Моя бабушка - пират!

Моя бабушка – пират!

С чувством глубокой признательности
Елене Соковениной за морские ругательства бабушки Яны
и Екатерине Горбуновой за пиратскую песню бабушек.


Тссс, никому ни слова! Иначе ничего не скажу! Начерти на руке красный крестик, трижды плюнь в него и поклянись самой страшной клятвой: «Снобе-фобе-тобе. Чтоб у меня бородавки на теле выросли, если я кому проболтаюсь!» Сделал? Теперь нагнись пониже, чтобы я смог прошептать в твое ухо. Еще ниже! Готов? Ну так слушай: «Моя жизнь никогда не будет прежней. Сегодня я узнал то, во что трудно поверить: моя бабушка – пират!»

Глава первая. Неприятный сюрприз

Артем стоял за штурвалом черного корабля. Бушприт в виде головы альбатроса возвышался над беснующимися водами океана – шторм продолжался уже два часа. Небо посерело, будто впитало в себя всю грязь, и отяжелело. Ветер трепал паруса, словно голодный пес кусок мяса. Одно из полотнищ лопнуло с оглушительным грохотом, Артем вздрогнул: показалось, что рядом разорвался снаряд. Судно задрожало всем корпусом, как в горячечном бреду. Волны швырнули корабль из стороны в сторону, ураган обрушился сверху, точно коршун, почуявший добычу. Треуголку давно сдуло за борт, Артем остался в одной бандане. Рядом треснула мачта, едва не задев мальчика. Артем с трудом удержал штурвал, корабль начал крениться на левый борт. И в этот момент мальчик заметил огромную волну.
«Девятый вал», – подумал Артем и проснулся.

Он не сразу сообразил, где находится, с удивлением разглядывая небольшую комнату: обои с нарисованными кораблями, портрет рыжего пирата и будильник в виде механической рыбы-удильщика с изображениями шестеренок на циферблате. Конец «удочки» светился в темноте, но сейчас уже начал гаснуть. Артем осмотрелся и вспомнил: он же у бабушки! Просто так получилось, что Артем совершенно об этом забыл.

Папину маму Артем до вчерашнего дня не видел – она жила на другом конце страны. Пару дней назад отец позвонил по телефону и долго о чем-то спорил с бабушкой. На следующее утро мальчика разбудили пораньше и объявили, что они всей семьей летят в гости. Потом выяснилось, что это сюрприз не только для Артема, но и для бабы Яны, которая никого не ждала. Бабушка оказалась женской копией папы и Артема: высокая, худая и нежно-рыжая, точно креветка. У нее имелся уютный дом в коттеджном поселке в окружении корабельных сосен, белый попугай Флинт и море – совсем рядом. Вечером Артем накупался так, что свалился без задних ног – даже ужинать не стал.

А проснулся мальчик от топота над головой: кто-то залез на чердак и весело отплясывал. Да еще орал Флинт: «Свобода! Свобода!» Так что сон как рукой сняло. Артем вылез из постели и пошел узнавать, в чем дело. Посреди коридора виднелась лестница – она была спущена из люка в потолке. Артем вскарабкался по ней на чердак. Сквозь мансардные окна пробивался свет, поэтому все было хорошо видно. Слышалась песня:
«Опять играет ветер
И треплет паруса.
Зовет на приключенья
Прибрежная коса.

Фрегат разрежет волны –
Вперед-вперед-вперед.
И в этот раз нам точно повезет!»
(стихи Екатерины Горбуновой)

Баба Яна повязала на голову бандану, в левом ухе болталась серьга. Она лихо танцевала в обнимку со скелетом, а попугай выкрикивал: «Браво! Давай жги!» И тут бабушка заметила Артема. Она резко остановилась, словно наткнулась на невидимую стену. Скелет выпал из рук, его голова откатилась в сторону. Флинт поперхнулся и замолк.
– Дырявая шлюпка! Ты здесь?! – с трудом выговорила бабушка.
Артем растерялся: а где он должен быть?
– Почему ты не уехал с родителями? – продолжала баба Яна.
– А они уехали?! – мальчик не верил собственным ушам.
Может, бабушка шутит?
– Я решила, что да. Их нет, чемодана тоже, – она с ужасом посмотрела на Артема. – Я поняла! Они специально оставили тебя, чтобы я никуда…
Она не договорила. Бабушка бросилась к лестнице, Флинт полетел за ней. Артем тоже спустился. Бабушка схватила телефон:
– Не отвечают! Я так и думала! Вот же хитрая селедка!
Она с возмущением уставилась на Артема, словно он был замешан в исчезновении родителей.
– Я тут не при чем! – на всякий случай сообщил мальчик.
Он тоже решил позвонить, но механический голос сообщил, что абонент находится вне действия сети. Родители бросили Артема.

Бабушка сидела, сжав голову руками. Артем шагал вокруг нее и выдвигал идеи: что телефоны разрядились, что родители отъехали в магазин, а сами скоро вернутся.
– Я слишком хорошо знаю своего сына, – перебила баба Яна. – Хотя и не оценила степень его коварства – оставить мне внука!
– Может, вернутся? – Артем не хотел верить, что родители могли так поступить.
Бабушка лишь вздохнула.
– И что мне теперь делать? – спросила она саму себя. – Взять мальчика с собой невозможно. Если он пошел в Валерия…
Баба Яна взглянула на Артема.
– Все псу под хвост! – она махнула рукой и отправилась на кухню готовить завтрак.
– Фиаско, фиаско! – согласился Флинт.

Артем ел омлет, пышный и нежный, и размышлял: что же стоит за всеми этими тайнами? Почему родители повели себя так странно? Что скрывает бабушка? Та, кстати, куда-то уехала и оставила Артема одного, не считая попугая.
– Даже не вздумай! – предупредил Флинт, уставившись на мальчика.
Но Артем твердо решил узнать, в чем дело, и отправился на чердак. Попугай полетел следом.

Люк был заперт, а допрыгнуть до него у мальчика не получалось. Артем хотел отказаться от задуманного, но заметил железную палку, стоящую в углу. Взял ее, зацепил крючком за петлю в крышке люка и потянул. Крышка открылась, оттуда вывалилась складная лестница.
– Грабеж! – завопил Флинт.
– Отстань, – отмахнулся Артем. – Мне же надо понять, что случилось. Лучше помоги.
Попугай замолчал и сел ему на плечо.

На чердаке обнаружилось множество сундуков: плетеный, деревянный, обитый кожей... Мальчик раскрыл один и нашел на дне несколько монет.
– Пиастры, пиастры! – подтвердил Флинт.
Артем хмыкнул: наверняка поддельные. Не золото же! Он продолжил поиски. Большинство сундуков были пусты, но в одном лежал свиток, перевязанный бечевкой. Мальчик развязал узел: свиток оказался картой. Артем сел на пол и разложил ее. На потрескавшейся от времени бумаге был изображен остров. «Остров Пустых надежд» – гласила надпись. Очертаниями остров походил на череп: вместо глазниц – озера; там, где провал носа – глубокая впадина; сомкнутые челюсти – густой лес. На карте виднелись разные надписи, стрелки и несколько крестиков. Артем хотел разглядеть повнимательнее, но в любой момент могла вернуться бабушка. Поэтому он сделал несколько фотографий на телефон, решив разобраться позже.

Мальчик убрал карту обратно и пошел к люку. Тут его внимание привлек блеск в углу чердака. Артем повернул голову, чтобы лучше рассмотреть, но по инерции сделал несколько шагов вперед и во что-то врезался. Раздался грохот: Артем свалился вместе со скелетом. Он чуть не заорал, увидев скалящуюся челюсть, но потом вспомнил, что уже видел скелет – когда бабушка отплясывала на чердаке. Мальчик поднялся, стараясь не разрушить кости. Хоть и пластиковые, но кто знает.
– И зачем только бабушка тебя хранит? – проворчал Артем. – Так же поседеть можно.
– Кошмар! – согласился Флинт.
Попугай не пострадал – хотя Артем переживал, что придавил Флинта. Во время падения попугай успел взлететь и теперь кружил над Артемом.

Мальчик поднял скелет и закрепил на нем отвалившийся череп.
– Так-то лучше, – сказал Артем.
Он хотел уже уходить, как вспомнил, что отвлекся на какой-то блеск. Мальчик вернулся и заметил на дальней стене чердака саблю. Артем аккуратно снял ее с крюка и рубанул несколько раз. Оружие со свистом разрезало воздух. Артем потрогал кончик сабли – острый. Мальчик восхищенно присвистнул: настоящее оружие. Вот бы ему такое! Но откуда у бабы Яны сабля? И куча сундуков с монетами? Сейчас Артем даже мог поверить, что они из чистого золота. Скелет… Он повернул голову: на письменном столе лежала трубка, рядом с ней компас. Артем повертел его: с толстым стеклом, круглый, с расходящимися лучами, напоминающими штурвал старинного корабля. Не хуже сабли. Артем неохотно положил компас обратно. Да-а-а, у бабушки на чердаке хранилось много любопытных вещей, жаль, что нельзя взять их с собой и поиграть. Например, в пиратов.

Артем представил себя за штурвалом корабля: на голове бандана, в ухе висит серьга, на правом боку болтается сабля. В зубах он сжимает трубку, а на плече сидит верный Флинт. Здорово бы было! А может…? От предположения у Артема дух захватило.

