Глава 1

 
                Осмотрись, счастье рядом !               
               
               
      Деревянный пол чердака был пылен, крыша полна маленьких окошечек в уже прояснившееся небо. Помещение было старым, это именно тот чердак, которым в детстве пугали многих из нас. Помещение точно подходило под описание комнаты из детских страшилок.
       На стенах висели плакаты и постеры, с которых улыбаясь смотрели люди. В некоторых местах они выцвели, но не смотря на это, все равно выглядели аккуратно  и красиво. На полу лежали коробки разных размеров. Они так и манили рассмотреть  свое содержимое.
       Может быть, когда-то чердак выполнял роль детской. Сейчас же он был явно никому не нужен, так же как и вещи, покоившиеся на нем. Даниэль долго лежал на полу, его серый плащ почти сливался с пыльными досками. Через какое-то время его глаза открылись, смахивая с ресниц сон, что так уютно там устроился. Юношу разбудили лучи солнца, просвечивающие сквозь рваные занавески на окнах. Город уже не спал. Жизнь кипела. Снаружи уже доносился шум будничных улиц. Небесное полотно  было ясным, от  пушистых тучек  не осталось и  следа. Солнце было бледным. Даниэль не был рад выходу из мира грез, который создал сам. Несмотря на это, он широко улыбался, оглядываясь вокруг.  Первой мыслью, что мелькнула в голове Даниэля, была  : '' У меня появился дом! ''.  Счастье освещало его изнутри. Герою нетерпелось все оглядеть, открыть каждую из коробок  и полюбоваться всеми имеющимися вещами. '' Я сделаю каждый предмет нужным! А если не получится, то залезу в одну из коробок и подожду, пока сам не стану одной из ненужных вещей! ''- решительность разливалась по телу, голос Даниэля звучал громко и уверенно .
       С этими словами юноша вскочил на ноги, потирая руки. Обычно он бы даже не отрицал свою ненужность, но сейчас надежда разжигала костер в душе, который уверял Даниэля в том, что он уникальный и незаменимый на этой земле. '' Чердак это такое место, где можно найти все, что душе угодно ! Нужно лишь только сильно этого захотеть'' , - с очаровательной детской наивностью сказал Даниэль. На минуту он даже сам себе напомнил глупого ребёнка, который верил в чудеса.
        В его планы на тот день входило : разобрать вещи  в коробках, обустроить жилище и достать еды.  Первая коробочка  была мала, но замотана скотчем в три слоя.  В ней находилась обувь : аккуратные сапоги, несколько пар женских босоножек, туфли на высоком длинном каблуке, а так же замечательные кеды нужного размера, которые приглянулись Даниэлю. Он невообразимо  им обрадовался, ведь его ботинки были давно ни на что не годны.
        Вторая коробка выглядела внушительно, но с лёгкостью поддалась ловким длинным пальцам. Там была одежда, но ее Даниэль не стал рассматривать. Он принялся разгребать коробки, чтобы увидеть на чем они стояли.
        Блестнуло чёрное лаковое покрытие. Он ждал этой минуты, храня в себе божественные звуки. Перед Даниэлем предстал восхитительный черный рояль. В глазах бедного странствующего юноши, он прямо таки искрился  чем-то теплым и до боли знакомым. Даниэль не смотрел на трещинки на лаковом покрытии и на перекосившиеся ножки. Его руки, немного подрагивая  пальцами, так и тянулись, открыть пыльную крышку.  Чувства рвали Даниэля на части, хотелось кричать. Радость почти растворилась от нахлынувших воспоминаний.
         Даниэль опустил свои прозрачно-серебрянные глаза на маленькую деревянную табуреточку, стоящую возле рояля. Незаметно для него, в воображении появился еле-видный силуэт хрупкой женщины. Ее волнистые волосы рассыпались по обнаженным плечам, платье обтягивало аккуратную фигуру, готовую расствориться в воздухе. Глаза смотрели грустно из- под  опущенных ресниц .  '' Мама... Мама, ты злишься за тот день? '',- тихо спросил Даниэль, роняя зеркальные  слезы. Женщина улыбнулась и мотнула головой. '' Спасибо, но я все равно чувствую перед тобой вину, прости, пожалуйста. Я буду извиняться миллион раз, пока ты не перестанешь думать об этом... '', - Анора Кенер сложила ладони вместе и растаяла, будто уйдя во тьму. ''Мамочка...'', - повторял Даниэль, оглядываясь. Пусто, лишь люди с плакатов улыбались, явно думая о чем-то своем.
