План ликвидации косяков

У меня день рождения. Вторая половина жизни в разгаре - самое время считать «косяки».  И чтобы ничего не забыть, наверно, надо составить список. Чистый лист бумаги, ручка. Это как раз то, что нужно!
Я долго не могла написать первый «косяк», вспомнила то много всего, а вот написать никак не могла решиться. Не потому, что страшно, просто не могла определить свой главный «косяк», чтобы написать его на первом месте. А вот, когда начала писать, то уже не могла остановиться. И через полчаса мне не хватило этого чистого, размером А4 листа, чтобы записать все свои «косяки», которые были в моей жизни. Я загрустила. Надо что-то делать!
И я приняла решение, сломать сложившуюся ситуацию и постараться успеть в оставшейся жизни (ну, половина-то жизни еще впереди) уменьшить количество «косяков», попавших в список.
Вооружившись зеленым и красным фломастерами, я стала отмечать «косяки» в списке тем или иным цветом, считая, что зеленые - это «косяки» так себе, не очень обязательные для исправления, а красные – это «косяки», находящиеся на грани сиюминутного, обязательного исправления. 
Посмотрев на красно-зеленый лист, я пришла в ужас - столько было красных «косяков». У меня появилось непреодолимое желание исправить хотя бы один «косяк», ну, просто, руки зачесались. Но для начала, опыта то в срочном исправлении «косяков» пока нет, я решила выбрать самый маленький, самый безобидный и самый легкий для исправления в самые сжатые сроки «косячок».
Вы умеете готовить? Я умею, но не все. Вот, например, никогда не пекла ватрушку. У моей подружки получается очень вкусно и быстро, а у меня никогда не доходили до этого руки. Итак, самый маленький «косячок» - это ватрушка.  Все буду печь, а когда съем, вычеркну ее из списка. Сказано-сделано.
Записав на бумажке рецепт приготовления ватрушки, обнаруженный в интернете, я быстро собралась, выскочила на улицу и направилась за покупками ингредиентов.
 



В магазине полно народа, мне даже не хватило ни корзинки, ни тележки, которые обычно стоят при входе. Ну, нет, так нет. Меня это не остановило, так как мне надо было купить всего несколько вполне определенных товаров.
Я выбрала пакет муки, упаковку яиц, две пачки творога и, держа все это в руках, остановилась около стеллажа со специями: мне был нужен ванильный сахар.
Пакетики с ванильным сахаром оказались на самой верхней полке. Я привстала на цыпочки, и тут меня кто-то не грубо, но сильно толкнул сзади в плечо. Я покачнулась, взмахнула руками, все, что было у меня в руках, шлепнулось на пол, а я, потеряв равновесие, стала падать. В голове промелькнула: «Ой, сейчас я упаду! Ой, ой, ой!».
Вдруг чьи-то сильные руки подхватили меня сзади за талию, подняли и поставили на ноги. Почувствовав твердую почву под ногами, я развернулась, чтобы посмотреть: ЧТО ЭТО?
И увидела джинсовую рубашку. Я подняла глаза и покачнулась.  Передо мной стоял высокий мужчина. Высокий, очень высокий и виновато улыбался. Одной рукой он поддерживал меня за талию, а другой старался удержать пакеты, которые сыпались с полок стеллажа со специями.
Я с удивлением переводила взгляд с лица мужчины на полки с продуктами, с полок на продавцов, которые сбежались на шум, потом опять на мужчину. Со стороны, наверно, казалось, что я еще не пришла в себя. Так оно и было. Но, несмотря на это, я успела заметить, что мужчина был не только высокий, но и широкоплечий, волосы с проседью и шкиперская бородка.
Крепко держа меня за талию, мужчина, заглянув мне в глаза, сказал: «Все нормально? Постой немного одна, а сейчас все улажу». И куда-то ушел.
Я пожала плечами, посмотрела по сторонам и решила, что это все просто какой-то сон. Рассыпанную муку и разбитые яйца уже тщательно собрали в кучку сотрудники магазина. Я встряхнула головой, и сама себе напомнила, что я в магазине, мне нужны продукты, я занимаюсь тем, что претворяю в жизнь «план ликвидации своих «косяков».
В моей руке все еще была зажата бумажка с рецептом ватрушки. Я внимательно прочитала ее два раза, вздохнула и отправилась за покупками по торговому залу.
Только я решила взять очередной пакетик с мукой, как за моей спиной раздался голос: «И сколько же тебе надо муки? У тебя мини пекарня? Ты печешь французские булочки?» Поворачиваюсь и опять вижу джинсовую рубашку, поднимаю глаза, а передо мной стоит высокий мужчина со шкиперской бородкой и в руках у него корзинка, а в корзинке продукты – все то, что мне надо купить! Удивительно, когда это он успел все выбрать, сложить в корзинку, да, еще и перейти со мной на «ты»?
Я ухмыльнулась и протянула тебе (ты же уже перешел со мной на «ты»), бумажку с рецептом. Ты озадаченно посмотрел на меня, потом на бумажку.  Начал читать и вдруг хохотнул: «Что это? Рацпредложение? Или …?»  Я сделала удивленные глаза и пожала плечами.
А ты, глядя на меня смеющимися глазами, с удивлением в голосе прочитал вслух: «Ликвидации «косяка» № 11 в соответствии с планом:
1. Одеться (сегодня суббота и я еще в пижаме),
2. Записать рецепт (посмотреть в интернете),
3. Сходить в ближайший к дому магазин,
4. Купить все ингредиенты,
5. Вернуться домой,
6. Приготовить ватрушку,
7. Съесть ватрушку,
8. Вычеркнуть ватрушку из списка «косяков».
(Это было написано на той же бумажке, что и рецепт, только с другой стороны).
Ты быстро посмотрел, что написано на другой стороне бумажки и вдруг стал хохотать. Ты хохотал громко, запрокидывая голову назад и очень заразительно.  Глядя на тебя, и я не смогла удержаться от смеха. Вот, странно! А, я-то над, чем смеюсь? Над собой? Ай, какая разница!
Ты вдруг наклонился, обнял меня за плечи и сказал шепотом: «Ты чудо!»
- Мы уже на «ты»? – спросила я.

