друзей хотели ограбить меня вчера ночью. Я защищал свое имущество, - развел руками тот.
- Что ж, это в корне меняет дело, - согласился Олбани, переводя взгляд на притихшего здоровяка. – Грабеж на территории Хаксвилля в любой форме запрещен. Так мы здесь возрождаем цивилизованное общество, господа.
- Он пырнул Шенка ножом!
- В ногу? – уточнил Олбани, склонив голову.
- В чертову ногу!
- В таком случае этот человек действовал разумно. Любые увечья, кроме ведущих к смерти и обращению, нанесенные с целью самозащиты, допустимы и не караются законом. А вот вам, господа, стоит учесть, что шериф зорко следит за уровнем преступности. И если у джентльмена есть претензии…
- Никаких претензий, босс, - отмахнулся Кёртис, докуривая сигарету.
- Что ж, раз вопрос решен мирным путем, давайте перейдем к тому, зачем мы, собственно, здесь собрались, - сообщил Олбани.
Растолкав стоявших на пути, он добрался до сплошной стены частных складов. Та часть гофрированного металла, где красовалась буква Z, оказалась за его спиной, а люди, образуя полукруг, стали подтягиваться ближе. Прочистив горло и театральным жестом выдернув из кармана связку ключей, он подождал, пока все соберутся. Дакота с Джефом оказались в первых рядах. Чарли и Хейли - сразу за ними, чуть поодаль, ближе к краю толпы – Кёртис.
- Итак, как я уже говорил вчера, - начал Олбани. – Нам предстоит серьезная работа, столь же опасная, сколь и безумная. Потому я не заключаю долгосрочных контрактов. Не зову вас рисковать жизнью снова и снова. «Дженерик Урбан ойл» стремится к стабильной, цивилизованной жизни для каждого в этой стране. Мы на шаг впереди многих. И всем вам предстоит сделать свой вклад в будущее благополучие…
- Когда нам заплатят? – раздался нетерпеливый голос из рядов.
- Все расчеты завтра утром. Кто захочет продлить контракт, это так же можно будет обсудить завтра при встрече.
- Никакого обмана?
- Все кристально прозрачно, - усмехнулся Олбани, сделав круг большим и указательным пальцами. – Моя компания чтит репутацию больше выгоды. Все необходимое снаряжение ждет вас в соседней ячейке. Спецодежда, страховка, налобные фонарики, инструменты для работы в резервуаре. Зажигалки, огнестрельное оружие вам придется оставить там же, во избежание… - он хмыкнул, сделав паузу. – Ну вы поняли. За ними сможете вернуться в конце рабочего дня. Эти молодые люди проследят за тем, чтобы вы не жульничали. Так что советую не прятать пистолеты.
По толпе пробежалось возмущенное бормотание, но никто вслух не высказался.
- А теперь переходим к финальной части моего предложения, - Олбани поднял перед собой связку ключей. – Внутри этого склада находится то, что не оставит вас равнодушными. Будь вы хоть трижды заядлым циником, эта красотка разбудит в вас ураган страстей и желание ее оседлать.
Повозившись с замком под нетерпеливые взгляды собравшихся, Олбани толкнул дверь склада вверх и бесстрашно шагнул вглубь. Освещенное утренними лучами пространство, в котором могли оказаться залежи никому ненужного мусора, старых игрушек, мебели или, судя по размерам, легко уместилась бы моторная лодка, занимал лишь один предмет.
Обещанная награда команде-победителю.
До поры укрытый брезентовым полотном автомобиль дожидался своего часа.
Судя по очертаниям - легковой и при этом не уступавший размерами пикапу. Из той эпохи, когда бензин стоил, как газировка, а конструкторы соревновались в том, кто затолкает под капот движок с большим объемом.
Сдернув брезент одним легким рывком, Олбани кинул его на пол, а сам скромно устроился сбоку, чтобы работники могли по достоинству оценить нестареющую красоту американской классики.
- Дамы и господа, - довольный произведенным эффектом произнес он. – «Бьюик Ривьера». Модель семьдесят первого года.
На грязных, неделями не мывшихся мужчин и двух женщин, смотрел автомобиль, будто только вчера сошедший с конвейера. Отполированный до блеска кузов, сияющие на солнце хромированные детали. Агрессивно вытянутый вперед, практически нависший над землей «клюв» капота, форму которого повторяли решетка радиатора и бампер, четыре круглые фары, необъятное лобовое стекло и видневшийся через него кожаный салон. А цвет и вовсе вызывал невольную улыбку на лицах.
- Голубой? Серьёзно? – присвистнул Джеф. – Да такая красотка просто обязана быть брюнеткой!
- Скорее аметистовый. Где-то между голубым и фиолетовым, - отозвалась Дакота, заворожено глядя на обещанный приз.
Машина оказалась двухдверной. Это было видно даже с того места, где они стояли, обступив просторную складскую ячейку. Задние места в ней, конечно, есть. При случае из них быстро выбраться не удастся, но какая разница, если ты едешь на чем-то вроде этого.
Переждав, пока толпа обменяется восторженными и не очень фразами, Олбани Нильсон вышел вперед, заслонил собой брутальный перед «Бьюика» и продолжил:
- Проверенная временем классика. Достойное наследие прошлого, готовое проложить себе путь в мир будущего. Длина, высота купе, огромная колесная база, дизайнерское исполнение, и я даже не говорю о технических характеристиках этой модели. Однажды сев за руль этой крошки, вы уже не захотите ее менять. Скорость и комфорт! Идеальное сочетание. С конвейера вышло всего тридцать четыре тысячи экземпляров. И один из них сейчас перед вами.
- С его движком только за заправку и работать, - выкрикнули из толпы.
Олбани, самодовольно прищурившись, ухмыльнулся и, перейдя от слов к действию, поднял капот.
- Как я уже говорил вчера, этот экземпляр особенный. Единственный в своем роде. Прошу обратить внимание, на данный момент. Подойдите ближе и познакомьтесь с передовыми технологиями зомби-апокалипсиса!
Люди придвинулись. Дакота с интересом заглянула через плечо старика и обнаружила то, что вызвало у всех собравшихся неподдельное изумление.
Вместо ожидаемого двигателя центральную часть под капотом занимало нечто, похожее на внушительную турбину. Десятки лопастей, снабженных острыми гранями и щедро смазанных машинным маслом, смотрелись весьма зловеще. От них в стороны и вниз уходили трубки и другие детали, назначение которых сложно было угадать. Несмотря на каноничный вид, пусть даже с необычным для модели цветом, начинка у «Бьюика Ривьеры» оказалась совершенно неожиданной.
- Вот он – предмет гордости «Дженерик Урбан ойл», - просиял Олбани. – Установка по переработке бензомби в топливо. Чтобы заправить ее, достаточно засунуть туда хорошенько промаринованного зомби. Целиком, частями, с одеждой или без – крошка переработает все, даже не поперхнется. Вас, конечно, может обрызгать при переработке, поэтому советую надевать защиту поверх одежды, - он коротко усмехнулся. – Одного среднестатистического мертвяка хватит на шестьдесят миль. Максимальное расстояние до следующей заправки – восемьдесят миль, что, согласитесь, немало.
- Какой больной на всю голову гений придумал совать зомби в движок? – качал головой Джеф, ища поддержки у попутчиков.
- Что касается остальных параметров, - продолжил Олбани, - Они соответствуют начальным. До семидесяти эта крошка разгоняется за десять секунд, выжать из неё легко можно сто миль в час.
Не дожидаясь, пока собравшиеся найдут, что спросить, он захлопнул капот.
- А теперь попрошу собираться, переодеваться и приступать к работе. Время не ждет, а впереди у нас серьезная задача.
Вернув брезент на место, мужчина в котелке торопливо выпроводил всех из складской ячейки, запер ее снова на ключ и поспешил открыть другую. Ту, где хранился необходимый инвентарь для добычи бензомби.
Он не обманул. Увиденное действительно никого не оставило равнодушным. Дакота отстала от своих, задержавшись у гофрированной стенки с красной буквой. В голове вертелись слова Джефа, а воображение рисовало картину из фильмов ужасов вроде «Техасской резни бензопилой». Полусгнившие внутренности, кости, хрящи и кожа вперемешку с волосами – и все это на вращающихся лопастях жуткого движка. Не говоря уже о том, что мертвяк сам туда не кинется, придется заталкивать. «Расплющить башку и нет проблем» - ответила она самой себе. В любом случае, это будет проблемой Кёртиса, а не их, так что и думать тут нечего.
Она замешкалась на каких-то пару минут, а в ближайшую ячейку, открытую Олбани, уже набились переодевающиеся люди. Мужчины снимали драные, просаленные куртки, стаскивали через верх пропахшие потом рубашки и свитера. На складе, не уступавшем размерами предыдущему, стало тесно и душно. Отыскав среди чужаков свою команду, девушка встала рядом с жмущейся к стенке Хейли.
- Ну и что у нас? – спросила она сходу.
На стенке, повиснув на гвоздях, нашлось три костюма химзащиты грязно-зеленого цвета. Из-под них выглядывало снаряжение страховки и налобные фонарики. «Скалолазы во тьме» - пронеслось в мыслях блондинки.
- Трое спустятся вниз. Двое остаются наверху, чтобы подсекать бензомби и укладывать штабелями. Он так сказал, - пояснил старина Джеф, кивнув в сторону работодателя.
Тот, резко потеряв к ним всякий интерес, жевал травинку вдали от склада. Дакота кивнула, бросив быстрый взгляд в сторону Кёртиса.
- Нужно решить, кто останется наверху, а кто… полезет внутрь, - озвучила Хейли то, что и так было ясно.
Мужчина с готовностью спринтера перед забегом стаскивал рубашку. Бросив ее поверх куртки и оставшись в одной майке без рукавов, он взялся расшнуровывать крепкие армейские ботинки, наверняка снятые с какого-нибудь не очень удачливого противника в схватке. Крупный и грубый рисунок татуировок на обоих плечах мог принадлежать как заключенному, так и выходцу из неблагополучного района, часто ходившему на грани закона. Собственно, такое впечатление он и производил.
Следом за ним принялся переодеваться Джеф, светя дырами на просторной футболке поверх пуловера с рукавами.
- Внизу будет во много раз опасней, но на крыше должен остаться самый крепкий. Вся работа по подъему зомби и тех, кто спустится, будет лежать на нем, - пояснил Чарли.
- Ну и какие проблемы? – бросила девушка, сдернув с крючка третий комбинезон. – Ты самый крепкий из нас, наша мисс Нерешительность будет тебе помогать, а мы полезем в самое пекло. Ой, я сказала «пекло»? Извините, я имела ввиду – огромное бензиновое болото размером с десятиэтажный дом с плавающими в нем зомби.
Улыбнувшись как можно более беззаботнее, Дакота начала разоблачаться и натягивать на себя, начиная со штанин, комбинезон.
До означенной отправки на объект оставалось десять минут.

- Кажется, я забыл составить завещание, - неуверенно пробормотал Джеф, заглядывая через распахнутый технический люк вглубь зияющей черноты.
Свет, проникающий сверху, то и дело выхватывал движение конечностей, грязные движущиеся шары для боулинга, которые на самом деле были вовсе не шарами. Зомби внутри, почуяв присутствие сочного мяса, оживились и переталкивались, выбрасывая вверх скрюченные пальцы.
- Теоретически, все, что нам нужно – это выхватить бензомби, зафиксировать веревкой и дать знак вытаскивать.
Девушка, как и Джеф, не могла оторвать взгляда от пугающей своей нежизнью черноты.
- Добавь к этому – не дать себя сожрать, не дать затащить себя в опасное болото и сожрать. Ах да, и самое главное. Не терять головы и противогаза, - обнадежил Кёртис, постучав пальцем по зажатой в руках блондинки пластиковой шлем-маске.
Сам он держал точно такой же. Длинные гофрированные шланги, принесенные в катушках задолго до их приезда, сейчас были полностью размотаны и прикреплены к противогазам, а их свободные концы направлены в сторону края цилиндрообразного резервуара.
Перед тем как отправить работников вверх по винтовым лестницам, Олбани Нильсон еще раз собрал их и провел последний инструктаж, попутно объясняя, что нужно делать внутри и на крыше, а чего категорически не стоит. К удивлению многих, резервуаров с бензином оказалось несколько. Две огромных консервных банки с логотипом почившей компании-владельца и одна вдвое меньше на равном расстоянии друг от друга, огороженные по периметру земляным (или песочным) валом, частично стертым дождями, частично занесенным природным мусором. Та, что была самой маленькой, досталась команде драчуна, лишившегося человека по своей же глупости. Две других разделили команды Чарли и не менее молчаливого мужчины с усами как у Фу Манчу.
На вопросы о том, почему не вскрыть люк-лаз и не выкачать всю возможную жидкость, а затем перебить зомби, Олбани не без сожаления поведал о том, что те накрепко заклинили и вышли из строя за долгие годы без обслуживания и чистки. Затем он пожелал им успешной охоты и удалился.
Преодолев несколько пролетов винтовой лестницы, зловеще поскрипывавшей под ногами, работники поднялись на крыши резервуаров, где их уже ждало подготовленное оборудование и пара людей с огнетушителями. При виде последних Дакоте искренне захотелось верить, что они не пригодятся. Люди Нильсона встретили их доброжелательно и, обменявшись приветствиями, сообщили, что резервуар дегазирован и полностью готов к погружению. Крышка технического люка была поднята и перемещена на расстеленный рядом брезент. Над самим отверстием нависала сложная конструкция лебедки из блоков, рычагов и смотанных тросов, оканчивающихся карабинами и кошками. Согласно разъяснению старшего мужчины в синем комбинезоне рабочего – один рычаг опускал и вытаскивал людей, второй предназначался для поднятия зомби. Оба рычага фиксировались на любой позиции, так что страха выпустить ручку и случайно бросить людей в пасть мертвякам не было. Зато очень многое могло зависеть от реакции, приложенной силы и скорости подъема, так что выбор Чарли в качестве рулевого оправдывал себя.
- Если кто-то почувствует головокружение, жжение в груди или другое недомогание, дерните веревку три раза. Во всех остальных случаях – один. Работаем в несколько заходов. После каждого отдыхаем, сколько необходимо и повторяем заход. Все ясно?
- Предельно, капитан. Не забудь выставить по пинте каждому, когда мы закончим с грязной работой.
Кёртис пристегнул себя к одному из свободных концов троса, соединив карабин со страховочным кольцом на поясе. Сев на самый край люка, он свесил ноги вниз, в зияющую черноту, полную распухших от бензина зомби, и стал натягивать на голову сперва шлем-маску противогаза, затем капюшон и поверх него налобный фонарик.
Напротив него в том же, готовом к погружению виде, собирался с духом Джеф. Дергая веревку и убеждаясь в ее прочности, старик качал головой и что-то неразборчиво бормотал под пластиком маски. Чарли, связав длинные волосы в пучок на затылке, чтобы не мешали, навалился на рычаг. Хейли, вооруженная увесистым мачете, переминалась с ноги на ногу и, кажется, нервничала больше, чем те, кому предстояло спуститься. Ее задачей в большей степени было упокаивать зомби по мере поднятия на поверхность крыши и помогать Чарли при подъеме - спуске троицы.
- В следующий раз, когда у меня возникнет подобная идея, - говорила Дакота, осторожно пристраиваясь задницей на холодном люке. – Тресните меня чем-нибудь по голове. Потяжелей. Хорошо?
Хейли кивнула, Чарли показал большой палец.
Карабин издал щелчок, захлопнувшись на металлическом кольце страховки. Закончив с последними приготовлениями и чувствуя, как теплеет под маской кожа лица, Дакота собралась с духом. Досчитала до десяти, проводив взглядом рухнувшего вниз Джефа. Отмотанная часть троса быстро доставит их до безопасного уровня. Дальше Чарли с Хейли будут осторожно спускать их ниже. Все три веревки приводил в движение один рычаг и катушка. Правда, благодаря ее ширине и расстоянию, на котором они находились, должны были позволить добытчикам не висеть друг на друге там, внизу. И, что куда важнее, не путаться веревками.
Разглядывая черные тела, копошащиеся в не менее черной жиже, Дакота поймала себя на мысли, что не может сдвинуться с места. Она не боялась высоты. И все же в прыжке навстречу этим тварям было куда больше безумия, чем в любой зомби-стычке, какую ей довелось пережить.
Кёртис хлопнул ее по плечу, напоминая, зачем они здесь, потом пробубнил что-то сквозь шлем-маску и обхватил девушку поперек талии рукой.
Опора исчезла, мир вокруг пришел в движение и стремительно рухнул в непроглядную тьму. Чарли, Хейли и двое парней, чьих имен она не запомнила, вместе со спасительным пятном света остались далеко над головами.
Страх пришел позже. Когда издавшую тонкий крик девушку, рухнувшую на всю длину отмотанного троса, дернуло вверх и снова бросило вниз. Под ногами, учуяв движение и, наверняка, запах живых, забулькало и зашевелилось население резервуара.
Намертво вцепившись в трос, Дакота судорожно хватала воздух и пыталась разглядеть что-либо вокруг себя. Только когда в ремни ее страховки вцепился Кёртис и включил свой фонарь, она смогла убедиться – спуск прошел успешно – и засмеялась.
Где-то совсем рядом раздалось озадаченное бормотание, приглушенное маской противогаза. Кажется, Джеф не смог включить фонарик с первого раза и теперь сокрушался по этому поводу. Вспомнив о своем источнике света, Дакота ощупью нашла кнопку на пластиковом корпусе фонарика, вдавила ее.
Луч высветил небольшое пространство перед ней – склизкий и бурый, почти черный внутренний бок резервуара, который не очищался несколько лет. Но больше всего Ди интересовало, что внизу. Опустив голову так, чтобы свет попадал на залежи бензомби, девушка медленно поворачивала голову справа налево и обратно, высвечивая фут за футом поверхность, лежавшую прямо под ними.
Все пространство вокруг – каждый долбанный ярд – был заполнен копошащейся массой из неупокоенных тварей. Они не издавали гортанных звуков, как их собратья с поверхности. Возможно, долгое нахождение в бензине растворило связки и въелось в легкие, сделав даже такую примитивную речь невозможной. Но они продолжали существовать, барахтаясь друг по другу к поверхности, вталкивая менее проворных и сильных глубже в отложения бензинового шлама. Вверх тянулись бесчисленные конечности с отслаивающимися пластами черной кожи. Множество блеклых глаз наблюдало за повисшей в воздухе троицей, а зубы клацали и терлись друг о друга со звуком наждачной бумаги.
И от тошнотворного зомби-ковра их отделяло всего пара ярдов.
Пробубнев едва различимое «Начнем», Кёртис дернул за веревку, дав знак вращать рычаг. Ворот лебедки медленно спускал их навстречу голодным тварям. Из крохотного пятна света полетела первая веревка. Поймать и обездвижить. При необходимости вбить костяной нож в череп - это если будут вести себя слишком живо. Металлические ножи брать с собой внутрь резервуара Олбани настрого запретил. Вероятность того, что искра может вспыхнуть от соприкосновения стали с гнилой и влажной черепушкой, была чрезвычайно мала, и все же проверять на себе и спорить с франтом в котелке ни у кого желания не возникло.
Вот теперь начиналась самая сложная и самая безумная часть всего предприятия. И, несмотря на все реальные опасения и отвращение, Дакота с трудом сдерживала возникший вопреки всякому здравому смыслу азарт.

