Поворот колеса

Аристарху Константиновичу приснился сон. Возможно это был первый сон за долгие годы в его жизни, который
не забыл он сразу же после пробуждения, а запомнил во всех подробностях. Приснилось ему, что является он
могущественнейшим волшебником. Прибыл Аристарх на Землю в постапокалиптический период, в тот самый
жуткий момент истории цивилизации, когда не осталось на планете ни стран, ни городов. Повсюду виднелась
выжженная пустыня, и, лишь развалины каких-то зданий, обломки, обрывки и осколки повсюду разнообразили тот
страшный пейзаж. Не осталось на Земле животных и растений, и, лишь небольшие, разрозненные группы людей
бродили среди камней и мусора в поисках чего-нибудь съестного. Цивилизация который раз, опять уничтожила
себя и свой дом. Аристарху предстояла огромная работа по исправлению очередных, больших и маленьких
глупостей человечества.
 
Ему предстояло пройти десятки, сотни, тысячи тысяч километров босиком. Питаясь силой космоса в состоянии
глубочайшего транса, он держал перед сознанием своим картинку цветущей земли, зеленеющих полей и лесов, и,
как самнамбула шёл вперёд. Каждый его шаг становился чудом потому, что за его спиной из земли сразу же
пробивались растения, оживали и зеленели деревья, появлялись животные и птицы, люди постепенно приходили
в себя и начинали строить дома, улыбались дети.

                * * * *

Он не знал и даже не догадывался о том, где находится. Мысли его были настолько обрывочны и бессвязны, что из
всех тех клочков невозможно было бы собрать и одну примитивную фразу. Скорее всего, то были междометия, с
помощью которых пытался он по возможности определить: жив он ещё или уже мёртв. В начале у него появились
чувства. Приятные чувства согревали его, он млел и таял, растекаясь и заполняя вокруг всё пространство собой, и,
наоборот тревога заставляла его сжиматься в бесконечно маленький комочек. Всё изменилось в тот самый момент,
когда он вырвался на свет. Несмотря на то, что первое время лучи света обожгли его зрение, возвратиться в
безопасную темноту он больше не захотел. Он научился прятаться от света. Когда его ощущения становились
крайне болезненными, он закрывал глаза, и, всё опять на какое-то время погружалось в полумрак.  Свои руки и
ноги он чувствовал, как слабые, неуклюжие, пока или уже ни на что не годные отростки тела.  Кроме того, он
совсем ничего не помнил о себе и о своей жизни. Он не знал, кто он такой. Конечно, первые полгода существования
в большом пространстве для него были самыми трудными и непонятными, но именно в это время он узнал, что
зовут его Аристарх. Двое, которые всегда были рядом и называли себя родителями, настойчиво предлагали ему
поверить в то, что теперь он может жить только внутри этого совершенно беззащитного тела. Поначалу было даже
страшно представить, что оказался заперт он в этом полужидком тельце на долгие годы. Всё же, время от времени
какая-то призрачная волна памяти накрывала всё его существо, и, в эти мгновения он вспоминал, каким он был
или каким он мог быть когда-то очень давно. Впрочем, это вполне могли быть и не его воспоминания.


Его учили ходить по дорожкам, спать по часам, капризничать, если чего-нибудь очень не хочется. В то же время он
учился злиться, когда что-то не дают, радоваться, когда он что-то всё-таки получал. Есть бабушкино варенье
ложкой прямо из банки, когда никто не видит, он научился сам. И только так, говорили ему, предстоит прожить
долгие годы счастливой жизни, болея, оскорбляясь, страдая и старея. В чём он очень преуспел. Он рос довольно
болезненным и капризным ребёнком. Последующие юношеские годы его жизни прошли в процессе убеждения
его "взрослыми" в том, что нежелательно ни думать, ни мечтать о том, чего быть не может, в соответствии с
глубочайшей убеждённостью в этом окружающих. Все обязательно должны жить и учиться потом и кровью
зарабатывать хлеб насущный для того, чтобы жить. "Нельзя думать о том, о чём думать нельзя"- часто говорили ему.

