Мортсейф

 Одноухая, одноглазая, со шрамами на левой щеке, рыжая как чёрт ирландка Лулу Муррей выбивала старую трубку о ворота кладбища. Сплюнув на мостовую, она ловко достала кисет из кармана поношенных брюк, затолкала новую порцию табака в нишу, затянула шнур. Придержав мундштук зубами, она запихнула кисет обратно и достала огниво. Лениво затянувшись, она присела на каменную приступку и стала наблюдать за улицей. 
 Надсмотрщик запрещал курить на кладбище, но про ворота он ничего не говорил. Жаль – как иногда хотелось прикурить, когда долбишь киркой или лопатой эту то мёрзлую, то похожую на болото землю. Хоть камни изредка попадались – и то неплохо.
 Её окликнули с противоположной стороны улицы – Лулу нехотя подняла голову. Пересохшие губы скривились улыбкой – да это же тот самый мальчуган, которого она недавно нашла.  Хе, вот значит как – выздоровел, да?  Щенка выгуливает, а его самого выгуливает нянька.
- Вся жизнь, как на поводке, - вздохнула она. – Ну, хоть не в нужде живёт.
 Тогда его папаша неплохо отблагодарил её – чуть ли не трёхмесячную оплату ей всучил. Правда ещё пришлось закопать старую собаку рядом с могилой одного старика, но она не особо жаловалась – так редко слышала слова искренней благодарности.
 Неплохо тогда погуляла она с дружками из порта – всю ночь веселились, а этот дурень Грэм в любви признаваться начал. Что только эль не делает с людьми? Кстати, о важном – надо бы вечерком туда пройтись, развеяться что-ли?
- Лу! Ты где, чертовка? – зычный голос надсмотрщика вернул её обратно.
- Нигде! – она достала трубку изо рта и сплюнула. – Чёрт.
- Неси свою рыжую голову сюда! Новенького привезли!
- А мне какое до этого дело?
- Сама его место займёшь, если не явишься! Ну!
 Постучав трубку об каблук, Лулу закинула лопату на плечо и поплелась обратно на кладбище.
 Весёлое это место – всегда найдётся какая-то работёнка.
***
 Глубокая вода плескалась, лодки и мелкие рыболовные судёнышки прыгали, как на скакалке. Ветер нервно был в окна, в такт его порывам билась об притолоку деревянная кружка на цепях. Скрипнули огромные петли, дубовая дверь отодвинулась в сторону. Гомон на минуту смолк, все обернулись на вошедшую.
- Малышка Лу! – крикнул бармен из-за стойки.
- Собственной персоной! – присвистнула мисс Муррей и швырнула мокрый плащ на лавку у двери. Тот с влажным шлепком упал на ссохшиеся доски и стал медленно сползать на пол.
- Кто скучал по Малышке Лу? – громко спросила она?
- Все! – дружно ответил ей хор голосов.
- Кто хочет, чтобы Малышка Лу спела?
- Все!
- Музыку, старик!
 Надвинув шляпу на нос, музыкант в углу ударил по струнам. К нему присоединилась гармонь. На барной стойке скакала малышка Лу и хриплым голосом пела о глупом рыбаке, решившем поймать русалку в шторм.
 Хромой Грэм Кален сидел у углу и лениво потягивал эль из тяжёлой кружки. Лулу хрипела всё громче, зал не отставал от неё. В этом гуле голосов, и музыке, редко попадающей в такт, он не отрываясь смотрел на рыжую женщину – весёлую виновницу веселья. Она его называла угрюмышем – её злило, что он никогда не улыбался. Но это она просто не замечала – он всегда улыбался, когда смотрел на неё, когда она пару раз купила ему выпивку. Тогда он попросил её локон – и очнулся в подворотне у кабака со сломанным носом. А на его груди лежала рыжая прядка, перетянутая чёрной лентой.
 Этот парень нравился Лулу – рядом с ним всегда было о чём помолчать. Потому что, когда он говорил молчали все – уж больно его истории были всем по нраву. Хриплый голос этого моряка нравился Лулу – он её успокаивал и даже делал невозможное – пару раз доводил до слёз.
- Специальная доставка, - две кружки глухо стукнулись об стол.
 О, она уже закончила танцевать? Что-то он задумался на этот раз. Хромой Грэм кивнул и взял одну из них.
- Спасибо, - сказал он, отпив треть. Хмель приятно обжёг горло, сладкий запах потянулся в ноздри. Приятно, что она рядом, очень приятно. 