Катая виски во рту под блюз Лил Эда, Олбани всерьез подумывал бросить все прямо сейчас. Пробраться к трейлеру, прикинуться дурачком, что он умел лучше многих, и поехать прокатиться. Куда угодно, только подальше от Хаксвилль-сити. Здесь его легко достанут люди Дортвич, не говоря уже о Барте, который охотно спустит всю свору собак, только почует неладное.
Если бы все было так просто.
Он покатал стакан, держа его за края, обмывая согревающим «Мейкерс Марком» кубики льда, и сделал глоток. В это время суток зал «Саксонова Хмеля» был пуст и бармен, хозяйский сынок, суетливо протирал столы, обновляя содержимое салфетниц.
Этот мальчишка Скотти, его помощник, пусть Олбани и прикипел к нему душой, останется здесь. Ни к чему таскать за собой ребенка, пускаясь в откровенное бегство с горящего корабля. «А корабль будет гореть, уж это наверняка» - вторил ему здравый смысл, который никак не выходило утопить в алкоголе.
Участие в этом проекте поначалу казалось ему занятным и перспективным. К тому же прибыльным, чего греха таить. Однако, истинная цель «Зет Индастрис», скрытая под добычей бензиновых зомби, изумляла даже его искушенный ум.
- Отправил рекрутов в бой? – низкий с хрипотцой голос принадлежал мэру, занявшему стул справа от Олбани.
- Пожалуй, лучше и не скажешь, - согласился тот, салютуя стаканом. – Четырнадцать жадных до наживы добровольцев, а среди них две девчонки. Куда больше, чем в прошлый раз. Ты мог бы взглянуть на них.
Безупречный кашемировый костюм поверх серой рубашки, чуть ослабленный узел галстука, холодный блеск металла часов на левом запястье – Бартоломью Эдисон соответствовал образу делового человека, даже выбираясь пропустить стаканчик-другой. Сейчас же его визит в бар Саксона к выпивке имел лишь косвенное отношение.
- Зачем, если часть из них присоединится к бензошламу? – покосился на него Барт с легким прищуром.
Молодой Саксон вернулся за стойку, готовый принять заказ. Мэр жестами заказал двойной виски со льдом и, откинувшись на спинку стула, произнес:
- Ты показал им «Бьюик».
Тон голоса спокоен. Не вопрос, утверждение. Пусть Барт и не присутствовал на встрече, у него везде были уши. Черт побери, да он имел этот город так, как его предшественник даже представить не мог, и охотно убеждал горожан в том, что день и ночь трудится ради их благосостояния.
- Мотивация должна быть обоснованной. Никто не станет рвать себе жопу ради сомнительной цели. Боже, это ведь я отправляю их в чертовы резервуары!
- «Бьюик», Олбани, - процедил мэр, взяв со стойки стакан. – Я не хочу сказать, что ты глуп или безрассуден, но это решение выйдет тебе боком.
- Четырнадцать человек! Не считая двоих, оставшихся за бортом и того парня, который случайно наткнулся на нож. Когда еще у нас был такой набор?
- По городу поползут слухи. Их и сейчас предостаточно, но этот твой мотивационный жест… - Барт скривился на слове «мотивационный». – Информация о разработках не должна покинуть Хаксвилль, иначе неприятности будут не только у тебя. А уж я лично за этим прослежу.
Олбани нервно сглотнул.
- Это касается не только твоих добровольцев. За тем, чтобы ты не наделал глупостей, я тоже прослежу.
Барт сделал несколько глотков, поднялся со стула, вернув стакан со льдом и недопитым виски на стойку, и походкой победителя направился к выходу.
Олбани, нашарив рядом с собой фетровый котелок, водрузил его на макушку и задумчиво закусил костяшку большого пальца. «Нужно больше взрывчатки» - подумал он и перелил недопитый мэром «Мейкерс Марк» себе.

Сложность добычи бензомби заключалась в том, чтобы не дать им ухватить себя за ногу. Приходилось изворачиваться, прижимать конечности к торсу, балансируя в воздухе и одновременно пытаясь достать тянущегося навстречу мертвяка. Ухватив его за шкирку, как слепого и очень злого котенка, нужно было пробить крюком тушу и дернуть веревку. Понять, чем руководствовался хрен в котелке, отправляя их вниз с костяными ножами, но снабдив вполне себе металлическими крюками на конце веревок, Дакота не пыталась. Достаточно того, что очень скоро она наловчилась делать это быстро и почти профессионально.
Старое, пропитанное бензином тряпье, в котором по-прежнему были мертвяки, легко рвалось и «добыча» срывалась с крючка, грозя рухнуть сверху на головы. Удобней всего было пробить гнилое мясо в районе ключицы, цепляя крюком за кость. Не хуже он держался на ребрах. Пробить череп через глазницу и носовое отверстие – тоже выходило неплохо. Джеф и Кёртис справлялись с задачей не менее споро, освещая участки резервуара с обеих сторон от девушки.
Вся работа напоминала ловлю крупной рыбы в застоявшемся водоеме. Зомби почти не сопротивлялись. Хватали ртом отравленный бензиновыми парами воздух, тянули изуродованные руки и стучали челюстями, бессильно кусая воздух. Когда кто-то из них оказывался проворнее и цеплялся скользкими, влажными пальцами за штанину резинового комбинезона, то получал ножом в глаз, или ухо, или под нижнюю челюсть. Не позволяя обмякнуть и сползти вниз к взбудораженным собратьям, его тут же цепляли на крюк и дергали веревку.
Получив очередной сигнал, Чарли начинал крутить лебедку, наматывая трос моток за мотком до тех пор, пока покрытая масляной пленкой черепушка не показывалась в проходе. Потом он хватал мертвяка за шиворот и выдергивал из люка, протаскивая немного вперед. Там, с занесенным мачете его поджидала Хейли. Вся нерешительность и скромность фермерши канули в небытие. Твердой рукой она отсекала головы и сталкивала бензомби к общей груде, которая росла с каждым часом. К середине дня шанс победить в гонке казался не таким уж призрачным.
Это был третий заход. Мышцы рук и живота болели. Пальцы, в местах, где они часто соприкасались с крюком, горели огнем. Ди не сомневалась, что когда снимет с себя краги, обнаружит свежие волдыри. Дернув трос с прицепленным за позвоночник бензомби, она качнулась назад. Чтобы тот не достал ее дергающимися в воздухе ногами. Рядом Кёртис, уперевшись ногами в плечи другого мертвяка, протаскивал крюк через обе его глазницы. Развороченные глаза вперемешку с гноем брызнули на его руки и грудь, но тот будто и не заметил. Его ботинки, штанины практически до самого пояса были в грязно-бурых разводах и подтеках. В свете фонарей все это блестело как соевый соус.
Все они выглядели не лучшим образом. На них вываливались полурастворенные внутренности, стекал бензин, когда твари взмывали вверх. Шланговые противогазы обеспечивали свежий воздух и возможность находиться внизу столько, сколько потребуется, но не защищали от всего этого дерьма.
- Поберегись! – донесся до нее искаженный голос Джефа.
«Улов» старика – серьезно раздутый или просто жирный при жизни бензомби – несся по инерции прямо на блондинку. Джеф, уже не в силах остановить его, застыл с поднятыми руками. Дакота отшатнулась, уходя с его траектории в самый последний момент.
Оттолкнулась в воздухе ногами, будто на качелях, и прогнулась назад. Здоровяк задел ее ноги лишь краем. Медленно, но верно Чарли затаскивал тушу вверх, а Ди завертелась по кругу. В следующий миг скользкие пальцы вцепились в лодыжку и потащили к себе. Поблагодарив мертвяка за то, что он ее остановил, девушка выбросила руку к бедру, где торчал костяной нож. Перехватив его покрепче, наметила место для удара. Другие бензомби, взбудораженные близостью свежего мяса, тут же устремились к ним. Еще пара рук дернула Дакоту за другую ногу. Покачнувшись с занесенным ножом, вместо того, чтобы упокоить первого, она ударила сама себя в лицо. Не будь на ней шлем-маски, тычок пришелся бы в переносицу. Тот смягчил неловкое движение, а сам съехал на затылок. Не обращая внимания на зуд в носу и глотке, блондинка покончила с первым бензомби и тут же переключилась на двух других. Упокоенный с гулким бульком скрылся под слоем бензина. Его место тут же заняли другие твари, толкаясь и вытягивая скрюченные пальцы в сторону Дакоты.
- Надень шлем!
Мозг расшифровывал смазанные противогазом послания с запозданием. Втолкнув нож под челюсть последнему из троих бензомби и окольцевав крюком его позвоночник, Ди дернула трос, качнулась в воздухе, уворачиваясь от тварей внизу. Джеф и Кёртис продолжали что-то кричать. Решив убедить их, что все в порядке, она открыла рот, но так и не нашла, что сказать. Картинка вокруг завертелась, и девушка вцепилась одной рукой в трос, надеясь, что это поможет обрести равновесие. «Чего они всполошились? Здесь можно дышать, - подумала она. – Только горло дерет немного…»
Первым до нее добрался Кёртис. Отправив своего бензомби и столкнув еще нескольких в маслянистое болото, он качнулся на тросе. Все они находились на равном расстоянии друг от друга, так что преодолеть его не составило труда. Джеф, упустивший из виду своих «голодных птенцов», яростно упокаивал одного за другим.
Кёртис вцепился в трос Дакоты и обхватил ее ногами. Девушка попыталась высвободиться, но в следующий миг мужчина вернул сбитый противогаз на место и с силой дернул веревку. Три раза – знак для Чарли, что нужно вращать другой ворот.
- Идиотка! – разобрала Дакота довольно четко рядом с собой.
Подкрепляя слова делом, Кёртис ударил ее головой. Не больно, и не сильно. Пластик противогаза лишь стукнул о пластик. Она невольно зажмурилась, с запозданием понимая, что все не так радужно.
Троса, связывающие людей наверху, пришли в движение. А вращение перед глазами Дакоты не прекратилось даже с закрытыми веками. Это было бы даже забавно, если бы к жжению в глотке не прибавилась тяжесть в желудке. Свежий воздух, поступавший через шланг с поверхности крыши, не помогал. Ди жадно и часто дышала, надеясь, что тошнота отступит или что ей хватит времени выбраться наружу и не наблевать в противогаз.
А Кёртис придерживал ее за плечо, не позволяя опрокинуться. На случай, если блондинка решит потерять сознание прямо в резервуаре, нахватавшись токсичных паров бензина.