Если честно? Я не хотела вредничать. Ну, перешел на «ты» и ладно, но что-то внутри, мне не давало покоя. Очень хотелось чего-то большого и чистого, как у Эдварда Радзинского в его книге «104 страницы про любовь»:

«Вот я говорю: "Дайте мне большое, чистое, настоящее". А мне отвечают: "Возьмите слона и вымойте его в ванне". Вот тебе большое, чистое и настоящее».
Вот и мне чего-то хотелось необычного, но большого и чистого. Странно! Но ты понял меня. Посмотрел на меня серьезно, пригладил рукой волосы, поправил воротничок рубашки, даже каблуками ботинок щелкнул и сказал:  «Меня зовут Вадим. Я скоро уезжаю в командировку, очень надолго. А сейчас собираюсь в гости. Меня пригласил мой давний приятель. Было бы, конечно, здорово, если бы меня пригласила новая знакомая, но это впереди, не так ли?» Глядя на тебя с удивлением, я просто хмыкнула в ответ и все.
А ты усмехнулся и сказал: «А пойдем вместе!»
-Как вместе? Я же никого не знаю.
-А меня? Разве ты не знаешь меня? Мы с тобой знакомы - он посмотрел на часы - почти два часа.
-Как два часа? Уже два часа?
Ты засмеялся и снова обнял меня за плечи: «Как зовут мою новую знакомую? Заметь, я говорю знакомую, потому, что ты уже моя знакомая, а не незнакомка!»
-Таня.
-Итак, она звалась Татьяной! Ты не боишься меня?
Вопросы в лоб, меня всегда приводили в смятение. Ты внимательно и очень пристально смотрел на меня, а я никак не могла справиться с собой.
- Не бойся. Мне надо, помимо того, что перечислено в твоей бумажке, купить еще кое-что, пойдем, ты мне подскажешь. 
И не снимая руки с моих плеч, ты повел меня по магазину, периодически что-то выбирая с прилавков и складывая в корзинку, и не переставая говорить. О чем? Обо всем.
О погоде – повезло, что такой хороший летний день.
О магазине - какой хороший магазин, в нем все есть, и фрукты, и мясо, и даже очень приличное вино.
О вине – это красное вино имеет такой необычный цвет, он напоминает цветущие пионы.
О цветах – роза есть роза и с этим не поспоришь, но летние цветы нельзя сравнить ни с чем, они нежны, ярки и чудно благоухают.
Яркие краски лета – это удивительно, но снежный белый покров выглядит так роскошно.
На кассе ты быстро расплатился за все продукты, не обращая внимания на мои попытки достать кошелек, и опять обняв за плечи, направился к выходу. Мы подошли к огромной машине, и ты галантно распахнул передо мной дверь. Я заупрямилась, сказала, что с чужими мужчинами в их машинах не езжу. Ты усмехнулся и сказал: «Я так и думал. Подожди, я кое-что тебе покажу». Наклонился и достал из бардачка паспорт и какие-то удостоверения: «Посмотри, почитай. Ну, как еще я могу тебе доказать, что я нормальный обычный человек?»
Ты стоял близко, склонившись ко мне и не громко, спокойно говорил, что ты обычный человек, вот, только времени у тебя мало и поэтому, ты не знаешь, что сделать, что сказать, чтобы я поверила и перестала тебя бояться. 
- А куда мы должны ехать? А кто твой друг? А кем ты работаешь? А какая у тебя командировка?
Ты засмеялся: «Ну, ты, даешь!» 
И вдруг придвинулся ко мне совсем близко так, что я сделала шаг назад.
-Не-не, стой рядом, а то еще убежишь. Мы поедем на ипподром!
-Ипподром? Почему? Ты играешь на бегах?
-Неужели я произвожу впечатление проигравшегося игрока?
-Почему проигравшегося? Может быть наоборот.
-А тебе это не нравится?
-Ну, да!
-Я тренер.
-Тренер?
-В свое время я тренировал П-ву, правда, очень недолго.
-Выездка?
-А ты откуда знаешь?
-Потом расскажу. А сейчас?
-Сейчас я работаю в Японии частным тренером, а в Москве я в отпуске. Отпуск уже заканчивается. Все садись, и поехали на «Битцу».

