четыре три восемь

-Помнишь, что с нами было?

В этот момент я завис над кипящим чайником, пузырьки быстро поднимались вверх. В комнате было душно, яркий солнечный свет обжигал мою оголенную спину. Я чувствовал интонацию ее голоса, словно ноты. Каждая фраза возвращала меня в беззаботное лето. Мне хотелось ей что-то ответить, но я не мог произнести ни слово. Воспоминания вновь нахлынули, словно та самая волна из теплого моря. Я застыл с телефонной трубкой в руке.
 
-Знаешь, что с нами стало?

Я предал все, во что мы верили, все мечты, планы, клятвы о вечной любви догорали, словно солнце на закате. Только разница была в том, что утром солнце снова вернется, чтобы освещать нашу жизнь.

Я почувствовал ноющую боль в центре солнечного сплетения, меня тошнило, от самого себя. В этот момент, я просто чувствовал себя полным ничтожеством.

-Я понимаю, что я сделал, но скорее всего, еще до конца этого не осознаю.
-Ты никогда ничего не осознавал, ты верил только своим чувствам. Ты просил понимания, но сам не хотел кого-либо понимать. Кричала она в трубку.

-Я надеюсь, что ты сдохнешь в одиночестве.

Затем раздались короткие гудки. Я пытался их сосчитать, но щелчок кипящего чайника, сбил меня со счету.

Достав чашку, я насыпал кофе.

Заливая гранулы кофе кипятком, я думал о том, что единственное, чего бы я сейчас хотел, это вновь оказаться рядом с ней. Вдыхать ее запах, целовать ее руки, прижиматься к ней, словно котенок, и уснуть рядом. Понимая, что завтра у нас будет новое сегодня.

Наш отрезок времени был закончен. Нужно было делать что-то дальше. Снова искать попутный ветер, и пытаться забыть свое прошлое. Мне снова хотелось жить, хотя в душе я был уже практически мертв, все что мной двигало, это чувство боли, которое заставляло меня писать, или проводить время в путешествиях, чаще всего прикасаться к малознакомым особам, создавая иллюзию того, что я все еще живу, а не существую.

Достав тетрадь, я начал писать о том, что чувствую.
 
Если мир — это зло, то я буду в нем добром,

Яркой вспышкой света, у которой есть всего лишь сегодня, от рождения до ухода в небытие.

Смыслом для других, нравственным ориентиром для тех, кто верит, что жизнь — это не заточение,

Но я никогда не буду прав, потому что правды нет, ее придумали люди, для того, чтобы казаться сильными, высоконравственными, и управлять чужими жизнями.

Закончив, я выдохнул. Я не верил в чудеса, но знал, что вокруг нас присутствуют знаки. Подойдя к книжной полке, я достал первую книгу наугад, и задал про себя вопрос.

-Что будет дальше? Страница четыреста тридцать восемь, третья строка, сверху вниз.

Открыв страницу, я прочитал вслух.
 
-Та женщина приблизилась опять.

Посмотрев на название книги, я пошатнулся, : Данте Алигьери, - “ Божественная комедия “.


Рецензии
Загадочная история. Хотя я считаю, что мы просто замечаем те знаки, которые совпадают с ожидаемыми или уже случившимися событиями. А остальные знаки - не замечаем. Такое вот избирательное отношение к "знакам" и приводит к "совпадениям"... Но - это только моё мнение, обычного человека. На самом деле всё может быть и не так.

Юрий Куценко   31.07.2018 16:52     Заявить о нарушении
Да, все именно так. Спасибо вам!

Моно Мон   31.07.2018 17:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.