- Сегодня ещё одного привезли на телеге, - Лулу успела выпить половину и немного поболтала кружкой.
- А у вас там оживлённо.
- Хе, шутник. Я даже руки не помыла, так сюда к тебе спешила, - она с гордостью показала грубые пальцы, всё ещё покрытые грязью и землёй. – Цени.
 Вместо ответа, он достал из кармана платок, обмакнул его в лужицу дождевой воды, накапавшей на подоконник, и стал вытирать её руки.
- Из матросни – да в джентльмены? – хихикнула она, возвращаясь к кружке.
 Грэм промолчал и отвернулся к окну.
- Ты так всегда об этом рассказываешь.
- Как?
- Приподнято, я не совсем это понимаю.
- Да чего тут понимать?
- Ну, и кто же был этим счастливчиком?
- Ты не поверишь.
- Удиви меня, а потом и я тебя удивлю.
 Лулу подсела к нему поближе и облокотилась локтями об стол.
- Слышал про местного мошенника?
- Какого из?
- Вито Янга.
 Грэм на секунду замолчал, словно что-то вспоминая.
- А, ну да. Один раз пытался надуть нашего кэпа – чуть без пальца не ушёл. Подожди, что его хоронили?
 Лулу подсела поближе – Грэм мог почувствовать аромат веточки мяты, который она всегда втыкала себе в волосы.
- В угрюмыше проснулся интерес!
- Да быть не может! – раздалось из-за соседнего столика.
- А что случилось-то?
 После того, как Лулу сообщила всем новость, пьяная публика грохнула с новой силой. То с одного конца кабака, то с другого, посыпались жалобы и воспоминания о новопредставившемся мошеннике, которого нынче закопала Малышка Лу.
- Не думала, что он был такой выдающейся личностью, - она прикусила листик мяты и снова отхлебнула из кружки.
- Хм. Среди наших кругов – он притча во языцех. Значит, свеженькая могилка на вашем погосте?
- Ага. Не волнуйся, для тебя местечко я уже присмотрела, - отшутилась Лулу.
- Меня беспокоит кое-что другое.
- А что именно? Может, и я поволнуюсь.
- А ты умеешь?
- Я по-твоему что-то не умею?
 Грэм промолчал.
- На нашем побережье появились грабители могил.
- Так они в наше время – не такое уж редкое явление, - Лулу скривила губы. Новость её не обрадовала.
- Будь осторожна.
- Я всегда осторожна.
 Хромой Грэм снова промолчал. Отставив кружку, он пристально смотрел в лицо рыжей женщины.
- Да, это видно. Особенно тебе самой – когда ты смотришься в зеркало, - добавил он и допил остатки эля.
***
 Грабители могил, да? Ну что же, она с ними уже встречалась. Чисто по-английски, выпили чаю, пообщались и разошлись. После этого диалога один из гостей уже никогда не ушёл с кладбища, второй очнулся в каталажке наутро. Третий сбежал, прихватив с собой ухо могильщицы и лишив её глаза.
- Хорошо, что старик тогда вернулся на пару часов раньше, - Лулу почесала щёку. Тот ещё видок, небось, у неё был. Доктора нашёл, тот вытащил её – даже денег не попросил. Её это показалось странным.
- Ещё одна шайка, значит? – мокрая дорога вела её к старому погосту.
 С трудом она сдержалась, чтобы не приложить Грэма лицом об стол. Нет, она слишком уважала этого парня – только он имел право говорить ей такие слова. Будь осторожна.
- Ладно, буду, - проворчала она себе под нос и открыла ворота.
 Старика опять не было на месте.
- Тоже пить пошёл, небось? – Лулу грузно села на лавку и откинулась к стенке. Крепкая штука, хмель ещё не выветрился. Странно, она была уверена, что холодный дождь поможет в этом.
 Как она устала. Нет, завтра подумает об этом. Сейчас - спать. И пусть эти воры хоть всё кладбище вытащат – она будет спать и точка.
***
- Что это?
- А ты как думаешь?
 Железная клеть, размером с человека, даже чуть повыше, сгруженная с телеги, стояла прислонённая к стене сторожки. По очертаниям она напоминала гроб, только с одной открытой стороной – на её месте прутья клетки торчали острыми шипами. Лулу поддела один из них пальцем и чуть не порезалась.
- Этим чешут спину?
 Старик присвистнул и захихикал.
- Шутишь, рыженькая!
- А что ещё делать, когда видишь такую красотку? – Лулу сплюнула в сторону. – Что это? Мой новый напарник на ночь?
