Игорь Бунич

   Речь пойдет об известном историке , который не имел научных степеней и специального образования, но оставил заметный след в этой дисциплине. Пишу о нем, так как был с ним лично знаком в детские и юношеские годы, и он мне показался незаурядной личностью. Сейчас в 2018 году ему было бы 80 лет и это как-то не  укладывается в моей голове. Как, например, а представить В.Высоцкого старичком. Нонсенс какой-то. Они одного поколения. Игорь родился в сентябре 1937 году, а самый известный бард в январе 1938 года. Это было поколение серьезных личностей.  Не каждый из них был Высоцким или Буничем, но волю железную и способность противостоять жизненным невзгодам. имели очень многие. Менталитет тоже был единообразный. Ценились отчаянная смелость, и это было на первом плане, твердость, нонконформизм,или, попросту, непродажность, преданность дружбе, знание своего  дела, успех у противоположного пола. Все это выстраивалось в единообразный кодекс поведения. А так как не все могли потянуть неслабую психологическую нагрузку и отсеивались, таких людей было не очень много, они лидировали и чуяли друг друга безошибочно. Попавшие в избранный круг очень уважали друг друга и были готовы на многое ради своего товарища. Они были настоящими детьми войны. Им посчастливилось остаться в живых, они усвоили и жесткость отношений, и широту дружбы тех лет. Часто проявляли большую доброту.
               После войны все дворы представляли собой параллельные вселенные, или как теперь говорят очаги  субкультуры. После амнистии 53 года отсидевшие, то есть блатные были всюду в большом авторитете и формировали менталитет подрастающих  мальцов. На руках у молодого поколения, в основном, шпаны было много холодного и горячего оружия времен войны, которое иногда пускалось в ход.  Обстановка была не благостная, но какая была, такая была. Игорь был старше меня на 9 лет, мы жили в одном дворе, правда, в разных домах. Вначале его семья жила в районе Фонтанки, потом, если не изменяет память, в 1954-55 годах его отец, как и мой, получил квартиру в Московском районе Ленинграда тогда. Я в глазах Игоря был малышом, то есть никем, и познакомились мы с ним только из-за того, что были знакомы семьями. У меня и сейчас есть фотография, где мне шесть лет, а ему, соответственно,  пятнадцать.  В силу значительной разницы в возрасте он для меня был большим авторитетом. Иногда снисходил и давал полезные жизненные советы. Потом я вырос, и мы в некотором роде могли говорить друг с другом на равных. Игорь был физически крепок  и очень харизматичен среди своего окружения.
   Он увлекался фехтованием. Я тогда был школьником, а он, можно считать, молодой мужчина. Давай, как-то говорит, покажу, как рапирой действовать. Ну встали. Вторая рапира у него была, а масок не было. Кончики были тупые. Пару раз кляцнули этими рапирами, и я избежал укола. Тут он отпрянул и говорит: "Первая рапира может не бояться вторую, но должна опасаться новичка. Не по правилам ты двигаешься. Это может плохо кончиться. Клади ее от греха подальше". Что я и сделал. Я потом понял, почему. Самое плохое в фехтовании, это встречные попадания. В схватке или на дуэли - это 2 трупа. В спорте это ничего, но, если оба в полной экипировке, а так как я приемов не знал и двигался по наитию, то мог случайно сделать неожиданное для профи движение, которое никогда не сделал бы спортсмен его же класса.
   От Игоря я в последнем классе школы узнал, что есть такая дисциплина в вузе, которую нормальному человеку не освоить никакими силами. И эта дисциплина  - начертательная геометрия. Три раза родители заталкивали его, чистого гуманитария, в кораблестроительный институт и три раза он вылетал оттуда из-за этого предмета. Естественно, легко поступив в ЛКИ, я был изрядно затерроризирован Игорем  и ждал почти конца света, когда во втором семестре начался этот предмет. К счастью, я не был чистым гуманитарием и  без особого труда преодолел это препятствие.