        И, он согласился...

Аристарх рос никем. Он жил совершенно серым и незаметным человеком, ничем не выделяясь. Во всяком случае
сам себя вутреннем потоке людей он ни за что не заметил бы и не узнал. Он уже ничего не ждал, ни во что не верил
и даже не надеялсяна какие-то изменения в жизни. Всё же время от времени просыпался и внутри его сущности,
помимо воли, происходили какое-то превращение, метаморфоза. Каждый раз, когда ему исполнялось
7 (1+6; 2+5; 3+4; 4+3), он выходил из своей непроницаемой скорлупы серости и неведения, приводил в себя в
порядок и готовился... Не он, ум его молчал, а скорее всего его скрытая до сих пор явленность готовилась к чему-то.


Это случилось в самом начале его шестого десятка, вернее, сразу после пятьдесят второго дня рождения.
Произошло беспричинное, то есть совершенно естественное переворачивание всего аристархова естества на
изнанку. Сам того не подозревая, сбросил он с себя все искусственные, внешние оболочки. В то самое мгновение
раскрылась полностью перед ним его древняя волшебная сущность. С его внутренним пространством стали вдруг
происходить необыкновенные энергетические изменения. Освободились чувства, будто бы с глаз и ушей его спалА
белая пелена и начинает он видеть, слышать и чувствовать бесконечное количество оттенков и полутонов
вселенской энергии. Звуки, цвета, запахи переплетались, перемешивались перед его взором, дополняя и усиливая
друг друга. И понял Аристарх, что не жил он до этого момента, а спал, и только сейчас проснувшись, начинает
воспринимать мир и себя в мире по-настоящему, в общем ЖИТЬ ЖИЗНЬ.

Аристарх был очарован тем удивительным состоянием сознания, которое только что родилось в нём. Он трепетно
относился к каждой возможности прикоснуться к миру волшебства в себе и вокруг. Всё же он отдавал себе отчёт,
сколько лет жизни он не заметил, не использовал, выбросил в мусор. Нужно было спешить, чтобы хоть как-то
восполнить пробелы знаний о до сих пор непознанной, а в чём-то даже непознаваемой пока волшебной своей
природы. Он торопился чувствовать, хотя где-то глубоко внутри уже знал, что впереди ждут его несколько веков
жизни и развития, ведь даже юности своей волшебники достигают где-нибудь только к семидесяти пяти годам.

                * * * *

Только что пробило одиннадцать часов утра. Эти напольные часы Юрий Николаевич Юдин, хозяин и начальник
туристического агентства получил вместе с бизнесом в придачу. Часы оказались не простые потому, что находился
в тех часах, кроме часового ещё один механизм непонятного назначения, и, что-то время от времени негромко
щёлкает и позвякивает внутри. Конечно, поначалу это щёлканье, да, и, сам перезвон приносили немало хлопот.
Однако подошёл очередной сезон отпусков, количество клиентов резко прибавилось, и, позвякивание часов все
как-то резко перестали замечать, а потом и вовсе привыкли. Впрочем, Юрий Николаевич пообещал себе по
возможности разобраться, что за механизмы находятся внутри тех часов, почему они щёлкают и позвякивают, и,
как это можно использовать в работе.Кто знает, возможно эта неизвестная конструкция является чем-то очень
серьёзным, каким-нибудь неизвестным науке переключателем времени, но быть может это шутка
мастера-красивое, загадочное, но абсолютно бесполезное приложение.