- Мортсейф это.
- Да? – Лулу ещё раз осмотрела нарушителя спокойствия. – Хе, я слышала про этакие штуки. Неужто и у нас появились деньги на такую вещь?
- Да, надоело уже. Могилы нечем защитить – ходят тут всякие.
- Вроде меня? – Лулу оперлась на лопату и улыбнулась.
 Вместо ответа смотритель погладил её по левой щеке. Лулу нахмурилась.
- А это поможет?
- Должно. Значит так, берёшь эту вещь и накрываешь ею новенькую могилку. Всё просто и быстро.
- И это должна делать я?
- Да куда тебе самой, надорвёшься ещё! Позовешь своих дружков с доков – они за пару монет это и сделают.
- Да, легко и просто, - она недоверчиво посмотрела на клеть. – Может, сегодня их позвать?
- Не, не думаю. Можно и завтра, уже поздно.
 Лулу посмотрела на клетку, свежую могилу Вито Янга и на краснеющее небо.
- Поздно, да? – взгляд снова упал на клетку. Наверное, тяжёлая.
***
  На правой руке не хватало одного пальца – эта рыжая девка тогда вцепилась в него зубами и не хотела отставать, а полицейские вот-вот должны были прибежать.
 Он облизал высохшие губы – странно, они трясутся. Нет, он не боится. Надо всё сделать быстро – это дело дважды личное. Дважды.
 Янг пару раз круто обманул его при жизни – он ему денег должен, да и многим из криминального мира.
- Ребята мне спасибо скажут, - сказал грабитель могил сам себе, дотрагиваясь до ограды кладбища. – Когда принесу то, что осталось от этого гада. Когда Док начнёт его прилюдно резать. Как это называется? А, урок анатомии.
 А ведь и точно. Док за это дело прибавит денег, да, он же ему уже несколько раз давал заказы на новеньких. Специально отслеживал, подходил когда никого не было, бывало даже пару раз приходилось подкупать или напоить смотрителя. Всё проходило без происшествий – за исключением того случая. Да, вот на этом самом кладбище.
  Дурень! Не встанут мёртвые из могил и не будут они её защищать! Чего же он так боится. Как она тогда сказала?
«Эти люди!» - рыжая ирландка развела руками. – «Под моей защитой! И никто и ничто не потревожит их покой!»
 Тогда ему показалось, что земля задрожала. Или вздохнула? Нет, просто показалось.
Не могли Янга на другом погосте зарыть? Да, нет – здесь земля дешёвая. Чёрт.
- Вы двое, - не оборачиваясь, он обратился к своим подельникам. – Ждать здесь, позову, когда надо будет зайти, ясно? Гасите фонарь!
 Парочка в плащах задули свечу и прислонили лопаты к воротам погоста.
- Ждите, ясно?
 Гравийная дорожка мерзко скрипела под ботинками, камни чуть скользили под подошвами. Безымянная могила медленно приближалась. Может всё же удастся выкрасть незаметно? Хоть бы получилось, и он никогда больше не появится здесь!
 Рыжий чёртик вышел из-за угла сарая, остановился, присмотрелся к незваному гостю.
- Ты! – вдохнула малышка Лулу.
- Ты, - тихо сказал грабитель. – Не двигайся.
 Из-под плаща блеснул пистолет. На этот раз он подготовился лучше.
***
 Две тени суетились возле ворот кладбища. Он сказал, что он их позовёт, когда придёт время.
- Что-то он долго.
- Не понимаю, что столько времени нужно, чтобы справиться с какой-то бабой?
- Да про неё много чего говорят.
- Да, и что же?
- Она тут одного из мародёров поймала, убила и закопала.
- Врёшь!
- Или не закопала? А! Она его отнесла какому-то доктору и получила за это кучу денег!
- Надо было с ним пойти!
- Тихо!
- Да, кто-то идёт.
  Над мостовой раздавались тяжёлые шаги, как будто кто-то шёл, подволакивая ногу со странным скрипом. Прохожий приближался к ним, и парочке молодых грабителей показалось, что далеко не с добрыми намерениями.
- У вас есть минута, чтобы добежать до конца этой улицы целыми, - прохрипел Грэм из-под широкополой шляпы.
***
 Она не совсем понимала, что и зачем она делает, как не понимала и в прошлый раз. Это было чувство долга? Или же уважение к мёртвым?   
Да нет. Малышка Лулу просто не любила, когда у неё кто-то пытался украсть. И за это она была готова рвать, метать, бить нещадно и наспех закапывать в дальнем углу погоста.
