День металлурга

   Проснулась от непривычного звука и не сразу поняла, что к чему. Звук опознала: шум самолётных двигателей (пропеллеров), но не могла дотумкать, почему один за другим пролетают самолёты, и какие-то тревожные мысли мелькали в голове.

   Четыре года назад весной вдруг в один день десятки полос от реактивных самолётов появились на небе, выяснилось потом, что это "Русская весна", "Крым приплыл в родную гавань", и по этому случаю не то передислоцируется какая-то базирующаяся в Беларуси часть ВВС РФ, не то усиливается.

   А тут что такое? Насилу сообразила, то есть вспомнила, что читала где-то: желающих будут катать на самолётах по случаю Дня металлурга. А ассоциации тревожные, потому что такие крепче застревают... Видела в сети воспроизведение чьей-то картины начала войны, "22 июня": молодые супруги ещё спят в доме, а мать-старуха уже проснулась корову подоить и стоит под окном во дворе, а над её головой летят самолёты со свастиками, всё небо в них...

   И ещё муж рассказывал, он 11 сентября 2001-го года, так получилось, был в Нью-Йорке, и говорил, что тогда в одночасье всё небо покрылось самолётами, подняли по тревоге военные.

   Поэтому вот так и представляешь себе то, чего ждёшь. Тем более, как раз читаю "Книжного вора" Маркуса Зусака. Перевод так себе, начиная с названия, книжный вор - это немецкая девочка-сирота, Лизель Мемингер.

    Её родные родители-коммунисты погибают незнамо как (автор не описывает, но догадаться можно), а приёмные родители, отнюдь не коммунисты, обычные обыватели, отец - маляр и аккордеонист, мать - домохозяйка, зарабатывающая стиркой на богатые семьи, гибнут под бомбёжкой того пригорода Мюнхена, где стоит их домишко, Лизель во второй раз становится сиротой...

   Сама она выживает лишь потому, что спустилась в подвал писать дневник, там, в подвале, приёмный отец учил её читать, а "подпольный еврей" Макс, которого прятала их семья, однажды подарил ей чистую книгу, просто закрасив белой краской страницы "Майн кампф" с напутствием на первых страницах: Лизель от Макса - пиши!..

   В экранизации красивая канадская девочка сыграла Лизель. В одной из лучших сцен она в буквальном смысле "на голубом глазу", с большими и чистыми голубыми глазами, с заплетёнными в косички русыми волосами, с энтузиазмом поёт что-то патриотическое. Камера отъезжает с крупного плана, мы видим её новую красивую форму гитлерюгенда и весь большой детский хор, в центре которого - она. Ангельские детские голоса вибрируют от напряжённого энтузиазма, строгая руководительница дирижирует...

   В прошлом году подарила подруга книжку, но я не сразу за неё взялась, поставила на полку и забыла, а потом вдруг наткнулся взгляд на корешок. С возрастом трудно приниматься за что-то новое, а тут ещё и автор молодой и совершенно мне неизвестный, как-то не ждёшь открытий. Что они, молодые, могут знать и сказать о той войне? Уже и моему поколению о ней было известно лишь то, что мы узнали от старших, родителей и бабушек... Но иногда внуки через головы родителей узнают от бабушек с дедушками что-то стоящее.

   Так и тут. Книга австралийского писателя о последней большой войне в Европе, написанная от лица Ангела смерти, тем и хороша, что это взгляд издалека и сверху.
Прилетели самолёты и разбомбили Химмельштрассе (Небесную улицу) вместе со всеми её обитателями, выжила лишь случайно уснувшая в подвале девочка, писавшая там свою первую книгу, свой дневник: поначалу непонятные книжные слова, книги, могут не только губить, но и спасать, - незадолго до "Книжного вора" я читала "451 по Фаренгейту", и там точно такой же финал, после бомбёжки города остались в живых лишь люди-книги, ушедшие из города, где их преследовали и убивали, где жгли книги, в лес...

    Не думаю, что Зусак просто так взял и слямзил у Брэдбери эту финальную сцену и вообще идею своей книги, скорее - "творчески осмыслил и переработал", мне понравилось.

   Да, так вот уже десятое лето мы живём в городе металлургов. Разговаривала как-то с директором библиотечной сети о том, что читают и предпочитают люди. Не услышала ничего неожиданного: женские романы, детективы, "что-нибудь лёгкое и отвлекающее". Сказала, правда, что в первое время, когда стало возможным комплектовать библиотеки, особенно сельские, церковными изданиями, активно читались маленькие простые брошюры: как вести себя в храме, о святых и праздниках...

    Металлургический завод - одно из нескольких (немногих) предприятий Беларуси, где "средняя температура по больнице", то есть средний заработок, больше тысячи рублей (пятисот долларов), а много это или мало... Семью из троих человек не прокормить, придётся работать "жене металлурга", отдав своего ребёнка (или нескольких детей) в детский сад.

