Этого вы не знаете

 Предисловие.

В каждом Советском городе проклинаемая ныне демократами Советская власть строила «Дворцы Культуры», являвшимися тогда настоящими центрами Советской  культуры в данном  населенном пункте. В деревнях и поселках Советской властью  открывались «Красные Клубы»,  «Красные Уголки», а  в городах  - «Дворцы Культуры». Они строились разными, но у них было одно общее – солидность и монументальность, внушительность и грандиозность.  Для  этого их обязательно проектировали в стиле Советского классицизма с  колоннами на фасаде здания. В нашем городе их  было три таких «Дворца Культуры», по количеству крупных заводов в городе.

«ДК имени К. Маркса», построенный  заводом «Атоммаш»  в 1960 году, «ДК Октябрь», построенный заводом «ЭЗТМ» в 1970  году и  первый «Дворец Культуры» города,  называемый поначалу «Клубом имени Горького», потому что в нем  на открытии был  сам Горький.  Это «Клуб» для  нового города Электросталь в Подмосковье  был спроектирован группой молодых  архитекторов  под руководством братьев Весниных специально для работников  нового Советского завода «Электросталь» и   сдан в эксплуатацию еще в 1929 году.  Он являлся образцом конструктивизма советской архитектуры, но  его разрушили в девяностые годы под маркой реконструкции и не восстановили из-за отсутствия средств. Сейчас на этом месте современный и безликий  торгово-развлекательный центр.
 
Все мы, жители советских городов, ходили в наши дворцы культуры на торжественные вечера по случаю очередного советского праздника, на концерты московских и своих артистов, в кино, на вечера отдыха и в бесчисленное количество разных, художественных и спортивных, кружков. Жизнь в этих «Дворцах Культуры» буквально бурлила и мы никогда не задумывались над тем,  что же скрывается за парадным фасадом их яркой деятельности. И я не задумывался, пока меня жизнь не столкнула с жизнью и работой  одного из наших городских «Дворцов Культуры»  «ДК Октябрь».

Дежурный электрик
      
Это было  в девяностые годы, когда я работал преподавателем сварочных дисциплин  в Областном Политехническом техникуме, только  что переименованном  по западному  в Политехнический  колледж. Время было трудное, зарплата преподавателя мизерная, хотя и регулярная, и я устроился еще работать на полставки дежурным электриком в местный Дом Культуры «Октябрь», а с недавних пор тоже  переименованный по новомодному в Культурный Центр «Октябрь».  Раньше был ДК «Октябрь», теперь вот КЦ «Октябрь».  Хорошо хоть название не переименовали во что-то западное. А то он так и остался в глазах горожан «Октябрем»

Новые власти страны тогда на всех уровнях спешили отмежеваться от своей прошлой Родины,  от Советского Союза,  и с жутчайшей  поспешностью переименовывали, переименовывали, переименовывали все, на что попадал их взгляд!  И улицы, и профессии и самих себя.

Этот самый КЦ «Октябрь» находился на одном  сквере с Политехническим техникумом-колледжем, что было почти что рядом и  что  легко позволило мне одновременно выполнять сразу две работы:  и в «Политехе» и в КЦ.  При необходимости я после занятий в «Политехе»  заходил туда и делал там нужные свои  дела. В основном я занимался тем, что менял сгоревшие лампочки, чинил розетки, да выключатели.   На большее меня просто не хватало. Хотя само электрохозяйство ДК или КЦ было очень и очень серьезное.

Судите сами:

Здание «Дворца Культуры Октябрь» или же  «Культурного Центра», как кому нравится,    было типовое, разработанное в свое время одним из  проектных  институтов СССР  и было предназначено для советских городов областного значения. Оно представляло собой громадное четырехэтажное здание с восемью массивными колоннами на фасаде и арочной  колоннадой  в  его  задней части, выходящее на центральный сквер города. Первый этаж занимал громадный зрительный двухъярусный зал с ложами и балконами; обширный вестибюль с раздевалками, буфетом, и туалетами по обе стороны зрительного зала.  Над вестибюлем размещался банкетный зал с небольшой мини-сценой, а третий этаж весь был заполнен комнатами и помещениями неизвестно какого назначениями.