В агентстве было тихо. Возможно, для основного наплыва клиентов было слишком рано, впрочем, может быть уже
наступил тот самый период межсезонья, когда многие клиенты уже устали от поездок и сидят возле своих
телевизоров или же напротив, пока лишь размышляют и только собираются планировать свой будущий отдых.
-И ску... И гру... И некому ру...- задумчиво сказала Анечка.
Прости, пожалуйста, Анечка. Что ты сейчас сказала?-спросила Лидия Максимовна, на секунду оторвавшись от
очередного туристического  буклета- Никак не успеваю я за новыми словами.
- И работы нет, и уйти уже нельзя-произнесла девушка-Если бы знала заранее про такую работу сегодня, лучше бы
взяла выходной и выспалась.
Начальник держал Анечку в штате агенства больше из- за красивой внешности, и манеры говорить с придыханием.
Это очень нравилось клиентам. Может быть только благодаря этому придыханию многие клиенты ещё и ещё раз
хотели прийти сюда, поговорить с Анечкой и, конечно же, заказать какую-нибудь поездку.
-А ты не расслабляйся. Наша работа, как никакая другая, похожа на рыбную ловлю-возразила ей зрелая агентесса
Лидия Максимовна- Вначале, это только терпение. Ты должна сидеть и ждать клёва. Ну, а дальше успей вовремя
сориентироваться, забрось удочку в нужном направлении, изловчись, увлеки и помоги клиенту сделать
правильный выбор. Не забудь самоеглавное условие рыбалки-аккуратно вытащи улов, подпиши все бумаги и
получи оплату за предоставляемые услуги.

Лидочка Максимовна, как называл её шеф, была виртуозом, асом в той рыбной ловле. Если Анечка являлась
лицом агентства, привлекая и привязывая внимание клиентов, то бывалая агентесса работала, делала с клиентами
всё, что хотела, всё, что нужно было делать для процветания их маленькой компании. Знает она практически всё о
туристическом бизнесе, а может даже больше. Как-то, в узком кругу, отмечая юбилей-десятилетие их турагентства,
шеф пошутил о том, что она может уговорить клиента оплатить экскурсию вокруг его же собственного дома.


 -Девочки, соберитесь-произнёс Юрий Максимович, показавшись в дверях собственного кабинета-Только что
звонил очень важный клиент. Неизвестно пока, чего он хочет, но вы уж постарайтесь, как вы это умеете. Анечка,
Лидочка Максимовна, я вас прошу.