 Неестественно скалясь, она стояла у сарая, почти за его углом. Лопата внутри – жаль, не предусмотрела этого. Грэм же её предупреждал. Хорошо бы, он был здесь – сам же хвастался, что одного его взгляда было достаточно, чтобы все разбежались.
 Лулу усмехнулась про себя – да, это действительно было так. Шрамы настолько украшали Грэма, что ещё некоторое их количество уже бы его изуродовало.
- Ты кто? – взвизгнул грабитель.
 Лулу встрепенулась.
- Задам тот же вопрос.
 Грэм. Он же не пришёл сюда один? Да, нет, кто-то точно ещё стоит у ворот кладбища. Ребята из кабака, они же всегда ходят компанией, верно?
- Вон там – ворота, - Грэм протянул руку. – Уходи, и мы тебя не видели.
- Нет!
 Незваный гость повернулся к Грэму, продолжая краем глаза следить за могильщицей.
- Я вижу тебя! Я всё вижу! – он продолжал верещать.
- Уходи.
- Нет! Он мне нужен! – грабитель кивнул головой в сторону свежей могилы.
- Нет, не нужен.
 В подтверждение своих слов он встал у подножия могилы.
- Те ребята к тебе уже не придут.
- Что ты с ними сделал? – тон вопроса повысился. До него дошло, что он здесь один и вся авантюра накрылась. Может и правда уйти? Нет, нет они врут, они не отпустят его так просто!
- А не скажу. С этого кладбища больше никто не сворует чьи-то тела, ясно?
- Уходи сам! Кому сказал! – пистолет начал ходить ходуном у грабителя в руке.
- Сколько тебе заплатили? Это один из местных докторов, да?
- Уходи, кому сказал!
- Тогда и я тебе кое-что скажу. Если ещё хоть кто-нибудь из ваших появится на этом кладбище, ребята из порта сделаю всё, чтобы вы отсюда никуда не ушли.
- Смело сказано.
- А по твоему, где твои дружки? – Грэм развёл руками. – Почему их здесь нет? Свистну, и мои парни и до тебя доберутся.
- Врёшь.
- Убери пушку.
- Не уберу! – у грабителя затряслись руки.
- Нет, уберёшь и уйдёшь. И больше не вернёшься.
- Нет! – незваный гость начал пятиться назад, не оглядываясь. Лулу осторожно поднялась на ноги. Надо что-то делать, кажется он про неё и забыл. Врукопашную? Нет, ещё и второго уха лишится. Взгляд упал на железную клеть, всё ещё прислонённую к стене сарая.
 Мысли остановил выстрел. Резкий, внезапный – Лулу как будто проснулась и оглянулась на двух мужчин.
 В руке у грабителя дымился пистолет. Он трусливо поглядывал то на дуло, то на свою руку, словно не веря в то, что он только что сделал. Кажется, он выстрелил куда-то вниз.
 Грэм пошатнулся, застыл на секунду и упал на мокрую землю. Сдавленно вскрикнув, он схватился за бедро. В лужу позади него полетел ботинок – явно не пустой.
- Предупреждал я! Предупреждал! – кричал грабитель, держа в трясущейся руке пистолет. – Не двигайся, говорю! Не только ноги лишишься!
 Не то взвизг, не то рёв раздался сзади. Лулу решила, что она надорвалась – мышцы спины резко заныли.
«Не об этом надо волноваться малышка Лу. Хромой Грэм дороже этой боли».
Тяжёлая железная клеть с мерзким скрипом заскользила по камням дорожки и накрыла собой грабителя могил. Тот заорал – один из шипов мортсейфа, намертво врезавшихся в землю, пропорол ему ладонь насквозь. В нос ему вдарил резкий запах влажной и холодной земли, покрывавшей могилу его бывшего подельника и оппонента Вито Янга. Пистолет, тоже не смог увернуться от железных зубов мортсейфа – обломки рукоятки, дуло и прочие металлические ошмётки бесполезным мусором  лежали в поредевшей траве.
- Да будь ты проклята, рыжая чертовка! – рыдал он, безуспешно пытаясь вытащить раненую руку из железа.
 Лулу за свою жизнь столько проклятий слышала в свою спину, что уж и припомнить не могла. Легко улыбнувшись про себя, что с одним ухом можно услышать в два раза меньше ругани, она облегчённо выдохнула. Потом открыла глаза и кинулась к Грэму, всё ещё лежавшему на земле.
