Доброволец

100-летию создания РККА

 Тяжело ступая стоптанными ботинками по безлюдной, заметенной снегом мостовой, Терентий Макарович то и дело отворачивался от хлесткого ветра, пряча худое, покрытое оспинами и заросшее седеющей бородкой лицо за поднятый воротник старой шинели. Мрачное низкое небо навалилось на крыши, укрыв город непроницаемой завесой, злая вьюга швырялась пригоршнями острых, как стекло снежинок, протяжно завывая в водосточных трубах и зловеще хлопая ставнями пустых оконных глазниц. Редкие прохожие, кутаясь в одежды, спешили с улиц.
 - Гражданочка… - окликнул Терентий Макарович женщину в лисьей шубе до пят.
 «Гражданочка» отшатнулась, шарахнулась к обочине, торопливо перебежала на противоположную сторону и скрылась в проулке.
 «Чистоплюйка, нафталиновая барышня, брезгует нашим братом», - подумал Терентий Макарович, останавливаясь перед разбитой витриной магазина «Пух и перья» в размышлении, куда идти дальше.
 Война, революция, катастрофическое положение с продовольствием сеяли панику: город, в котором едва ли было сыскать пуд хлеба, опустел, многие мелкие и крупные буржуи бежали, надеясь пересидеть, переждать потрясения последних месяцев где-нибудь в глубинке, за Волгой, Уралом - там, где еще не был слышен победный залп «Авроры». А между тем с передовой ежедневно приходили все более устрашающие вести. Прорвав призрачный, едва державшийся фронт кайзеровские войска неумолимо приближались к колыбели Революции - Петрограду. Возникла прямая угроза Пскову и Нарве. Для Республики наступали решающие дни. Но вместе с тем, это были и дни огромного революционного энтузиазма и патриотического подъема. «Социалистическое Отечество в опасности!» - слова ленинского декрета призвали пролетариат отразить натиск, и десятки тысяч откликнулись на него, образуя первые части доселе невиданного войска - Рабоче-Крестьянской Красной Армии. 
 Надрывно загудел родной Путиловский*. Терентий Макарович обернулся, заметил у поворота мелькнувшую богатырку**.
 - Товарищ! Погоди! - крикнул он, ускоряя шаг.
 Красноармеец остановился, снял с плеча винтовку.
 - Чего тебе?
 - Товарищ, как пройти к штабу?
 Боец быстро окинул его критическим взглядом, смягчился:
 - Пошли, мне тоже туда.
 В небольшом двухэтажном здании бывшей овощной биржи расположилась одна из разбросанных по всему городу ячеек Чрезвычайного Штаба Петроградского военного округа, уже несколько дней формировавшего боевые отряды для отправки на фронт - нужно было во что бы то ни стало остановить немцев. В тесной прокуренной комнатушке стоял шум - многочисленная петроградская голытьба - в основном рабочие заводов и фабрик - записывалась добровольцами. Разбитной матрос в заломленной бескозырке, черном бушлате поверх тельняшки, сидящий за маленьким, неудобным, заваленным бумагами столом у входа, как и красноармеец, смерил Терентия Макаровича скептическим взглядом:
 - Сколько ж тебе годков-то отец?
 - Шесть десятков, - ответил Терентий Макарович смущенно. Он не ожидал, что здесь будут спрашивать о возрасте.
 - Воевал?
 - Воевал.
 - Где?
 - На Дальнем***.
 - Понятно… За царя и отечество.
 Терентий Макарович уловил насмешку, но смолчал. Матрос пожевал папиросу, спросил деловито:
 - Документ есть?
 Кроме заводского пропуска, документов не было - лихие люди снесли позавчера с его барака на окраине все. Матрос подержал в большой темной ладони потрепанный листок, будто это была осклизлая жаба, и не читая вернул обратно.
 - Я что, неблагонадежный? - волнуясь, спросил Терентий Макарович.
 - Староват ты для войны, отец. На довольствие тебя ставить, резона нет. Ты свое отвоевал. Так что живи, как жил. Кто таков? - обратился матрос к следующему добровольцу.
 Терентия Макаровича будто хлестнули по лицу, он вспыхнул, сквозь заросшие скулы заходили желваки.
 - Довольно мне жить, как жил! Каждый господин - хозяин. Каждый хозяин норовит мозоль отдавить, да в грязь ткнуть. Я другой жизни хочу! За это и воевать иду.
 Стуча «старорежимными» сапогами, в длиннополой кожаной куртке с болтающимся на шнуре маузером в кобуре, по лестнице торопливо спускался командир только что сформированного взвода. Подошел к столу, постоял минуту. Потом крепко пожал Терентию Макаровичу руку.
 - Спасибо отец, что пришел. Поднимайся на второй этаж, в пятый кабинет, спроси товарища Сокурова. Получишь Служебную книжку, оружие, станешь на довольствие.
 Потом повернулся к матросу, сказал тоном, не допускающим возражений:
 - Выпиши товарищу пропуск.
 - Зря вы взяли его, - устало сказал тот, глядя вслед тяжело поднимающемуся по ступеням старику. Какой из него боец? Такие по сто раз на дню приходят, просятся в служивые, лишь бы харч казенный получить. Получат и домой. У всех семьи…
 Он вдруг резко выпрямился и умолк, вспомнив о субординации. Но комвзвода, казалось, не заметил этого, попросил папиросу, закурил, сказал просто:
 - Нету у него семьи. Сын под Бродами**** погиб, жена от тифа померла месяц назад. Я с ним работал на Путиловском. Думал, вспомнит меня. Не признал… Сдал Макарыч, постарел. - Комвзвода затушил едва начатую папиросу, поправил потертую кожаную кепку, и прогоняя воспоминания, сказал решительно:
 - А взяли мы его правильно. Настоящий боец. Таких бы поболе.
 Выйдя на улицу красноармейцем, Терентий Макарович вынул из кармана Служебную книжку, и щуря воспаленные глаза, прочитал: «Кто ты, товарищ?». Если тебя спросят, отвечай: «Я - защитник всех трудящихся и бедных всего мира». «За что ты бьешься?». Если спросят, отвечай: «За правду. Чтобы земля и фабрики, и реки, и леса, и все богатства принадлежали бы рабочему люду». «Как же ты бьешься с врагами?» - «Без пощады, пока не сокрушу».
 Подошли подводы. Заметив старика, знакомый боец в богатырке одобрительно улыбнулся, подал руку, помогая взобраться в повозку.
 Добровольцы уходили на фронт. 
 
