8ч. На земле Войска

               

Шел 1793 год, немного времени прошло со времени странствия Сергия и Питирима. Местность Общего Сырта, где застраивался скит, был расположен в густой колке .  Сложившийся скит находился в 110 верстах от Яика и в трех верстах от реки Чаган. С этого времени можно считать, в собственном смысле, начало Сергиевского скита.
О постройке скита стало известно в уральском войске, но оно держало себя так, как будто ничего не слышало. Сам войсковой атаман Данила Дмитриевич Донсков считал себя приверженец старой веры, да и почти вся старшинская знать считала строительство старообрядческих скитов святым делом.
Прежде всего, поставили столовую, потом кельи. Богослужение совершали в столовой. На то время скитников было уже чуть более двадцати человек. Но слух о новой обители быстро распространялся, и обитель стала расти. Построек было мало, выстроили новые кельи. Установился «чин и порядок». Обитель зажила трудовой, подвижнической жизнью…. 
Вскоре сюда прибыл есаул Логинов, чтобы произвести осмотр: кто проживает в скиту, и нет ли подозрительных лиц, что числились в розыске. Есаул  нашел в скиту всего чуть более десяти человек. В основном были отставные яицкие казаки, а остальные из близ лежащих губерний России.
Но в это время в Войске по Высочайшему поручению для составления нового штата и проекта об управлении Уральским Войском находился  генерал-лейтенант Медер. Заподозрив Сергия в укрывательстве разных беглых людей, он крайне был недоволен осмотром Логинова, и настоял на повторном осмотре Сергиевкой обители. Есаул повторно отправился в скит с десятком казаков для повторного осмотра, при осмотре нашли еще около десяти человек, все оказались бродягами без письменных видов, все они были отправлены в Уральск. После общения с ними генерал написал следующее заключение: «….Уральское начальство  в продолжение стольких лет  терпело таковых бродяг и крайне подозрительных людей в своих пределах, не зная и не осведомляясь, кто они таковы. …. есть уже примеры, что ….  укрывались обличенные судом разбойники и воры   …. и обитель сих пустынников, не будучи ограждена полицейским надзором, ….  возбудить полное внимание …. на всякое уединённое жилище».
Не смотря на предупреждения игумена Сергия, скит  по-прежнему давал приют богомольцам и странникам.
Устав Сергиевского скита делился на труд и молитву, в них игумен лично принимал участие. Обитель занималась садоводством, пчеловодством и выращиванием  пшеницы. Из числа Сергиевской братии были монахи, которые занимались огородами и садами. Земледельцы монахи получали обильный урожай  отличного качества. В этом отношении Сергиевские монахи были первыми начинателями в Уральском Войске по землепашеству. Казаки чиновники, сообразив, стали застраивать хутора на плодородных землях ближе к рекам Ташле и Иртеку и другим, протекающим между Уралом и Чаганом рекам, и давать вид на жительство россиянам  под именем своих дворовых людей.
Управляя Сергиевским монастырем более двадцати лет, игумен Сергий смог расширить обитель. В нем было около сотни жителей, стояли несколько часовен и церковь. Кроме того, было около десятка амбаров, погреба,  две поварни,  несколько сараев, конный и скотный двор, гостиный двор, несколько постоянных изб, несколько кузниц, смолокурня, портняжная, иконописная и школа. Затем были мельницы и кирпичный завод. Скит жил чисто монастырским чином. Это была маленькая трудовая монастырская республика со строгим порядком и правильно организованным чиноначалием.
Главное решение всех дел принадлежало киновиарху , который оставлял за собой право выбирать членов Сергиевской обители. Но формально обсуждение и решение всех дел принадлежало игумену Сергию и братии. В состав братии входили духовники, экклесиарх  или уставщик, келарь, казначей и староста с выборными от скитов.
Келарь заведовал внутренним хозяйством обители, он должен был присматривать за трапезной, пекарней, поварней и больничной. Казначей должен был тщательно беречь все монастырское имущество и, по уложению, смотреть на него, как на вещи, принадлежащие самому Богу. В помощь казначею во всех мастерских были старосты. Кроме этих должностей, были стряпчие для сношения с официальным миром: на Иргизе, в Вольске и Яике.
Устав «духовный», т.е. чин спасения, и мирской, по делам «земного» характера, был строг, и эти суровые правила соблюдались строго. Ослушников смиряли «монастырским смирением»: шелепами, темницей и прочими казнями епитимийными.

  КОЛОК - островной лес в зоне лесостепи.
  КИНОВИАРХ – настоятель.

http://www.proza.ru/2018/06/26/1453


Рецензии
Зачиталась!!! Благодарю!!!

Лариса Белоус   09.02.2019 22:01     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.