Синичка-невеличка. Ольга Ланская

За море синичка полетела, да сил на рассчитала. Думала – как? Да просто! От острова к острову. От мыса к мысу, а там и кораблик поплывет. Присяду, отдохну.

–  А как же мама с папой? Скучать они без тебя будут, – говорит ей подружка.

– Да пусть! Мне-то что! Мне бы за море-океан. Меня милый там ждет. А что мама-папа! Я большая уже. И что хочу, то и делаю.

И улетела.

И не поверишь – добралась до чужого берега, где милый ее жил. И защебетали оба, заквохтали от радости, что вместе теперь будут.
 
Только не заметила Синичка, пока путь-дорога тянулась, что превратилась она в грифа-ястреба. Хищного и всеядного. Не заметила, потому что и милый ее уже таким же был.

Не зря говорят: два сапога – пара.
 
И пошли-покатились шарами дутыми год за годом...

Отец по другую сторону моря-океана рамочки узорные сделал, в рамочки портреты Синички вставил.
 
Ходят оба, поглядывают – не одни, вроде бы. Синичка рядом… Вот она, руку протяни. Погладить можно.

– Помнишь, как она по морю бегала? – спрашивает мама. – Смешно так. Руки-ноги растопырит, как черепашка, головой мотает влево-вправо. А волосы какие были! Ниже попки. И тоже то влево, то вправо летают… А ей смешно!

Молчит отец. Портреты и не рассматривает. И так все помнит.
 
Вот, здесь все они в Гроте у моря Русского мороженое едят. А, вот, в Болгарии на солнечных песках резвятся. А вот в снегах Хибин по макушку утонули – метель разбудили. И все смеются…

Да, улетела синичка за синь-море, океан великий. Долетела, да только так и не заметила, откуда силы взялись и на чьих крыльях притопала.

Умер за океаном отец. Позвала мать – хоронить.
– А это про что? – спросила Синичка.

– Да кто его знает, – говорит старый пень, на бревно похожий, любимый ее. – Ты слетай, раз просят.

Прилетела. Только все чужое вокруг. И мать – не мать. И это что? Отец?!

Пожалела денег, что на самолеты потратила, прикинула, сколько еще истратить придется.

Гаркнула от злости на всю округу, рявкнула на мать за слезы ее. Холодно, зло попрекнула:
– Ну, чего ты всё плачешь? Нет времени! Не забудь завещание на меня оформить.

И умчалась.

И долго смотрела мать туда, где растаяла Синичка. И пусто было там.
Словно след от пули.
 
И холодный ветер дул оттуда, не прекращаясь. И замерзала мать на этом жестяном ветру.
 
И люди проходили мимо. И говорили: какую красивую фигурку ветры выточили! Жаль, весной растает.
 
И шли себе дальше.


Санкт-Петербург

 ("СКАЗКИ")
2018


Рецензии
Грусть-тоска зеленая, но бодренько описано...

Герман Фильберт   22.07.2018 12:59     Заявить о нарушении