Глава вторая. Отплытие

Мальчик вихрем спустился и побежал во двор, туда как раз въезжала бабушкина машина. Баба Яна прошла в дом, Артем поплелся за ней.
– Я договорилась, чтобы тебя взяли в санаторий, пока меня не будет, – сообщила бабушка. – А там родители за тобой вернутся. Я им смс-ку послала, а заодно в интернете сообщение оставила.
Она выгрузила тяжелые пакеты на стол и начала разбирать их. Артем молчал, собираясь с мыслями: какой санаторий? Куда это баба Яна собралась? Неужели…?
– Я с тобой лучше! Не надо меня никуда отправлять! – разволновался мальчик.
– Ой, нет! – испугалась бабушка. – Ты еще маленький…
– Мне уже десять! – перебил Артем.
– А мне за тебя перед твоими родителями отвечать. И вдруг тебя укачивает на море?

До этого дня Артем терпеть не мог отлучаться из дома: ни в лагерь, ни в поход. Дай ему волю, он бы и с мамой и отцом никуда не ездил. Любимым занятием Артема было сидеть за компьютером или книгой: безопасно и интересно. Друзья рассказывали о приключениях, которые случались с ними путешествиях, родители уговаривали отдохнуть летом без них – Артем всегда отмахивался: его и дома неплохо кормят. Что он не видел в других местах? Их и по телевизору посмотреть можно. А сейчас почему-то хотелось реветь: родители исчезли, не сказав ни слова, теперь вот бабушка планирует бросить Артема. Сама, наверное, собирается в отпуск, раз про море сказала.
– Только не плачь! – бабушка растерялась. – Со мной будет опасно.
– А куда ты поедешь? – насторожился мальчик.
– Нет! Это страшная тайна, – баба Яна даже руками замахала.
Она стала быстро пихать продукты в холодильник, надеясь, что внук отстанет.
– Я могу поклясться, что никому не проболтаюсь, – взмолился Артем.
Но бабушка лишь головой покачала. И тогда он выпалил:
– Знаю, ты собираешься на остров Пустых надежд!
Баба Яна ойкнула и испуганно посмотрела на Артема.
– Вареная каракатица! Откуда ты узнал…? – она оборвала себя на полуслове. – Лазил на чердак? – догадалась бабушка.
Мальчик кивнул.

Баба Яна начала взволнованно ходить по кухне, всплескивая руками. Артем следовал за ней по пятам. Попугай летел за мальчиком. Так что когда бабушка резко остановилась, Артем и Флинт едва не врезались в нее.
– Жаль, что Валерий ничего тебе не объяснил. Я предупреждала его, что свой день рождения хочу отметить особо – устроить приключение, самое настоящее. В конце концов, я сорок лет бороздила море – имею право.
Артем услышал про приключение и больше не мог ни о чем думать.
– А мой родной сын решил, что я слишком стара для этого, – продолжала бабушка. – Привез тебя и оставил, чтобы я отказалась.
– Бабушка, возьми меня с собой! – не выдержал Артем. – Я тоже хочу море и приключение. И меня не укачивает!
– Валерия тоже не укачивало ни в машине, ни в самолете, ни на каруселях. А стоило ему только ступить на палубу, как начиналась морская болезнь. Приходилось договариваться с соседками, чтобы они сидели с ним. Так что нет! – бабушка была непреклонна. – Я дам тебе ноутбук и разные книги – скучно в санатории не будет.
Артем сам себя не узнавал: весь день он уговаривал бабу Яну, обещая делать все, что она ни попросит. И под вечер бабушка сдалась. Они начали собирать вещи Артема.

На следующее утро бабушка с Артемом выехали из дома. Флинт с удобством устроился на плече мальчика и отказывался перебираться к бабе Яне. Примерно через час Артем с бабушкой добрались до небольшого города с разноцветными домами и пряничными крышами. Промчались по мостовой, миновав площадь с фонтаном и остроконечным костелом, мимо цветных витражей, в которых отражалось синее небо. Затем автомобиль свернул на дорогу, ведущую к морскому порту.

Артем издали заметил силуэты кранов, похожих на огромных жирафов, те разгружали рыболовецкие суда. Поодаль высились пассажирские паромы, за ними – прогулочные катера. Частные яхты находились в самом конце порта. Бабушка отогнала машину на стоянку, достала сумки с провизией, и они с Артемом направились к яхте черного цвета. Мальчик не сводил восхищенных глаз: в длину метров десять, в ширину около трех, обтекаемой формы и с рубкой в носовой части. По правому борту виднелась надпись: «Черный альбатрос».

Артем шагнул на палубу, и тут откуда-то снизу появилась незнакомая женщина: примерно одного возраста с бабой Яной, маленькая и круглая.
– Привет, Сандра, – поздоровалась бабушка. – А я не одна. Знакомься, мой внук Артем. Будет у нас вместо юнги.
Сандра почему-то не обрадовалась этому известию. Наоборот, перевела взгляд с бабушки на Артема, словно не в силах поверить.
– Знаешь, – начала она, – я ведь тебя тоже не предупредила, – она посторонилась. – Это моя внучка, Ксюша. Упросила взять с собой.
Из-за спины Сандры появилась девчонка: тощая и высокая, ее светлые волосы были убраны в хвост.
– Дохлая акула! – произнесла бабушка. – Два юнги на корабле – плохая примета.
– Что же будем делать? – растерянно спросила Сандра.
– Что-нибудь придумаем, – ответила баба Яна.

Артем спустился за Сандрой и Ксюшей, его каюта была рядом с бабушкиной – по правому борту. Флинт сразу же устроился на специальной жердочке, которая была подвешена к потолку. Сандра со внучкой заняли каюту напротив. Артем бросил рюкзак на пол, а сам сел на койку. После слов бабушки опасения вновь подняли голову: вдруг его все же отправят в санаторий? И будет он там скучать вместо того, чтобы участвовать в приключении. Нет уж! Пусть эту блондинистую на суше оставляют. Артем ничем не хуже девчонки. Но долго расстраиваться не получилось. Дверь открылась, в ней появилась Ксюшина голова.
– Чего сидишь? Поднимайся наверх. Сейчас отплывать будем.

Бабушка уже заняла место в рубке. Она сидела в правом кресле сразу за штурвалом. Сандра сначала отвязала швартовы, привязывающие катер к пирсу, затем вернулась в рубку и разместилась слева. Баба Яна пощелкала тумблерами, загудел мотор, и яхта плавно отплыла от берега. Сандра и бабушка дружно запели:
«Нам наплевать на бури,
На рифы наплевать.
Оставим все кастрюли,
Уютную кровать.

И позабыв про возраст,
Вперед-вперед-вперед.
И в этот раз нам точно повезет!»
(стихи Екатерины Горбуновой)

Приключение началось!

Глава третья. Воздуховорот

Когда вышли в открытое море, бабушка прибавила скорость, и яхта понеслась. Ее носовая часть даже приподнялась над водой.
– Итак, ребята, – объявила бабушка. – По морским законам на корабле может быть только один салага. Поэтому установим очередность: первые два дня юнгой будет Ксюша, а Артем отправится в камбуз помогать коку. Затем поменяетесь.
Артем повторил про себя: камбуз, кок… Понять бы еще, что это означает.
– На кухню помогать повару, – перевела Сандра. – Пока я замещаю кока, поэтому спускаемся, а Ксюша остается на подхвате у капитана.
Артем последовал за ней.

Камбуз размерами превосходил каюту. Здесь все блестело – и металлическая мойка, и плита, и стол с шкафчиками под ним. Возле стены стояли холодильник и морозильная камера. Сандра прошла дальше в подсобное помещение, где хранились продукты.
– Твоя задача – почистить картошку на обед, – сказала она.
Пришлось помучиться: то картошка оказывалась на полу, то овощерезка срезала слишком толстый слой кожуры. Затем Артему довелось отбивать куски мяса. К часу дня он настолько проголодался, что готов был съесть слона. Да еще выбился из сил – после обеда вместо того, чтобы посидеть на палубе, Артем спустился в каюту и заснул. Полшестого Сандра подняла мальчика – нужно было готовить ужин.

Ксюша тоже выглядела уставшей, видимо, жизнь юнги была не легче участи помощника кока. Так что, когда в восемь вечера баба Яна остановила яхту, зажгла сигнальные огни и объявила отбой, Артем добрался до каюты и рухнул на койку. Он даже не стал умываться и чистить зубы – засыпал на ходу. На следующее утро Артем был готов сожалеть, что отказался от санатория. Резался бы сейчас в компьютерную игру или читал бы книгу про пиратов. Потом бы родители за ним вернулись и забрали домой, а вместо отдыха и развлечений приходится трудиться целыми днями.

Еще Артем злился на Ксюшу – думал, что ей досталась легкая работенка, но зря – юнге тоже влетало, Артем убедился в этом через день. Бабушка заставила мальчика драить палубу, а еще гальюн – так по-морскому назывался туалет.
– Радуйся, что яхта у нас небольшая, – отрезала баба Яна, когда Артем попытался пожаловаться на судьбу. – Ничего, скоро привыкнешь, и еще время оставаться будет.
Но сразу привыкнуть не удалось – Артем даже не слышал звуки будильника, так что «удильщик» зря надрывался, исступлённо свеча «удочкой».