Чарли выволок ее на поверхность, схватив за ремни страховки. Пока из люка выбирались двое мужчин, он обеспокоенно осматривал комбинезон Дакоты. Порывов со следами зубов, чего он опасался больше всего, не обнаружилось. Индеец подал знак Хейли опустить оружие, но та все еще стояла в оборонительной позе с заведенным за плечо мачете. К люку с не менее встревоженными лицами подбежали двое людей Олбани. Убедившись, что никто из поднятых не собирался обратиться, они отняли руки от поясов с заткнутыми за них охотничьими ножами.
Почувствовав под собой твердую поверхность, Дакота сперва сделала несколько нетвердых шагов на четвереньках, потом упала на спину, стаскивая шлем-маску, и часто задышала.
- Что с ней? – обернулся к напарникам Чарли.
- Нахваталась паров. Так все быстро произошло, я кричал «поберегись!», но этот здоровый такой, а потом еще те снизу, - заговорил Джеф, привалившись тощей задницей к катушке и потряхивая зажатым в руке противогазом. – Но она молодец, справилась в одиночку… Еще бы про шлем не забыла.
- Ее укусили? Вы видели? – Хейли все-таки опустила клинок, но продолжала опасливо коситься на распластанную фигуру в бензиновых и органических подтеках.
- Нее, с этим все чисто, - закачал головой старик, не менее взволнованно наблюдая за ней. – Эй, Ди? Ты как там? Может, водички?
В ответ на его предложение блондинка перекатилась на живот, приподнявшись на локтях, и выплеснула из себя утреннюю похлебку. Ну, или то, чем она стала в ее желудке к этому времени.
- Отлежится пару часов и придет в норму, - вынес вердикт Кёртис, вытирая полотенцем лысую башку и лицо.
Молодой помощник уже тащил воду, разлитую по двум железным кружкам. Одну Чарли едва ли не насильно принялся вливать в рот девушке. Та пыталась отмахнуться и мотала головой, потом сдалась на милость спасителя и позволила поить себя как ребенка.
- Я уже почти в порядке, - бормотала она. – Дайте мне еще пять минут и продолжим. Все хорошо, правда.
Новый приступ рвоты стер с ее лица улыбку. Вода, влитая индейцем, вперемешку со слюной и остатками пищи вернулась наружу.
- У нас нет времени ждать, - произнес Кёртис, передав вторую кружку с водой старику. – Нужно продолжать без нее.
Чарли разогнулся, встав в полный рост. Он хотел возразить, но, проследив за взглядом Кёртиса, понял, что тот прав. На крышах второго, не уступавшего размерами резервуара, и третьего, на котором работала команда из четверых, кипела работа. Холмы из добытых бензомби росли. Определить навскидку – больше они или меньше того, что высился за его спиной – Чарли бы не взялся. День еще не кончен и нужно продолжать. Без Дакоты, очевидно, выбывшей на какое-то время из строя, вдвое собранней. Иначе зомбидробильный «Бьюик Ривьера» запросто уведут у них из-под носа.
- Надевайте шлемы и готовьтесь к спуску, - принял решение Чарли, - Дакота останется здесь, Хейли и парни присмотрят за ней, - добавил он, прочитав немой вопрос на лице Джефа.
Кёртис одобряюще кивнул и, хлопнув его по плечу, вернул на голову капюшон, противогаз и фонарик. Встав за рычаг лебедки, Чарли подождал, пока к нему присоединится Джеф.
Еще один заход. Судя по положению солнца в небе, он мог стать последним на сегодня. О том, чтобы подписаться на подобную работу через день, мужчина даже не думал. Его задача заключалась в том, чтобы напрягать мускулы, но чтобы представить, чем приходилось рисковать там внизу, не нужно обладать богатой фантазией. Мужчины один за другим бухнулись в люк.
«Могло быть куда хуже», - подумал он, бросив взгляд на обессиленную девушку, боровшуюся с подступающей тошнотой. И начал осторожно вращать ворот.

Когда световой день закончился, наемные рабочие спустились с крыш. Транспортировка и погрузка добычи их не касалась. Люди Нильсона, подъехавшие к этому времени, сновали вверх и вниз. Они перекладывали бензомби на раскинутую сеть, одновременно делая пометки в своих блокнотах, опутывали их так, чтобы было легче спустить вниз на тех же тросах, какие использовали добытчики. Все это казалось сущей ерундой по сравнению с тем, в каких условиях провели день Чарли и остальные.
С наступлением сумерек в округе похолодало. Давала знать о себе поздняя осень. Стойко перенося пришедшую на смену спазмов головную боль и сухость во рту, Дакота скучала в кабине грузовика. Устроившись боком на пассажирском кресле и подогнув под себя одну ногу, она смотрела, как распутывают гигантские тюки из зомби и перетаскивают их по одному в цистерны на тягачах. Один такой, «Фрейтлайнер» с угрожающе ощерившейся красной мордой, стоял под «их» резервуаром. Два других припарковались перед другими бензохранилищами. У этих людей все было отработано.
- Даже не пытайтесь нас надурить. Мы всех своих зомби пересчитали, - раздался снаружи голос Джефа.
Он озадаченно наблюдал за погрузкой мертвяков в резервуар на колесах. Чарли стоял рядом и разговаривал с парнем из тех, что были наверху. Кёртиса не было видно.
Водительская дверь распахнулась, впустив холодный ветер в салон. Хейли немного повозилась, усаживаясь, прежде чем ее захлопнуть.
- Все ждут Нильсона, - сообщила она спине блондинки. – У команды усатого внутри осталось двое, еще один как ты нахватался паров. У других все целы, но их главный злой как черт. Говорят, веревка не выдержала, треснула под кем-то. Был бы один – все. А так вытянули.
Ди слушала ее сбивчивый бубнеж вполуха. Чего ей сейчас хотелось, так это чтобы все вокруг заткнулись. А еще поскорее упасть на излюбленную клопами постель в мотеле. Хейли считала, что делится важной информации, для Дакоты же ее голос, что бы он там ни нес, звучал как молоточек, бьющий по вискам. Но, чтобы попросить ее замолчать, нужно было приложить хоть какие-то усилия, а двигаться и говорить совершенно не хотелось. Потому она молчала.
- Приехал! Приехал, - выпалила Хейли, осторожно тронув девушку за плечо.
Правильно истолковав ее кивок, фермерша снова хлопнула дверью и стала пробираться поближе к центру событий.
Олбани Нильсон собирался объявить о результатах.
Рискуя впустить еще больше холодного воздуха, Дакота принялась вращать ручку. Стекло опустилось ровно на столько, чтобы слышать, о чем говорят снаружи. Больше было и не нужно.
Олбани крутился волчком меж обступивших его мужчин с блокнотами. Взяв у каждого по листку, он поблагодарил их за работу и отправил к цистернам. Их роль окончена. Подсчеты сделаны, погрузка бензомби завершается. Как только последний мертвяк окажется внутри цистерны, фуры двинутся в Хаксвилль. Однако, он должен был подвести итог.
Мужчины в грязных резиновых комбинезонах обступили Нильсона. Тот громко и пространно распинался о долге перед страной, о том, что их вклад в возрождение Америки не будет забыт, терял нить рассуждения и запинался через несколько фраз. Блондинке не нужно было стоять рядом, чтобы догадаться - он в стельку пьян.
Наконец, умерив язык под угрозами от работяг, Олбани перешел к бумагам, которые держал в руках. Озвучил цифры – количество собранных за день зомби – и указал на команду меньшего по объему резервуара. Те отреагировали сдержанно, ограничившись парой громких выкриков вроде «да! так мы их!». Затем, сделав очередной реверанс в сторону какой-то нелепой темы, Олбани назвал другую цифру и, не растягивая, указал на команду молчуна с усами Фу Манчу. Она оказалась больше на шесть.
Забыв на доли секунды, как дышать, Дакота выпрямилась в кресле и прильнула к стеклу. Сердце в грудной клетке заколотилось, предугадывая, чем все закончится, а долбеж в висках на время стих. Она видела остальных членов команды, столпившихся вокруг Чарли. На их лицах легко читался все тот же осторожный восторг.
И наконец, Олбани назвал третью цифру, указывая на них и поздравляя с победой. С разрывом в три бензомби они заработали весь обещанный пай и небесно-голубую «крошку» с костедробильной установкой внутри.
Толпа тут же начала расходиться. Чарли задержался чуть дольше остальных членов команды. Олбани пытался объяснить ему, насколько важна проделанная работа и что-то еще. В любом случае, Дакота уже не слушала.
- Малышка, ты как? – спросил возникший в окне Джеф и, удовлетворившись ее поднятым большим пальцем, продолжил. - Тут Кёртис предложил пропустить по пивку за его счет. Так сказать, отметить победу. Так что мы завезем тебя в мотель, а сами двинем к Саксону в гости. Раз уж заработок нам выплатят только завтра, грех не воспользоваться таким предложением. Если хочешь, можешь присоединиться поздней, но я бы на твоем месте хорошенько выспался. Ничто не приводит в норму лучше крепкого сна.
- Обязательно, так и сделаю, - выдавила из себя Ди, улыбнувшись.
Ей все еще не верилось в победу.
Хейли, снова громко хлопнув дверью, завела грузовик. Чарли уже напоминал о себе, стуча по кузову.
- Вот увидишь, как рукой все снимет, - добавил для пущей убедительности Джеф и поспешил присоединиться к нему.
Грузовичок Хейли, попыхивая выхлопами, двинулся следом за серым «Фордом». Смирившись с тем, что предстоящее веселье придется пропустить, Дакота откинулась на спинку кресла и еще раз повторила, на этот раз вслух - мы победили.

Мир в очередной раз перевернулся. Следом рванул оглушающий взрыв. Она упала на четвереньки и поползла, пригибая голову к полу. Все вокруг – все, что было мебелью, постельным бельем и еще черт знает чем – смешалось. Сверху на голову сыпалась штукатурка и щепки. Пальцы тряслись. Усыпанный обломками пол больно жалил, протыкал кисти рук до крови.
Приподняв голову, она окинула взглядом то, что осталось от номера мотеля. Кровати от взрыва схлопнулись, образовав между собой пространство. Только это ее и спасло от возможности быть под ними погребенной. В стене напротив, той, где раньше было окно, зияла огромная дыра. От нее курился дым. Что-то горело на улице. До слуха доносились крики раненых и пальба. Неслись угрозы. Слов было не разобрать, но каким-то внутренним чутьем Дакота понимала – те люди шутить не будут. Что бы ни задумали.
Еще раз оглядевшись, она позвала Чарли. Затем Джефа. Никто не ответил. Осторожно выбравшись из-под сломанного вигвама кроватей, она поискала оружие за поясом и вспомнила, что их обокрали.
- Дерьмо, - вырвалось из глотки. – Чарли?! Джеф?! Мать твою, Хейли?!
Нужно было выбираться из комнаты, ставшей западней, и искать своих. Уже у самой двери, которую перекосило взрывом, ее взгляд выхватил расплющенную руку под грудой древесины и обломками штукатурки. Кинувшись к ней, девушка упала на колени и принялась разбирать завал. Рука была бледной, а лужа бурой, как бензин из резервуара, крови говорила яснее слов. И все же Ди не успокоилась, пока не освободила голову и половину груди. Ей нужно было знать.
На нее смотрело лицо совершенно незнакомого молодого мужчины. Как он здесь оказался? Зачем пробрался в их номер, пока все спали? Кто, черт возьми, он такой?
Не оставив ей времени на ответы, труп обратился. И яростно рыча, кинулся на нее. Неловко шагнув в сторону, Ди оступилась, рухнула на спину, одновременно отгородившись растопыренной пятерней и шаря другой рукой в поисках оружия. Миг! И зомби вцепился посеревшими пальцами в ее плечи. Он сокращал расстояние, пытаясь оторвать кусочек Дакоты. Она удерживала его за глотку, яростно молотя коленом в пах. Как и всякого зомби, его этим не замедлить, так что девушка продолжала искать что-то, чем можно было проткнуть его мозг. Наконец, рука ухватила что-то длинное и деревянное. Есть!
Косой осколок ножки кровати вошел в череп через ухо. Зомби обмяк.
- Полежи тут, - бросила девушка, сталкивая его с себя.
Дернув покосившуюся дверь за ручку, она вышла в коридор. Тот выглядел ничуть не лучше номера. Так, словно за ночь город разбомбили враги, а мотель оказался в зоне поражения.
В воздухе витала пыль. Тусклые лампы под потолком мерцали, включаясь и выключаясь. Ощущая непреодолимую щекотку в горле, девушка прикрыла рот и нос рукавом. Это не слишком помогло. Уступив кашлю, она застыла на пороге, прочищая горло, и сквозь выступившие слезы поглядела на улицу.
Еще недавно здесь шла ожесточенная пальба. Всюду, куда доставал взгляд, здания были разрушены. Вывернутые с корнями и землей деревья, вынесенные взрывами стены с обломками штукатурки, кирпича и бетона, покореженные машины. Тут и там лежали тряпичными куклами люди. Раненые. Или убитые, которые вот-вот обратятся и кинутся за мозгами.
Чувствуя поднимающуюся изнутри панику, Ди прикрыла рот рукой. Что бы здесь ни произошло, нужно скорей найти всех и делать ноги.
- Чарли?! – кричала она, двигаясь вдоль дороги и всматриваясь в застывшие лица. – Где вы все?! Джеф!?
Носком ботинка она пнула что-то тяжелое. Опустив голову, обнаружила пистолет. Уже не так плохо. Но магазин был пуст и радость испарилась. Надеясь в скором времени отыскать патроны, девушка сунула пушку за пояс и прибавила шагу.
Дорога вывела ее к бару Саксона. Джеф что-то говорил о нем вчера. Что-то важное, но вспомнить никак не удавалось. Решив, что узнает это позже, Ди побежала. Если ее приятели где и скрываются, то только там. Она найдет их, а дальше по обстоятельствам.
Здание бара пострадало от взрывов куда меньше. Однако площадка вокруг него представляла собой плачевное зрелище. Пробираясь по вздыбленным бетонным плитам, она почти добралась до входа, как вдруг знакомый голос окликнул ее с совсем другой стороны.
- Идиотка!
Ди обернулась, застыв с протянутой к двери рукой.
Укрывшийся за кирпичной стеной, единственной уцелевшей из всего здания, Кёртис жестом звал ее к себе. В руках мужчина держал автомат, и девушка подумала, что у него должна найтись еще хоть какая-то пушка. А может, он знает, как отыскать остальных. Наконец, она выяснит, что происходит.
Испытав облегчение, Ди направилась в его сторону. Она старалась глядеть под ноги, чтоб не провалиться в одну из зияющих трещин. Ободрать кожу не страшно. А вот сломать лодыжку…
Когда она подняла голову, укрытие и Кёртис находились в паре ярдов. Но что-то было не так. В воздухе повисла тишина. Слишком невозможная для развороченного города, полного раненых людей и будущих зомби. Что-то возникло за ее спиной. Она поняла это по напряженному взгляду Кёртиса и медленно, словно во сне, повернула голову.
В этот момент ее сбило с ног. Следом прогремел еще один взрыв. Рассыпался как карточный домик «Саксонов хмель». В ушах зазвенело.
Падение вышло мягче, чем она ожидала, а вспученный бетон встретил теплом. Разлепив веки, Ди поняла почему.
- Это уже не смешно, - выдохнула она, приподнимаясь на Кёртисе и надеясь, что не переломала ему все кости при падении. – Понятия не имею, что я проспала, но нам лучше свалить отсюда. И поскорей.
- Что, даже не скажешь какой-нибудь гадости? – усмехнулся тот, задержавшись взглядом на ее лице.
Более идиотской ситуации не придумаешь. Одна рука Кёртиса лежала на ее предплечье, вторая придерживала за талию, а в болотных глазах, смотревших на нее с теплой усмешкой, было что-то такое, от чего девушке стало не по себе. В другом месте, в другое время если бы кто-то еще смотрел на нее так, то наверно Дакота бы задумалась о сказанном раньше.
- В следующий раз обязательно, - сказала она, поднимаясь. – Давай найдем остальных.
Вокруг сплошь стены разрушенных зданий. Все это больше похоже на какой-то кошмар. Кому и зачем пришло в голову стирать с лица земли Хаксвилль?
Мужчина издал протяжное и полное досады «Оо». Ди обернулась, надеясь услышать пояснения.
- Кажется у нас проблемы, Хьюстон, - выдохнул Кёртис, переводя взгляд с собственного живота на Дакоту. – Я не могу встать.
Он лежал на бетонной плите, держа правую руку пониже груди. Приподняв большой палец вверх, Кёртис показал, что тот влажный от крови.
Ди упала на колени, чувствуя, как земля в один миг ушла из-под ног. Взрывов больше не было, но внутри что-то оборвалось. Борясь с ледяной волной паники, она осторожно развела полы его кожаной куртки. На пальцах осталась пыль от разрушенных стен. Они оба были в ней словно в пудре. Там, где заканчивались ребра, грязно-серая рубашка Кёртиса уже успела намокнуть. Пальцы и вся ладонь, которую он держал поверх раны, даже не пытаясь остановить кровотечение, окрасились алым.
- Дело дрянь, да? – в его голосе не было страха, только досада.
- Это всего лишь порез, - отозвалась Ди и, взяв себя в руки, осторожно задрала одежду на нем. – Чарли достанет иголку с ниткой, прижжет твою рану особым индейским способом и будешь как новенький.
Кёртис выдавил из себя звук, меньше всего похожий на смех. Если его и забавляло все это, то девушка готова была кричать от бессилья. Что она несет?! Какие способы? Вот же они. Три ржавых штыря, вышедших из живота на целых полдюйма. И с каждым новым вдохом из-под них плещет кровь. Один из них, наверное, задел позвоночник. Поэтому Кёртис до сих пор не кричит от боли.
- Никогда не думал, что закончу вот так. В окружении мусора, спасая глупую девчонку. Нет, весь мир и так стал одной сплошной помойкой, но это, - мужчина обвел взглядом полуразрушенную улицу Хаксвилля. - Это уже слишком.
- Слушай, - выдохнула Ди, пытаясь придумать хоть что-то. – Я должна найти остальных. Вместе мы… У Хейли грузовик, от него несет дерьмом, правда, но… Мы не бросим тебя, ладно?
В этот момент прежде тихие трупы стали исторгать из глотки угрожающие хрипы и подниматься. Из оконных проемов домов, дальше по улице, возобновилась стрельба. Стреляли пока по зомби, но Ди эта мысль не обнадеживала.
- Дакота, - каждый новый вдох давался Кёртису все трудней, но он хотел сказать что-то еще.
- Нет, береги силы. Я скоро вернусь, хорошо? Только найду Чарли и…
- Дакота.
- Ты только держись и постарайся больше не падать. Этот гребаный город нас так просто не получит, слышишь? Я ему не позволю. Больше никому не позволю, - говорила Ди, слыша предательскую дрожь в голосе.
Холодный бетон больно впивался в колени. Нужно как можно скорей отыскать своих, но среди этого безумия Ди даже не представляла, куда бежать. А что если все они уже мертвы?
- Мы должны отсюда выбраться… - шептала она, не веря сама себе.
Кёртис заставил ее умолкнуть, коснувшись губ окровавленными пальцами. От этого прикосновения все сдерживаемые внутри эмоции, спрятанные за крепкой плотиной, хлынули наружу. Она готова была разреветься, но глядя сквозь влажную пелену на мужчину, который не терял самообладания даже с пробитым насквозь брюхом, заставляла себя держаться. Дакота только открыла рот, но Кёртис пришикнул на нее, словно успокаивал ребенка, а не молодую женщину.
- Все будет хорошо. Ты справишься, я знаю, - его ладонь нежно скользнула по щеке, оставляя красный след. – Но прежде, чем уйдешь, ты должна сделать это. Для меня.
Сопротивляясь неизбежному, Ди замотала головой. Кёртис все еще держал руку на ее щеке, но она ничего не видела из-за слез. Проклиная Хаксвилль, и Олбани с его бензомби, и ночь, в которую она должна была проснуться, но все проспала, Дакота отказывалась принимать правду.
Кёртис вложил в ее руки пистолет и сжал своими.
- Я не стал бы просить тебя, но так вышло, что рядом ни души.
Ему не нужно было говорить, что ранение в живот – долгая и мучительная смерть. Так же как и то, что с перебитым позвоночником в мире зомби-апокалипсиса, даже если каким-то чудом получится заштопать внутренности и остановить сепсис, он не жилец.
Она смотрела на пистолет, словно то был ядовитый паук или что похуже.
- Дакота! Вот ты где! Садись в машину, валим отсюда! – Джеф возник рядом, указывая на подогнанную фуру «Фрейтлайнера».
С красной кабиной - ту самую, на которой вчера перевозили бензомби. За рулем сидел Чарли. Приблизившись к девушке сзади, старик заглянул ей за плечо и мрачно присвистнул. Потом тронул Дакоту за плечо.
- Вставай, пора ехать.
Она хотела сказать «я не могу», но вместо этого лишь трясла головой, продолжая сжимать заряженный пистолет. Кёртис подгонял с решением, прижав холодный кружок дула к своему подбородку. Нужно только нажать на спусковой крючок. Оказать милосердие. Это правильно. И человечно. Оставить его так – вот настоящая жестокость.
Она не могла.
- Так никакого терпения не хватит. Ты же все пропустишь, - Джеф не отставал, продолжая трясти за плечо.
- Как ты не понимаешь… - чувствуя, как звереет, Дакота повернулась к нему и вцепилась в одежду.