Верхний этаж был чердачным и  там размещались различные механизмы, воздуховоды, трубопроводы и  электрошкафы  энергетических узлов и систем ДК, а  также  вентиляционные  насосы общей  системы вентиляции помещений здания.

Был еще и подвальный, или нулевой этаж здания, так называемый, технический этаж  здания, предназначенный для размещения мастерских КЦ. О  них у меня и представления никакого никогда  не было. А там  размещался  настоящий  цех, или  приличный  механический  участок с несколькими  универсальными токарными,  вертикально фрезерными и  универсально фрезерными станками, а  также с вертикально сверлильными станками, размещенными  на  разметочных плитах.  Был также  один  расточной станок с планшайбой.  И здесь же стояла машина для точечной сварки листового металла.
 
А к самому   участку  примыкал свой небольшой  склад металла со стеллажами для  хранения листа и профиля. Участок был оборудован  двумя электрическими   кран  балками  с  ручным  управлением с пола.

Рядом с механическим участком за отдельной кирпичной стеной  располагался свой столярный участок с  целой  гаммой  универсальных   столярных станков, размещенных на специальных верстаках и склада деревянных заготовок в виде досок,  брусьев и даже обструганных бревен.

Получалось так, что всем ремонтом бесчисленных механизмов и аппаратуры ДК занимались в мастерских самого ДК, не обращаясь на сторону. Или планировали заниматься, чтобы не тревожить заводское  начальство и партком завода. А как оно в  действительности  вышло,  мне узнать было  не суждено. Да я и не старался узнать. Зачем? Того, что было, вернуть все равно не удастся.

Здесь же, в подвальном помещении,  размещался и механизм  вращения сцены основного смотрового зала ДК, спроектированного и изготовленного когда-то специалистами завода  ЭЗТМ. Правда, механизм этот уже давно не работал и его надо было теперь разбирать и  серьезно ремонтировать. Но это было уже не моей заботой, а директора ДК или КЦ.

Отсюда же, от подвального помещения шел длинный и узкий  подземный  проход  в сторону площади перед ДК, на которой были смонтированы три групповых фонтана с подсветкой. Проход был вечно заполнен водой, но в нем на трех отдельных тумбах стояли три насоса для фонтанов и шел кабель для подсветки.  И для хождения по этому каналу мне пришлось достать свои старые охотничьи сапоги с отрезанными раструбами. Без них ходить по проходу было страшновато.

В общем, хозяйство было очень даже серьезное, хоть бизнес свой здесь открывай по механической обработке каких-нибудь изделий из металла и дерева. Изготавливай и собирай. Места для сборки тоже есть, весь  пол мастерских был устлан    стендовыми сборочными  плитами с т-образными строганными пазами для размещения крепежных болтов.
   
Причем, хозяйство в ДК было настолько  крупное, сложное и многофункциональное,  как энергетическое, так и механическое, что   вполне естественным для проектировщиков и эксплуатационников ДК было желание  заранее оснастить его соответствующей времени ремонтно-механической базой. Благо, что площади в подвальном этаже ДК вполне позволяли организовать механические участки для изготовления быстро изнашивающихся и  часто выходящих из строя  металлических и деревянных изделий  оргоснастки  ДК.

Однако станки уже    не работали. Давно не работали.   Электродвигатели на них  отсутствовали, а их  электрошкафы  были поностью  разорены и восстановить их уже не представляло никаких возможностей. Проще было купить новые. Но  смысла в таком  восстановлении   уже никакого  не было – времена изменились.
 Здесь же за кирпичной стеной  в отдельном помещении размещалась и  моя теперь электромастерская с консольным краном, стеллажами, верстаками, с  гидропрессом для электросиловой  пайки  наконечников  к концам проводов и кабелей, а также  с  двумя настольными сверлильными станками и двумя настольными специальными установками для электрической пайки проводов. Был даже подсоединенный к сети сварочный выпрямитель, правда без держака.