Услышав про «Битцу» (это один из конноспортивных комплексов Москвы),
я отбросила все сомнения и впорхнула в машину. Ты явно не ожидал от меня такой прыти, сел за руль и с удивлением покосился на меня. Мне так и хотелось тебя передразнить и сказать: «Ты меня боишься? Не бойся!» Но я промолчала, только чуть-чуть похихикала, чем тоже вызвала у тебя удивление. Но я решила больше ничего не говорить и не о чем не расспрашивать. Мы едем на «Битцу»! Я не была там больше десяти лет.

Когда-то давно, давно, мне очень нравились лошади.  Нравилось мчаться галопом по лесу, особенно летом.  Мчаться среди деревьев и цветов.
Как-то на карьерном галопе я перелетела через голову замечательной и красивой лошади Офелии и приземлилась на спину, после чего встать
самостоятельно не смогла. Офелия остановилась около меня, как вкопанная и поводила своими бархатными глазами.  Во взгляде и во всем ее облике, читалось: «Прости, я просто пошутила!» Я простила ее, тем более, что я ничего себе не сломала, был просто сильный ушиб позвоночника. Но раньше меня опьянял галоп, а теперь я стала его панически бояться!
Больше на ипподром я не приходила. Но мне еще долго снился, если можно так сказать про запах, запах конюшни.

И вот, я еду на мой любимый ипподром! Я настолько была поглощена нахлынувшими воспоминаниями, что не обратила внимания на крутую, всю в черной коже, машину, на то, что водитель быстро и резко перестраиваясь из ряда в ряд, смотрит только на меня, а не на дорогу, смотрит, улыбается и говорит: «Таня! Таня, ну очнись! Пристегнись! Ты, наверно, не знаешь дорогу?  Мы скоро приедем!»   
 На ипподроме все, кроме стен, было новое и незнакомое. Ты, как завсегдатай, крепко держа меня за руку, шел по конюшне, заглядывая в денники, называя лошадей по имени и добавляя ласковые теплые слова для каждой из них. А я просто вдыхала запах этой конюшни и улыбалась. Ты все время с удивлением поглядывал на меня. И вдруг сильно притянул к себе и сказал шепотом: «Ты вся светишься! Что с тобой?» Я не успела ответить. Склонившись ко мне и крепко обняв за плечи, ты поцеловал меня.  Я попыталась что-то сказать. Но ты поцеловал меня снова, а потом еще раз и еще. Мы стояли в проходе между денниками, лошади, пофыркивая, смотрели на нас с удивлением.  Не отпуская меня, ты махнул рукой в сторону серого в
яблоко красавца, который глядя на нас бил копытом в дверь денника и сказал: «Слушай, Гамлет, имей совесть, отвернись!»