- Тише, тише, милая. Ну и шибануло же тебя. До сих пор не отпускает? – приговаривал Джеф, пытаясь оторвать от себя ошарашенную девушку. - Эй? Эй? Не знаю, что там тебе снилось, но выглядишь ты дерьмово.
Ее снова окружали стены мотеля. Только в этот раз никаких разрушений, кровати все так же подпирают стены друг напротив друга. Она полулежит на одной из верхних и держит Джефа мертвой хваткой за предплечья. Тот пытался ее добудиться и, судя по встревоженному выражению лица, ожидал иной реакции.
«Всё сон», - выдохнула Дакота, собираясь с силами, чтобы подняться.
- Где остальные?
- На площади. Чарли хотел дождаться, пока ты оклемаешься, но сама понимаешь, - старик развел руками. – Они с Хейли отправились туда минут тридцать назад.
- А Кёртис? – потирая помятое лицо, спросила она.
- Вроде тоже там. Как по мне, так в очереди за оружием и тачками этот парень всегда в первых рядах. Кто бы мог подумать, что мы их сделаем! Я имею ввиду, сорвем джек-пот. Кстати неплохо посидели вчера, душевно.
Джеф снова был в своей просторной куртке и платке поверх седых волос. Возле выхода стоял его рюкзак. Других вещей, кроме тех, что принадлежали Дакоте, в номере не осталось. Вчера вечером после заезда на склады, она смогла лишь стянуть с себя ботинки, куртку и забраться на свою койку. Остальные воспоминания были как туман.
«Гребаный сон», - с облегчением подумала Ди, одеваясь на ходу, а вслух сказала:
- Мне нужно найти Кёртиса. Поблагодарить за…
- О, да, конечно, - согласился Джеф, не дожидаясь, пока та закончит мысль. – Думаю, мы встретим его где-нибудь по дороге на площадь. Давай поспешим, как бы там все самое годное не разобрали к нашему приходу.
Заперев за собой пустой номер, они вернули ключи управляющему, скучавшему в административной пристройке, и направились пешком в сторону городской площади. Там, на импровизированной ярмарке, их должен был ждать Нильсон с обещанной оплатой, в которую помимо продуктовых карточек входили оружие, патроны и «Бьюик Ривьера», отражавший солнечный свет небесно-голубыми боками. Никто из них не собирался оставаться в Хаксвилле дольше часа, когда оплата найдет хозяев.
По дороге Джеф охотно расписывал прелести свежайшего пива Саксона и заверял, что в его сердце теперь есть особое местечко для прошлого вечера. Дакота слушала его, улыбаясь. Светлый день быстро рассеивал то ощущение беспомощности, охватившее ее во сне. Когда в поле зрения возник серый «Форд Мустанг» Кёртиса и он сам, ее покинули последние сомнения. В конце концов, они славно поработали и, если бы что-то должно было случиться, то уже случилось бы. Пообещав Джефу присоединиться к ним чуть позже, Ди направилась к недавнему спасителю, начинявшему магазины патронами.

Каждый раз на следующий день после успешной работы Олбани отыгрывал щедрого работодателя. Все начиналось задолго до появления выживших героев, а чествовать их собирался едва ли не весь город. На одну из восстановленных площадей стекались торговцы – расставляли столы и палатки, натягивали тент, если небо предвещало жаркий день. По округе расходились волнующие желудок запахи свежей выпечки, вегетарианских бургеров, жареных и подкопченных насекомых, которыми уже давно никто не брезговал питаться. В стороне не оставался и старина Саксон, первым заявивший права на запущенные поля зерновых, когда городские и близлежащие наделы пилили на части. Он всегда размещал свою палатку с пивом, украшенную сухими колосьями, в тени резиденции мэра – трехэтажного здания на северо-запад от неработавшего фонтана. Где-нибудь вблизи ухоженного сквера липли задницами к скамейкам молодые парочки. Там же настраивали инструменты музыканты, чтобы насиловать чуткий слух Олбани дерьмовой пародией на блюз и не менее отвратным кантри. Люди поднимались едва ли не спозаранку, чтобы поглазеть на тех, у кого хватило пороха выжить в игре со смертью. Может, они хотели убедить себя, что тоже смогут когда-нибудь пойти на эту сделку. Смотрели на тех, кто за сутки отхватил по жирному куску, и думали - вот он, мать твою, такой же как я. И чем он лучше меня? Или же все эти мужчины и женщины приходили пересчитать, сколько на этот раз добровольцев осталось в консервных банках, чтобы стать новым топливом?
Если бы Олбани задумывался об этом всякий раз, окидывая взглядом собравшихся, то никакого виски не хватило бы, чтоб заглушить муки совести. Не нужно становиться ясновидцем, чтобы понять, к чему эти приготовления и размах. Бывший конферансье кормил растущее население Хаксвилля воодушевляющим шоу, надеясь, что кто-то да клюнет еще, а торговцы набивали карманы, обдирая страдавших от жажды, жары и голода до липки. Старая как мир схема. И она работала даже теперь.
Это утро не стало исключением. К лавке с припасами стекалась толпа, словно что-то могло перепасть и им. Гитарные переборы и хриплые мужские голоса распевающихся артистов неслись со стороны сквера. Генри Саксон, встретившись с Олбани взглядом, махнул ему рукой и, не отводя глаз, сказал что-то младшему сыну. Мужчина поднял котелок в знак приветствия, не пытаясь разобрать, о чем они говорят. Еще какое-то время он торчал под навесом, хмуро косясь на скупое солнце, и раздавая указания помощнику. Скотти распаковывал коробки, таскал канистры с топливом, пересчитывал продуктовые карточки и медикаменты, раскладывая их так, чтобы оперативно раздать в каждые руки. Торчали на стратегически важных местах – вблизи примыкающих к площади улиц и у входа в мэрию – и люди в полицейской форме. В этот раз их было больше обычного. Олбани не сомневался в том, что шериф Доггерти расставил еще с десяток крепких мужчин в штатском вокруг. Если кто и считал, что полиция стояла на страже порядка, то представитель «Дженерик Урбан ойл» имел представление, какого сорта людей тот набирал в команду.
Когда в поле зрения появились первые «герои», пришло время начинать обещанное шоу. Олбани что-то говорил, расшаркиваясь, когда те протолкались к его столу с дарами. Команда драчуна с резервуара поменьше на ответные слова оказалась скупа. Забрав заработок, они так же молча исчезли из виду.
Следом явился лысый тип из команды победителей. Он задержался чуть дольше, воспользовавшись выбором и взвешивая в руках предложенные пушки, примерялся к хвату каждой, потом спросил, когда получит ключи от «Бьюика». Олбани не нашел ничего лучше, чем сказать, что найдет его чуть позже. «Если вздумаешь шутить, я сам тебя найду, и тогда ты пожалеешь» - подманив его ближе, произнес тот и заговорщицки подмигнул. Кёртис – вспомнил Олбани его фамилию, сверля взглядом удаляющуюся спину.
Потом из людского скопища вынырнули еще двое – высокий хмурый индеец и не уступавшая ему в росте шатенка. Природа явно взяла выходной в день ее зачатия, обделив красотой, но большей части мужчин, работавших на него, было плевать на внешность. Была бы влажная дырка между ног, а уж согласие дамы в этом вопросе вовсе не обязательно. Отметив, что девица с лошадиной улыбкой не выглядит жертвой насилия, Нильсон не без помощи Скотти одарил обоих. Хоть они и пытались получить расчет за своих приятелей, он резонно осадил их, объяснив главный принцип. Каждый получает свое – только так можно избежать склок внутри коллектива, а это ему ни к чему.
Решив, что с него довольно, Олбани бросил полотенце, которым только что вытирал вспотевшие руки, парнишке и крикнул в толпу:
- Раздача призов моим превосходным работникам продолжается! Скотти остается за главного. А мне нужно освободить место под славное пиво Саксона. Я не прощаюсь, дамы и господа! Впереди нас ждет чудесный концерт талантов, обращение мэра с торжественной речью и… небольшой сюрприз, - дождавшись реакции заинтригованных людей, он добавил. – Не расходитесь!
Мужчина отодвинул полог палатки и выскользнул наружу. Его пропускали, неохотно расступаясь и тут же смыкая ряды, мужчины и женщины. Если кто и провожал Олбани взглядом, так это парни Доггерти. Конечно же, тот наказал им не выпускать Нильсона из виду. Раз уж мэр обещал, что не спустит с него глаз, то так и сделает. Но на этот счет у Олбани было свое мнение. Вчерашняя выпивка оставила в голове немного шума, в целом же он был твердо настроен воплотить задуманное в жизнь.
Насвистывая под нос что-то легкомысленное, Нильсон очень скоро добрался до туалетной кабинки, расположенной между двух, требующих реставрации зданий, и захлопнул за собой дверь, накинув крючок на гнутый гвоздь. Таких упрощенных сельских туалетов – четыре стены и дырка в полу - в Хаксвилле насчитывался не один десяток. Запах, особенно в летние деньки, от них шел еще тот, но запуск канализационной системы по сей день откладывался. Свыклись.
Развернувшись лицом к стенке, мужчина поставил на возвышение одну ногу, затем вторую. Прильнув всем телом к плотно сбитым доскам, он осторожно просунул пальцы в пазы, надавил, стараясь производить как можно меньше шума. На то, чтобы незаметно выпилить часть туалета, ушла не одна бессонная ночь, но Олбани был уверен, что когда-нибудь ему потребуется отступление и лучше быть готовым на все сто.
Преграда поддалась, вышла наружу, выпуская мужчину. Он осторожно вернул стенку в проем – так, чтобы на первый взгляд, туалет казался целым – и побежал.
Дал деру так, словно за ним гналась стая озомбевших собак или что похуже. Прижимая котелок к груди, он едва успевал перемахивать через преграды. А когда, наконец, до спасительного фургона оставались считанные ярды, едва успел затормозить и спрятаться за стеной обветшавшего сарая. Надеясь, что сердце, стучавшее барабаном, не выдаст его, Олбани прислушался. Копы обступили трейлер и делали ставки. Они ждали, решая сразу прострелить Нильсону колени или подождать с этим до участка.
Чего-то подобного стойло ожидать. Без быстрой смекалки и умения заводить нужные знакомства, Олбани ни за что не протянул бы в этом чертовом мире так долго. Раз фараоны окружили его дом на колесах со всеми пожитками, он воспользуется планом Б.
Даже если для этого придется для начала его придумать.
Оглядевшись вокруг и не забывая вслушиваться в голоса за спиной, мужчина обнаружил знакомую парочку. Вторая женщина из его рекрутов, молодая и весьма симпатичная, как раз расходилась со стариком в разные стороны. Еще двое из команды победителей. Старик держал курс к площади, а значит, был неинтересен. Проследив за тем, куда направлялась блондинка в черном, Олбани нашел и лысого парня с его тачкой. А вот это уже кое-что. И пусть кто только пикнет о том, что «Дженерик Урбан ойл» обманывает своих подчиненных.
Улыбнувшись этим мыслям, мужчина смахнул пыль с котелка и жестом, полным собственного достоинства, надел.