В один из вечеров он заметил, как Ксюша тащит тяжелое ведро с водой – наступила ее очередь мыть палубу – и неожиданно для себя вызвался помочь. Все же она девчонка, а они слабее мальчишек, хотя Ксюша и выше Артема на полголовы. Ксюша терла шваброй полы, а Артем носил воду, вскоре они закончили уборку. Ребята принесли чай с печеньем из камбуза и устроились на палубе.
– Устаешь? – спросил Артем.
– Угу, – согласилась Ксюша, – но уже полегче. А первые дни и спина болела, и ноги.
– У меня тоже, – подтвердил Артем. – Даже пожалел, что в санатории не остался.
– А я целый год уговаривала Сандру взять меня с собой. Она мне часто рассказывала разные истории.
– Здорово! – позавидовал Артем. – Только что-то пока ничего интересного не происходит. Я надеялся, что мы отправились за сокровищами – видел карту у бабушки и даже сфотографировал.
Он достал смартфон и показал Ксюше снимки.
– Остров Пустых надежд, – прошептала девочка. – Звучит зловеще. У меня даже мурашки по коже.
– У меня тоже! Кто знает, что нас там ожидает?
– Хотелось бы, чтобы побольше и пострашнее, – размечталась Ксюша.
– Ага, – кивнул Артем. – Опасности разные и страшненькое.
Они переглянулись: да, вдвоем на яхте не так скучно. Можно фантазировать обо всем и ждать приключений.

Ребята настолько развеселились, что стали петь песню, которую сами и сочинили:
Моя бабушка – пират,
И мой дедушка – пират.
Папа тоже был пират.
Ну и мы – хоть куда!
Мы пираты – да-да-да!
Флинт подхватил слова и начал выкрикивать: «Мы пираты – да-да-да!» А потом утащил печенюшку и быстро склевал ее.

Через пять дней после отплытия бабушка пригласила всех в рубку.
– Скоро мы войдем в воздуховорот, – сообщила она. – Поэтому займите места в креслах и пристегнитесь. Штурман, что у нас по курсу?
Сандра развернула карту – это была другая, не та, которую видел Артем на чердаке бабушки – и отрапортовала:
– Яхта идет фордевиндом левого галса, – начала Сандра, но бабушка ее прервала: – Думаю, дети ничего не поняли из того, что ты произнесла.
– Ветер в левую корму, яхту немного сносит в сторону, – поправилась Сандра. – Через пару часу при таком курсе мы будем на месте. Нам нужно вот сюда, – она ткнула в какую-то точку на карте.
Артем и Ксюша проследили за ее пальцем: крестик на бумаге, расположенный посреди узкого пролива. Ничего особенного, если не считать, что вокруг пунктирной линией был обозначен треугольник.

Баба Яна повернула штурвал, и яхта продолжила путь. Внезапно Артем заметил движение в воде: обгоняя их, в море неслись дельфины. Один из них выпрыгнул серебряной стрелой высоко вверх. Мальчик спохватился, достал смартфон и принялся снимать стаю на камеру. Но представление продолжалось недолго, вскоре дельфины потеряли интерес к катеру и уплыли прочь.

Качка усиливалась, волны набирали высоту, становились все чаще, небо походило на серую кастрюлю без дна – появились первые капли. Через несколько мгновений хлынул дождь, сквозь все небо протянулась белая линия. Грохнул гром, да такой оглушительный, что заложило уши. И тут же все небо исполосовали молнии. Гремело словно при артиллерийской канонаде.

Катер качало, волны уже переливались на палубу, но в рубке было сухо. Баба Яна вместе с Сандрой всматривались в бортовой компьютер, ожесточенно споря между собой.
– Надо продержаться час, – наконец обе пришли к единому выводу.
– Артем, ты как? – спросила бабушка.
– Нормально, – ответил мальчик.
Морская болезнь, от которой страдал папа, к Артему не пристала. А то сидел бы сейчас в обнимку с пакетом.
– Интересно, как там Флинт?! – перекрикивая бурю, спросил он.
– Что ему сделается? – ответила бабушка. – В каюте безопасно – иллюминатор я задраила. Да и Флинт привычный.
– А мы не утонем? – Ксюша побледнела, ее глаза сделались огромными.
– Якорь тебе в глотку! И не в таких переделках бывали! – Сандра повернулась к внучке и подмигнула.

Гроза продолжалась. Артем вздрагивал при каждом раскате грома, глаза ослепли от вспышек молний. Казалось, между небом и водой происходит сражение: Зевс борется с Посейдоном, бьет морского бога огненными стрелами. А Посейдон не сдается, пытается волнами дотянуться до Зевса. И непонятно, где верх, где низ. Хочется лишь одного, чтобы все прекратилось.

Возникла тоска: вдруг что произойдет и катер перевернется? Зря будут мама с папой ждать возвращения Артема и думать, что случилось с ним и бабой Яной. Лучше бы он остался в санатории. И тут бабушка заорала:
– Внимание! По левой корме воздуховорот! Всем приготовиться.
Яхта уже ощутимо кренилась на правый борт. Волны полностью накрывали ее. Артем сжал ручки кресла и уперся ногами в палубу. Бабушка резко крутнула штурвал влево, двигатели надсадно заревели, и Артем заметил между двух огромных скал воздуховорот. Дыра жадно засасывала волны и ветер, будто огромный пылесос. Мальчик никогда не видел ничего подобного. Казалось, катер ни за что не пролезет между скал, его разобьет о камни. Но бабушка твердо держала штурвал. Яхта дернула носом, а потом все смешалось. Их крутило, бросало то вперед, то назад, Артем старался не вылететь из кресла. Затем все стихло. Мальчик открыл глаза и увидел себя на палубе черного клипера.

Глава четвертая. Капитан Янина Грозная

Вокруг стоял неимоверный шум. Слышались отдельные возгласы:
– Наконец-то!
– Устал ждать.
– Думал, мы в этом году так никуда и не отправимся.
Артем огляделся: он находился на палубе большого судна. Вокруг толпились матросы, одетые кто во что горазд. Они громко выкрикивали слова, затем резко замолчали. Появилась бабушка. Вместо джинсов и клетчатой рубахи на ней были черные штаны, коричневые ботфорты с отворотами, белая рубаха и камзол в цвет штанов. К широкому красному поясу была привязана сабля, такого же цвета бандана покрывала голову. На правом плече бабы Яны сидел Флинт, в зубах она держала трубку. Артем быстро достал смартфон из джинсов и сделал несколько снимков, пока баба Яна не заметила. Бабушка подняла правую руку, и все воскликнули:
– Да здравствует капитан Янина Грозная! Ура, ура, ура!

Артем немного опешил: где он находится? Что это за люди? И почему они так странно приветствуют бабушку? Он отыскал глазами Ксюшу, та стояла с открытым ртом и вытаращенными глазами. Артем пододвинулся к ней поближе.
– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил мальчик.
Ксюша отрицательно замотала головой:
– Сандра что-то рассказывала, но я думала, что она привирает.
– В этот раз нам предстоит опасное плавание, – сообщила бабушка команде, и Артем насторожился. – Так вышло, что у нас сразу два юнги.
По палубе прокатился вздох.
– Если кто пожелает отказаться от предприятия, удерживать не стану, – продолжала бабушка. – Все знают, что два юнги на корабле – плохая примета.
– Может, кого из салаг за борт? – предложил кто-то из моряков.
– Якорь тебе в глотку, Бешеный Пес! – вмешалась Сандра. – Это наши внуки!
– Уже молчу, Сандра Огненная, – Артем разглядел говорившего: это был высокий плечистый дядька, кончик его носа смотрел вправо.
Он и походил на пса – вечно печального бассет-хаунда: обвисшие щеки, грустные глаза и большие уши.

Видимо, обеих бабушек на судне уважали. Но вопрос, как ребята очутились здесь, остался открытым. Пришлось дожидаться, когда все разойдутся по своим местам. Бабушка позвала Ксюшу и Артема с собой, они направились в капитанскую каюту, которая располагалась на корме. Бабушка открыла дверь, и Артем ахнул: он даже представить себе не мог такого богатства! Небольшая комната была обита красным деревом, покрытым лаком. Возле иллюминатора стоял круглый стол, на нем лежала карта и уже знакомый Артему компас. Сбоку расположился секретер с кучей ящиков. На стенах висели картины и оружие, богато украшенное драгоценными камнями.
– Твое место, юнга, в кубрике – с другими матросами, – сказала бабушка Артему. – Ксюша, поскольку ты девочка, будешь жить вместе с Сандрой – по соседству со мной, в штурманской каюте. На корабле соблюдать дисциплину, ко мне обращаться не «бабушка», а «капитан». Понятно?
Артем и Ксюша нестройно ответили «да».
– Так точно, капитан! – послышалось сзади. В каюту вошла Сандра.