- Вы же целуетесь! Разве можно отвернуться? 
Прозвучал в ответ чей-то насмешливый мужской голос. Не выпуская меня из рук, ты быстро оглянулся.  Я тоже, выглядывая из-за твоего плеча, осмотрелась по сторонам.  Оказывается, мы были не одни среди лошадей. Куча юных наездниц в крагах, расстегнутых шлемах, с пакетами моркови в руках, хихикая, сновали вокруг нас, а рядом с нами в проходе между денниками стоял высокий моложавый мужчина, в белой с расстегнутым воротником рубашке, руками в карманах брюк и усмешкой на лице.
Увидев его, ты радостно воскликнул: «Привет! А вот и я!»
-  Привет! Рад тебя видеть! И Вас девушка рад видеть и рад познакомиться! Обниматься будем?
- Слушай, у меня заняты руки. Подержи пакеты, и я тебя обниму!
- Может лучше, девушку отпустишь?
- Не могу!  Боюсь потерять! Боюсь, что уведут. Вот ты возьмешь и уведешь!
- Ха, ха! Вадим, я тебя таким и не помню. Ладно, потом обнимемся, пошли ко мне. С девушкой то познакомь.
- Ее зовут Татьяна.
- Пусть сама скажет, а то ты ей ни вздохнуть, ни сказать ничего не даешь.             Сам за нее говоришь и не отпускаешь от себя ни на шаг.
А мне было так хорошо и уютно в твоих руках, и я была совсем не против, чтобы меня не отпускали, да и отвечали за меня. 
- Меня зовут Татьяна!
- Вадим.
- Как Вадим? И Вы Вадим?
- Мы с ним очень давние друзья, вместе начинали. А теперь он здесь главный,-  ответил ты.
- Вам нравятся лошади? Вы на все смотрите с каким-то восхищением… - произнес Вадим (другой Вадим, не мой).
Я улыбнулась и кивнула головой.  Мы проходили через малый манеж, где несколько взрослых людей учились азам верховой езды. Одна из учениц – возраст и комплекция были внушительными, пыталась сесть на огромного белого коня, который косил на нее глазом, и, завидев табурет, который она пыталась использовать, как подставку для того, чтобы взобраться   на коня, начинал козлить и всячески пытаться увернуться от наездницы, пугая ее своим ржанием.

Смотреть на это без смеха было невозможно.
- Подержи минуточку -  сказал ты и протянул мне пакеты.
А сам, подхватив коня под уздцы, каким-то неуловимым профессиональным движением забросил наездницу на его спину. Она успела только произнести: «Ах!»  А конь посмотрел на тебя с такой укоризной во взгляде, ну, просто как человек.
А я увидела в тебе не просто мужчину, а сильного, мужественного человека, который «все» может. И это «все» у тебя получается. Ты заметил, что в моем взгляде на тебя, что-то изменилось. Быстро подошел ко мне, погладил по щеке и, резко прижав к себе, поцеловал в макушку.
- Хочешь покататься? Ты когда-нибудь сидела на лошади?
- Я боюсь!
- Я же с тобой. Вадим, дашь нам двух лошадей?
- Но я не одета.
- Оденем и лошадей дадим. Ребята, мы же собирались у меня посидеть. Слушайте, да, оторвитесь вы друг от друга.   
Вадим (не мой) подхватил пакеты с продуктами, которые я все еще держала в руке: «Ого! Тяжеловато! А что в пакетах-то?» Заглянул и засмеялся:          «Продуктов-то, продуктов! А мука-то зачем? А понял, чтобы в Японии не отощать!»
-Тебе смешно! А мы, между прочим, собирались печь ватрушку, потому, что это главный «косяк» в жизни, хотя и фигурирует он под номером 11.
- Ничего не понял. Какой «косяк»? И причем здесь ватрушка? Танечка, пойдем. (Ого! И этот уже перешел со мной на «ты»).  Возьми мою личную амуницию, она тебе немного великовата, но, мне кажется, тебе очень к лицу белый цвет, одевайся, а мы пока с твоим Вадимом пошепчемся.
Все так неожиданно! Вадим, лошади, «Битца» !!! О чем они будут шептаться? Обо мне? Вряд ли! Какие они оба интересные и обаятельные.