Ровно через пятнадцать минут в кабинет, где за своими рабочими столами сидели Лидия Максимовна и Анечка,
вошёл человек совершенно неопределённого возраста. Этому "молодому" человеку в одинаковой степени можно
было дать, как сорок лет, так и все восемьдесят, хотя, может быть... Его волосы были тёмно-русого цвета со слегка
посеребрёнными висками. Аккуратных усов и бороды его тоже кое-где коснулась седина. Он был широк в плечах,
подтянут, имел он лёгкую, совершенно бесшумную походку. Выдавало его лицо. Оно было морщинистым, но не
рыхлым. Это было лицо человека, за свою долгую жизнь повидавшего многое, тем не менее, сохранившее нечто
утончённое, аристократическое. Одет он был в кожаный пиджак поверх кремовой шёлковой рубашки, повязанной
бардовым шейным платком. Его тёмные брюки свободного покроя были заправлены в высокие сапоги мягкой
кожи. На голове его была одета охотничья, узко полая шляпа с пером какой-то хищной птицы, которую он тут же
снял, войдя в помещение. В другой руке он держал хлыст для верховой езды.
-Здравствуйте- поздоровался он, при этом, сначала посмотрел на Лидию Максимовну и слегка наклонил голову, а
затем сделал то же самое, глядя на Анечку-Милые леди, к кому из Вас я могу обратиться за помощью?
-Садитесь, пожалуйста-предложила Лидия Максимовна и указала на стул, стоящий возле её рабочего стола.
Стул этот стоял совершенно хитрым образом-в пол оборота, чтобы посетитель, разговаривая с Лидией
Максимовной, боковым зрением мог видеть Анечку. Анечка же, не обращая ни на кого внимания, что-то писала в
тетради, одними губами повторяя написанное. Затем она глубоко задумывалась о чём-то, покусывая свою
шариковую ручку, или изящно перекладывала бумаги с места на место. В общем играла спектакль-пантомиму для
одного единственного зрителя. Мужчина-клиент сдавался очень быстро, его внимание раздваивалось, он уже не
мог рассуждать спокойно и трезво, при этом Лидия Максимовна, полностью перехватив инициативу, удачно
предлагала первый попавшийся вариант путешествия. С женским полом всё обстояло немного сложнее. Здесь
Лидия Максимовна и Анечка работали вдвоём методом перекрёстных предложений, когда с двух сторон на
клиентку одно за другим сыпались разные, самые заманчивые предложения. Не давая ни секунды на обдумывание,
вдвоём они полностью овладевали вниманием и очень быстро отбирали инициативу у самых капризных
посетителей. Без особого труда находили они варианты путешествий для отдыха,для деловых визитов, для
обеспеченных и не очень богатых клиентов.
-Рассказывайте- предложила Лидия Максимовна-Что бы Вы Хотели?
-Я хотел бы отдохнуть, прежде всего, наверное, от себя-произнёс странный клиент.
В то же время Анечка срочно входила в образ.
-Вы хотели бы солнце, море, песок?-забросила агентесса первую пробу наугад.
-Слишком людно. Мне кажется, что такой отдых подойдёт больше для молодого человека-возразил посетитель и
мельком взглянул на Анюту.
Она взяла из стопки журнал учёта, открыла нужную страницу и слегка наклонилась, просматривая записи. Затем,
не торопясь, но не очень медленно, убедившись, что посетитель наблюдает за ней, она грациозно заправила
выбившуюся прядь волос за ухо.
-Может быть необитаемый остров?-на удачу подбросила идею агентесса.
-Я уже имел удовольствие жить на необитаемом острове в северном море-сказал незнакомец- Каждое утро
остров тот большей частью своей погружался под воду, там было чем занять и душу мою, и тело. Тоска вернулась ко
мне уже через несколько дней после того, как я ступил на большую землю.
Анечка предприняла следующий шаг, она приподняла глаза чуть выше воображаемой линии горизонта, и, никуда
не глядя, будто бы задумавшись о чём-то, стала слегка поглаживать пальчиком уголок своего прелестного ротика.
Незнакомец должен, обязан был заметить эти жесты внимания, должен был соблазниться и обязательно
повестись...
-А как Вы отнесётесь к альпинизму? Повышенный уровень сложности и всё такое-предложила агентесса-Это
интересно и опасно. Адреналин зашкаливает. Соглашайтесь... Ну, как, оформляем документы?
-Милые леди-произнёс он, и, посмотрел вначале на Лидию Максимовну, а потом, конечно же, на Анечку и
украдкой подмигнул ей-В последнее время я осуществил несколько самостоятельных подъёмов на Эверест в
Непале, на Монблан в Альпах. Помню я Патагонию. Этот невероятный, отрицательнаый подъём на Фицрой при
крайне неблагоприятных погодных условиях. И что? Через два дня я уже опять не знал, куда себя девать. Грустно
это всё.
-А не хотелось бы Вам попробовать на вкус настоящей охоты, поединок на равных условиях?- вдруг оживилась
Лидия Максимовна-Африка, бескрайнее сафари, Вы и лев, и один патрон в карабине. Нет, нет, конечно же, лучше
тайга, вокруг лес, до ближайшего селения километров триста, и, Вы с ножом один на один с медведем.
-Нет, не хотелось бы. Не хочу я больше крови-проговорил незнакомец- Было время, когда специально отправлялся
я в мезозойскую эру в триасовый период, и, чтобы не очень сильно нарушать экологический баланс, с одним ножом
охотиться на хищных тиранозавров. Это не надолго развлекает ум, но, к сожалению, никак не заполняет пустоту
внутри.Анюта увидела вдруг, как упругий хлыст, до сих пор покоившийся у него в руке, вдруг стал сгибаться и сам
собой завязываться в узел. Теперь она уже откровенно, без игры, не таясь наблюдала за странным посетителем, всё