Сокращая расстояние до серого «Мустанга», Дакота еще не знала, что именно скажет.
Старик оказался прав. Кёртис уже забрал свою часть заработка. На капоте - пара картонных коробок с патронами, стандартные девять миллиметров. В руках Кёртис увлеченно вертел «глок». Поставив затвор на задержку, Кёртис вставил магазин, тем же отработанным движением вернул затвор на место, вскинул руку, взводя курок, и прицелился в заляпанную вывеску дома напротив. Похоже, игнорирование людей, возникавших перед самым носом, было своеобразным способом его общения. Или это касалось только ее.
В любом случае, блондинка находилась в паре-тройке футов от него и ретироваться, сделав вид, что просто проходила мимо, уже не получится. Благодарить кого-то не так уж сложно, если действительно есть за что. Но совсем другое, если вместе с этим приходится признавать свою неправоту.
- Бум, - выдохнул Кёртис, дернув стволом вверх, имитируя выстрел. – Вижу, тебе уже лучше? Привет.
- Привет.
- Хочешь еще раз напомнить, как тебя тошнит от моей рожи? – он насмешливо приподнял бровь и, вытащив из-под куртки револьвер, принялся начинять патронник. – Ничего, уже недолго осталось.
- Вообще-то я хотела извиниться.
- Правда? – в голосе сквозил сарказм.
Извиняться было бы куда проще, если бы он не вел себя так, будто потешался, но Ди ожидала чего-то подобного. В конце концов, и сама она не сахар.
- За то, что наговорила тогда в баре. Я не считаю тебя эгоистичным ублюдком. Ну, вернее, считала до того как…
- До того, как я вытащил твою задницу из консервной банки с пираньями, пока ты хватала загазованный воздух как рыбка воду? Можешь не напрягаться. Я не командный игрок, тут ты абсолютно права. Но там для победы мне нужны были все участники. Все, что я делал, - произнес Кёртис, возвращая заряженный револьвер в заплечную кобуру. – Ради той голубой бестии. С ней меня ничто не остановит.
- Вот как, - хмыкнула Дакота.
- Но, так или иначе, мы победили. Остались чистые формальности, ну и, - он махнул в сторону «Мустанга». – Вам достанется только машина. Все, что в ней, мое. Я свое слово держу.
- Ладно, - кивнула Ди, придя к какому-то заключению. – Хорошо, - она уже почти двинулась с места, но любопытство пересилило чувство уязвленной гордости. – Слушай, что в ней такого? Ну, кроме этого жуткого движка? Если верить Нильсону, она заправляется бензомби. Согласна, круто. В пределах Хаксвилля. Но ты ведь не собираешься здесь торчать вечно, так? Какой смысл гнаться за тачкой, в которую не зальешь бензин.
Кёртис усмехнулся, покачал головой, прежде чем ответить.
- Умная девочка. Если. Верить. Нильсону, - произнес он, отделяя три слова многозначительными паузами и изучая реакцию Дакоты. – Ты думаешь, этот хрен говорит всю правду? Да он вертелся ужом, чтобы собрать как можно больше людей на это гиблое дело. Если бы ты и твои дружки хоть немного прислушались к тому, что говорят горожане, те, кто здесь подольше нашего, то узнала бы много нового. Например, что никто из них и под дулом пистолета не сунется внутрь. Никому не хочется заканчивать свою жизнь так. Ты заметила, что не все мертвяки на дне старые? О «Бьюике» тоже ходит немало интересных слухов. Например, что он способен ездить на обычных зомби. Если отбросить моральные нормы и вечную вонь под капотом, я больше не буду зависеть от бензина. Теперь понимаешь, о чем речь?
Кажется, Дакота понимала. Если слухи верны, практически любой встречный зомби мог послужить топливом. С небесным «Бьюиком Ривьера» не было никакой нужды сворачивать с пути и срочно прокладывать новое направление в поисках места, где еще можно подзаправиться. Знай она это раньше, не спешила бы соглашаться с условиями сделки и Чарли бы уговорила поторговаться.
- И куда теперь отравишься? - спросила девушка.
- Все равно куда, - пожал плечами Кёртис. – Может, в Диснейленд. Правда, я не уверен, что хочу знакомиться с зомби-мультяшками.
- То еще зрелище, наверное, - улыбнувшись, сказала она.
- Можешь оставить свой телефон. Или е-мейл. Обещаю прислать пару фото, как доберусь.
- У меня плохая память на цифры, - отмахнулась Ди, встретившись с ним взглядом. – Да и компьютера с домом у меня нет.
- Жа-аль. Если вдруг надумаешь прокатиться на моей новой тачке, - он скосил голову набок, ожидая ответа.
Предложение Кёртиса не нуждалось в продолжении. Он мог признаться в том, что спас ее только ради шанса на победу, поведать о планах съездить в парк развлечений на юге Калифорнии и так же прямо предложить перепихнуться на заднем сидении зомбимобиля. Непробиваемая самонадеянность. Недавний кошмар при свете дня почти выветрился, как бывает со многими снами, и уступил место другим заботам. Еще нужно найти остальных на площади, забрать свой заработок, затем, наверное, помочь мужчине освободить машину от его пожитков. Так все и закончится. «В другом месте, в другое время…» - подумала она, сказав вслух:
- Не в этот раз.
- Значит, Диснейленд?
- Ты шутишь?
- Возможно, - Кёртис развел руками. – Не говори потом, что я не пытался.
- Я запомню. А что будешь делать, если слухи ложные?
Кёртис поджал губы. Наверняка, он рассмотрел и этот поворот. Что тогда будет с их уговором? Не захочет ли он кинуть их?
- Зомбидробильная установка способна перерабатывать в однородное топливо хоть бензомби из резервуаров Хаксвилля, хоть обычных мертвяков без малейшего присутствия бензина. Разработчики утверждают, что принцип ее работы заключается в действии какого-то токсина, вырабатываемого зомби-вирусом в теле этих тварей, - усталый голос принадлежал не Кёртису. - Поговаривают, что следующим этапом научных изысканий будет движок, работающий на крови. Но какой от него толк, когда зомби во много раз больше?
В паре ярдов от «Форда» возник сам Олбани Нильсон – в помятой жилетке под тем же фраком и в том же нелепом котелке. Он выглядел так, словно пробежал марафон — испарина на лбу, к щекам прилила кровь - но дышал ровно. Выходит, какое-то время просто наблюдал за ними со стороны.
- А ты, значит, раздаешь чужие секреты? – нахмурился Кёртис.
- У меня есть на то свои причины, - сообщил Олбани, приблизившись.
- Эй, тебе разве не нужно быть на площади, раздавать пушки с патронами? – спросила Дакота.
Ее этот вопрос волновал больше Кёртиса и вполне резонно.
- С этим прекрасно справляется мой помощник, - пожал плечами работодатель. – И я советовал бы тебе не мешкать. Пока там еще есть что выбрать, - сказав так, Олбани подмигнул блондинке и переключил свое внимание на мужчину. - Что ж, Кёртис, как видишь, я держу свое слово и намереваюсь отдать тебе ключи.
Что-то в его голосе настораживало. Или все дело было в вороватом взгляде карих глаз, бегающем по округе, словно их недавний босс чего-то опасался. Но в одном он был прав, и Дакоте не хотелось оказаться в числе тех, кому достанутся крошки со стола. Ругнувшись про себя на то, что тратит время на пустую болтовню, она припустила в сторону площади. Пора было, наконец, разжиться стволом. Если этот тип в старомодном костюмчике что-то затевает, лучше вооружиться заранее.

Возможно, если бы Дакота не неслась сломя голову, то наверняка заметила бы на пути препятствие в виде россыпи гнилья. Какой-то не слишком щепетильный торговец выбросил испортившийся товар в подворотне, а Ди, решив сократить расстояние, выбрала эту дорогу. Плод хрустнул под ботинком, нога с резкой болью подвернулась, увлекая блондинку на землю.
- Дерьмо, - она уже собиралась подняться.
Однако, внимание привлекли голоса, шедшие из распахнутого окна. Один казался знакомым, другой блондинка слышала впервые, но то, что они обсуждали, задержало ее. Стараясь не шуметь, она прильнула к стенке и замерла.
- … разве не она сама предложила его на эту роль? Я не нанимался в няньки, чтобы исправлять все косяки за этим засранцем, - низкий с легкой хрипотцой голос незнакомца.
- И, тем не менее, мы все кормимся из одной кормушки. Нельзя допустить, чтобы Нильсон разбрасывался стратегически важной информацией, - этот слащавый голосок она уже где-то слышала.
- Мои люди все сделают. Я отдал нужные распоряжения.
- Твои люди должны были УЖЕ все сделать. К чему весь этот фарс, Барт? Ты хоть представляешь, что она сделает, если узнает, ЧТО он показывал? И кому?! А если твои распоряжения не сработают или этот говнюк выкинет какой-то фокус и машина уйдет у нас из-под носа? Да она будет рвать и метать!
- Мы оба знаем, что Дортвич сейчас занята куда более важным проектом. Она уже заполучила свою желанную игрушку? Этого мутанта со сверхспособностями?
- Последнее из того, что я слышал - она наняла шайку престарелых рокеров, чтобы те сопроводили Харви, а сама направилась в Нью-Сент-Луис. Собиралась встретить их там. Лично мне плевать, пусть хоть на винтики его разберет вместе с командой поддержки. Сильно сомневаюсь, что не получится как в прошлый раз.
- Давно ты с ней связывался?
- Я ни с кем не могу связаться за пределами твоего долбанного города, Барт! И тебе это прекрасно известно!
Большой Бродяга Билл, слащавый толстяк в ковбойской шляпе – вот, кому принадлежал этот голос.
- Славно, - Дакота готова была поклясться, что в голосе другого скользнула усмешка.
Раздался щелчок. Так мог звучать рычаг предохранителя на пистолете.
- Черт, ты не мо…
Хлопок, то ли выдох, то ли стон. Грохот тяжелого тела, звон разбитого стекла.
Кажется, город только что потерял биржу труда в лице Большого Билла.
Дакота вжалась спиной в стенку здания, боясь пошевелиться и обнаружить себя. Она переваривала услышанное, встраивая в пустующие места догадки и от того, какой рисовалась полная картина, ей становилось не по себе. Сколько всего она упустила из виду, думая только о себе и брате. Ведь у нее были друзья. Настоящие, те, кто не бросит в беде и вернется за ней, даже рискуя ценой своей жизни. А что сделала она ради них? Сбежала, как только запахло жареным, чтобы забиться в самый дальний угол. Даже не выслушала. Никакие разговоры и оправдания не вернули бы ей Нейта, от этого она не перестала бы винить себя в его смерти, но послать к чертям последние месяцы жизни, думая только о своей утрате… Всю свою жизнь она только и делала, что убегала от решения серьезных проблем. Так, словно если их не замечать, они решатся сама собой.
Так что же произошло тогда? Йен был подавлен, а Харви… Кажется, он походил на труп куда больше, чем обычно, едва держался на ногах и был непривычно молчалив. А Боско, ее старый приятель? Что если их встреча не совпадение? Не о нем ли шла речь, когда Билл заговорил о престарелых рокерах? Но если все именно так, выходит, Сент-Луис, куда все они так стремились попасть, вовсе не рай зомбиапокалипсиса. Только не для Харви с Йеном. Если их там дожидается некая опасная стерва, то они направляются прямо в расставленные сети.
«Твою ж мать, - пронеслось в голове. – Нужно скорее найти Чарли»

