Танец на барабане

  Белокурая, с огромными голубыми глазами девочка лет семи, в курточке с эмблемой Олимпиады-80, одиноко стоит посреди маленькой кухни с ободранным линолеумом и окрашенными синей краской стенами. Аня такая худенькая, что сквозь тонкую кожу  просвечиваются голубые ручейки вен.

  Она прижимает к себе коричневого плюшевого, местами потертого медвежонка с черными бусинками глаз - верного друга, самое дорогое, что осталось от прежней жизни. Девочка заберет его с собой, к бабушке, но медведя брать запретили - в нем могут быть клопы.

  Приехавшая утром бабушка, начала сетовать и причитать, что в квартире все пропито и разворовано:
 - Одежды нет, продуктов нет, да ничего нет! Как вы здесь жили? Чем питались?
 - Было чем, - отвечает Аня и, понимая, что дальше последуют вопросы, на которые неловко отвечать, девочка опускает глаза в пол. Но она ни за что не скажет, что последняя еда, которая была в доме - это тухлая курица из мусорного бака. В последнее время родители приносили еду с помойки- то мороженную капусту или картошку, то пачку макарон <c жучками> или просто объедки.
 
  Аня закончила первый класс и только под конец учебного года нашла себе подругу. Одноклассница не придавала значения, что дети высмеивали Аню и придумывали обидные прозвища. Никто, кроме Светы не хотел дружить с девочкой, которая описалась прямо на уроке. Она стеснялась поднять руку во время занятия и отпроситься у учителя выйти в туалет- в этот момент на нее будет обращены взгляды всех учеников класса, а это так страшно- быть в центре внимания. Вдруг дети опять  начнут обзываться и высмеивать ее родителей. Аня терпела, ждала перемену, но было настолько невмоготу, что ручейки потекли по ее тоненьким ножкам и предательски собирались в лужу под стулом. Этот день позора она хорошо помнит. Но Света, не смотря на этот случай подружилась с девочкой- может эта дружба показалась ей равноправная- Света тоже была двоечницей и на физкультуре в строю они были последние. Аня стояла самой, самой последней. Худенькая, маленькая с синюшными кругами под глазами.

  Уже в школе девочка поняла, почему у нее никогда не было длинных волос, о которых так мечталось. Она тайком восхищалась густыми локонами одноклассницы, которая каждый день, на продленке позволяла девочкам распускать косу, расчесывать и делать прически. Аню всегда стригли коротко. Так легче бороться со вшами. Девочка не помнит когда они завелись, это было давно. За годы она так расчесала  затылок, что под волосами была огромная болячка в полголовы.

  Когда бабушка Ани пришла в школу забирать документы, учительница была очень обеспокоена состоянием девочки. Выяснилось, что ребенок неоднократно падал в голодные обмороки. Бабушка отмахивалась:
- Да что Вы такое говорите? Война давно кончилась!

  Война кончилась... Девочка не любила слушать или читать о войне. Это очень страшно и приносило невыносимую боль. Боль, почти физическую, когда на горло словно надевали ошейник и невозможно удержать слезы. И не уснуть от жуткой правды - война это очень,очень страшно. Бедные дети, бедные люди...
 
  С этого дня все поменяется в привычной жизни Ани.  Возможно, ее избавят наконец, от вшей. Может быть и клопов нет в бабушкиной квартире и она насладится спокойным безмятежным сном. Не будет бегать по нескольку раз за ночь, вычесывая частым гребешком насекомых в раковину, и, раздавливая их ногтем, считать количество особей. Аня не будет больше поливать голову кипятком, наклонившись над ванной, перебирая по полу ногами от боли, считая, что  стоит потерпеть и она избавиться от насекомых.
  Не придеться включать посреди ночи настольную лампу, в виде Останкинской башни, ловить нещадно кусающих клопов. Не будет стакана с водой, заботливо приготовленного мамой на прикроватном столике, чтобы бросать в него пойманных паразитов, не будет Есенина, которого они с мамой читали на ночь. Как жить без отца, без матери, без Джима, который дружески давал лапу на счастье ?...

  - Ты теперь сирота, - так сказала бабушка, объясняя, что по законам СССР, папу посадили в тюрьму за тунеядство, с последующим выселением из Москвы за сто первый километр, а маму отправили избавляться от пьянства в ЛТП. Это не профилакторий, а тюрьма и людей там не лечат, а калечат.
 - Такие порядки, - заключила бабушка.
 
 Сиротами дети оставались в войну.... Это страшное слово теперь применимо к ней?... Оно обрушилось на девочку, огорошив пониманием, что этот мир ненадежен, он выстуживает душу и отнимает самое дорогое. И не удержать слез, комом стоящих в горле, вымывая из хрупкой раниной души остатки детства.

  Слишком много расставаний и потерь свалилось на Аню. И отобранный рукой взрослого медвежонок, добавил безысходности и иссушил последнюю каплю надежды. А доносившаяся из радиоприемника ее любимая песня Николая Гнатюка "Танец на барабане", под которую девочка танцевала и пела, желая внимания родителей, только усилила чувство одиночества и обреченности : "барабань, барабань, даже если сердце пополам"...


Рецензии
Здравствуйте Наталья. Вот прочитала вашу миниатюру, и слёзы из глаз текут! До чего же реалистично и трогательно, потому что некоторым образом знакома с судьбой таких вот детей только детей девяностых. Правда всегда берёт за душу! Она не может не лечь на сердце! Без неё не бывает глубины жизни! Спасибо, Наталья, за этот маленький но верный рассказ!

Лидия Сарычева   18.02.2019 17:48     Заявить о нарушении
Лидия, благодарю Вас за визит и эмоциональный отзыв! Такие семьи были, есть и будут, к сожалению. Детей очень жалко- мучают их родители таким образом жизни, а дети беспомощны. Они живут в этом ужасе и продолжают любить родителей, любить безоговорочно, любить всем своим маленьким сердечком ...
С признательностью и теплом,

Наталья Миронова-Чернова   19.02.2019 12:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.