Артем задал мучивший его вопрос:
– Баба Яна, то есть капитан Янина Грозная, а как мы сюда попали? Что это за корабль?
– Да, – подхватила Ксюша. – И кто все эти люди?
Бабушка вынула изо рта трубку и бросила ее на стол.
– Этот пиратский клипер – одно из самых быстроходных суден. Его название вы уже видели – Черный альбатрос. Все эти люди – матросы корабля. Наша команда одна из лучших.
– На абордаж! – заорал попугай, слетев с плеча бабушки на стол.
– Флинт врать не будет, – рассмеялась Сандра.
– Но как яхта стала клипером? Что за волшебство? – Артема просто распирало от любопытства.

Янина Грозная показала на карту:
– Помните, мы с Сандрой искали воздуховорот? Он находится в так называемом Треугольнике Темпуса. Там происходят временные и пространственные искажения. Поэтому яхта превратилась в корабль. А матросы служили на клипере четыреста лет назад. Поэтому, когда корабль появляется в Южных водах, они тоже возникают на нем.
– Они призраки? – прошептала Ксюша.
– Застрявшие во времени, – пояснила бабушка. – Избавиться от проклятия им поможет лишь одно – когда все клады, спрятанные капитаном Синяя рука, будут найдены.
– А их много?!
– Никто не знает, – ответила Сандра. – Но тридцать девять штук мы уже нашли.
– Ладно, – сказала Янина Грозная. – Остальные разговоры после, а сейчас отправляйтесь к интенданту. Надо вас одеть по-человечески. Сандра, проводи их.

Флинт увязался следом: вылетел из каюты и уселся на плечо к Артему. Ребята шли по палубе и вертели головами. Клипер был построен, как коротко объяснила Сандра, из корабельных сосен. Снаружи дерево обшили медными пластинами, чтобы защитить корабль от жука-древоточца и нарастания ракушек. На палубу пошли доски из тиса, отшлифованные и покрытые воском. Но больше всего Артема впечатлили мачты. На клипере их было целых три: бизань-, фок- и грот-мачта. Артем даже повторил несколько раз про себя, чтобы запомнить. А Сандра сыпала морскими терминами так, что у мальчика вскоре голова распухла от знаний – все не умещалось.

Они спустились на нижнюю палубу, где располагалась комната интенданта. Сандра долго стучала в дверь – интендант оказался туг на ухо.
– Это от взрыва пороховой бочки, – пояснил он. – У меня барабанные перепонки тогда полопались.
Он походил на дерево, высушенное палящим солнцем и ветрами: сухой, среднего роста, с морщинистым, точно кора, лицом. Его седые волосы висели как пакля.
– Этим прекрасным молодым людям нужна не менее прекрасная одежда, – сказала Сандра. – Позаботься об юнгах, Старый Джо. А потом отведи их на камбуз.
– Так точно, Сандра Огненная, будет сделано! – Старый Джо говорил так громко, что Артем испугался, как бы самому не оглохнуть.
Интендант позвал ребят в кладовую.

Вся одежда была разложена по сундукам в аккуратные стопки. Старый Джо внимательно посмотрел на Артема и Ксюшу прикидывая, затем достал сначала штаны, после несколько рубашек.
– Примерьте.
Артем облачился в темно-серые штаны, сшитые из плотного материала, в тон им камзол и рубашку цвета незабудок. Вместо кроссовок – кожаные сапоги. Ксюше подобрали костюм оливкового цвета. Мальчик хихикнул: походило, будто они участвуют в карнавале. Он так и не поверил до конца, что все по-настоящему. Джинсы и футболку Артем отнес в каюту. Затем Старый Джо повел ребят на камбуз. Тот располагался внизу корабля. Там было очень тесно: каменный очаг стоял возле кормы, от него шел кирпичный дымоход. Стены помещения возле печи были обиты железом, пол посыпан песком. Посреди камбуза находился деревянный стол, рядом – чурбан для разрубания мяса. В очаге горел огонь, так что Артем не сразу заметил кока, который в углу чистил овощи.
– Привет, Одноногий! – поздоровался с поваром Старый Джо. – Привел тебе помощников. Если будут плохо стараться, пусти их на жаркое.
– Тебе лишь бы шутки шутить, – Одноногий подковылял поближе. В подтверждение прозвища одна нога у него оказалась деревянной. – Тут и мне на один зуб не хватит, а команда меня просто побьет за такой скудный ужин.
Ксюша несмело хихикнула, а сама посмотрела на Артема: вдруг не шутят? Но Флинт заорал:
– Саботаж!
– Да мы так, между собой болтаем, – оробел Старый Джо. – Просто к слову пришлось.

Глава пятая. Песни русалок

Интендант отправился восвояси, а Безногий поручил ребятам чистить лук, морковь и шинковать капусту. Ксюша и Артем склонились над кастрюлей и рыдали в два ручья: уж очень лук щипал глаза. А порубить капусту никто из ребят не смог – Артем едва пальцы себе не отрезал, когда попытался.
– Идите лучше на палубу, – велел Одноногий. – А то случится с вами что, а мне отвечай.
Наверху пришлось уворачиваться от бегающих в разные стороны матросов: бабушка скомандовала отплытие. Боцман просвистел в свисток, раздался дружный топот. Команда ринулась к вантам, веревочным лестницам, и по ним вскарабкалась на реи, чтобы расправить парусину. Ветер наполнил паруса, клипер задрожал всем корпусом, с шумом перевалился несколько раз с бока на бок и поплыл. К плеску воды добавилось шипение и удары волн о борт корабля.

…Прошло несколько дней. За это время Артем с Ксюшей освоились на клипере. Они научились удерживать равновесие и ходили, широко расставив ноги, как настоящие моряки. Ребята даже лазили по вантам, наблюдая с высоты за морем. Однажды Артем заметил среди темных вод голубую полосу – точно кто вылил в море краску.
– Это течение Блюстрим, – пояснил Одноногий, который вылез на палубу. – Вода в нем теплее, чем воздух.
– Вот бы искупаться! – воскликнула Ксюша.
– Не советую, – Одноногий покачал головой. – Опасное место.
– Из-за акул? – догадался мальчик.
– Из-за русалок.
Кок сплюнул, подтянул костыль и заковылял обратно на камбуз. Артем с Ксюшей проводили его недоуменными взглядами.

К концу дня, когда солнце кренилось к горизонту, Артем стоял возле кормы и задумчиво смотрел вниз. По воде словно кто прочертил золотисто-багровую полосу, и мальчику хотелось прогуляться по ней. Клипер замедлил ход и остановился, за борт спустили якорь. Ксюша куда-то убежала, наверное, к Сандре. Бабушка была занята, а дежурство по кухне на сегодня закончилось.
– Что ты там выискиваешь? – подошедший Бешеный Пес свесился над водой и тщательно всмотрелся в нее.
– Ничего, – ответил Артем. – Просто красиво.
Матрос пожал плечами:
– Море как море. Лучше пошли в кубрик, сегодня Одноногий обещал байку рассказать. Про русалок.
– Угу, я попозже.

Бешеный Пес поспешил в матросскую каюту, а Артем задержался. Хотя опаздывать не стоило – кок рассказывал такие страшные истории, что мороз по коже. Потом полночи ворочаешься в гамаке, а сон не идет – кажется, что к тебе тянутся руки оживших мертвецов. Ужасно, но интересно. Мальчик собрался все же последовать совету Бешеного Пса – в южных широтах темнело быстро и так сильно, что на расстоянии вытянутой руки было ничего не видно, а фонарь Артем с собой не захватил. Но в это время за кормой раздался всплеск.

Артем вгляделся, но ничего не рассмотрел.
«Наверное, рыба играет, – подумал он. – А может, даже акула!»
И тут раздался смех. У Артема мурашки по спине побежали: почудилось, будто кто рассыпал горсть хрустальных колокольчиков, и теперь они перекликаются на разные голоса.
– Ты куда-то спешишь? – послышалось от воды.
Артем перегнулся и заметил в воде девушку. С длинными золотистыми волосами, огромными глазами фиалкового цвета.
– Ты как туда попала? – мальчик собрался звать на помощь – ведь надо спасать упавшего за борт, а то утонет.
– Приплыла, – рассмеялась девушка, и у Артема мурашки побежали по коже. – Вода, знаешь, какая теплая?
Артем позавидовал ей.
– А мне бабушка не разрешает. Говорит: сделай это, Артем, сделай то. Весь день без продыху работаю, – наябедничал он.
– Ну так бабушки рядом нет, – улыбнулась девушка. – Не стой столбом, спускайся.

Артем собрался лезть вниз по веревочной лестнице. Он уже перемахнул за борт, как кто-то схватил его.
– Ты куда?! С ума сошел?! – Ксюша вцепилась, точно рак клешнями.
– Да отстань ты, – Артем попытался вырваться, но безуспешно, – я купаться хочу.
– Ночью? – Ксюша от удивления едва не выпустила его.
– Твое какое дело? – проворчал Артем. Он был раздосадован: его ждут, а Ксюша мешает. – И я не один.
Ксюша тоже перегнулась через борт, подсвечивая себе фонарем, второй рукой она по-прежнему держала Артема.
– Вот это?! – в голосе прозвучал такой ужас, что Артем также посмотрел вниз.

То, что он увидел, мальчику не понравилось. В море плавало чудовище, напоминающее моржа. Лишь лицом чудище немного походило на человека: маленькие глаза, плоский нос и тонкие губы, из которых торчали клыки. Зато вместо ног – ласты. Одним движением Артем вернулся на палубу.
– Господи! Кто же это?
Ксюша догадалась первой. Она бросилась к рынде и забила в корабельный колокол:
– Опасность! Русалки!
Послышался топот – моряки выскочили на палубу. Они осветили фонарями море и ахнули: вода кишела русалками. Они бросали кровожадные взгляды на матросов и щелкали клыками.