 Оба высокие и спортивные. У моего Вадима (буду называть их так, чтобы хоть как-то различить: мой и не мой) глаза голубые, а у не моего Вадима
глаза карие. Вот и все различия. Да, мне идет белый цвет, бриджи великоваты, маечка тоже, но, в целом, очень даже ничего!
На манеже, когда я подходила к Вадимам, которые держали двух лошадей, одну каурую, другую белую как снег, у меня дрожали руки, и сильно билось сердце. Мой Вадим пристально посмотрел на меня оценивающим взглядом и мне, кажется, он понял, что я не новичок в этом деле, но страшно боюсь.
-Расслабься, я с тобой. Вадим специально для тебя оседлал такую классную лошадку Веллу. Давай подсажу.
- Я сама.
Я поставила ногу в стремя, подпрыгнула и, удивившись сама себе, точно попала в седло. Вадимы переглянулись и молча, один из них подтянул мне подпруги, а другой выровнял стремена. Я набрала полную грудь воздуха и чуть-чуть тронула Веллу шенкелями. Ах! Она меня послушалась!  И медленно пошла вперед. Вадимы замерли, а потом мой Вадим легко и просто взлетел на своего скакуна, который почувствовав всадника, завертелся на месте. Он встал рядом, Велла и не возражала, и, положив одну руку ей на загривок, пошагал вместе со мной. От страха я перестала улыбаться и смотрела только вперед. Вадим отпустил Веллу, погладил меня по спине и сказал: «Да, ты молодец, сидишь, как влитая. Рысью умеешь?» Я кивнула головой и перешла на рысь. Вадим засмеялся: «Молодец!» Не мой Вадим, смотрел на нас с земли и улыбался и потом прокричал: «Вадим, у нее посадка отличная! Я так и не понял, кто она тебе? Твоя ученица или твое увлечение?»   
Мой Вадим не ответил, он был рядом со мной и пытаясь развеять мой страх, полушепотом говорил мне ласковые слова, о чем-то спрашивать, но главное, был рядом! Я же была полностью поглощена своей лошадью и своими ощущениями и, скорее всего, отвечала невпопад. Мне хотелось почувствовать и уловить малейшие телодвижения моей лошади, предугадать каждое изменение в ее поведении.
-А галоп? - спросил Вадим.

- Нет!!! Я боюсь!


Я посмотрела на него с таким страхом в глазах, что он взмолился: «Ну, не бойся! Ты мне сейчас дороже всего на свете! Я не сделаю тебе ничего плохого! Поверь мне! Поверь!»
-Брось стремена, ну, брось, я ведь рядом!
Его голос меня завораживал, я, как послушный кролик перед удавом, сделала все, что он сказал.  Я отпустила стремена, расслабила спину и поскакала! Ах, какой это был восторг! Вадим скакал со мной рядом ровно и спокойно. Он не сводил с меня глаз. Потом крикнул: «Иди ко мне! Брось уздечку! Повернись!» Его сильная рука схватила меня за талию и выдернула из седла. Я не успела испугаться. Как это все получилась, я не поняла, но оказалась на его лошади, он прижимал меня к своей груди, и мы вместе галопом пронеслись по манежу. Остановились в дальнем углу и стали целоваться. 
«Опять целуются! Эх, да, что же это такое!» - услышали мы голос не моего Вадима.

Ватрушку я все-таки испекла. Надо же было выполнять «План ликвидации косяков».  Знаете, получилось вкусно. И в далекой Японии мой Вадим облизывался, глядя на фотографии ватрушки, которые я отправила ему. Он скоро вернется, осталось еще почти целых три года. Как это будет? Я встану рано утром, схожу в магазин, куплю все, что нужно, испеку ватрушку, поставлю ее на стол, накрытый белой скатертью, и позвоню Вадиму (не моему Вадиму). Он подъедет к моему дому на своей огромной черной машине, и мы отправимся в аэропорт встречать Вадима (моего Вадима).
Когда мы вернемся, мой Вадим, увидев ватрушку, воскликнет: «Ага! А вот и «косячок № 11!»
И мы все втроем засмеемся, сядем за стол, выпьем шампанского и закусим «косячком».
А ты потом, обняв меня за плечи, скажешь: «Побольше бы таких «косяков! »
- Что?! – воскликну я.


Рецензии
Замечательно!!! С удовольствием прочла!Легко написано,светло как-то,с юмором.Понравилось!

Лариса Хмырова   04.05.2021 14:12     Заявить о нарушении
На это произведение написано 336 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.