Я выбираю

«Я коней напою, я куплет допою,
Хоть немного ещё постою на краю…»
(В.Высоцкий, «Кони привередливые»)

«Поэты не рождаются случайно…»
(И.Тальков, «Памяти В.Цоя»)

«Я всегда смотрела в ту же бездну, что и Они;
Я всегда черпала из тех же миров, что и Они;
Я всегда ощущала те же грани, на которых были Они…
Это дает мне право считать себя - Их соплеменником».
(Миллена Роуз)

«…И как же решить:
Быть со щитом, но в шкуре чужой;
Или быть на щите,
Но остаться самим собой?...» (М.Роуз, «Снова о вечном»)





Я выбираю жизнь… Музыка жизни играет нам отовсюду в детстве. Она пробуждает нас солнечными лучами, ласково проникающими через окна. И пусть бабушка вечно журит: «Сколько же можно спать? Неужели так и вырастешь бездельницей?»… Я то знала, что на кухне милого деревенского дома меня ждет чай с вкусными бабушкиными шанежками, а на улице – лето и новые приключения в кругу детских друзей. И все вокруг наполнено жизнью: травы, цветы, деревья, небо… все так просто и мило сердцу… и даже закаты, которые неизменно обещают прохладу и отдохновение после жаркого дня, и новый день, который наступит завтра вместе с новыми впечатлениями, новыми «мелкими катастрофами», новыми радостями детской души.
«Я выбираю жизнь». С этой мыслью мы взрослеем, меняясь, переживая непростые, даже мучительные трансформации духа, тела, жизненных установок и миропонимания. На каждое увиденное или испытанное зло находится подтверждение о том, что «порок непременно будет наказан» и «добро восторжествует». Жизнь фонтанирует все больше, несмотря на первые трудные поиски себя. Жизнь хочет править бал – бал духа и светлых идеалов, приходящих к нам через наших кумиров, через впечатления, потрясения от книг, фильмов, событий и людей.
Молодость не бывает легкой. Она может быть сильной, обнадеживающей, вдохновляющей, «пришпоривающей» ретивых коней жизни. Но эти «кони жизни» все больше проносятся по путям, усеянным разочарованиями, вероломством, крушением идеалов, и они, словно сбившиеся с пути, все чаще озираются вокруг в тщетных надеждах найти те неповторимые радужные поляны детства, дороги к которым растаяли где-то вдали навсегда.
Но жизнь все еще бьется фонтаном, кони все еще быстры и необузданны…
И в этой бешеной скачке появляются те, кто, оказавшись в числе лучших всадников, первыми принимают смерть.  Им претит обманчивость жизни, лживость идей, вероломство людей, и они – те, кто меняет мир, не изменяя себе – решительно выбирают смерть.
Я чувствую, как дыхание освобождающей смерти  диктует Курту Кобейну его легендарное последнее письмо со словами: «Лучше сгореть, чем угаснуть».
Я чувствую, как шагает в новый манящий и неизведанный потусторонний мир мятежный «шаман» Джим Моррисон.
Я чувствую, как безмолвно, под музыку смерти, вздыхают стены отеля, где уходит из жизни, «которой у нее не было» рок-н-ролльная королева Дженис Джоплин…
Я чувствую, как подбиралась смерть к каждому, кто был непримирим с несправедливостью, кто писал на «острие ножа» и жил «на грани», кто умел видеть «насквозь» все происходящее вокруг... Их имена высечены алмазами на граните времени: Пушкин, Лермонтов, Блок, Есенин, Цветаева, Высоцкий, Цой, Тальков… Поэты, музыканты, актеры, художники…
Смерть выбрала их, либо они выбрали смерть. Осознанно или неосознанно. Они устали раньше, чем другие. Не потому, что были слабы. А потому, что «видели» острее, больше, глубже. И чувствовали тоньше, лучше, сильнее.
Они – это тоненькая пластинка свободы между молотом и наковальней. Между молотом и наковальней двух миров – мира правящих («рабов величия») и мира управляемых («рабов по рождению»). Мира из двух частей. Тех, кто управляет, ибо имеет власть, подкрепленную деньгами, информацией, специальными знаниями или особыми умениями. И тех, кем управляют, ибо они вынуждены подчиняться априори.