А потом зазвучала тихая мелодия, и все замерли. Послышался тонкий голос, он повеял прохладой и тоской по дому.
Та, что на берегу, тебя не дождется –
Другой в ее сердце живет.
Слышишь? Мое сердце прерывисто бьется
И тебя в объятья зовет.
К нему добавился плеск волн и шелест пальм. Хотелось лечь и закрыть глаза. Артем так и сделал, а потом услышал: «Иди к нам. Здесь так хорошо». Он поднялся и направился в сторону борта. В это время раздался звук выстрелов, наваждение как рукой сняло. Палили Янина Грозная и Сандра Огненная.
– Якорь вам в глотку! – бранилась Сандра. – Утопиться надумали?

Моряки очухались и быстро отбежали от края палубы.
– Что делать капитан? – к бабушке подскочил боцман. – Боюсь, до утра мы не продержимся.
– Шевели щупальцами! Пусть все заткнут уши восковыми затычками, – скомандовала она, – кроме Старого Джо – все равно он глухой, и нас – на женщин чары русалок не действуют. Всем приготовиться к бою.

Русалки стали высоко подпрыгивать. Одной удалось дотянуться до веревочной лестницы, спускавшейся с борта клипера, и теперь русалка поднималась, извиваясь всем телом. Ее примеру последовали остальные. К тому же музыка не прекращалась, и Артем чувствовал действие гипноза даже сквозь затычки. Чтобы не поддаться ему, мальчик начал петь: сперва негромко, затем во весь голос. Обычно на уроках пения Артема просили голосить потише: мол, слуха нет. Но сейчас учительницы рядом не было, поэтому Артем не стеснялся. Под конец он выкрикивал сочиненную с Ксюшей песенку:
Моя бабушка – пират,
И мой дедушка – пират.
Папа тоже был пират.
Ну и мы – хоть куда!
Мы пираты – да-да-да!

Сначала одна русалка заткнула уши ладонями и полетела вниз, затем, с перекошенным лицом, сорвалась вторая. Вскоре море вокруг корабля было чисто. На радостях моряки дали Артему прозвище – Громоглас. Он очень обрадовался: его наконец приняли в команду.

Глава шестая. Летучий Голландец

Корабль держал курс к острову Потерянных надежд. Об этом все чаще говорили моряки, как и о сокровищах Синей руки. Оказывается, Синяя рука часто грабил купеческие суда и брал в плен пассажиров, за которых требовал выкуп. Однажды пират захватил шхуну, перевозившую несметные богатства. Там были жемчужные ожерелья, бриллиантовые диадемы, браслеты с гранатами и сапфирами, золотые фигурки неведомых животных. Синяя рука разделил сокровища по сундукам и закопал их на разных островах.

Но это еще не все! На свои клады пират наложил проклятие: кто найдет хоть один из сундуков, тот до скончания веков будет обязан искать остальные. Раньше капитаном «Черного альбатроса» был далекий предок Янины Грозной, это его портрет висел в доме бабушки. Пра-прадедушка отговаривал команду, но матросы не послушались и решили начать поиски. Клад они откопали, но теперь были обязаны собрать все сокровища. Лишь капитан не подвергся проклятью, но он не бросил команду. С тех пор его потомки помогали морякам искать сундуки, зарытые Синей рукой, так же, как и бабушка Артема.

Янина Грозная и Сандра Огненная в последнее время часто обсуждали маршрут. Сандра предлагала идти напрямую через пролив Капитана, бабушка хотела обогнуть гряду островов по широкой дуге. Мол, в последний раз корабль Летучего Голландца видели как раз в том месте.
– Снаряд дважды в одну воронку не падает, – доказывала Сандра. – Якорь мне в глотку!
– А у нас два юнги! – возражала Янина Грозная. – Мы уже нарвались на русалок.
– Бросим жребий? – спросила Сандра.
– Точно! – согласилась бабушка.
Они положили карты Таро в треуголку и протянули ее Флинту. Попугай покосился на шляпу сначала одним глазом, затем другим. Долго думал, а после вытащил карту: черную-пречерную, как квадрат Малевича. Бабушка и Сандра одновременно охнули:
– Черная метка!

Артем и Ксюша выяснили, что это очень плохая примета. Потому что это знак, оставленный Смертью. В любом случае корабль и команду ждет гибель, а потому какой будет маршрут – неважно. Бабушка приказала смотровому глядеть в оба, и тот сразу снял повязку с правого глаза. Канонир проверил пушки, матросы подняли из трюма ядра, мушкетоны и порох. Все было готово к тому, чтобы отразить опасность.

Полдня прошли в спокойствии. Капитан Янина Грозная собиралась дать отбой, как море покрылось барашками волн. Посреди тридцатиградусной жары подул холодный ветер. У Артема мурашки забегали по спине, а волосы на голове зашевелились в ожидании чего-то ужасного. Мальчик сглотнул пару раз – в горле пересохло. Артему хотелось убежать на камбуз выпить воды, а заодно спрятаться от надвигающегося кошмара, но он пересилил себя, лишь крепче сжал ручку скалки, которую заранее одолжил у кока. Ксюша держала в руке сковороду.

Вдруг воды расступились, и со дна поднялся корабль. Его паруса были порваны, бушприт сломан, дерево посерело от старости, а на борту не было видно ни одного человека. Янина Грозная подняла подзорную трубу и попыталась разглядеть надпись. Но часть букв осыпалась, поэтому удалось лишь прочесть: «…ет...ий …ол…ц». Между моряками возник спор: что это за судно?
– Пиратское! – убеждал Бешеный Пес. – Это люгер, пираты любят такой тип кораблей.
– Похоже, – перекрикивая его, согласился Старый Джо, – и флаг у него самый что ни на есть подходящий – из тринадцати цветных полос. Чертова дюжина.

Артем всмотрелся: да, высоко на мачте болталась цветная тряпка, больше напоминающая лоскутное одеяло, чем настоящий пиратский флаг. То ли дело на «Черном альбатросе»: все, как полагается. Флаг черный, на нем изображен череп и скрещенные кости – Веселый Роджер.
– Чертова дюжина, – объяснил Одноногий, – символ отчаянных головорезов. От них пощады не жди, они никого не берут в плен.
– Повезло, что на борту никого нет, – поддакнул Бешеный Пес.
– А разве одни пираты нападают на других? – удивился Артем.
– Когда дело касается сокровищ, ни в чем нельзя быть уверенным, – ответил Старый Джо.

Люгер начал движение. Ветер наполнил его паруса, дерево заскрипело на разные голоса, на правой корме стали вспыхивать одна за другой буквы: «Летучий Голландец». Тишину прорезал чей-то крик: «Полундра! Спасайся, кто может! Это корабль мертвецов».
Все забегали. Канонир бросился открывать щитки, за которыми пряталось орудие.
– Все на правый борт! – скомандовала Янина Грозная. – А вы что здесь делаете?! – прикрикнула она на Артема и Ксюшу. – Марш в камбуз и носа не показывать!

Люгер медленно приближался, на его палубе по-прежнему не было видно ни души.
– Орудие к бою, – приказала Янина Грозная, канонир забил пушки ядрами и зажег фитиль. – Огонь!
Раздалось насколько залпов, но люгер продолжал плыть целый и невредимый. У Артема даже челюсть отвисла. Он подтолкнул Ксюшу, и они переглянулись: что же будет дальше? Несмотря на распоряжение бабушки, ребята никуда не ушли, лишь спрятались, чтобы не попасться ей на глаза.

Когда корабли встали борт о борт, на люгере возник огромный мертвец: его кожа, похожая на пергамент, истлела, сквозь нее проступали кости. Там, где у человека располагалось сердце, зияла огромная дыра. Глаза мертвеца горели голубым огнем.
– Это капитан Летучего Голландца, Ван Страатен! – ахнула Ксюша. – Сандра рассказывала, что он отдал сердце в обмен на бессмертие. С тех пор его корабль плавает посреди океана и губит встречные суда.
За Ван Страатеном стали появляться прочие головорезы. Со страшным криком «На абордаж!» они ринулись на палубу «Черного альбатроса». Завязалась схватка.

Биться с мертвецами оказалось трудно. Даже с отрубленной конечностью они не падали и не истекали кровью, а продолжали сражаться. Победить мертвеца можно было только одним способом: отрубить ему голову и выкинуть ее за борт. Тогда скелет прыгал в воду за черепом.

Одноногому приходилось сложно: на него напали сразу два мертвеца. Кок отбивался костылем, но его зажали в угол. Тогда Артем разбежался и упал под ноги одному из скелетов, тот грохнулся и рассыпался. Ксюша в это время снесла сковородкой голову другому мертвецу. Одноногий быстро побросал скелеты за борт. Артем тут же швырнул скалку в мертвеца, преследовавшего Старого Джо. Череп свалился от точного броска и словно мячик поскакал по палубе.
– Как ты думаешь, чем их можно успокоить? – спросил Артем девочку.
– Мне кажется, они должны бояться земли, – предположила Ксюша. – Вроде как принято мертвых хоронить.
– Где ее взять?! – пригорюнился Артем.
Везде была вода, земля только на самом дне моря, до нее не достать.
– У меня есть, – вспомнила Ксюша. – Я же ботинки испачкала, когда мы с бабушкой до яхты добирались. Хотела их помыть, но забыла. А потом в тапочках по яхте бегала. Ботинки у меня в каюте лежат. Побежали?