больше поддаваясь его удивительным чарам. Лидочка Максимовна не могла видеть немого диалога,
разыгравшегося между Анечкой и её посетителем, но почувствовала, что осталась одна, без поддержки. Тем не
менее сдаваться она не собиралась, видимо были у неё в рукаве ещё какие-то "козырные карты".
-Мы можем предложить Вам групповое или индивидуальное путешествие в параллельные миры-выдохнула
агентесса свои последние аргументы-Уже завтра Вы можете оказаться в "Колбочковом пространстве" или в
"Мире движущихся лиан".
В этот момент внутри напольных часов началось странное клацанье и позвякивание, чуть ниже часового механизма
раздвинулись деревянные створки и оттуда выдвинулась какая-то панель с мигающими лампочками.
-Что это?-безмолвно, одним кивком головы спросил посетитель у сбитой с толку и ошарашенной последними событиями
Анечки.
-Представления не имею-так же безмолвно, приподняв плечи и покачав головой, ответила девушка.
Привлечённый особенно громким шумом, производимым часами, из своего кабинета вышел хозяин и начальник
агентства Юрий Николаевич Юдин и не без интереса стал наблюдать за происходящим.
-Я не раз бывал в "Колбочковом пространстве", а в "Мире движущихся лиан" вообще жил и работал несколько
лет-как ни в чём не бывало, продолжал посетитель разговор с Лидией Максимовной.
Агентесса вспомнив о чём-то, открыла ящик стола и стала перебирать какие-то рекламные буклеты. Найдя
брошюру, которую искала, она бросила её на стол и с чувством прихлопнула ладонью.
- Вот, что Вам нужно! Новинка сезона! Грандиозное путешествие! Самое потрясающее приключение!- радостно
выпалила агентесса- Уникальное вояжирование в мир-перевёртыш. Этот отдых Вы запомните на всю жизнь.
-Увы, должен Вас огорчить, милая Лидия Максимовна-произнёс посетитель-я являюсь одним из авторов и
создателей этого искусственного мира. Я программировал все таинства и энигмы этого чудесного
пространства-перевёртыша.
- Кто же Вы такой?-изумлённо спросила бывалая агентесса Лидия Максимовна.
- Я потомственный волшебник, маг четвёртого посвящения, Меня зовут Вендель Гелифорк Кун, в этом году мне
исполнилось четыреста восемьдесят пять лет. И, надо же случиться, чтобы к пятому столетию жизни я потерял
идею, цель, смысл своего существования. Я знаю немало и умею делать много сильных и интересных вещей. Всё же,
сегодня, я не могу придумать, чего мне ещё желать. Мне ничто не нравится. Сейчас я ничего не хочу и не знаю, что
мне с этим делать.
-Великодушно прошу меня простить Вендель Кун, но у меня закончились предложения-грустно улыбаясь, сказала
Лилия Максимовна-Я думаю вряд ли кто-то...
В этот момент внутри часов что-то зацокало и звякнуло особенно громко так, что все присутствующие в кабинете
обернулись и посмотрели на часы. Разноцветные лампочки в панели часов мигали так загадочно в тени
занавешенных окон, что казалось всё вокруг уже пропиталось таинственным, магическим светом.
-Мы можем предложить Вам приключение, достойное Вас-вдруг подал голос хозяин и начальник агентства, Юрий
Николаевич Юдин-Вы всё забудете. Вы забудете себя и суть волшебства вашего. В ближайшим будущем Вам
предстоит вспомнить себя, найти и объединить в себе все сегменты, составляющие вашей волшебной сущности и
заново научиться пользоваться собой.
-Ну, как тебе идея?- одним кивком спросил Вендель у Анечки.
-А, почему нет? Стоит попробовать- тоже одним движением головы ответила ему Анюта.
-А, Вы знаете, это хорошо! Нет! Это даже отлично!-воскликнул Вендель- Вы правы, дороже всего для человека то,
что даётся ему с наибольшим трудом. Смыслом для меня может стать путь к этому. Я и не надеялся уже найти
решение этой своей проблемы. Вы меня заинтриговали. Правда, правда.
В часах опять что-то громко щёлкнуло и протяжно зазвенело, как-будто и впрямь часы решили привлечь к себе
общее внимание и что-то сказать.
-Если Вы не против, давайте, прямо сегодня, сейчас и начнём-протараторил Вендель
-Давайте. Давайте для начала внесём ваши биоэнергетические данные в систему-предложил Юрий Николаевич и
пригласил Венделя Гелифорка Куна подойти к часам.
На мигающей панели имелись две медные пластины в виде отпечатков ладоней, куда посетитель не замедлил
поместить свои руки. Юрий Николаевич нажал незаметную кнопку, которая располагалась прямо над панелью, и,
процесс пошёл... Сразу что-то негромко стало тарахтеть: точка, тире, точка, тире, точка, точка. В то же время что-то
цокало, выбивая иной ритм-два через два. Позвоны вырисовывали какой-то cвой ритмический силуэт. В общем,
всё вместе это было похоже на простую, но очень симпатичную мелодию. Продолжалось это не долго, минут
пятнадцать, затем прекратились звуки, перестали мигать лампочки, панель задвинулась обратно вглубь часов и
створки закрылись.
Люди любят верить всему таинственному и непонятному, любят это и великие волшебники
-И, что теперь?-спросил Вендель-Как долго продлится вся процедура перехода.
Он разительно изменился за те пятнадцать минут, что стоял возле часов. Теперь ему можно было дать не более тех
самых сорока, а то и меньше. В глазах появился огонь, в голосе мелькали новые, молодые интонации.
-Не уверен, но кажется мне, всё решится в ближайшие дни-ответил ему Юрий Николаевич.
Прощались они бурно, громко и весело, как старые, добрые друзья, желая друг другу здоровья и счастья на долгие
годы. Вендель Гелиофокс Кун исчез вдруг, бесследно испарился, как будто его и не было никогда.