    Третье воскресение июля всегда рядом, а то и совпадает с 17-м июля, днём расстрела и памяти Царской семьи. Сейгод, столетие расстрела, не совпало, два года назад 17 июля пришлось на воскресенье и совпало с днём металлурга. Тогда я ещё не додумалась на велосипедах поехать на службу в пригородный храм преподобного Серафима Саровского, так тесно связанного с Царской семьёй, поехали на рейсовом автобусе, туда - в пустом, а обратно - переполненном спешащей на праздник шумной толпой.

    А в пустынном храме толстой стопой лежали листочки-листовки с рассказом-проповедью о Царственных страстотепцах, я взяла с десяток и думала о том, что будет, если вот прямо сейчас в автобусе или на концерте на площади начать раздавать их этим далёким от церкви и истории людям.

    Не решилась. Возьмут, а потом выбросят в мусорку, сколько за последнее время подобрала я вот так разных церковных изданий вплоть до Нового Завета то на больничных подоконниках, то на буккроссинге среди разной пошлятины... Бывает, что просят заключённые прислать религиозную литературу, а вот чтобы "свободному металлургу" захотелось что-то такое почитать - не встречала, вот и подбираешь - посылаешь...

    К чему это я? Вечером такой грандиозный был салют. А перед ним можно было не выходя из дома послушать концерт, громкие звуки долетали с площади у Дворца металлургов, вот так и получается, что поневоле с самого утра до поздней ночи участвуешь в праздновании и думаешь: ну да, на заводе работать - не лаптем щи хлебать, - один знакомый пробовал начать карьеру металлурга с 0, отработал месяц учеником, получил первую мизерную зарплату, плюнул и уволился. Чтобы начать прилично зарабатывать, нужно прилично отработать, а выдерживают далеко не все, у меня вот ни раньше, ни сейчас за всю жизнь не было никаких знакомых "металлургов", вообще квалифицированных рабочих с большим стажем, в книжках только про них читаю и вижу в "своей" книжной лавочке.

   После того разговора с директором библиотеки я похерила давнюю надежду пристроиться библиотекарем в какое-нибудь тихое местечко, нет сейчас таких местечек, и устроилась в книжный киоск в ближайшем к дому "супермаркете", где завалены полки той печатной белибердой, "которая пользуется спросом". Раскраски с наклейками для детишек, кроссворды с рецептами для их бабушек и дедушек, "секретные тайны" и "звёздные интриги" для среднего возраста, буде оторвётся этот возраст от гаджетов...

   И игрушки. Поначалу они меня в ступор привели видом и ценами, но знакомые дети просветили, что это всё герои "их любимых мульфильмов", и когда за несоразмерную качеству и виду цену родители или бабушки-дедушки покупают канючащим и ревущим, требующим своего, чадам этих дорогих уродцев - это они просто расплачиваются за то, что усадили их перед экранами смотреть голливудскую продукцию.

    "День металлурга" после войны, в 50-ые, установили как государственный праздник СССР, " как дань большому вкладу в послевоенное восстановление страны" и в Беларуси так и осталось. И никто не учит этих бедных, хоть и богатых в сравнении со мной металлургов, что с разбором нужно самим и детям принимать то, что навязывается и льётся потоком, чем дальше, тем больше мутным и гнилостным. Иногда хватаю за руку молодую мамочку, покупающую очередного дорогостоящего уродца:

- Купите лучше, вот, книжку с русскими сказками, или хотя бы вот эту картонную куклу с одёжками, мы в детстве сами их рисовали-вырезали-одевали, а тут такая красивая готовая...

- Вот ещё. Нет у меня времени читать с ребёнком сказки и возиться с бумажной куклой...

   Просто как зомби. Как дети и простецы. Фильтровать не умеют, не научены, "как все, так и я". И двухлетний, а то и годовалый ребёнок, ещё не умеющий двух слов связать, уже тянется ручонками к тому, что застряло в зрительной памяти: - Дай!

   В моём тихом квартале у реки только детский сад в центре и вот этот "супермаркет", давно подыскивая работу возле дома, я успела поработать психологом в саду и для разнообразия решила попробовать единственную альтернативу. Оказалось, что никакая это не альтернатива, то же самое. Что в саду я поражалась состоянию детей и пыталась вразумлять родителей, что здесь: "здравствуй, племя, молодое", - в смысле "вот тебе, бабушка, и Юрьев день".

   Напарница у меня примерно моего возраста, но без моих педагогических замашек, а я со своим горем от ума ... спасаюсь только вежливостью, всё-таки продавец не может себе позволить тон, которым я в качестве социального психолога на родителей жала, и это хорошо. Полезно. Что толку жать - никакого толку.

    Невозможно нажимом никого культурней сделать, ни металлургов, ни их детей. А так хочется, и если по молодости живёшь надеждами, то с возрастом становишься экстремисткой, думаешь иногда: вот нашёлся бы герой, взорвал, что ли б, облучатели эти, телебашни... Так ведь поздно уже во всех смыслах, технически - есть кроме тв сеть, а идеологически - "потребитель всегда прав".

   
   И сама ты в этой сети, вместе со своим народом: "Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был".


Рецензии