3ч. Жестокая бойня

               
   …. Святитель Зосима и не мог подумать, что это безгрешное место будет осквернено насилием. Не просто так солнце в этот день спряталось за облаками, не хотело смотреть на жестокую бойню.

   Мещеринов был не в духе: сердит и мрачен, у старцев и бельцов он денег не нашел и был зол. А в монастырскую казну было страшновато влезать. Вспомнил дело Иевлева за «грабежи да лихоимство сверху сказано – быть в опале».

   Он не мог утешиться водкой, купленной у купцов. На суд он вышел злой. Допрос проходил там же в обители на площади.

   Первым вызвали архимандрита Никанора. Мещеринов постарался придать расправе вид суда. Он сидел на скамье, покрытой ковром, а рядом посадил дьякона для записи.

   Никанора привезли на санях так как «…. от старости и трудов молитвопредстояния многолетных ногами ходити не можаше. …».

   Архимандрит пребывал в смиренье и даже светел: он тешился, что на допросе все скажет, хотя знал, что Мещеринову его слова «без пользы», но думал, узнают люди, правду ли молвил Никанор!

   - Почто ради противился государю? Почто ради, обещавшись увещать других к покорности, не только преступил обещание, но и сам с ними на сопротивление царю согласился? Зачем царское войско не впущал в обитель, и желавших войти отбивал оружием?

   Никанор с трудом встал. На больных ногах зазвенели оковы печальным звоном.

   - Энто все обман! – заговорил Никанор. -  Самодержцу не только не противился, но даже и не мыслил  противиться, ибо научился больше оказывать царям чествования, как учил Сам Христос: воздавать кесарево – кесареви, а Божие – Богови. Но как вновь внесенные уставы и «новшества» патриарха Никона не позволяют Божеские неизменные законы и апостольские и отеческие предания, то и удалился из мира и убежал из вселенной на остров. И в стяжании преподобных поселился, чтобы по их стопам ходить к вере.

   Вас же, пришедших растлить  древлецерковные уставы, обругать труды  преподобных отцов и сокрушить богоспасательные обычаи, в обитель праведно  не пускали; пришли вы на расхищение и воровство. И ради татьбы царю на нас лгали: и Иевлев, и ты. …  А я тебя не страшусь. Я и цареву душу имею в руце своей.

   - Да что лепетать с тобой, пес - вскочил Мещеринов и тростью ударил архимандрита по лицу. …

   - Взять энту собаку: да за ноги и на лед.

   С архимандрита стащили одежды, оставив в одной рубашке, связали веревкой и со смехом, бранью потащили на лёд.

   Смеялся вслед Мещеринов, - вишь, что лепечет он: я - де тебя не страшусь. Цареву душу в руце имею. А твоя… - Он с лютой злобой смотрел на свою ладонь, сжимая в кулак,  -  вот в моей руце!

   - Погодьте братики, - остановил стрельцов архимандрит.

   Стрельцы встали в недоумении и не препятствовали Никанору вставать.

   - Не душу, а тело мое. Душу не можешь убити, она не в твоей руце, а Божней. И царю зла  не хочу, а за то, что он меня, духовника, твоему несправедливому суду предал, буду судиться с ним перед Престолом Господа Все - дер - жи - и - и – теля - я.…

   Он не закончил говорить, как кто - то дернул веревку, и он был сбит с ног. Его тащили, а голова билась об обледеневшую землю, а губы все что-то шептали.

   Так же окончился суд и над другими старцами обители.

   После их казней началась просто свирепая расправа над иноками, почти всех их истребили: двух старцев четвертовали, прочих сожгли и утопили в проруби. Скоро все кругом окрасилось кровью. На виселицах и на самих стенах обители висели монахи, на крюках к деревьям, что росли на территории монастыря, были подвешены люди, повинные разве только в том, что «по – иноческому обещанию» не хотели покинуть своей обители.

   Умирали просто и спокойно. Вот подвели к виселице монахов, у одного из них была свечка. И каким – то чудом она не погасла, даже когда тело билось в конвульсиях, а когда похолодело тело, свечка погасла и затлела мигающим огоньком.

   Вот подвели к плахе молодого отрока, это ученик «живописца». Он был не просто убит, а четвертован. Просто Мещеринов был зол не от крови, и не от водки, хотя падок он был до вина.

   Не хотел он оставлять свидетеля по делу о казне монастырской. После все ровно пришлось Мещеринову ответ держать перед князем Волконским  по списку найденных у него монастырских вещей. Он оправдывался, что иконы те ему  «попы и чернецы дали в почесть». Или выдумывал, что та или иная дорогая икона его собственная и писана за пять рублев.

   За весь день утомился он и решил монахов топить в проруби. 

   Это была не прорубь, а остатки крещенской иордани, сюда-то  и таскали по одному, потом по двое. Набивши прорубь вплотную, из неё растеклась вода, и мучеников стали бросать на мокрый лед, таким образом  они стали примерзать ко льду.

   Здесь, невдалеке, во рву, с проломленной о лед головой, лежал замороженный Никанор. Вблизи крепко примерзло ко льду старческое тело, но крепким оказался старик. Долго не одолевал его мороз.

   Израненный, замерзший, он находил силу утешать своих «детушек».

   - Не сокрушайтесь, братики… Завтра у Христа воскреснем. Претерпим мало, - повторял он, может быть уже в бреду, потом начинал молиться. …

   В начале лета прибыл в Соловецкий монастырь новый настоятель – архимандрит Макарий. Мещеринов подал ему «роспись за своею рукою» только о четырнадцати уцелевших чернецах «сидельцах».

   Так был разгромлен Соловецкий монастырь.

   Если сторонники никоновских новшеств хотели раздавить центр старых преданий, то они ошиблись. Молва о монастыре на Соловках и смерти отцов и страдальцев разнеслась по всей земле.

   Около святых могил создались святые легенды. И правда, за которую они стояли, подкрепленая их кровью, стала еще крепче.

   В 1682 г. Московский Собор епископов принял постановление борьбы с раскольниками (если правильно раскольники не старообрядцы, а те, кто устроил на них гонение) и за утверждение нового обряда и уничтожении всех приверженцев старого обряда. Нужны были решительные меры, не церковные прощения, а гражданские казни против старообрядцев.


http://www.proza.ru/2018/06/26/1402


Рецензии
Здравствуйте, Михаил.
Страшные были времена.
Сколько невинных людей погибло. Удачи. Алла.

Алла Гиркая   23.08.2019 22:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.