Прошло мгновение, а может быть пролетела целая вечность.
Вечером Вендель Гелифорк Неттельгорст Эридан фон Кун удобно расположился в кресле на террасе своего особняка,
больше похожего на небольшой дворец. Ещё дымилась в руке его любимая трубка, ещё остался в бокале
глоток дивного французского вина, и ещё витала в окружающем пространстве его любимая мелодия
старого доброго блюза, а он ушёл.  Его сознание, захваченное новым поворотом колеса устремилось в следующую
жизнь, в другое тело за новыми фантастическими знаниями и волшебными приключениями. Вот так закончился
нынешний цикл существования великого волшебника на земле.

В туристическом агентстве, когда все наконец успокоились и разошлись по своим рабочим местам, Юрий
Николаевич, Лидия Максимовна и, конечно же, Анечка нашли на своих столах банковские карточки, с
приклеенными клочками бумажки, на которых были написаны коды. Как же удивились они ещё раз, когда
проверяя счёт, нашли они на своих карточках по сто тысяч долларов каждый.


Рецензии
Очень проникаюсь к Вашему таланту!}}}. Ровно в 52 года мне открылось назначение судьбы в апреле 1998г. Я по гороскопу овен. Очень рад присутствию на странице непредвзятого далеко сведущего разумения. Мне по духу и сердцу каждое ваше произведение. С уважением и добрыми пожеланиями в творческих планах)))!..,

Валерий Григорьев Семёнович   29.03.2019 00:25     Заявить о нарушении
Спасибо Валерий. Вы правы, в разное время и совершенно различными способами
приходит к нам осознание. Мне было 26, когда я попал в "Око тайфуна", после этого
пришла сила. Через пару месяцев будет ровно 33 года, как иду я в направлении
осознавания мира, нас в этом мире и мира в нас.
Удачи Вам, тепла, добра и света.

Валины Сказки   29.03.2019 02:06   Заявить о нарушении