Мастерская  была буквальна завалена разного рода электроаппаратурой, невероятным количеством  светильников и всякого электрического хлама, связанного с использованием  когда-то  в ДК многих  значительного количества электроаппаратуры индивидуального назначения, предназначенного, в основном,  для организации световых спецэффектов  во время  современных спектаклей. Этого электрического «металлолома» в ДК-КЦ было настолько много, что мне можно было спокойно работать много лет, не обращаясь никуда и не приобретая ничего, а  лишь используя готовые  «электроузлы»,  имеющиеся в кладовой и в самой  мастерской, да   свои  руки. Ну и еще мое  желание что-либо делать самому. А такого желания у меня всегда было больше, чем предостаточно.

При осмотре своего  хозяйства в ДК  я наткнулся на шесть толстенных  томов  проектной документации на здание ДК. Том строительной части, том электрической  части, том теплотехнической части, том сантехнической части, том  специальных частей проекта, том   пожарной безопасности. И к своему удивлению я  узнал, что командовать все этим хозяйством должен был Главный инженер ДК с одним главным энергетиком и  четырьмя   мастерами: мастером  по механообработке металла и дерева, мастером электриком, мастером теплотехником, мастером сантехником. Еще в штат ДК  входил технолог по механообработке и конструктор механик.  Им всем подчинялись восемь рабочих электриков, четыре рабочих теплотехника, четыре рабочих сантехников и пять станочников и один сварщик.

Сколько в штат ДК входило культурных работников, я не смотрел. Мне это было не так и интересно. Но фонд зарплаты ДК должен был быть  очень  даже приличный. В советские времена эти деньги выделяло Министерство культуры, кто потом – я не знал и не пытался узнавать. Но я знал по работе в «Политехе», что в советские времена штат «Политеха» входил в штат «Атоммаша»  и потому ставки здесь были почти в два раза выше, чем в остальных учебных заведениях такого же класса. Но затем, к концу девяностых штат «Политеха» вывели из штата «Атоммаша» и зарплата преподавателей сразу же резко упала. Также резко упала и возможность оснащения «Политеха» различными видами учебной оргоснастки, хотя почти все выпускники «политеха» шли на «Атоммаш».

Но я не об этом. Я о другом. О том, что в Советские времена затраты на зарплату и  на все виды производственной и культурной деятельности четко планировались. Сейчас все это ушло куда-то в небытие, поэтому узнать настоящую свою зарплату я не мог.  Директор КЦ назвала мне цифру, она меняя устроила и я дал свое согласие при оформлении. Потом мне еще иногда платили премию не очень понятную за что.

А директором этого ДК или КЦ была молодая красивая женщина из Самары, культуролог по образованию.  Мне не нравились и не нравятся до сих пор  такие женщины. Они не моего типа. Даже и красивые. Это была  блондинка с фарфорово-кукольным, хотя и очень даже выразительным    личиком,  точеной фигурой,  пышной, всегда еле прикрытой    соблазнительной  грудью  и обязательными платьями мини,  открывающим на всеобщее обозрение ее красивые, хотя и несколько полноватые ноги. Типичная  кукла Барби.  Только живая.

Пригласил ее в Электросталь Генеральный директор Электростальского  завода тяжелого машиностроения, ЭЗТМ  Он с ней познакомился в Гаграх, в  бывшем санатории Минобороны, где сам отдыхал с женой, а она приехала туда  на какой-то фестиваль со своей  детской самодеятельной командой  из Самары.    Генеральный  не только оформил ей официальное приглашение, но и выделил ей квартиру в заводском новом доме из своего личного резерва и назначил директором  заводского КЦ.  Мужа ее, экономиста по образованию,  он сделал начальником бюро  перспективного планирования, создав персонально для него такое бюро в Плановом отделе  завода.
 
По слухам она была любовницей Генерального директора.  Причем, любимой любовницей. Заниматься «интимом»  он приезжал к ней  один, два, а то и  три раза в неделю в ее «шикарнейший»  двухкомнатный кабинет, сделанный  персонально для нее по  его личному указанию и по его личным рекомендациям   на втором этаже здания  в одном из бесчисленных вспомогательных помещений КЦ.  Здесь было предусмотрено все не только для работы, индивидуального отдыха и гигиенических процедур,  но также  и   для персонального  секса  с нужным человеком.   
               