Мир управляемых так велик. В нем приходится сосуществовать находящимся на разных ступенях эволюционного развития: и талантливым идеалистам, и тупым рабам…  Идеалистами становятся, чтобы не сойти с ума, чтобы иметь надежду и смысл жизни. А те, что рабы по сути – не желают думать, размышлять, творить, и рождены чтобы потреблять и удовлетворять примитивные потребности.
Но как быть тем, кто не принадлежит к «высшей касте» по праву рождения и более того – по убеждениям? Как быть тем, кто устал пребывать идеалистом, тщетно тешащим себя из года в год иллюзиями «успеха» под беспощадный грохот крушения одного идеала за другим? Как быть тем, кто не создан рабом по сути, кто слишком сильно любит свободу, кто слишком остро чувствует несправедливость, кто слишком благороден духом, чтобы изменять себе?
Те, кто не может принадлежать ни одному из этих миров, выбирают смерть, потому что слишком мучительно годами играть в игру, правила которой тебя не устраивают, и под требования которой ты не подходишь.
Поэты… мы распяты жизнью, а не смертью. Да, в конечном итоге, кто раньше, кто позже – мы перестаем врать себе, мы перестаем тешить себя затертыми мыслями вроде «все впереди» и «надо быть сильным». Мы выбираем смерть как выход из тоннеля. Как освобождение от оков жизни.
Но последнее, во что я еще верю: у нас есть маленький выбор до того, как уйти навсегда. У нас есть особый выбор: просто уйти или попытаться сделать как можно больше для тех, кто остается, и для тех, кто придет после нас.
Нет, все нас не поймут. Не всем, не каждому нужны наши стихи, музыка, картины, роли… Они нужны и будут нужны тем, кто похож на нас, кто умеет думать и чувствовать подобно нам. Они нужны, чтобы поддержать их. Когда-нибудь… И может быть, когда-нибудь наступит тот солнечный день, когда таких  - свободных, настоящих, благородных, тонких душой –станет чуть больше, чтобы в мир ворвалась свобода: не скудными глотками, а освежающим потоком. Свобода, над которой смеялись «умные», в которую верили «дураки», которую воспевали поэты всех времен и народов.
Поэты, художники, музыканты…Мы привыкли выбирать смерть вместо жизни в цепях, вместо лжи и несправедливости. Свобода, о которой мы поем – в нее не верит никто, но все живут ее скудными глотками, которые нам удается донести до этих миров.
Я вижу лица ушедших моих соплеменников – менестрелей всех веков – среди созвездий. Они улыбаются мне из далеких миров. Они ждут меня там.
Я чувствую души грядущих моих соплеменников…  Они так же будут просыпаться по утрам под ласками солнечных лучей. Они так же будут мучительно взрослеть, смеяться, плакать, любить, терять, верить и разуверяться… У них будут свои кумиры, идеалы, стихи, музыка, картины… Они так же будут сильнее всего на свете любить свободу. Им так же дано будет понимать и чувствовать сильнее, чем остальным… Им понадобится и моя капля тепла.
Я все еще выбираю…


Рецензии
Вместо рецензии - стихотворение Владимира Сосина "Поэт и муза" (диалог)

– Тревожно мне и не с кем разделить
Свои мечтанья, горесть, веру в чудо.
– Хочу тебя на поиск вдохновить:
Ищи себе подобного повсюду.
– Но как найду такого же, как сам?
О, если б были у сердец пароли!
– Поэтов различают по глазам,

У них зрачки расширены от боли.

СПАСИБО ВАМ ЗА ТО, ЧТО ВЫБИРАЕТЕ ЖИЗНЬ!.. Чехов как-то заметил, что человек уходит из жизни, как выходит из трамвая - на его уход обращают внимание только те, кого он толкнул, или кому уступил место.
От всей души желаю успеха в творчестве и всех благ.

Раиса Бобрешова   11.10.2018 06:56     Заявить о нарушении
Дорогая Раиса, всей душой благодарю Вас за такой теплый отклик, за Вашу сердечность и тонкие струны души. Я счастлива...!!! Желаю Вам вдохновения в творчестве и в жизни! Всегда!

Миллена Роуз   11.10.2018 23:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.