Фима и Сюня...

                - С Фимой, твоим папой,  мы дружили с самого детства,- выпив 50 грамм водочки для аппетита, Сюня зажмурил глаза от удовольствия, сочно захрустел подвернувшимся солёным огурчиком и  с лёгкой ностальгией в голосе продолжал,

                - Жили мы друг от друга неподалеку. Зачастую, особенно перед застольями, днями рождения и различными праздниками,  меня посылали к ним домой  заправлять сифоны. Вода, там, в колодце была очень вкусной...

                - У его отца - твоего деда Лейба, была небольшая лавка, где, помимо красок и разного ширпотреба, заправляли сифоны. Ты ещё помнишь сокирянскую водичку?  А, если на Шипоте набрать?,- оживился Сюня, или, просто, Сеня, как его называли и в Сокирянах, и в Тирасполе, и в Израиле...

                - Не вода, а Чудо настоящее! Многие специально просили Нюму-инвалида, продававшего алкоголь на разлив, сделать,- абысэлэ ( немного, идиш) шприц,- добавив немного газировки в стакан вина...

                - С твоим папой у нас и дни Рождения совсем рядом. У него шестого , у меня - девятого июня! И родились в один год. Учились в школе, в футбол вместе гоняли...

                - В сороковом году пришли Советы. У родителей была небольшая гостиница. Присутствовал и бизнес посолиднее. Отец скупал большие количества куриных яиц, выдерживал их в специальных колодцах с известковой водой, чтобы убрать микробы и укрепить скорлупу. Затем, яйца отправляли партиями в Румынию, Австрию и Германию, где за них платили большие деньги...

                - Как капиталистов,  родителей и нас с младшенькой сестричкой Кларой выслали в Сибирь всего за пару недель до войны...

                Это спасло. Мы не попали в гетто, выжили... Но, не все... Отец умер в холодном Салехарде от воспаления легких... А, Фиме - твоему папе,  досталось на полную катушку. И гетто, и война с Японией, и семь лет службы на Тихом Океане...

                В Сибири родители решили послать меня  южнее Салехарда. Тайком, спрятали под лавку. НКВДэшники  обыскивали, но меня не обнаружили. Добраться удалось до Ханты-Мансийска...

                Там, чудом устроился на работу... Один  золотой человек пригласил играть в оркестре народных инструментов. Затем, и сестричку Кларочку удалось отправить подальше от студёного Салехарда...

                После смерти отца, мама Фрима , также, попыталась уехать оттуда, но была обнаружена бдительными ищейками, получив несколько лет тюрьмы...

                - В начале шестидесятых, с твоим папой повстречались уже в Тирасполе... Вслед за  Цилей, мы собрались  перехать туда вместе с семьями...  Нам предстояло приехать из Сибири, Вам - из Сокирян...

                Крепко мы с ним тогда выпили. Вспоминали наше детство и, многих-многих, кого пришлось потерять! И я, и твой папа уже были женаты. У нас с Раей к тому времени была Наточка, затем, родился Шурик... У Фимы с Кларой - появился ты...

                - Сегодня мне , слава Б-гу, стукнуло целых девяносто два... Двадцать лет, просто не верится, как нет твоего отца - моего дорогого товарища...

                Часто-часто, вспоминаю о нашей дружбе, прошедшей через всю жизнь, такую длинную и такую скоротечную...

                - Кстати, твой папа очень любил женщин! А, ты как..?! А ну, признавайся...
          
         


Рецензии