Вот образец  истинных  отношений между мужчиной и женщиной по современному, то есть, по рыночному! Хочешь заиметь понравившуюся  тебе женщину – плати!  Можно деньгами, можно и в натурном исчислении в виде нового местожительства с великолепной квартирой и рабочими местами не только для нее самой, но и для ее мужа. А вы все  по старинке   стихи ей сочиняете, романсы поете!  Тоже мне Ромео 21-го века,  древность и еще раз древность «предремучая»!

Ни как женщина, ни как начальник, она меня не интересовала совершенно. И контактов, как таковых, я с ней практически совсем не имел. Моей главной  и непосредственной начальницей  здесь была женщина завхоз. Небольшая, сухонькая  такая, вертлявая женщина лет пятидесяти, бывшая профорг какого-то цеха ЭЗТМ,  с громким, визгливым голосом. Женщина эта была   настырная, деятельная,  пробивная и хитрющая до невозможности.  Всей рабсилой  КЦ вертела она. И вертела, как хотела.
 
Единственно, кого она не трогала в КЦ, так это меня. И то лишь потому, что до смерти боялась электрического тока и потому ко мне относилась несколько даже подобострастно. В девичестве она попала под напряжение и даже лежала в больнице после электрического удара. И с тех пор ко всему, связанному с электричеством, относилось очень даже  осторожно, если не сказать  - боязливо.

За всем, что мне было нужно по работе, я обращался к ней. Чаще всего это была покупки лампочек,  выключателей,  комнатных нагревателей, которые здесь почему-то быстро выходили из строя. И мне их постоянно приходилось менять. Заодно я менял лампочки и у себя дома. Она  быстро выполняла мои просьбы и  меня это вполне устраивало.

Проработал я в ДК-КЦ два с лишним года. Времени у меня эта работа много не вызывала, но дополнительный доход в семью приносила приличный. Кроме того, помимо всего прочего,   на мне стояло  техническое обслуживание и световое обеспечение различных концертных мероприятий, проводимых в КЦ по вечерам и по выходным на центральной сцене КЦ.  Что меня в общем-то устраивало. Потому  я водил свое семейство на все мероприятия и концерты, что проходили тогда в ДК. Приводил, естественно, бесплатно. Сажал я всех их в одну из боковых лож  на втором ярусе, откуда открывался самый лучший вид на сцену. А сам я сидел в это время у пульта управления хозяйством сцены. И кого мы только не видели в те временя на сцене нашего ДК-КЦ.  Смотрели и Пугачеву, и Ротару, и Антонова, и Расторгуева и Казаченко,  и еще много  других,  известных, мало известных  или  совсем  еще неизвестных артистов, мотающихся по стране в поисках заработка.
 
И я с тех пор, проходя мимо наших городских «Культурных центров», я вспоминал свое знакомство с  внутренней жизнью одного из них, тщательно скрытой от посторонних  наружных взглядов. И настоящее чувство гордости за нашу ушедшую Родину, активно занимавшейся всеми аспектами жизни своих граждан,  начинало переполнять меня.

PS  Когда я прохожу мимо современных безликих стекляшек наших нынешних торгово-развлекательных центров, меня почему-то всегда тянет к нашим добрым старым зданиям былых городских "Дворцов Культуры". Не знаю почему, но это так.


Рецензии
Сейчас бывшие ДК превратились в развлекухи...

Габдель Махмут   04.08.2018 20:56     Заявить о нарушении
Да, ДК сейчас пустыми развлекухами. В свое время я работал на заводе Атомспецконструкция на не рядовой должности. У нас шла нержавейка и был целый участок химического полирования изделий из нержавеющих и алюминиевых труб. Так у нас одна развлекательная фирма заказала для городских ДК полированные шесты и обручи для ночных клубов в этих ДК.
Что ж, некоторые люди стали хотеть интимно развлекаться - демократия!

Виталий Овчинников   05.08.2018 16:44   Заявить о нарушении
А на лицевой странице у Вас фото с книгами...

Габдель Махмут   05.08.2018 21:20   Заявить о нарушении
А что, этого нельзя делать?

Виталий Овчинников   06.08.2018 11:41   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.