   Все полки в комнатке Игоря были заставлены древними фолиантами по русско-японской войне и альбомами с картинками формы лейб-гвардии Семеновского, Измайловского, Преображенского  и других полков. Я понял, что он знал эту войну с точностью до положения любого батальона в любой период и в любое сражение. О кораблях и говорить нечего. Больше него не знал никто! Его родители нам говорили, что не перестают удивляться, что весьма почтенные люди звонят и консультируются с их отпрыском, по их понятиям того периода, отменным  разгильдяем. Иностранные книги Игорь читал в оригинале, не имея представления о произношении слов. Когда наступило время проходить по истории эту самую русско-японскую войну, я пошел к нему. Он был доволен и дал мне два больших фолианта на эту тему. Я принес, открыл, сунул туда нос, затосковал и закрыл. Некогда, да и невозможно было разбираться в калейдоскопе тогдашних событий. Пришлось брать наш поверхностный школьный учебник истории и отвечать точь – в точь, как там было написано. Фолианты вернул и сказал, что очень пригодились. Их хозяин быд доволен.
   Важным достоинством Игоря Бунича было то, что он был блестящий рассказчик. Знал он на два порядка больше каждого из нас и ему ничего не стоило обеспечить слушающему круглые глаза. Я немного встречал в жизни людей, которых было бы так интересно слушать, и даже когда он со всей очевидностью преувеличивал, он делал это настолько артистично, что было очень неловко даже усомниться в его правоте.
    После женитьбы Игорь переехал в другой район, и я потерял его из виду. Узнал о нем много лет спустя, когда появилась его книга «Золото партии». Сначала не поверил, потом убедился, действительно, он. Из неё я впервые узнал историю о международном авантюристе Парвусе, который сыграл большую роль в том, что произошло у нас в 1917 году. Книга имелв большой успех и за ней последовало много других книг этого автора. Интервью с ним в 90-х годах показывали и по телевизору.  Слушали его, не отрываясь от экрана. Об Игоре взрослого и пожилого периода есть воспоминания высоко ценившего его друга, поэта Ю. В. Кашина.  Привожу ссылку. https://poruchik-sr.livejournal.com/588232.html
   К сожалению, его мама, Мина Исааковна не дожила до блестящих успехов сына на литературном поприще. Она бы очень порадовалась.
На рисунке И.Л.Бунич уже в солидных годах. Еще штрих, показывающий, что младший Бунич был очень умным человеком. Имея благодаря хорошо подвешенному языку и неплохой внешности в молодые годы неограниченный кредит у прекрасного пола, он выбрал себе в жены не требовательную красотку с капризами, а миловидную девушку с прекрасным характером, в число достоинств которой, по отзывам друзей Игоря, входили  очень важные: она терпимо относилась к особенностям творческой личности,  ценила, уважала и любила своего мужа.
   Умер И.Л.Бунич в 2000 году. Курил по две пачки в день. Вероятно, это его и сгубило.  Интереснейшая личность! Его книги «Пираты фюрера» и «Корсары кайзера» – это клад, для тех, кто интересуется морской и военной тематикой. Опишу хотя бы такой нюанс. Потрясающе точно стреляли с германских рейдеров. Первым выстрелом разносилась радиорубка корабля-жертвы. Сигнал "SOS" уже не пошлешь. Второй выстрел уже по выбору и тоже точно. И это при любой качке. В ответ тоже стреляли. Все грузовые пароходы были тогда вооружены, но почти никогда не попадали. Мазали в упор. Мистика, да и только. Чего там гражданские пароходы - австралийский крейсер утонул от одного из таких рейдеров из-за оплошности капитана. Об Игоре Львовиче Буниче есть статья в Википедии и там же приведен список его основных произведений.


Рецензии
Спасибо, Александр.
Легко читается. С чувством написано.
Призываетк действию. Оказалось что я не все произведения
Игоря Бунича читала.

Валентина Рочева   06.10.2018 22:18     Заявить о нарушении