- А вот и наша девчонка, - радостно воскликнул старик, размахивая деревянной шпажкой с нанизанными жучками.
Вся их компания, получившая свое, держалась поближе к лавочке Нильсона. Особой толкотни не наблюдалось. Удовлетворив любопытство, жители Хаксвилля разбрелись по площади, поглощали апокалиптический фастфуд, запивали фруктовым морсом и пивом и в целом вели себя, как типичные горожане в выходной день.
Джеф, а следом и остальные члены вчерашней команды от них не отставали. Жаркое из насекомых разной степени прожарки и остроты, на грубо обтесанных шпажках или завернутое в хрустящую тортилью на манер тако и щедро заправленное жгучими соусами. Местные кулинары заняли свою нишу где-то между мексиканской и китайской кухней. Чем и пользовались.
Дакота, целеустремленно скользя между горожанами, добралась до них, когда Чарли затолкал в рот последнюю треть своего тако, а Хейли выбросила бумажный стаканчик в урну.
- Мы уже начали волноваться, - пробормотал Джеф, добродушно протягивая ей другую шпажку с мясистыми, истекающими маслом жучками.
Девушка отмахнулась от угощения. Сперва дело, потом все остальное. Да и какое там остальное, когда ситуация в ее представлении требовала немедленного решения. Знать бы еще какого.
- Я хотел уже отправиться за тобой, но Джеф меня отговорил. Сказал, ты с Кёртисом, - заговорил Чарли, покончив с едой. – Все в порядке?
- Никаких проблем. Обменяем его «Мустанг» на «Ривьеру» и двинем дальше, - вслух это прозвучало не так убедительно, но Ди уже перескочила к главной мысли. – Чарли, у наших друзей большие проблемы. У Йена с Харви.
Перехватив ее умоляющий взгляд, тот нахмурился.
- С чего ты взяла?
- Ваши друзья? – подал голос старик.
- Я кое-что слышала. Здесь, - Дакота огляделась вокруг, прежде чем продолжить. – Им нельзя в Сент-Луис, - отметив среди прочих людей в полицейской форме, она добавила. – Чуть позже обсудим, ладно?
Чарли тронул ее за плечо и понимающе кивнул. Чувствуя тепло его сухой ладони, девушка, наконец, осознала, куда ей нужно двигаться. Невозможно все время бежать от привязанностей и потерь, жить дальше, зная, что люди, когда-то подарившие ей второй шанс, где-то там шагают на эшафот с завязанными глазами. Она задолжала им жизнь, свою и Нейта. Чарли не было с ними в Рансом-Каньоне, но он был с ней сейчас и готов был подставить плечо, что бы ни случилось. Это обнадеживало и дарило пусть слабую, но все же уверенность.
За лавкой с оружием, украшенной праздничной лентой с надписью «Дженерик Урбан Ойл. Мы вернем Америке ее величие!» скучал подросток лет пятнадцати. Ди вспомнила, что он помогал Нильсону на ярмарке труда. Паренек без лишних разговоров выложил на складной стол, прикрытый отрезом грубого фиолетового сукна, четыре ствола разных марок на выбор. Все они заряжались патронами 9х19 парабеллум, коробки с которыми помощник Нильсона извлек следом. Подержав в руке каждый, блондинка остановилась на М9, отвела затвор назад, убедившись, что ствол в рабочем состоянии. Возможно, каждый из них и был разобран и досконально очищен перед раздачей, но лучше проверить сразу, чем обнаружить неисправность во время атаки. Магазин, как и ожидалось, был пуст. У нее уже была раньше «беретта» этой модели и она прекрасно выручала.
- Беру эту. Топора нет?
- Нет, мэм, - выдавил из себя паренек.
В довесок к пистолету с патронами шли продуктовые карточки, а также минимальный набор обезболивающих, бинтов и антисептиков в компактной пластиковой коробке. Среди пластин и пузырьков с таблетками нашлись даже презервативы. Чувству юмора хрену в котелке не откажешь. Дакота задержалась у столика, заряжая магазин. Напряженное присутствие за спиной она почувствовала вместе с крепким амбре мускусного пота и перегара.
- Эй, сопляк! Куда делся твой босс? А ну зови его сюда, живо!
Покосившись через плечо, Ди обнаружила вчерашнего усача из другой команды добытчиков. Что там говорила Хейли? Кто-то из них остался среди бензомби? Рассудив, что чужие разборки ей не нужны, блондинка сунула ствол за пояс сзади, сгребла остальное в охапку и двинулась к дожидавшимся ее друзьям.
Помощник что-то мямлил за ее спиной в ответ, боясь разозлить и без того взвинченного усача.
- Я своих людей потерял. Никуда я не уйду, пока мне за них неустойку не выплатят. Или что, думаешь, шучу? Смотри, Ленни, он думает, я шучу! Чертов мозгляк, тащи сюда Олбани или весь ваш балаганчик живо закроется. Уяснил, нет? – продолжал тот наседать.
За ним, не менее злые, перетаптывались еще двое парней из команды и группа поддержки из местных жителей. По их лицам и настрою можно было представить, что фальшивый Фу Манчу всю ночь собирал армию возмездия, вербуя солдат прямо за барной стойкой. Составь Дакота компанию Чарли и остальным, она, быть может, даже знала это наверняка.
- Ну что, давайте найдем Кёртиса? – Джеф решительно одернул на себе куртку, поправил лямки рюкзака, из кармашка которого торчала костяная рукоятка. – Оставил себе на память, - пояснил он, проследив за взглядом блондинки. – Из нас ведь вышла неплохая команда, а?
Они с Хейли ударили по рукам. Сработались. Крупнозубая фермерша застенчиво улыбалась, а оттопыренные карманы комбинезона говорили о том, что она уже получила свою долю. Канистра с бензином, судя по всему, уже в кабине ее грузовика. Им же бензина не дали. Зато он был у Кёртиса. Вместе с машиной.
Перепалка за их спинами грозила перерасти в драку. Несовершеннолетний принеси-подай Нильсона уже не сдерживал напиравших мужчин с повадками головорезов и откровенно жался к дальнему пологу палатки. К ней же стекались с разных концов площади полицейские.
- Мне это не нравится, - сказал Чарли, наблюдая за действом со стороны.
- Кажется, им грозит арест, - хмыкнул скептически Джеф.
- Давайте свалим, - озвучила общую мысль Ди. – Нильсон должен был передать ключи Кёртису. Думаю, надо искать его у складов.
- Я могу подвезти, если хотите, - предложила Хейли. – Вы же без машины.
За их спинами разворачивалось пока еще словесное противостояние сил закона и симпатизирующих Фу Манчу дебоширов.
- Хейли, ты просто золото, - согласилась блондинка и запоздало вздрогнула, когда та вдруг сгребла ее в объятья.
- Спасибо, спасибо вам большое. Если бы не вы, торчать бы мне тут среди этих… Вы хорошие люди, сейчас такие редко встречаются. Так редко, что я никому уже не верю. Кроме вас всех…. никому, - забормотала Хейли сбивчиво, не спеша выпускать Дакоту. - Я мигом, только подгоню грузовик со стоянки.
Сказав так, она бросилась к череде припаркованных машин с южной стороны площади. Сами они находились ближе к его северной стороне, на достаточном удалении от драчунов. Ди хотела возразить, что это лишняя трата бензина и времени – они и так дойдут к машине, но Хейли не дала ей времени на болтовню и почти мгновенно исчезла за спинами горожан.
- Твою мать, опусти пушку! Я, как шериф города, приказываю тебе!
- Скорее твоя мамаша будет давиться моим членом. Что ты мне сделаешь?! Я требую неустойку! В двойном размере или снесу башку сопляку!
- Тебе нужен Нильсон, а не он. Отпусти мальчишку!
- Пусть придет и возьмет!
Перепалка принимала серьезный оборот. Разъяренный усач сгреб помощника за шиворот и держал пистолет у его виска. Полицейские сгрудились вокруг и целились в него и его сообщников. Сообщники - в полицейских. Словно в замедленной съемке Ди увидела, как дернулось плечо одного из драчунов, того, что был ближе к толпе зевак. Большая часть спешила убраться с места разборок. Другая же, словно только того и ждала, снимала пистолеты с предохранителей. Тот тип, что поймал первую пулю, еще не коснулся спиной земли, когда люди усача открыли стрельбу. Копы ответили тем же. Бросились врассыпную за то, что могло послужить укрытием. Аморфные горожане, те, что не сбежали куда подальше, в доли секунды заняли другие позиции, стреляя и в тех, и в других.
Идиллия семейного воскресного утра сползала с них, как краски с дешевых декораций под первым дождем. Грохот пальбы и угрожающие выкрики в обе стороны тут же заполнили возникшую пустоту. Музыканты, еще совсем недавно игравшие в сквере, умолкли так же резко, как встал первый мертвый. Даже не встал, перекатился на живот, крепко вцепившись в пробегавшего мимо копа руками и зубами. Его выстрел лишь снял часть скальпа с головы, а падение лишило возможности быстро сориентироваться. И вот уже двое обращенных зомби на площади, полной людей.
Пока две группировки людей и единичные безумцы, которым было плевать, в кого стрелять, выясняли отношения, по площади пронеслась волна обращений. Укрывшись от выстрелов за ограждением неработающего фонтана, Ди крикнула остальным:
- Надо бежать!
Грузовик Хейли ждал их в пятнадцати ярдах. Сама она махала рукой, наполовину высунувшись из открытого окна и опасливо оглядываясь по сторонам. А вокруг с невообразимой скоростью теряли человеческий облик подстреленные и закусанные до смерти жители Хаксвилля.

Если бы Кёртис останавливал тачку всякий раз, чтобы подбросить очередных придурков, то среди них рано или поздно нашелся бы тот, кто захотел бы ее забрать. Так он сам несколько месяцев назад заполучил «Форд» и теперь по праву считал его своим. В оправдание мужчина мог сказать, что тот мудак был недостаточно проворен в желании обчистить Кёртиса. Как и недавний здоровяк со своими приятелями.
Но вместе с этим он всегда держал слово, по крайней мере насколько это было возможно. Потому что только последний кусок дерьма нарушает данный уговор.
Получив от Нильсона пару связок ключей и выслушав идущие в комплекте к ним пояснения, мужчина сел в машину, бросил коробки с патронами в бардачок и направился прямиком к складской ячейке с обещанным призом.
Нильсон не провожал его. Едва мужчина стронул машину с места, тот бросился прочь. Куда конкретно, Кёртиса не волновало. Достаточно и того, что он узнал о намеченных мэром «мероприятиях». Если тот действительно собирался остановить любого, кто решит завладеть «Бьюиком», придется сильно постараться.
К его удивлению склады не охранялись. «Было бы куда логичней выставить тут охрану и не подпускать никого близко. Если только это не западня и машину не отогнали за ночь в другое место» - размышлял Кёртис, заглушив двигатель. «Форд» он поставил так, чтобы без проблем вывести из недр складской ячейки «Бьюик» и перетащить вещи из одной машины в другую. Такова была первоначальная задумка, и он собирался воплотить ее в жизнь. Вторым пунктом значилось вручить ключи Дакоте или кому-то еще из команды Чарли и дать полный газ к черту на рога.
Отперев навесной замок ключом с большой связки, мужчина толкнул гофрированную преграду вверх и увидел, что брезент на месте. Под ним вырисовывался мощный абрис «Ривьеры». Решив не томить себя сомнениями, Кёртис отвернул полог, помог ему сползти на пол с другой стороны машины.
Нильсон не соврал.
Но сантименты и восторг от вида нестареющей классики подождут, пока он не покинул Хаксвилль. Сразу за бампером «Бьюика» у дальней стенки склада отыскалась эмалированная бочка. Потянув за металлические задвижки, мужчина сдвинул крышку и заглянул внутрь. Торчащие из вязкой бурой жижи кости и ошметки плоти. Можно было представить, как добытых бензомби после перевозки разрубают на части и складывают, как придется, в емкости разных объемов. Запах разложения не ощущался, его перебивал более сильный бензиновый душок, но лицо Кёртиса исказила гримаса отвращения.
- Что ж, это почти элитное топливо, - пробормотал он себе под нос и взялся за бочку с обеих сторон.
Перетащив ее к самому выходу, мужчина перевел дыхание, затем поднял капот и на какой-то миг замер над хищными металлическими зубьями модернизированного движка. «Одно неверное движение и тебя самого может перемолоть в фарш», - пронеслось в мыслях.
Он сделал еще одно усилие, поднимая бочку над распахнутой пастью капота и осторожно переворачивая ее. Окажись емкость чуть больше, а она и без того была заполнена доверху, и Кёртис не обошелся бы без чужой пары рук. Однако, уперев бочку о край и медленно опустошив, мужчина решил, что пора вдохнуть в несколько тонн металла жизнь.
Кожаная обивка сидений хрустнула под его весом, словно новая. Ключ легко вошел в замок зажигания, стеклянный набалдашник ручки переключения передач приятно охладил ладонь. Эта машина сошла с конвейера, когда Кёртис еще даже не был зачат. Она должна была достаточно повидать, прежде чем оказалась в руках отшибленных на всю голову инженеров и получила второй шанс. С людьми этот фокус не пройдет. Либо ты человек, либо зомби. Никакой второй жизни. Лишь тлен, разложение, жажда мозгов и вот теперь еще возможность послужить топливом этому монстру.
Ощущая себя первооткрывателем, Кёртис провернул ключ. Мотор отозвался холостым кашлем и резко заглох. Не такого исхода ожидал мужчина, но допускал, что тому необходимо какое-то время чтобы… Черт, как это вообще должно работать?!
На второй попытке под капотом легонько завибрировало, зашелестели зубья-лопасти, перемалывая поступившее топливо в однородную жижу. Спустя несколько томительных секунд Кёртис решился вывести «Бьюик Ривьеру» из склада и остановил его перпендикулярно «Форду».
Первая часть его плана оказалась исполнена. Машина жрала бензомби ничуть не хуже, чем его старый приятель — обычный бензин, шла мягко и поездка на ней обещала стать тем еще приключением. Перетаскивая вещи из одного багажника в другой, Кёртис старался делать все быстро и компактно. Делиться своими запасами с кем-либо еще в его планы не входило. Покончив с последними сумками, он распахнул заднюю дверь «Форда», чтобы забрать плотно набитый рюкзак с изображением треугольника и надписью «Пинк Флойд». Его он использовал как подушку, когда приходилось ночевать посреди дороги. Эта деталь делала салон машины, в которой мужчина проводил большую часть времени, его домом. Теперь же пришло время для переезда.
Он не успел еще разогнуться, держа в одной руке тканевый рюкзак, а другой опираясь о верх корпуса, когда услыхал шаги. Стойло ожидать гостей раньше. В том, что здоровяк сотоварищи захотят поставить его на место после оплаты, он не сомневался.
- Вот значит как. Хочешь улизнуть и не попрощаться, сраный дерьмоед? - донесся до него уже знакомый голос главаря. - Так не пойдет.
- Все твои защитнички вместе с фараонами на площади, - добавил другой голос.
Кёртис медленно подтащил рюкзак к себе и взялся за рукоятку «глока», торчавшего за поясом. Жаждущие расплаты мужчины пришли со стороны «Бьюика» и видели лишь его полусогнутую спину. Конечно, они не могли не заметить движения. Кёртис мог биться об заклад, что ему в спину уже смотрят снятые с предохранителей пушки.
- Я, кажется, довольно ясно сказал в прошлый раз, что предупреждений не будет, - произнес он, перекладывая пистолет в правую руку, а левую с рюкзаком поднимая вверх и медленно выпрямляясь.
- Засунь свои предупреждения мамке в зад…
Здоровяк, больше всех обиженный на Кёртиса, стоял прямо по центру. Двое других за его спиной, ближе к блестящему корпусу «Бьюика», и еще один, в котором мужчина признал покалеченного Шенка, с костылем держался почти у самого входа в пустую складскую ячейку. Их главарь смотрел на Кёртиса через прицел. Он стоял так близко, что мужчине достаточно было ударить кулаком со сжатыми лямками по его запястью, меняя траекторию пули, и выстрелить почти в упор. Он целил в сердце. Пятно крови еще не успело выступить на плотной рубашке задиры, когда Кёртис толкнул его ногой в грудь прямо на двоих других. Те неловко попятились от здоровяка, содрогавшегося в конвульсиях и пускавшего слюни вперемешку с кровавой пеной. Один попытался его отбросить, другой, оставив без внимания недавнюю жертву, наставил на него пушку, целя в голову. Свежеобратившийся зомби готов был сцапать их как оголодавший медведь — добычу. И только Шенк оказался не занят этой возней. Теперь он один держал мужчину на мушке и готов был нажать на спусковой крючок.
Кёртис мог посмеяться над ситуацией, в которой оказался. Боковым зрением он видел, как зомби-здоровяк вцепился зубами в чужое предплечье и рвал его. Слышал крики «Убей! Убей его сейчас же! Он жрет меня!». А сам застыл со взведенным курком «Глока» напротив парня с костылем. Они сверлили друг друга глазами, как герои вестернов. Доли секунды, несколько ярдов — с такого расстояния нужно сильно постараться, чтобы промазать. И распахнутая дверь «Форда», от которого Кёртис отошел едва ли больше, чем на шаг. Лицо Шенка перекосило от бессильной злости, когда до него дошло. Раздался выстрел. Вместе с ним стихли чавкающие хрипы, но не стоны укушенного. Новый выстрел — в этот раз стрелял Шенк. Пуля прошла в том месте, где только что стоял Кёртис. Прожгла дыру в куртке и слегка опалила кожу на плече. Все — как в замедленной съемке.
Мужчина нырнул вглубь салона, упал боком на сиденье. И вот тогда прогремел взрыв.

- Давай, давай! - кричала Дакота, держась за борт грузовика.
Джеф был почти у него. Седовласый Саксон, совсем недавно торговавший пивом, накрепко вцепился в его куртку и дернул на себя. Старику пришлось сделать пируэт, развернувшись к нему лицом, и вогнать костяной нож прямо в поблекший глаз. Мертвяк, издав глухой стон, тут же обмяк в его руках и свалился мешком у ног. А Джеф, ухватившись за руку Дакоты, перебрался следом за ней в кузов.
Чарли отставал. Окруженный сразу несколькими быстрыми зомби, он не мог просто побежать, оставив их за спиной. Коренной американец орудовал черенком грабель, которые вырвал из реквизита торговой палатки, отбивал их одного за другим, но никак не мог добраться до зараженных мозгов. Блондинка тщетно пыталась прицелиться. Меньше всего ей хотелось попасть в друга.
А площадь вокруг них продолжала кишеть обратившимися горожанами. Копы, наконец, заняли более удачные позиции, где их не могли достать загребущие пальцы и зубы зомби, и отстреливали их по одному. Но вступать в рукопашную не спешили. Тут бы не помешали люди Нильсона с автоматами, но тех, как и его, словно след простыл.
- Внимание! В городе введен режим чрезвычайной ситуации! - разнесся искаженный громкоговорителем голос. - Всем сохранять спокойствие! Просьба не покидать дом. Если вы находитесь на улице, закройтесь в ближайшем здании, забаррикадируйте окна и двери…
- Хейли, мачете, - бросила Ди, постучав по кабине грузовика.
Конечно, фермерша прихватила с собой нож, которым сносила головы бензомби. Может, из чувств ностальгии, как Джеф, а может сугубо из практичных намерений. Пожалуй, только топор перерубает позвонки мертвякам лучше. Но выбора не оставалось, и Дакота спрыгнула на землю, встречая ближайшего мозгоеда рубящим взмахом. Отсеченная конечность вместе с брызгами алой крови и черных сгустков мелькнула перед глазами. Зомби, в котором Ди узнала старшего сына Саксона, с досадой заклацал зубами у нее перед лицом. Вирус еще не до конца исказил смазливую внешность парня. В таком виде у него были все шансы пройти кастинг сериала «Я зомби». Удерживая его челюсти подальше от себя, Дакота ударила наотмашь. На этот раз сталь прошла сквозь мягкую кожу горла и хрящи трахеи. Голова зомби откинулась назад, а Ди, оттолкнув его с пути, бросилась на помощь Чарли.
Тот уже расправился с двумя, пригвоздив их друг к другу острым концом переломанного древка. Зомби продолжали барахтаться на асфальте рядом, но только мешали друг другу и никак не могли подняться. Вторую часть древка Чарли использовал как пику, целя ею в голову нового рычащего противника.
Ди взяла на себя того, что подкрался к индейцу со спины. Череп от удара треснул как тыква, обнажив срез извилин и сине-черных кровяных сосудов. Пока она оттаскивала от Чарли и упокаивала еще одного, он разделался с оставшимися и добил парочку мертвяков на вертеле.
- Идем, - бросил индеец, схватив Ди за плечо.
Вдвоем они перевалились через борт грузовика. Хейли только того и ждала, чтобы ударить по газам. Грузовик, натужно сотрясая воздух выхлопами, двинулся прочь.
Блондинка сползла на пол, переводя дыхание. Джеф и Чарли обеспокоенно оглядывались вокруг, провожая взглядом заполненную ходячими площадь и ее окрестности. Машина, потряхивая пассажиров на слишком резких поворотах, несла их к складам на всей своей возможной скорости.
- Какого черта ты не стрелял? - опомнилась Ди.
- Кончились патроны, - отозвался Чарли, покосившись в ее сторону. - А потом их стало слишком много вокруг, никак не успевал перезарядить.
- Ладно, - кивнула девушка. - Главное, что все мы целы.
- Да, - согласился тот, запахнув на себе куртку и свесив локти с колен.
- Надеюсь, с машиной проблем не возникнет, - подал голос Джеф. - Кёртис, конечно, славный малый, но кто знает, какой еще подвох может нас там поджидать. Что? - всплеснул он руками, поймав их взгляды на себе.