Ребята помчались вниз. Везде кипел бой, приходилось уворачиваться от ударов шпаг и саблей, несколько раз Артем пролезал на четвереньках между сражающимися, чтобы не задели. В каюте Ксюша кинулась под койку и достала чемоданчик. На дне его в полиэтиленовом пакете лежали ботинки, на правом виднелся засохший ком грязи.
– Это я неудачно в глину вступила, – пояснила девочка.
Она схватила ботинок, и ребята побежали на палубу.

Мертвецы одерживали победу: матросы «Черного Альбатроса» отступали к трюму. Среди них многие были ранены. Даже у бабушки на правом предплечье виднелась кровь. Она сражалась с Ван Страатеном, отрубая кусочки от скелета, но капитан «Летучего Голландца» не чувствовал боли и продолжал наступать.
– Ах ты червивый корабельный сухарь! – ругалась бабушка, но мертвеца этим было не смутить.
– Эй ты, скелет на палочках! – крикнул Артем. – Видел бы ты себя – настоящее страшилище.
Ван Страатен взревел и кинулся на ребят. В этот миг Ксюша ловко запулила в капитана ботинком. Тот попал прямо в дыру. По лицу Ван Страатена пробежала дрожь, глаза от удивления чуть не выпали из глазниц. Капитан схватился за грудь, не веря происходящему, из-под его пальцев посыпался песок. Через мгновение Ван Страатен обратился в прах. Тогда же рассыпались и его пираты. Корабль «Летучий Голландец» со стоном погрузился в море.

Глава седьмая. Огни святого Эльма

Дальнейшее плавание происходило без происшествий. Пока моряки залечивали раны, полученные в бою, Ксюша и Артем целыми днями носились по палубе, выполняя поручения. После случая с мертвецами Ксюша получила прозвище Меткая Рука, что очень ей льстило. Как-то ближе к полудню ребята занимались тем, что Ксюша учила Артема вязать морские узлы. До этого девочка целый год тренировалась дома, а теперь ребята привязывали друг друга к мачте и соревновались, кто быстрее освободится.

Внезапно клипер остановился.
– Внимание, экватор! – произнесла Янина Грозная.
Моряки радостно закричали «ура!» и почему-то уставились на Артема и Ксюшу.
– Объявляю праздник Посейдона, – добавила бабушка.
Она нацепила на себя бороду и корону, взяла в руки трезубец, больше похожий на гарпун, и велела:
– Требую, чтобы мне, морскому богу Посейдону, принесли жертву.
Янина Грозная ткнула трезубцем в сторону Артема и Ксюши:
– А ну ка, утопите этих салаг!
– Да, – поддержала Сандра Огненная. – Якорь им в глотки!
Ребята попытались отвязаться и сбежать, но не успели: их подхватили на руки и понесли в сторону правого борта. Оказывается, в воду уже спустили кусок парусины, так что в море образовался самодельный бассейн. Артема с Ксюшей прямо в одежде кинули туда. Вода в «бассейне» была теплая-претеплая, ребята с удовольствием барахтались в ней. А потом Артем решил, что правильнее будет поплавать в открытом море – найдется чем перед ребятами хвастаться.

С каждым взмахом мальчик все дальше удалялся от корабля. Не зря он несколько лет занимался в бассейне, умеет держаться на воде. Только почему-то на корабле все волновались, да и Ксюша что-то кричала. Артем прислушался и различил:
– Акула!
Он пригляделся и заметил впереди косой треугольник – спинной плавник хищницы. Артем резко развернулся и поплыл в сторону клипера.

Ему казалось, что в любой момент в ногу вцепятся острые зубы. А может акула подплывет снизу и перекусит Артема пополам. Он молотил руками и ногами, чтобы плыть быстрее, дыхание сбилось. Мальчику чудилось, что легкие наполнились горячим воздухом, из его рта вырывался хрип.
– Поднажми! – Ксюша забралась на лестницу и переживала. – Немного еще.
Но силы оставили Артема. В боку закололо, сердце билось, как бешеное, а воздуха не хватало.

Помощь пришла сверху: прилетел Флинт и принялся клевать акулу в голову, когда та поднималась на поверхность. Затем в воду упала веревка. Артем ухватился за нее, и его потащили, как на прицепе. Когда Артем поднялся в воздух, совсем рядом раздалось клацанье – акула выпрыгнула из воды и попыталась схватить мальчика, но промахнулась. Через минуту Артема втащили на борт.

Капитан Янина Грозная вызвала внука в каюту и долго отчитывала. За непослушание, за излишнюю смелость, за неосторожность. Что ведет себя как ребенок! Даже Флинт отвернулся: мол, не хочу с тобой разговаривать. Бабушка сжимала зубами трубку так сильно, что казалось, еще немного и перегрызет ее. Мальчику хотелось ввернуть что-то в духе «Если бы я вел себя как ребенок, мы бы все давно умерли», но он молчал.
– Мокрым шкотом тебя за ногу! – воскликнула бабушка и расплакалась.
Сквозь всхлипывания Артем различил: «Если бы ты погиб, чтобы я сказала твоим родителям? И как мне потом с этим жить?» Артему стало стыдно, он подошел к бабушке и обнял ее.

…Клипер неуклонно приближался к острову Пустых надежд. Артем в последние дни избавился от камзола – было слишком жарко и влажно – и ходил босиком. Интендант, правда, ворчал, что для настоящего джентльмена удачи форс важнее удобства, но вскоре отстал, махнув на Артема рукой. Остался день пути, когда корабль зацепило левым крылом урагана.

Сначала усилился ветер и заволновалось море, волны начали набегать одна на другую, все сильнее стуча в борт корабля. Капитан Янина Грозная кусала губы: предвестники ей не нравились. Потом небо стало стремительно темнеть. Ударили первые капли, Артем им даже обрадовался – в этот день стояла совсем уж неимоверная жара, а кондиционеров на клипере не было. Но вскоре до Артема дошло: ничего хорошего ждать не приходится. Как бы не было шторма!

Рокот усилился, волны покрылись пеной, стали резкими и злыми. Небо потяжелело, налилось свинцовой тяжестью. Затем небосвод прорезала одна молния, за ней вторая. Они были огромные, похожие на фиолетовые трезубцы. К ним добавился гром. Приходилось кричать, чтобы Артема услышали. Качка усилилась. Клипер кренило то на один борт, то на другой. Судно казалось бумажным корабликом, несомым бурным течением.
– Убрать паруса! – крикнула Янина Грозная, и моряки бросились к мачтам выполнять поручение.
Одноногий поднялся из камбуза и повязал на пояс Артему и Ксюше веревки, которые закрепил вокруг бизань-мачты.
– А то смоет вас в море, и поминай, как звали, – пояснил он. – Все равно же не уйдете в трюм.

Бабушка боролась со штурвалом, пытаясь выровнять курс корабля. Стоял невообразимый грохот.
– Артем, что вы здесь делаете? – заругалась она. – А если вас ветром унесет?
Мальчик указал на веревки, но бабушка замотала головой.
– Идите в каюту. Здесь вы помочь не сможете.
– Давай я подержу штурвал, – предложил Артем. – У тебя рука ранена.
– Один не справишься.
– Мы вместе, – добавила Ксюша.
– Нет, – капитан Янина Грозная была непреклонна.
Появившаяся Сандра повела ребят вниз.

В это время порыв шторма отбросил бабушку от руля, а в следующее мгновение штурвал закрутило, точно вертушку, корабль потерял управление.
– Ты как? – Сандра бросилась к бабушке. – Давай, я провожу тебя в каюту.
Та с трудом ответила: она крепко ударилась и еле дышала.
– Вареная каракатица… Штурман, не бросай штурвал, – велела Янина Грозная.
– Мы справимся! – в унисон воскликнули ребята.
Сандра помогла бабушке встать и поволокла на себе вниз, на помощь ей бросился боцман. Но Сандра велела ему остаться на палубе – сейчас была дорога каждая пара рук.

Артем с Ксюшей выровняли руль. Удерживать его было тяжело, клипер не слушался. Дождь хлестал как из ведра, словно с неба обрушился океан. Ветер сбивал с ног, но Артем привязал себя к штурвалу и не отпускал его, пока не вернулась Сандра. Она сменила ребят и отправила к бабушке. Раздался треск – центральная мачта сломалась ровно посередине, клипер оказался беспомощной игрушкой морских волн.

Когда надежды почти не осталось, на двух уцелевших загорелись фиолетовые огни. Будто кто-то водрузил на мачты короны, которые потом рассыпались фейерверком. Казалось, корабль украсили новогодней иллюминацией.
– Огни святого Эльма! – воскликнул кто-то из матросов. – Нас ждет удача!
И правда, ураган начал стихать, клипер вышел из схватки с ним живой, хоть и изрядно потрепанный. На следующее утро Янина Грозная, отделавшаяся ушибом спины, разглядела в подзорную трубу остров Пустых надежд.