- Сейчас, потерпи, - она быстро снимала с себя прочную верёвку, которую постоянно использовала заместо ремня. – Потерпи, пожалуйста. Надо перевязать.
 Лулу остановилась – странно, она совершенно не видела крови. Рядом с отлетевшим ботинком тоже не расплывалось красное пятно. Плечо мужчины мелко тряслось – не то от холода, не то от страха. Нет. Он смеётся. Ему смешно. Их обоих чуть не убили, а ему смешно? 
 Лулу заскрипев зубами, приподняла своего товарища и развернула его за плечи. Небритое лицо ей улыбалось.
- Да что ты? – ирландка не могла подобрать слов. 
- По-твоему, почему, я никогда не соглашался танцевать с тобой, Малышка? – с придыханием спросил матрос.
- Я не понимаю.
- По-твоему, почему меня называют Хромым Грэмом?
 Он приподнял рваную штанину – там, где когда-то раньше была нога, торчали обломки дерева, расщепленные тяжёлой пулей. Стопа от протеза с всё ещё надетым на неё ботинком так и лежала в луже.
- Может, послушаешь, ещё одну мою историю? Я тебе ими не утомляю, я надеюсь? – Грэм чуть приподнялся, Лулу подхватила его под руку. Он грузно сел на груду каменных заготовок для памятников, тяжело вздохнул, попросил табаку. Лулу достала кисет,  набила свою трубку, протянула огниво.
- Хороший, крепкий такой, - улыбнулся Грэм, затягиваясь через мундштук. – О, а вот и дождь закончился. Садись поближе, я расскажу тебе о том, как один матрос попал в шторм, спас своего капитана, а из-за глупой упавшей мачты получил прозвище «Хромой Грэм».
 Лулу придвинулась поближе, накинула ему на одно плечо свой плащ, Грэм обнял её свободной рукой, и она приготовилась слушать.
***
 Сказать то, что двое полисменов были удивлены при своём утреннем объезде пригорода, это ничего не сказать. Всё началось со странных звуков на кладбище. Кто-то хриплым голосом горланил оттуда морские песни. Зайдя на самый дальний угол погоста, они увидели, как одноногий мужчина в мокром плаще сидит на груде пиленых камней и поёт. В паре метров от него лежит, наполовину вогнанная в землю тяжёлая железная клеть, под которой кто-то извивается.
- А! А то-то я думала, что мы что-то с тобой забыли, Грэм! Эй! Давайте сюда! У нас тут грабитель могил! – одноухая, одноглазая, со шрамами на левой щеке, рыжая как чёрт, ирландка Лулу Муррей лихо отплясывала на мортсейфе, только чудом не попадая ногами в дырки.
***
- Спасибо, что вытащили меня оттуда.
- Стоило тратить деньги и время.
- Как вы смогли спасти мне руку. Когда эта рыжая дрянь…
- Пришлось постараться. Скажи спасибо, что тебе нужны обе – с одной ты бы был для меня полностью бесполезен.
 В кабаке играла музыка, лился хмель, матросы и рыбаки кричали и пели – праздновали свадьбу Хромого Грэма и Малышки Лулу.
- Рыжая дрянь, - возница гладил раненую руку. – Два раза от меня ушла.
- Я тебя уже предупреждал, ещё после того раза.
- Да, да.
- Мне не было бы толку от тела этого мошенника. Оно было полностью испорчено – ни одной целой кости или органа. Я читал об этом в газетах.
 Возница промолчал, но внутри у него всё кипело.
- Ты же не читаешь газет?
- Средствами не располагаю.
«Не в деньгах дело. Мне нужен был он сам».
- В любом случае, пока тебе лучше затаиться, да и город лучше покинуть. Я слышал, что тебя вполне могли приговорить.
- Вздёрнуть, да? – безразлично спросил возница. – Тогда бы у вас было ещё одно тело для сеанса показательной практики.
 Доктор жестом приказал закончить разговор. Потом показал пальцем на дорогу.
- Нам пора. Едем, - приказал он, надвинул цилиндр на лоб.
 Над чёрным кэбом взметнулся бич, извозчик скривился от боли, когда лошади натянули поводья. По мостовой зацокали копыта, колёса заскрипели, кабак и порт остались далеко позади, а доктор всё сидел и думал.
- Жаль, - наконец произнёс он. – Видимо, придётся искать другое кладбище.
- Ясно док, найдём, - ответил Бардадым, сидя на козлах.


Рецензии
Понравился. На самом деле интересно было читать

Агеев Владимир Вячеславович   14.08.2019 14:52     Заявить о нарушении