         Анора Кенер при жизни была талантливой пианисткой, поэтому Даниэль с детства был обучен языку музыки. Но именно это и стало его вечным бременем, ведь в день, когда Даниэль потерял семью, дом и надежду, его попросили сыграть великое произведение Фридерика Шопена '' Весенний вальс'', - но он отказал. Отец и мать были огорчены. Так и ушли они из этого мира, не услышав напоследок прекрасных звуков, вылетающих из-под пальцев юного пианиста .'' Трудно жить, смотря назад! Не думаю, что смогу и дальше так существовать ...  '',- утирая слезы думал Даниэль. '' Что-то я стал часто плакать, как-то это не по-мужски. Даже не смотря на то, что в моей голове регулярно стала воскресать мама. Наверное, я - псих, но я не хочу это менять, ведь только так я смогу избавиться от глубокого одиночества, которое душит меня с того самого дня ... '', - посмеиваясь, шептал он, открывая крышку молчаливого рояля.
          Клавиши выглядели бозленненно жёлтыми. Но знаете, не смотря на это, они всем видом просили тепла человеческих рук, просили стряхнуть с себя пыль и пепел, хоть неумело, но сыграть. Всем своим естеством клавиши жаждали, чтоб кто-то избавил их от этого гнетущего безмолвного анабиоза. Хотели проснуться, разбив эту тонкую и прозрачную тишину, которая напоминает слегка запотевшее стекло.
          Тонкие пальцы Даниэля аккуратно и нежно коснулись несчастных клавиш, звуки не врали и были чисты, как воздух в холодное  утро. В голове всё прояснилось  и Даниэль понял в полной мере, как сильно ему повезло ...
          Первые звуки были робкими, будто стесняясь они нехотя вылетали из- под пальцев. Неуверенно отступала тишина, которая  явно прижилась на чердаке. Но вот мелодия зазвучала громче. Казалось бы, что все посторонние звуки затихли, чтобы насладиться неподражаемой игрой на рояле. Даже люди с плакатов улыбались задумчиво и сосредоточенно.
          Рояль так точно передавал чувства нашего героя, мелодия была столь переменчива, но слушая её, на душе становилось невероятно спокойно. Живые пальцы так трепетно перебирали клавиши, а они отвечали чистыми звуками. Хотелось слушать это вечно, наблюдая за умелыми движениями чердачного пианиста.  И вот прозвучали последние чувственные аккорды, которые невероятно красиво окончили произведение.
          Даже после долгого отсутствия практики в игре на рояле, Даниэль не потерял свой уникальный навык, чему был очень рад. '' Вот это подарок! '', - бормотал он,вставая из-за инструмента.
          Даниэль спешил  поскорее разобрать все коробки и обустроить своё новое жилище, после чего достать еды, ведь его желудок с самого утра пел дифирамбы всему съесному.Наш бедняга ел очень мало и редко, поэтому его организм был сильно истощён.  Еда  ему была просто необходима. С новой волной энтузиазма  Даниэль принялся за таинственные чердачные коробки. Их оставалось довольно много. На разборку вещей ушло около 4 часов, но  Даниэль был безмерно счастлив, ведь чердак теперь был пригоден для жизни и напоминал квартирку. Рояль уже не был единственным предметом мебели, около него красовался шкаф  из коробок. Они были перевёрнуты отверстиями в бок и поставлены друг на друга. В этом картонном шкафу уже лежала аккуратно сложенная одежда и обувь, которая пришлась по вкусу нашему герою. Далее шла старая раскладная кровать. Подушка и одеяло были сделаны из одежды, не подходящей юноше. В единственную розетку был воткнут электрический чайник, который Даниэль считал настоящим богатством. Рядом лежали предметы посуды. Чашки были расписаны  витиеватыми узорами, будто паутина они обрамляли все, вплоть до ручки. Чуть правее лежал большой антикварный чемодан  с красивыми винтажными ручками. В нем находились толстые книги, которые никак не интересовали Даниэля, ведь сокровище этого чемоданчика заключалось в другом. На самом дне аккуратной стопочкой лежали сборники нот, хрестоматии пианистам и написанные от руки композиции. Они то и манили талантливого  юношу. В самой середине чердака стоял складной столик, а на нем стояли шахматы, умело вырезанные из темного дерева. В углу лежали детские игрушки, которые могли сгодиться лишь на продажу неразборчивым глупцам. В том же углу  на пышном белом  платье стоял раскрытый кружевной зонтик. Когда-то платье  было явно  в центре внимания на чьей-то свадебной церемонии, но сейчас оно было покрыто паутиной и потеряло свой торжественный вид, смешав свой цвет с грязью. Чуть поодаль, на покосившемся креплении от детских качелей, висел темный гамак. Места было мало, поэтому не растянутый до конца, он напоминал тряпку. Одной из главных находок стала большая, по мнению Даниэля, сумма денег. Он отыскал деньги в одном из карманов зимней куртки. Теперь Даниэль мог смело идти в магазин за едой, что не могло не радовать его желудок.
        Даниэль был счастлив. Его тело было лёгким и не чувствовало усталости. Юноша благодарил судьбу за такой подарок и надеялся, что в его черно-белой жизни началась белая полоса, которая окончится не скоро.
         


Рецензии