Сказка об алчном шахе

По мотивам «1000 и 1 ночи»

В книгах мудрецов записано, что один шах выехал с воинами и царедворцами в степь на охоту. Увидел он газель – и стал изо всех сил понукать коня. Не заметил, что оставил свиту далеко позади. Долго преследовал газель – но так и не сумел настигнуть. А Запад уже сделался багровым – и покрыли землю тени сгущающейся ночи.
Остался шах в одиночестве, на взмыленном скакуне, посреди степи. И не знал, как вернуться в свою столицу. Горько зарыдал, разорвал на себе одежды, расцарапал ногтями лицо. Наконец, укрепил свое сердце, положился на Аллаха и решил поискать гостеприимства у кочевников, которые гоняют по степям табуны и стада. Видит: вдали – какой-то человек.
Окликнул шах того человека и принялся торопить коня. Приблизился к тому человеку; оказалось: это благообразный старик – в большой чалме и с длинной белой бородой. Сказал шах: «Мир тебе!.. Я заблудившийся путник, и не знаю: будут ли у меня сегодня ужин и кров. Окажи мне радушие, старец, отведи в стойбище кочевников. Клянусь, я сумею тебя наградить. Если же ты не побоишься Аллаха и оставишь меня – моя рука покарает тебя раньше, чем Всевышний. Потому что в своей стране я шах, и рука моя – властная!..»
Старец возвратил шаху приветствие и сказал: «Твоя награда, о шах, меня не прельщает, и угрозы твои не заставляют меня бледнеть… Я святой Хызр, которому даровал бессмертие Аллах милостивый. Я прихожу на помощь любому потерявшемуся путнику. И не только спасаю от гибели, но и исполняю одно самое заветное желание».
Склонился шах перед святым старцем: «Да приветствует тебя Аллах великий, о Хызр!.. Ты сделаешь, что я пожелаю?» Хызр ответил: «Сделаю, по воле Аллаха». И шах пожелал: «Хочу быть повелителем в стране, которая в тысячу раз обширнее и многолюднее моего царства. Хочу владеть казной, перед которой сокровища султанов – все равно, что истертый дирхем в дырявом кармане нищего. Пусть золота у меня будет больше, чем в пустыне – песка; невольников – столько, сколько баранов и коней – у тюркского кагана. Хочу, чтоб одеяния китайского императора – рядом с моими казались грязным половиком!».
Хызр засмеялся: «Шах!.. Это и есть твое желание?». Шах ответил: «Клянусь Аллахом, верно, о Хызр!». Хызр улыбнулся печальной улыбкой: «Мне жаль тебя, шах. Ты слеп. Но я исполню твое желание. Закрой глаза!..». Шах зажмурился. И Хызр сказал: «Открой глаза!».
Шах открыл глаза. Увидел под своим седлом редкостного арабского скакуна черной масти, подкованного золотыми подковами; а сбруя – сверкает яхонтами и рубинами. Шах был посередине мощеной камнем городской площади. Толпился народ в праздничной одежде. И люди приветствовали шаха – как своего повелителя. Потом толпа расступилась, пропуская эмиров, визиров и муфтия. Столпы государства поцеловали пыль от копыт шахского коня. У шаха – от радости помутился ум.
Сорок лет шах сидел на троне волшебной страны, которая была обильна всеми земными благами. Подать исправно поступала в казну. Но, как это и бывает с властителями, алчность затуманила шаху рассудок. Стало шаху казаться, что в сокровищнице пусто (а на самом деле: сундуки были переполнены), и что налог собирают ничтожный (а это был великий налог).
Сделав свое сердце гнездом для змеи жестокости, шах увеличил подати. Страна обнищала, только в шахском дворце и в домах вельмож – не меркла роскошь. Народ голодал и бедствовал, уныние ставило на лица свою печать. Разоренные селения – превращались в мрачные руины. Так было, пока кубок людского терпения не переполнился. Обездоленный народ восстал и начал убивать эмиров и визирей, громить дворцы. Шах бросил против народа войска. Но воины обратили оружие против шаха. Шах бежал, будто заяц от ястреба. Потерял и корону, и царские одежды.
Конь унес беглеца далеко в безлюдную степь. Вспомнив Хызра, шах громко воззвал: «Во имя Аллаха, о святой Хызр!». Старец явился на зов: «Мир тебе, шах. Ты снова выехал на охоту и заблудился?». Шах ответил, ударив себя в грудь: «Клянусь, я свернут с престола. Венец – сорван с моей головы. Заклинаю Аллахом, протяни мне руку помощи, о Хызр!.. Верни мне трон. Это для тебя проще, чем вздохнуть – ведь ты чудотворец!». Но Хызр покачал головой: «Нет на то воли Аллаха, чтобы я возвратил тебе утраченное. Тебя сгубила ненасытная жажда власти и богатства. Свидетель Аллах: алчность – петля на шее. Грабя подданных, ты тянул за конец удавки. Петля затянулась – и случилось то, что случилось. Я оставляю тебя в степи одного. Это приговор Аллаха великого, воздаяние тебе за алчность и жестокость».
Так сказал Хызр – и исчез. А шах долго скитался по степи, оборванный и жалкий. Он не мог отыскать ни капли питья и ни крошки еды – пока, наконец, не отыскал собственную смерть.


Рецензии
Прекрасно написано! Восхищаюсь! Решила сделать перерыв в чтении вашего жестокого романа-ужастика "мясом наружу" - и вот, такая жемчужина!
И так мастерски менять стиль! Эта сказка не хуже чем писали восточные писатели: вылитый Низами Гянджеви.
Даже лучше: философский мудрый смысл сказки-притчи понятен, все четко и ясно, ни убавить, ни прибавить. Актуально. Трагично.
Написать: "как это и бывает с властителями, алчность затуманила шаху рассудок" -
это талантливо. Тут - без комментариев.

Марианна Ольшевская   06.03.2019 21:41     Заявить о нарушении
Спасибо большое!..
Надо сказать: эта притча - одно из ранних моих произведений. Еще в самом начале моей юности на меня огромное впечатление произвели "1000 и 1 ночь" в мастерском переводе Салье (стиль моей сказки очень близок именно к "Ночам"), а также персидская и тюркская поэзия (в особенности - творчество Алишера Навои, который в ряде поэм осмысливал те же сюжеты, что и Низами, но совсем-совсем по-своему).

Степан Станиславович Сказин   06.03.2019 22:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.