Глава восьмая. Экспедиция на остров
 
Капитан Янина Грозная завела клипер в лагуну. Недалеко от берега, чтобы корабль не сел на мель, бросили якорь, и команда высадилась на берег, оставив на судне часовых. Развели костер. Бешеный Пес подстрелил двух коз, которые паслись неподалеку. И вскоре Артем с удовольствием уминал жаркое. После ребята искупались возле берега и немного отдохнули на белоснежном песке. Артему все время чудилось, что земля качается – такое бывает, когда долго едешь на поезде или машине. Еще он заметил, что ходит вперевалку, чтобы удержать равновесие. Видимо, от некоторых привычек трудно избавиться.

После обеда команда разделилась: часть во главе с боцманом и плотником осталась чинить клипер, получивший раны в бою с ураганом, и запасаться провизией, часть – отправилась в глубину острова за кладом.

Экспедицию возглавила бабушка. С собой она взяла Сандру Огненную, Старого Джо, Безногого, пару матросов покрепче и Артема с Ксюшей. На карте клад располагался между двух озер, которые носили название «Близнецы», ровно посередине. Команда «Черного альбатроса» высадилась на юге острова, неподалеку от леса, чьи очертания походили на сомкнутые челюсти. Лес так и назывался «Улыбка скелета».

Моряки выстроились цепочкой: впереди Янина Грозная, за ней один из матросов, потом Ксюша с Артемом и Одноногий, замыкали строй Старый Джо, второй матрос и Сандра Огненная. Лес больше походил на джунгли: было жарко и душно, точно в парилке. Кроны деревьев терялись в выси, между ними протянулись лианы, по которым носились юркие обезьяны.

Бабушка вскоре пропустила матросов вперед, чтобы они с помощью мачете прокладывали путь. Время от времени с деревьев вспархивала стайка разноцветных птичек, которых Артем поначалу принимал за цветы. С трудом, но команда пробиралась к заветной цели. Флинт летал над моряками, восторженно выкрикивая: «Отдать швартовы! Спустить шлюпки на воду!»

Курс Янина Грозная выверяла по компасу, сверяясь с картой.
– Капитан, подождите, – остановил ее Старый Джо.
– В чем дело, интендант? – спросила Янина Грозная.
– Мне кажется, кто-то следует за нами, – сообщил он.
– Ладно, Джо, – высмеял его Одноногий, – ты же глухой. Тебе просто мерещится.
– Специалист по сказкам у нас ты, – отрезал интендант. – А мое чутье меня никогда не подводило. Пусть я глухой, зато живой. А много ребят полегло при взрыве пороховой бочки.
– Хорошо, – прервала спор бабушка. – Будем начеку.

Вскоре Артему тоже начало чудиться, что их преследуют. Лес замолчал. Стали неслышны голоса птиц, деревья прекратили перешептываться. Тишина давила на плечи. Все чаще моряки оборачивались, словно проверяя: не подкрадывается ли кто? Хотелось сорваться в бег и нестись, не разбирая дороги. А потом послышались завывания:
Призрак вышел из ночи,
Призрак рыщет вдоль печи.
Раз найдет, другой найдет –
И никто вас не спасет!

У Артема на лбу выступил холодный пот. Это был не голос человека, казалось, так может причитать привидение возле разоренного дома. Устрашился не он один: Янина Грозная и остальные тоже обменялись испуганными взглядами. Но все же бабушка выступила вперед и ответила: «Чтоб тебе одними бычками в томате питаться! Я, капитан Янина Грозная, сообщаю, что не отступлюсь от долга, завещанного моими предками. Сундук Синей руки будет найден!» Ей ответило молчание.

Из джунглей вернулся Флинт, он спикировал на плечо бабушки и пожаловался: «Кошмар!» Артем был согласен с попугаем: он даже и не предполагал, что будет так опасно искать сокровища. Но дальнейшее путешествие по джунглям прошло без происшествий. Один из матросов подстрелил несколько птиц, похожих на фазанов, и команда зажарила их на ужин.

Остановились на опушке леса, около родника. С помощью мачете нарубили веток и сделали навес. Те же ветви побросали на землю вместо подстилки. Выставили часовых, которые должны были сменяться по часам. Артем думал, что не заснет – столько событий произошло, но едва голова коснулась земли, он вырубился.

Снилось, будто Артем находится на палубе судна, но это был не «Черный альбатрос»: мачт не три, а пять. Сам корабль гораздо крупнее и представительнее. Все залито синим: и паруса, и ванты, и штурвал. И у мужчины, находящегося у руля, правая перчатка выкрашена в цвет индиго. Мужчина стоит спиной к Артему, но мальчик совершенно не хочет видеть лицо незнакомца. «Откажитесь, – говорит капитан Синяя рука, а это он сам и есть. – С каждым разом искать мои клады все опаснее. Что вам дело до жадин, которые позарились на чужие сокровища?» Артем хочет ответить, что ни он, ни бабушка не отступятся – это дело чести, но просыпается.

…Солнце уже позолотило макушки деревьев, птицы трещали между собой обо всем на свете. Сандра варила кашу в котелке. После завтрака команда продолжила путь. Казалось, что вчерашнее лишь померещилось, как и давешний сон. К тому же вокруг было столько интересного! После джунглей моряки очутились в зарослях сахарного тростника, Сандра срезала один, очистила и угостила Артема с Ксюшей. Мальчик жевал стебель, по подбородку стекал сладкий сок – Артем никогда до этого не пробовал сахарный тростник.

Команда дошла до огромного ущелья. На карте оно значилось как «Последний приют флибустьера». Обходить его – потерять несколько дней. Зато можно миновать препятствие по навесному мосту, который протянулся над бездной. Бабушка осторожно шагнула на ступеньку, та выдержала.
– Давайте привяжемся друг к другу, – сказала Янина Грозная. – Если кто-то сорвется, другие его вытащат.
Артем хотел отказаться: лучше он здесь останется, чем пойдет над пропастью. От одного взгляда вниз кружилась голова, а в животе ворочались тяжелые камни. Нет уж, пусть Артема считают трусом, чем он сделает хоть один шаг. Но сказать мальчик ничего не успел – Ксюша замотала головой, ее глаза округлились:
– Я боюсь высоты.
И Артем неожиданно для самого себя произнес:
– Я буду держать тебя за руку.
Ксюша смутилась:
– Хорошо.

Переправу возглавила Янина Грозная. Она шла медленно, держась за канаты, служащие перилами. Каждый раз бабушка проверяла крепость дощечек, не сразу перенося на них вес тела. Артем вел Ксюшу, самому ему бояться не получалось: надо было заботиться о подруге, да еще смотреть под ноги, чтобы не оступиться. Моряки медленно перебирались над пропастью, как вновь послышалось:
Призрак вышел из ночи,
Призрак рыщет вдоль печи…
Ксюша вскрикнула, дощечка под ней треснула, девочка разжала руку и провалилась.

Артем почувствовал рывок, он едва сам не полетел за Ксюшей, но уцепился за канаты. С другой стороны девочку удерживал Одноногий. Несмотря на костыли, кок ни в чем не уступал другим. Вот и сейчас он начал тянуть веревку, доставая Ксюшу из провала. Артем стал помогать ему, к мальчику присоединился один из матросов. Вскоре Ксюша стояла на мосту. Из ее глаз лились слезы, она не сразу заговорила. А когда произнесла несколько слов, чувствовалось, что язык плохо повинуется: девочка запиналась. Артем так разозлился на неизвестного, который испугал Ксюшу, что, когда тот вновь начал считалку, заорал: «А ну-ка замолчи! А то найду и ноги переломаю!» Наступила тишина. Потихоньку команда перебралась на другую сторону, но Ксюша долго дрожала от пережитого.

Глава девятая. Потерянные надежды

Оставшаяся часть пути прошла, как по маслу. Их никто не преследовал. Неизвестный, видимо, испугался угроз Артема и исчез. Команда добралась до озера, расположенного в восточной части. Старый Джо и Одноногий смастерили удочки и забросили их в воду, Артем с Ксюшей решили искупаться. Они долго ныряли и играли в догонялки, а затем сохли возле костра, пока запекалась рыба. После перекуса моряки отправились дальше. По расчетам выходило, что через пару часов они будут на месте.

Ксюша вырвалась вперед, ей хотелось быстрее всех добраться до клада. Даже ворчание Сандры не остановило – казалось, все опасности позади. Неожиданно раздался Ксюшин визг, остальные бросились к ней на выручку. Первым до девочки добрался Флинт. Он закружил над ней, выкрикивая: «Полундра! Отдать швартовы!» Оказалось, Ксюша наткнулась на скелет. Не на игрушечный, который хранился на бабушкином чердаке, а самый настоящий. Конечно, моряки сражались с мертвецами, которые служили на «Летучем Голландце», но сейчас все произошло слишком внезапно.
– Говорят, – Янина Грозная подошла поближе, – что некоторые пираты убивали своих соратников, чтобы сохранить тайну клада. А потом оставляли тела, чтобы призрак охранял сокровища, и остальные отказались от поиска. Думаю, это один из несчастных.
– Якорь ему в глотку, этой Синей руке! Надо бы похоронить моряка, – добавила Сандра.
Матросы кирками вырыли яму и поместили в нее кости. Ксюша уложила на могилу сорванные цветы.
– Покойся с миром, – произнесла бабушка.
Ксюша смахнула с глаз слезинку. Артему тоже было тоскливо. Ему померещилось, что вдали прозвучал и растаял чей-то вздох.

