58. О чём молчит Феникс. Наследный принц

57. О чём молчит Феникс. Участь принцессы.
-----------------------------------------------------
– Моё имя Гард. Я забыл, что когда-то меня называли по-другому. Я придворный танцор бен-Яира и человек для особых поручений, к этой судьбе имя Гард подходит больше. Но с ней, я надеюсь, я распрощался навсегда. И надеюсь, смогу стать принцем Миладом. Когда Атрас узнал, что бен-Яир посылает меня в Аскаланту, он рассказал о медальоне, что был на мне когда-то, и о гербе. Я предположил, что имею какое-то отношение к королевскому роду. Но подумать, что я принц… – Милад усмехнулся, – нет, такая мысль мне не приходила.

– Не опасно было метить себя этим знаком? – кивнул Шорох на запястье Милада.
– Его легко было скрыть. Я и раньше носил иногда какую-нибудь повязку, – принц пожал плечами, – кому какое дело, что я стал носить её всегда.

– Человек для  для особых поручений, это как? – спросила Лиса.
– Шпион, убийца.

Во взглядах, в центре которых оказался принц, читалось и сомнение, и недоверие, и ожидание. Никто не проронил ни слова. Милад заговорил опять:

– Атрас пообещал бен-Яиру сделать из меня такого, каким был сам когда-то. До того, как стал придворным псарём. Благодаря Учителю изменились планы Саидхаруна на меня.

– Мы видели, как натягивался «поводок», как ты сам это назвал. Бен-Яир позаботился, чтобы ты не сбежал. Ты знал, когда тебя закодировали на возвращение?
– Нет.

– Скорее всего, это сделали, когда ты спал, – сказал Сорин. – Подлили снотворного, чтобы спал покрепче и всё. Со спящим человеком менталисту работать даже проще.

– Учитель у тебя был хороший, – сказал Стас, - и боевая подготовка у тебя отличная. Почему ты не отвечал, когда ребята кидали тебя как мячик? Не хотел раскрываться?
– Так ты к тому времени уже раскрыл меня, – улыбнулся Милад. – А мячик… Ну, это было не всерьёз.

– Как это? – удивился Вит. – Ничего себе, не всерьёз.
– Меня же ещё не убивали. А если бы я начал отвечать, тогда бы стало по-настоящему. Очень всерьёз. Но я не хотел убивать никого из вас, – Милад повёл глазами по окружающим его лицам.

Стас усмехнулся:

– А мог?
– Легко, – коротко ответил Милад. – Закроем тему. Мне не хочется её продолжать.
– Ты прости нас, – сказал Патрик. – Не держи зла.
–  И не думал. На вашем месте я… был бы жестче.

– Милад, ты вспомнил меня? – спросили Лиса. – Я хорошо помню, каким ты был. Очень милый ребенок. Тебя все любили, не говоря уж про нас и отце с мамой. Нас было три сестры. Наверное, ты не помнишь. Ты ведь был ещё так мал.

– Иногда мне кажется, я кое-что помню. Но не уверен. Может быть, мне приснилось, а я думаю, что это было.
– Если хочешь, я помогу тебе вспомнить, – предложил Сорин.
– Хочу.

Кажется, перемену темы все приняли охотно и даже как будто с облегчением. Почему-то не хотелось расспрашивать Милада о том, как он жил, чем наполнены были его годы. Не сейчас, не за круглым столом перед всеми. Кажется, он отвечает легко и просто. Но разве не понятно каждому, как жилось ему у заклятого врага, который хотел лишь одного: унизить, растоптать принца Аскаланты и ещё таким образом насладиться своим триумфом. Каково говорить о том, что служил человеку, лишившему тебя абсолютно всего, даже имени. Что стал в руках этого человека инструментом, слепым оружием и позволил ему таким образом использовать себя. Может быть, позже он расскажет, если ему это будет нужно. Лисе или кому-то ещё. Но не сейчас.

– Милад, я очень рада, что ты есть. Почему-то я часто думала о тебе, чаще, чем обо всех других. Хотя, видишь, сколько братьев у меня стало, – Лиса взглянула на своих бойцов. – Они стали моей семьёй. Войди в неё, Милад. Ты найдёшь здесь настоящих, верных друзей и соратников. Впереди у нас большие дела.  И это не очередная перемена твоей судьбы, это возвращение к истинной. Мы вернём Аскаланту, твоё королевство, Милад, наследный принц.

Гард-Милад смотрел, как вслед за Лисой поднялись все: Сорин, Патрик, Шорох, Жарко, Гейза, Вит и Кэй, Стас – и молча склонили перед ним головы. Он сидел неподвижно, только глаза выдавали его удивление, едва ли не смятение. Наконец, он протяжно выдохнул, опустил голову и помотал ею, проговорил:

– Лиса… Спасибо вам всем… Искренне говорю, от сердца. Но как-то многовато для одного дня… Пусть он уже закончится.
– В самом деле, – поддержал его Сорин, – день был слишком долгим.

В общей сутолочи, когда кто-то собирал кружки, кто-то споласкивал их под краном, убирали со стола печенье и галеты, ставили в шкаф... среди негромких реплик, шуток и смешков Стас вдруг зацепился за острый взгляд. Сорин стоял у стены и пристально смотрел на него.

--------------------------------------
59. Сундук с ответами - http://www.proza.ru/2018/06/21/870


Рецензии
Жаль, что прошедшие года нельзя вернуть... Милад сильный человек, он может жить с таким прошлым. Но как жаль читателю его детства( Надеюсь, автор не принесет его в жертву, чтобы возвести на трон Лису. Впрочем, автору всегда виднее.

Оксана Куправа   24.06.2018 23:45     Заявить о нарушении
Что вы, Оксана, я не такая кровожадная. Милад и без того трагическая фигура, что же его еще и в жертву приносить.

Раиса Крапп   24.06.2018 23:14   Заявить о нарушении
Вы меня успокоили) Согласна - и так натерпелся.

Оксана Куправа   24.06.2018 23:46   Заявить о нарушении