Взрыв должен был отвлечь внимание копов. Со стороны это должно было выглядеть так, словно некто решил добраться до «Бьюика Ривьеры», не имея ключей. Почему бы взломщику не воспользоваться ломом? Да черт его знает, зато взрыв совершенно точно не останется незамеченным. Но, увидав копов у трейлера (его, мать твою, трейлера!) Олбани понял, что этого недостаточно. И тогда пришлось импровизировать на ходу.
Если вдаваться в подробности и пускаться в воспоминания, вся жизнь Олбани Нильсона была чередой импровизаций и относительно удачных стечений обстоятельств, благодаря которым он все еще держался на плаву. И, что немаловажно, был жив.
Пока мужчина, затаившись в тени можжевелового кустарника, выжидал подходящее время, пальба на площади за считанные минуты превратилась в бесконтрольную череду обращений. Полицейские, охранявшие его трейлер, получили по рации приказ и отправились немедленно усмирять зомби. Лучшего случая увести у них из-под носа свое жилье и средство передвижения, преставиться не могло.
Лишь заводя мотор, Олбани понял, что его юный помощник остался где-то там посреди всеобщего безумия. Скорее всего, для него все уже было кончено.
- Прости, Скотти. Я все равно не смог бы дать тебе достойного образования, - произнес мужчина, бросив котелок на сидение.
Никто не преследовал его. Никто не пытался перегородить дорогу или остановить, прострелив колеса. Кажется, Барт, хитрый лис, сейчас был занят более насущными делами. Не забывая возносить благодарности Господу Богу, дьяволу и его величеству Случаю, Олбани мчался по пустой дороге к крайней черте, за которой кончался Хаксвилль. Он искренне надеялся, что когда нажмет на кнопку, парень с бритой башкой успеет оказаться как можно дальше от начиненного С4 склада. Тогда все внимание копов, если к тому времени они успеют разделаться с зомби, будет сосредоточено на нем. Олбани, конечно, искренне желал ему оставить их ни с чем и убраться из города. Это было бы даже смешно. «Дженерик Урбан ойл» в лице вашего покорного слуги держит свое слово. Приз достается победителю, а он сам остается чист как свежее белье из прачечной.
Решив, что пришло время, мужчина вытащил из внутреннего кармана детонатор. Несколько громких ударов сердца, стучавшего где-то под кадыком, пока Олбани собирался с духом, отсчитывали время. Затем он, не сбавляя скорости, вдавил кнопку и невольно задержал дыхание.
С задержкой в несколько секунд где-то позади, в районе с частными складами, громыхнул взрыв.

Распахнутая дверь должна была спасти от пули, но вместо этого ударила по ноге. Если бы он ждал чего-то подобного, то, может, успел бы сгруппироваться.
Сперва Кёртис почувствовал тупую боль, как будто его хорошенько приложили чем-то увесистым и тяжелым. Над ним столбом висела пыль от обломков склада. В глотке драло. Перевалившись на живот, мужчина зашелся в кашле и лишь после огляделся вокруг.
Навесную дверь склада вырвало вместе с крышей. Пострадали обе стены, обнажив сквозь покореженные двери соседних ячеек их содержимое. Обломок искореженного металла прошел сквозь лобовое стекло «Мустанга» и остался в нем торчать. Тонкая паутина трещин разошлась от него и значительно ухудшила обзор. «Бьюик» на первый взгляд пострадал куда меньше. Осколки оставили несколько уродливых вмятин с того края, что был развернут ко входу. Кёртис надеялся, что на этом повреждения заканчивались.
Осторожно приподнявшись на локтях, он толкнул дверцу здоровой ногой и хотел было уже встать. Путь ему преградила оскаленная пасть Шенка. Помимо следов озомбения у недавнего парня с костылем начисто отсутствовала верхняя часть черепа. Видимо, стоял не в том месте во время взрыва, и теперь его мозги были открыты в буквальном смысле. Кёртис отшатнулся, стал шарить рукой по сиденью и под ним. Шенк потянулся за ним, тут же вцепившись в ворот куртки. Он пускал густые, больше похожие на сукровицу, слюни и вращал поблекшими глазами, жадно хватая воздух носом. Чуял свежее мясо, еще бы. Наконец, Кёртис бросил попытки достать «глок» из-под переднего сидения. Чтобы добраться до него, пришлось бы дать мертвяку шанс оттяпать от себя кусок. Тогда мужчина ударил лбом в лоб, на миг лишив его ориентации. А в следующий миг достал старый «кольт» из заплечной кобуры и проделал дыру в черепе Шенка.
Тишина длилась недолго. Следом, словно очнувшись ото сна, заворочались еще двое.

Грузовик Хейли прибыл к нужному месту ровно в тот миг, когда Кёртис столкнул с себя затихшего мертвяка и, морщась от боли, сел.
На месте прежде целой стены складов зияла огромная дыра, а вокруг было месиво из обломков гофрированного металла, железобетонных плит, еще недавно служивших навесной дверью, стенами и крышей. Неподалеку стоял «Бьюика», заметно потускневший под осевшей пылью и крошевом бетона. Между ним и таким же осыпанным шлаком от взрыва «Фордом Мустангом» на четвереньках топтались двое крупных зомби.
- Уже завел новых друзей? - усмехнулась Дакота, обнаружив Кёртиса живым, и спрыгнула на землю.
Чарли и Джеф поспешили вместе с вещами к «Форду». Мужчина, не задавая вопросов, бросил индейцу ключи.
- Я честно предупреждал, что со мной шутки плохи, - пожал он плечами.
- Нужно убираться отсюда как можно скорей, - сказала Ди, сделав паузу, чтобы расстрелять мертвяков. - На площади настоящий зомбиленд. Мы, как оказалось, слишком много знаем, а эту «детку» никто не собирается тебе так просто отдавать.
- Что-то такое я уже слышал от Нильсона, - нахмурился Кёртис.
Хейли не глушила двигатель, но и уезжать тоже не торопилась. Она ждала, пока остальные рассядутся по машинам, чтобы ехать одной колонной. Так или иначе, сперва все они покинут город, а уже потом определяться с дальнейшим планом.
- Ну? Так ты собираешься ее оседлать или как?
- Ее, - с усмешкой выдавил Кёртис.
Чарли уже занял место за рулем «Форда». Джеф, закинув рюкзак под ноги пассажирского сидения, готов был погрузиться и сам. Ди собиралась занырнуть назад, как только мужчина освободит место. Где-то вдалеке завыла полицейская сирена.
Лучшего сигнала к действию и придумать нельзя.
Выдохнув, Кёртис решительно ухватился за край салона и встал, оперевшись на правую ногу. Ту, что не пострадала от удара. Он мог предполагать, что будет больно, но вряд ли представлял насколько. Сделав шаг, мужчина тут же пожалел об этом. Дакота успела выставить руки, чтобы подхватить его. Из его глотки вырвался сдавленный рык и на какой-то миг девушке стало страшно, что тот мертвяк все-таки добрался до Кёртиса зубами. Она подалась назад под весом навалившегося на нее мужчины. В доли секунды недавний кошмар вернулся, но Дакоте удалось справиться с собой и вернуть самообладание.
- Вот те на, - присвистнул старик, обойдя «Форд» спереди, и озадаченно покосился на двоих. - Кёртис, скажи, что у тебя есть запаска.
- Что?! - нахмурилась блондинка, переведя взгляд с Джефа на Кёртиса.
- Извини, старина, - покачал он головой, перенеся вес на здоровую ногу. - Запаски нет.
- Тут здоровенный кусок металла в покрышке. Воздух уже почти вышел, - пояснил старик, сокрушенно покачав головой.
Чарли яростно ударил по рулю, все еще не веря, что план с обменом машин накрылся медным тазом. Звуки полицейской сирены звучали все громче. Кажется, зомби-вспышку в центре Хаксвилля удалось остановить и теперь копы мчались на всех порах туда, где совсем недавно грянул взрыв. Туда, где все еще находилась машина из семидесятых прошлого столетия с мотором, который не должен покинуть город.
- Садитесь! Скорее! Черт с ним, с «Фордом»! - крикнула им Хейли, принимая единственно верное решение за всех.
- Бензин! - напомнил Кёртис о нескольких галлонах в багажнике.
- Точно! Бензин! - обрадовался Джеф. - Ну хоть что-то!
Левая штанина Кёртиса ниже колена намокла от крови. Глубокая рана или перелом. Скорее последнее, если судить по тому, как его скрутило от боли.
- Ладно, давай, - выдохнула Ди, перекинув одну его руку через плечо, и придерживая за бок. - Пошли.
- Что ты делаешь?
- То, о чем наверняка еще пожалею.
Вдвоем они, пошатываясь, доковыляли до «Бьюика». Пока мужчина опирался спиной о корпус, держа увечную ногу над землей, Дакота распахнула дверь и помогла ему переместиться на сиденье. Чарли и Джеф, схватив по канистре, забросили их в кузов, а следом влезли и сами, заняв уже привычные места. Будь у них больше времени, то слили бы бензин из бака «Мустанга», но полиция была уже близко.
- Ключи, - хлопнув дверцей и обхватив одной рукой руль, скомандовала Ди.
- Мне кажется, ты собралась похитить меня вместе с машиной? Это интересный поворот, - усмехнулся Кёртис, все еще морщась от того, что ногу пришлось согнуть.
Тем не менее он не спорил. Протянул связку ключей, достал из-за пояса и положил на колени «Глок», который в последний момент успел выудить из-под сидений. Двигатель «Бьюика» он заглушил, перед тем как заняться переноской вещей, чтобы не тратить впустую топливо из бензомби. Так что блондинка теперь заводила его заново.
- Дакота! - крикнул Чарли, не совсем понимая, что она делает.
Он нес за нее ответственность. Йен наверняка просил его об этом, пусть тот никогда и не говорил об этом вслух. Страшно подумать, что все это время Дакота вела себя как тупой подросток, совершенно не думая о последствиях. Пора повзрослеть. Пора, наконец, перестать убегать от собственных страхов.
- Уходим! - бросила она сквозь распахнутую дверь.
Окна в машине открывались с помощью вращающейся ручки, и ей показалось, что так будет куда быстрей. Копы зашли со стороны, противоположной той, откуда приехал грузовик. Меж двух стен складских помещений, одна из которых зияла дырой свежего взрыва, к ним ехали сразу три полицейских машины - две впереди и еще одна следом за ними. Так или иначе развернутый «Форд Мустанг» ненадолго замедлит их.
- Внимание! Всем покинуть машины! Любое сопротивление будет считаться неповиновением властям и караться на месте! - предупреждал низкий мужской голос по громкоговорителю.
Хейли поняла все с первого раза. Ее старенький пыхтящий грузовичок дал задний ход еще до того, как голос стих. Кёртис сгреб блондинку за куртку и силой вернул на место. Та, хлопнув дверью, почти нежно вдавила педаль газа. «Бьюику» в отличие от грузовика Хейли не нужно было ехать задом наперед до самого поворота. Там, где заканчивались территории, отданные под частные склады, грузовик затормозил, чтобы развернуться. Первая машина, объехав препятствие в виде «Форда», нагоняла их. Следом шли две других, постепенно выравниваясь в прежнюю линию.
Чарли и Джеф, схоронившись за бортами, стреляли по колесам. Им удалось вывести из строя одну полицейскую тачку, когда погоня вышла на финишную прямую. Взвизгнув вхолостую тормозами, синий полицейский пикап на простреленной шине ушел носом в кювет. Но две другие и не думали упускать их из виду.
О том, что «Бьюик» едет не на бензине, Ди вспомнила, уже выжав из него обещанный максимум - сто миль в час и стрелка спидометра продолжала ползти дальше. Дорога под колесами шла гладко. Ничто не указывало на то, что под капотом вместо привычного двигателя внутреннего сгорания зомбиперерабатывающая мясорубка. Грузовик, что вполне мог быть ровесником обновленному «Бьюику» даже не думал сдавать позиции, держась все так же впереди. Низкие одноэтажные домики и приветственная надпись «Добро пожаловать в Хаксвилль» остались далеко позади, но копы продолжали висеть на хвосте, оглашая округу истошным воем сирены.
- Кто бы мог подумать, - хмыкнул Кёртис, заполняя магазин пистолета. - Настоящая полицейская погоня посреди гребанного бедлама.
- Они ведь убьют нас? - Дакота следила за преследователями, бросая косые взгляды в зеркало заднего вида.
- Если нагонят? Можешь не сомневаться, - покачал он головой, осторожно подгибая здоровую ногу под себя, и принялся крутить ручку, опуская стекло. - Но если остановим их, есть шанс оторваться и потеряться на просторах Миссури или вовсе махнуть в Канаду, где никому дела нет до этого чуда техники.
- Я должна быть в Сент-Луисе, - выдохнула Ди, наблюдая боковым зрением за действиями Кёртиса.
Тот, сдавленно пыхтя, перевалился через оконный проем и выстрелил несколько раз подряд. Одна из машин резко вильнула в сторону, перекрыв дорогу второй. Водитель завалился на руль, ударив лбом на клаксон. Его напарник выбежал на дорогу с пушкой на перевес, но успел сделать лишь один выстрел. Следующая пуля Кёртиса угодила ему в голову, остановив от новых попыток.
Мужчина вернулся на место как раз вовремя. Оставшиеся в живых люди из второй машины открыли огонь по удаляющемуся «Бьюику». Пули стучали по обшивке, сдирая аметистовую краску и оставляя глубокие отметины на корпусе. Но вскоре погоня осталась далеко позади. Беглецы продолжали ехать, не сбавляя скорости, словно опасались, что копы еще могут вернуться. По крайней мере одна машина еще могла продолжать преследование. Так что никто и не думал расслабляться, находясь достаточно близко от города.
- Неплохо для парня со сломанной ногой, - заговорила Дакота, следуя за грузовиком. - Больно?
- Дьявольски, - процедил Кёртис.
Пистолет он не выпускал из руки и держал на колене. Сломанную ногу вытянул насколько это позволяли размеры салона.
- Ты же должен был получить набор медикаментов? Бинты, болеутоляющие?
- Извини, у меня хватило ума только на то, чтобы бросить коробку с патронами на сиденье. Остальное в багажнике.
- Черт. Тогда нужно остановиться и подлатать тебя. Ты уже весь салон кровью залил, - Ди готова была просигналить фарами своим приятелям.
Чарли с Джефом смотрели в их сторону, устроившись уже куда более вальяжно, чем раньше. Они бы заметили.
- Нет, - Кёртис остановил ее, сжав предплечье. - Сперва убедимся, что никто больше не появится на горизонте.
- Ладно, - согласилась Дакота, с трудом представляя, как ему удается терпеть подобную боль.
Наверное, она сама уже выла бы белугой и корчилась в агонии, боясь пошевелить сломанной конечностью. Насколько там все плохо? Закрытый? Открытый перелом? Так или иначе у Кёртиса оставалось не так много выбора. Управлять машиной он еще долго не сможет. Затаиться в укрепленном убежище, пока не срастутся кости? Как долго? Пока не закончатся запасы еды, питья и патронов? Когда ничего не останется, в одиночку он будет обречен. В какой-то момент Дакота перехватила в зеркале его затравленный взгляд. Конечно, он и сам понимал, насколько плох расклад. И все же то тепло, с каким мужчина смотрел на нее, прежде чем перевести взгляд в сторону, придало уверенности в том, что она поступает правильно. Может быть, впервые в жизни. Только прежде Дакоте придется каким-то образом нагнать двоих других мужчин и успеть вытащить их из западни. Пока что, девушка с трудом представляла, как воплотит эту цель в жизнь, но она должна была попытаться. В конце концов, это же Харви с его сумасшедшими способностями управлять зомби. А это неплохой такой козырь, чтобы все непременно получилось.
- Не говори потом, что я не пыталась, - пробормотала Дакота.
Она имела ввиду не только попытку остановить машину, чтобы подлатать Кёртиса. Ожидая какую-нибудь колкость в ответ, Ди некоторое время продолжала ехать молча. Мужчина никак не реагировал на ее слова. Он, наконец, отключился.
Наблюдая за ним искоса, блондинка смогла выдохнуть с облегчением.