Настроение было никакое. Старый Джо сурово молчал, Одноногий не рассказывал очередную байку, которыми потчевал всех во время путешествия. Бабушка также погрустнела. Артем задумался: их экспедиция была опасной. По счастливой случайности никто не пострадал. А ведь и он мог погибнуть в бою с пиратами Ван Страатена, его едва не слопала акула и чуть не похитили русалки. Бабушка не зря беспокоилась и хотела оставить Артема в санатории. И по родителям Артем успел соскучиться – как там они без него? Мама. Наверное, места себе не находит, а папа ругает себя за то, что оставил сына с бабушкой.

Но в то же время мальчик не жалел, что отправился в плавание. Несмотря ни на что, было интересно: не так как в фильме или в книге, а по-настоящему. И если Янина Грозная позовет Артема следующим летом с собой, он согласится. А если не позовет, Артем найдет способ, как проникнуть на яхту. Он ни за что не откажется от приключения.

Место, где был спрятан клад, команда заметила сразу – на небольшой возвышенности росло дерево. На карте эта точка была обозначена как Тополиный холм. Дерево, и впрямь, напоминало тополь, только листья были шире и толще. Матросы принялись работать кирками. Они копали и копали, но сундука не было. Янина Грозная сверилась с картой – все было верно, только клад куда-то пропал.

Моряки растерянно столпились вокруг ямы. В нее легко мог влезть бегемот – такой огромной она была.
– И что же теперь? – спросил Одноногий.
Янина Грозная пожала плечами – она не знала.
– Выходит, проклятие не снять? Раз мы не нашли сундук? – уточнил Старый Джо.
И вновь никто не ответил.

Моряки сели на траву. Как вернуться к остальной команде? Что им сказать? И как быть дальше? Все думали об одном и том же. И вдруг Артема осенило. Он прочитал вслух:
Призрак вышел из ночи,
Призрак рыщет вдоль печи.
Раз найдет, другой найдет –
И никто вас не спасет!
И закричал:
– Эй, призрак! Мы похоронили твои кости. Ты должен знать, где зарыт сундук. Помоги нам!

Артем замер: получится или нет?! Прошла минута, вторая… Ничего не происходило. Мальчик уже отчаялся, как мимо него пролетел желтый лист, тополиный.
– Побежали за ним, – позвал Артем команду.
– Ты что! Это же просто листок, – принялась отговаривать Ксюша.
– Который не падает, хотя ветра нет? – Артем махнул рукой и понесся за листком.
А тот летел и летел, удаляясь от Тополиного холма.

Желтый листок добрался до ничем непримечательного места и упал. Артем огляделся: плоская равнина, немного поодаль – небольшая роща. Ничего примечательного. И тут Артем заметил покрытый мхом валун, который наполовину врос в землю. На нем виднелась надпись: «Под камнем сим».
– Надо копать здесь, – указал мальчик.
– Ты уверен? – спросила Янина Грозная.
Артем кивнул.

Вновь о землю застучали мотыги, но работа продолжалась недолго: вскоре послышался железный звон – кирка ударилась о крышку сундука. Через час клад достали. Матросы сбили замок, и Янина Грозная откинула крышку. Сверху лежал свиток, перевязанный веревкой. Капитан Янина Грозная сразу же убрала его в отворот рукава.
– Пиастры! – завопил Флинт.
Артем даже глаза прикрыл – настолько ослепляло золото. Здесь были ожерелья, усыпанные драгоценными камнями, бусы, браслеты, кинжалы в дорогих ножнах. Ксюша тоже не сдержала восхищенный вздох.
– Можете взять свою долю, – разрешила Янина Грозная. – Остальное мы разделим на корабле по закону берегового братства.
Ксюша вытащила из сундука брошь в виде пера жар-птицы. Артему достался компас из редкого черного золота. Все цифры и обозначения на нем были написаны серебряной краской. На обратной стороне виднелось изображение перчатки.
– Губа – не дура, – хмыкнул Одноногий. – Похоже, этот компас принадлежал Синей руке. С его помощью отыскивать оставшиеся клады будет в разы легче – компас сам к ним приведет.

Затем сундук водрузили на самодельные носилки и потащили к кораблю. Обратная дорога заняла больше времени: решили не нести сокровища через пропасть – мост мог не выдержать. Зато по возвращению устроили настоящий праздник: запалили большой костер и стали петь песни:
«Опять играет ветер
И треплет паруса.
Зовет на приключенья
Прибрежная коса.

Фрегат разрежет волны,
Вперед-вперед-вперед.
И в этот раз нам точно повезет!

Нам наплевать на бури,
На рифы наплевать.
Оставим все кастрюли,
Уютную кровать.

И позабыв про возраст,
Вперед-вперед-вперед.
И в этот раз нам точно повезет!

Поет нам море песни
Про разные края,
Про клады из пиастров,
Что в сундуках звенят.

Нас Флинт к себе поманит,
Вперед-вперед-вперед.
И в этот раз нам точно повезет!»
(стихи Екатерины Горбуновой)

Янина Грозная вальсировала по очереди со Старым Джо, Одноногим и Бешеным Псом. Сандра также не сидела в стороне. Артем и Ксюша сначала смотрели на них, пооткрывав рты, а потом Артем осмелел и пригласил Ксюшу. Это был очень запоминающийся праздник.

На утро сундук погрузили на клипер. Команда села в лодки и вернулась на отремонтированный корабль. Артем с тоской поглядел назад: жаль, что все так быстро закончилось. Он сфотографировал остров: его берег, усеянный белым песком, густой лес и далекие вершины гор, до которых они так и не добрались. Хорошо, что телефон был все время выключен, поэтому оставшейся зарядки хватило на снимки.
– Слушай, – задала вопрос Ксюша. – Ты следующим летом поедешь на поиски клада?
– Конечно!  – воскликнул Артем. – Спрашиваешь!
– Значит, встретимся? – обрадовалась девочка.
– Обязательно!

«Черный альбатрос» вышел из лагуны, ветер наполнил паруса, моряки закричали троекратное «Ура!», и через мгновение ребята, Сандра и бабушка оказались на яхте – клипер «Черный альбатрос» исчез. Впереди виднелся порт города, из которого они отплыли несколько недель назад.
– Вот и все, приключение закончилось, – с грустью произнесла баба Яна. – Дырявая шлюпка…
– Но ведь будут же еще, – с надеждой сказал Артем. – Не все сундуки найдены.
Бабушка обняла его:
– Обязательно отправимся на поиски новых.

Эпилог

Дома их ждали родители. Папа ходил по комнате, взмахивая руками, а мама плакала.
– Как ты могла! – воскликнул папа, когда бабушка с Артемом появились во дворе. – Я доверил тебе самое ценное, что у меня есть – сына, а ты уплыла вместе с ним, вместо того, чтобы остаться дома.
– Я так и знала, что в этом твой коварный план! – обвинила его баба Яна. – Хорошо, что Артем не страдает от морской болезни, и у нас вышло самое настоящее приключение.
Папа сел на стул и схватился за голову.

 Они долго препирались, пока мама тихо не произнесла:
– Я тоже хочу приключение. И меня совсем не укачивает.
Тогда папа вскочил и снова забегал.
– Вы все сговорились! Я не виноват, что меня тошнит от одного вида корабля. А качку я просто не переношу. Мне кажется, у меня очень редкий вид аллергии – морской.
– Даже странно, – бабушка развела руками. – Столько поколений моряков в роду: и по моей линии, и по отцовской…
Папа насторожился:
– Кстати, ты никогда не рассказывала мне об отце. А каждый человек должен знать о своих корнях.
Бабушка смутилась:
– Это было минутное увлечение.
Они вновь заспорили. Перед тем, как провалиться в дрему, Артем расслышал:
– Хорошо, договорились! Следующим летом отправляемся в экспедицию всей семьей. И я познакомлю тебя с твоим отцом.

Артем снился скрип снастей, уютное покачивание волн, свист парусов. Вокруг звенели хрустальные колокольчики – пели русалки. Потом в их мелодию вкрался надлом, колокольчики зазвучали разрозненно и резко. Затем послышалось:
Призрак вышел из ночи,
Призрак рыщет вдоль печи.
Раз найдет, другой найдет –
И никто вас не спасет!
В дверях комнаты возникла огромная тень пирата, чья правая перчатка была выкрашена в синий цвет…

Ну что, поверил? Еще бы! Не зря я фотографировал карту, остров и пиратов. Только, как договорились, никому ни слова! Да, все произошло на самом деле, клянусь компасом, доставшимся мне при поиске сокровищ. Это было предприятие, полное тайн и опасностей. Меня могла сожрать акула и утопить русалка. Нас едва не погубили пираты «Летучего Голландца». Кажется, столько страшного выпало на нашу долю, что можно было бы навсегда отказаться от приключений. Но больше всего на свете я хочу вновь отправиться на поиски клада. И обязательно сделаю это! И даже возьму тебя, если ты готов вступить в мою команду.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.