(11.I.18. - 14.II.18.)               

Примечания:
*       Путиловский (завод) - основан в апреле в 1801 году, как чугунолитейное предприятие, специализирующееся на производстве артиллерийских боеприпасов. С 1812 года начал развивать машиностроительное направление, приступив к изготовлению паровых машин. Одновременно было освоено художественно-литейное производство, завод участвовал в создании архитектурных ансамблей и монументально-скульптурных памятников Санкт-Петербурга и его пригородов. К началу 1-й Мировой войны стал важнейшим центром отечественного машиностроения, вышел на ведущие позиции в России и Европе в паровозостроении, производстве артиллерийского вооружения, судостроении, турбостроении. В годы революций 1905, 1917 гг. рабочие завода стояли в авангарде пролетарского движения. На фронтах Гражданской войны (1917 – 1922 гг.) сражались свыше 10000 бойцов-путиловцев, из его рабочих было создано 25 воинских соединений - отрядов, полков, батальонов, дивизионов. В период коллективизации (1928 – 1937 гг.) тысячи путиловцев отправились в деревни и села для создания колхозов. С 1922 по 1934 гг. назывался «Красный путиловец».
**     Богатырка - форменный головной убор - суконный шлем особого образца, разработанный в 1915 году художником В.М. Васнецовым (1848 - 1926 гг.), для Парада Победы Русской императорской армии в Берлине и Константинополе. Хранился на складах и в войска не поступал. Позднее, приказом Революционного совета Республики от 18-го декабря 1918 года, под названиями буденовка и фрунзевка (от фамилий командиров первых частей, получивших новое обмундирование) была введена в войска РККА в качестве основного головного убора. Встречалась в Красной Армии до 1944 года.
 ***   «На Дальнем» (Востоке) - во время Русско-Японской войны 1904,1905 гг., боевые действия велись на суше (в Маньчжурии) и на море (в Желтом и Японском морях), в ходе которых царская Россия потерпела ряд позорных, сокрушительных поражений (оборона Порт-Артура (1904-1905 гг.), сражение при Мукдене (1905 г.), Цусимское сражение (1905 г.)), заставивших ее капитулировать, и 23-го августа (по старому стилю) подписать Портсмутский мирный договор, по итогам которого она теряла Маньчжурию со стратегически важной железной дорогой (КВЖД), Ляодунский п-ов  и южную часть о.Сахалин.
 **** Броды - город в Австро-Венгрии (сейчас в Украине, на северо-востоке Львовской области). Во время 1-й Мировой войны (1914 - 1918 гг.), в ходе знаменитого Брусиловского прорыва (22-е мая - 7-е сентября (по старому стилю) 1916 года), был взят русской 11-й армией, что позволило временно перехватить инициативу - создать предпосылки для дальнейшего наступления на Львов и завоевание всей Галиции.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.