Машины свернули к обочине, миновав затянутое ряской озеро, похожее скорее на большую лужу, несколько указателей, сообщавших, что они приближаются к автомагистрали. По ней Чарли с Дакотой ехали, прежде чем наткнулись на сухопутных пиратов. Прошло всего несколько суток, а казалось, что вся эта стычка случилась целую вечность назад. Фермерские угодья, которые вряд ли уцелели после нашествия стада зомби-саранчи, блондинка покидала разбитой и сломленной. Теперь же у нее была цель. Пусть ее достижение и осложняют обстоятельства. И пусть она пока понятия не имела, с чего начать и получится ли вообще остановить друзей, прежде чем они окажутся в полной заднице. Одно Дакота знала точно - если она не попытается сделать хоть что-то, то вряд ли сможет себя когда-либо простить.
- Так значит, ты хочешь отправиться в некий лагерь выживших на востоке штата следом за парнем, который упокоил твоего брата, и еще одним парнем, на которого охотятся безумные ученые, потому что… - Кёртис распахнул дверь, осторожно повернувшись на бок.
Вспоротую рану он перебинтовал сам еще во время езды, срезав часть штанины под коленом, разорвав и без того хлипкую рубашку. Сама рана оказалась неглубокой. Дверца «Форда» во время взрыва с силой захлопнулась, практически зажав ногу, но Кёртис успел скорее машинально, чем обдуманно, оттолкнуть ее другой. Так что обошлось содранной кожей, вспоротым, по счастью неглубоко, мясом. А вот сломанную кость, которая быстро отметилась синюшным цветом вокруг раны и опухшей голенью, еще нужно было зафиксировать.
- Потому что Харви может контролировать зомби и я понятия не имею, что с ним и его способностями способны сделать эти псих. А еще он мой друг, - пояснила Ди, заглушив мотор, прежде чем покинуть салон.
Обойдя машину, она открыла багажник, покопалась там, пока не отыскала знакомую по форме коробку с медикаментами, и, захватив бутылку с водой, направилась к мужчине.
- А теперь объясни, почему я должен участвовать во всем этом безумии? - покосился тот на нее, взяв коробку и воду.
- Потому что мне нужна твоя машина и у тебя нет выбора, - пожала плечами Дакота. - Извини, я правда должна их отыскать раньше, чем случится непоправимое.
Джеф, первым делом метнувшийся к зарослям деревьев, окружавших трассу с одной стороны, возвращался, поправляя на ходу подтяжку. Другой рукой, прижимая под мышкой, он нес какой-то сомнительный ворох. Хейли Джонс, покинув кабину грузовика, разминала затекшие мышцы. Чарли, спрыгнул с кузова, но не спешил присоединиться к остальным, словно обдумывал что-то.
Отыскав в коробке пластиковый пузырек викодина - Ди надеялась, что надпись соответствует содержимому - она вытряхнула пару таблеток и протянула Кёртису.
- Выпей.
Тот покорно закинул их в рот.
- Ну что. Я думаю, правильным будет подлатать нашего приятеля, прежде чем определимся, куда дальше, - пробормотал Джеф, выложив на асфальте свои находки. - Мне как-то приходилось ломать ногу в далеком восемьдесят пятом. Так что ты нас не обманешь. Там конечно был гипс и медицинская помощь со страховкой, - продолжил он, задумчиво изучая пласты мха, крепкие ветки, срезы коры со старого дерева и комки коричневой грязи, и, почесав затылок, добавил. - Ну… ты, по крайней мере, жив.
- Да уж, и на том спасибо, - отозвался Кёртис с не меньшим сомнением глядя на кучу мусора, из которой старик собирался делать гипс.
Пока он колдовал над его сломанной конечностью под громкие и местами нецензурные крики, Дакота вкратце рассказала о том, что именно ей удалось подслушать, и обрисовала свой пока еще шитый белыми нитками план. Она не рассчитывала, что Хейли или Джеф поддержат ее, так что не удивилась, когда фермерша заявила, что продолжит путь на север, который ей пришлось отложить из-за нехватки бензина. Старик, закончив с импровизированным гипсом Кёртиса, говорил о том, как ему жаль покидать такую веселую компанию, но все же надеялся найти что-то более соответствующее возрасту, чем очередные погони и перестрелки. В этом их с Хейли желания сходились, так что оба собирались двинуться на север.
- Чарли? - спросила блондинка, оперевшись о распахнутую дверь «Бьюика».
Тот медленно подошел к ним, держа в руке пистолет. Только сейчас Ди заметила, что он прихрамывает, и подняла голову, требуя объяснений. Прежняя смуглость кожи уступила место нездоровой бледноте, на лбу блестели бисеринки пота, а сам он выглядел так, словно подхватил лихорадку.
- Чарли? Что происходит? Зачем тебе пистолет? - нервно сглотнув, бросила блондинка.
Оба мужчины предпочитали дождаться, что он скажет. Хейли, почуяв неладное, отступила назад, подальше.
- Дакота Уилсон, здесь наши пути расходятся, - произнес Чарли, вытряхнув магазин в руку. - Когда-то ты и твои друзья ворвались в мой дом, убедили меня отправиться с вами. Вы подарили мне несколько прекрасных месяцев, полных жизни.
- Что ты такое говоришь? Ты не можешь оставить меня сейчас, - пробормотала Ди, снова бросив взгляд вниз.
Теперь она поняла, почему Чарли хромал. Его штанина над ботинком была едва надорвана, а сквозь дыры, запачканные подсохшей кровью, сочился бурый гной. Его укусили. Наверно, это случилось на площади, когда двое зомби на вертеле пытались дотянуться до индейца. Черт возьми, им удалось…
- Я не могу остаться, - Чарли дослал один патрон в патронник и ссыпал остальные в руки растерянной блондинке. - Не знаю, сколько у меня еще времени. Наверное, пока эта дрянь не доконает меня окончательно.
- Не говори так…
Чарли крепко сжал ее за плечо. Несмотря на вирус, уже перекраивавший тело, его взгляд был спокоен, словно индейца не страшила скорая смерть. Наверное, он все это время был готов к чему-то подобному. Всю дорогу от сгоревшего в лесу дома до оставшегося за спиной Хаксвилля и его окрестностей. Чувствуя, как ком встал поперек горла, Дакота всхлипнула.
- Я ухожу за своей семьей, - пробормотал Чарли, прижав ее к широкой груди и крепко обняв. - Они ждут меня уже давно и готовы к встрече. Это мое… неоконченное дело. А тебя ждет твое. Я обещал Йену позаботиться о тебе, но ты и сама неплохо справляешься с этой задачей.
- Может еще не поздно? Мы отыщем Харви. Если его кровь особенная, то может… может удастся вылечить тебя, только послушай, мы могли бы…
- Есть только один способ остановить болезнь, - сказал Чарли, отстранившись. - А теперь езжайте.
Прощаться было тяжело. Вдвойне тяжелее от того, что Дакота снова ничего не могла изменить. Мрачный настрой охватил не только ее. Джеф и Хейли по очереди пожали руку Чарли и пообещали, что будут помнить о нем, затем сбивчиво распрощались с остальными. Кёртис ничего не говорил. Лишенный возможности свободно передвигаться, он лишь обменялся с коренным американцем долгим взглядом, затем кивнул и принялся втискивать больную ногу в салон, словно все, что нужно, было сказано.
Дакота задержалась на дороге дольше остальных. Грузовик, выпустив в вечерний воздух клубы дыма, направился к развилке. Какое-то время девушка пыталась найти слова, стоя напротив Чарли и не решаясь покинуть его навсегда.
- Найди силы поверить в себя. Многое просто нельзя изменить. Ты не должна нести на себе груз вины за то, что не можешь исправить. Но вера в себя нужна всем нам.
Он опередил ее с прощальной речью, и Ди поняла, что может только кивнуть в ответ, соглашаясь с ним. Больше не было необходимости говорить что-то. Им всем нужна была вера в себя и свои силы. Чтобы справиться с тем, что жизнь не глядя бросала на плечи. Чтобы подняться и идти, когда хочется все бросить и забиться в самый дальний угол, оплакивать себя и своих близких, что уже не вернуть.
Мотор «Бьюика» рычал под капотом, превращая ошметки бензомби в чистую энергию и придавая машине скорости. Стараясь как можно скорей смахнуть набежавшую влагу с глаз, Дакота не оглядывалась. Лишь однажды она бросила быстрый взгляд в зеркало заднего вида, чтобы увидеть, как Чарли держит руку над головой. Слезы ничего не изменят, а вот этот жест, словно он посылал ей привет, находясь у последней черты, невольно вызвал неуверенную улыбку. Это была дань уважения, бесконечного доверия человеку, незаметно для нее ставшему частью жизни. Это было торжеством воли и бесстрашия мужчины, готового сделать шаг навстречу своей смерти.
Чарли Зеленая Стрела, краснокожий крысолов из хижины в лесу, давно исчез из поля зрения, когда прозвучал выстрел, остановивший его болезнь.

03.03.18 - 11.06.2018г.

Продолжение ==>  http://www.proza.ru/2018/12/24/944


Рецензии
Вооружившись бумагой и ручкой, я погрузился в мир, пропахший гнилью и пронизанный скрежетом оголившихся зубов... Все мысли я записываю в процессе чтения. Потому они немного сбивчивые, несвязные, но зато отражают все родившиеся впечатления.

Лакримоза..эх, где мои 15 лет?) Хорошие были времена, под звуки этой группы.

Маленькие отсылки к прошлому - они как жемчужины в ожерелье всего произведения: грамотно нанизанные в нужном месте, они звучат, как сжатый, ненавязчивый пересказ, аля "ранее в сериале". Всего какие-то два-три слова дают картину в целом, напоминают то что забыл или раскрывают то, чего и не знал вовсе. Они так же заставляют задаться вопросом: "Как же это все-таки произошло? Я должен знать подробности".

Я восхищена людьми, которые способны учесть любые форс-мажорные ситуации, когда они вынуждены выживать. Хорошая жизнь расхолаживает: у тебя все под рукой, а если чего-то не нашел - спокойно сбегал себе в магазин. Наверно, от сильного желания жить быстро учишься отделять вещи первой необходимости, второй, а на что вообще не стоит обращать внимание, каким бы крутым не казалось на первый взгляд. и меня восхищает то, как ты, будучи автором, это тоже учитываешь. Твоя жизнь вряд ли требует жесткой собранности, понимания всех правил выживания, но ты явно подготовлена к апокалипсису и жизни после него, и ярко демонстрируешь это в тексте. Это все комплимент в огород матчасти)

Дакота временами мне напоминает персонажа из сериала "Штамм", которую сыграла актриса - Рута Гедминтас.

Мне нравится, как ты порой словно бросаешь текст на полуслове, а потом филигранно возвращаешься к незаконченной мысли. Яркий пример с мороженным - я рвала на себе волосы, повторяя вопрос Чарли "как они за него расплатились?!!!". Потом все встало на свои места)). И по тексту есть еще подобные примеры. Это крутой ход!

Дакота и Кертис - те два характера, которые по всем канонам и библиям, при любом раскладе должны быть вместе. Пусть даже на небесах))) Это те два скверных характера, которые не могут не тянуться друг к другу).

Олбани до самого последнего своего присутствия в тексте настойчиво рисовался моим сознанием, как персонаж 6 сезона Американской истории ужасов, Роанок, который медиум Крикет Морло)

Ну а под конец, ты устроила профанацию черепа в конце) кто так делает?)) Я про взрыв, сопли, переживания, что встреча на небесах этих двух засранцев наступила слишком рано...а потом это оказалось всего лишь сном. Ты жестока).

В заключении скажу, что очень насыщенный текст. Из огня да в полымя - краткое его описание). И следить за таким количеством персонажей, каждому прописать роль, действие, и никого не забыть - истинное мастерство. Чувствуешь себя частью этой заварушки, настолько погружаешься в атмосферу. Продолжай в том же духе)

Мелфина Фрайман   18.06.2018 21:12     Заявить о нарушении
Дакота и Кертис... Мне пришлось изрядно поломать голову, как избежать печального финала, который уже нарисовался в красках (взрыв, сопли, кровища, выбор, которого нет). Этот эпизод невозможно было просто взять и вырезать без ущерба для общей картины и эмоционального накала. Да что уж там, мне безумно хотелось его написать. И тут другая часть меня начала искать обходные пути и скрытые лазейки. Как оставить этих двоих в живых да еще с возможным для них хеппи-эндом, хотя бы в этой серии. Еще одна потеря окончательно сломала бы Дакоту, пусть она бы и не призналась в этом открыто. Но даже если бы Кертис остался бы цел, они так бы и разъехались по разным дорогам без возможности пересечься снова. Поэтому мне пришлось сделать ход конем и... сломать ему ногу. А дальше... О, дальше будет куда "веселей". Теперь уже две активные сюжетные линии со вставками побочных новых героев, культы и антикульты, первая в мире вакцина, способная исцелить зомби (ну...почти) и прочие плюшки зомби-апокалипсиса.
Как говорит мой бро - Асилум одобряет =))

Хиль Де Брук   01.08.2018 15:18   Заявить о нарушении