По-соседски

Иван Петрович был деятельным молодым пенсионером, работающим инструктором по вождению в одной из автошкол. Ему было не больше сорока пяти и он имел статус военного в отставке. Никто из его студентов, пытающихся под непрерывные крики Ивана Петровича выжимать  нужную педаль до упора, включать во время поворотник, замечать все придорожные знаки и смотреть в три зеркала одновременно, никто не уточнял у него в каких именно войсках он служил, но всякому, кто видел самого Ивана Петровича за рулем, становилось ясно- он определенно был бывшим летчиком. По тому, как он сидел на краешке водительского кресла, нервно переключал передачи и постоянно оглядывался вокруг лично, игнорируя зеркала, по всему было видно, он летел или, по крайней мере, пытался взлететь по привычке.  Медленная езда по правилам без обгона и происшествий наводила на него скуку, благо с обучающимися  скучать было некогда и уроки вождения его потому немного развлекали и держали в тонусе.

Иван Петрович был вторым мужем пышной дамы Натальи, проживающей в ее собственной трехкомнатной квартире с дочерью и котом. Со своими габаритами летчика- истребителя Иван Петрович дотягивал Наталье только до плеча, но достоинство и офицерская выправка превращали этот недостаток в малозначимый факт и, по его гордому виду, когда они выплывали куда- то вместе, было ясно, что его вполне все устраивает и в их казарме все под его исключительным контролем, все довольны, сыты и счастливы.

Пять лет назад, когда он только прибыл по месту нынешней дислокации, дочь Натальи находилась в переходом возрасте и от того, что ее мать переключила хоть часть своего внимания на кого- то другого, она пришла в полный восторг. А вот кот, третий член семьи на тот момент, явно не собирался ни с кем делить территорию и всячески пытался Ивана Петровича выжить.
После нескольких таких попыток, в результате которых он был бит, кот сдался, признав себя побежденным, но припомнив, однако, Ивану Петровичу каждый унизительный пинок, просто затаился, совершенно не собираясь записываться к нему в приятели.
Таким образом, в отдельно взятой квартире их лестничной площадки установилась полная диктатура бывшего летчика.

Во второй однокомнатной квартире на их стороне налево от лифта проживала одинокая девушка Марина, которая сразу, после въезда Ивана Петровича, почувствовала мужскую энергию, которая мощно фонтанировала сквозь общую стенку на кухне и уверенно взяла в оборот нового жильца на счет лампочек, кранов и по части вбивания гвоздей.
Наталья снисходительно позволяла пользоваться новым мужем, видимо, полагая, что хоть часть потраченной за пределами квартиры его кипучей энергии гарантирует, пусть и временное, но затишье на их собственной территории.

В третьей квартире на их площадке проживала финансист Ольга с мужем. У Ольги были толстенные очки и все остальные признаки интеллектуальной дамы. Ее муж настолько был не примечателен ни чем, что среди соседей именовался просто Ольгиным мужем, что создавало для Ивана Петровича еще одну возможность приобщить эту квартирку тоже к делу, расширив тем самым свой курятник до всего левого крыла их девятого этажа.

К Марине, на правах свободной девушки, иногда захаживали мужики. Случалось это редко и, как нарочно, стоило очередному кандидату на Маринкино счастье зайти в подъезд и нажать кнопку лифта, Иван Петрович нарисовывался тут же, интуитивно чуя самца, претендующего на его территорию. Пока ехали на девятый, он придирчиво того оглядывал, прикидывая в уме на долго ли он тут у них? Но надолго никто не задерживался. Лидером оказался кавказец Арсен, который в общей сложности продержался месяцев пять, растворившись затем бесследно, даже не забрав зимнюю резину, которую он почему- то хранил у Маринки на антресолях.

Та как- то в один из дней зашла к Наталье и сообщила, что переезжает, продает квартиру, а вышедшему тут же Ивану Петровичу предложила даже забрать как раз ту самую Арсенову резину, мол, не выкидывать же.
- Кто заедет? - Напрягся бывший летчик, забирая покрышки.
- Молодая и красивая. - Подмигивая Наталье, сообщила Маринка.
- Одна?
- По- моему, да. - Грустно добавила Маринка. - Может у нее тут получится свить свое гнездо с кем- нибудь. У меня не получилось.
- Какие твои годы! - Оптимистично подбодрила ее Наталья, пока муж перетаскивал дареную резину.

Через неделю состоялся Маринкин отъезд и въезд новой соседки. Ею оказалась тридцатипятилетняя деловая девушка Света. Ее мебель затаскивала целая группа мужиков, судя по разговорам, ее знакомых и через приоткрытую входную дверь Иван Петрович все пытался вычислить главного претендента на ее руку и сердце, но так и не сумел. Сделав дело все, однако, разошлись и соседка осталась одна, удостоверившись в этом, Иван Петрович удовлетворенно отошел в тот день ко сну.

Новая жиличка Света все время куда- то бежала, у нее было полно дел и, чтобы получить хоть какую- то информацию о ней, Ивану Петровичу приходилось максимально использовать совместный проезд на лифте или туда, или обратно, по крупицам составляя представление о ней. За солью или спичками к Наталье по- соседски больше никто не заходил, насчет кранов или лампочек пока тоже никто не обращался, вот и приходилось довольствоваться пересечениями в пределах подъезда, за неимением большего.

По утрам Света садилась в машину, которая уже ждала ее у подъезда, и укатывала, видимо, на работу. Что за хахаль возил ее туда и обратно оставалось загадкой, но к ней он не поднимался, тут Иван Петрович был уверен на все сто! Иначе он бы его запеленговал. Заинтригованный такими взаимоотношениями, Иван Петрович пристально разглядывал при встречах во дворе физию, выглядывающую через водительское окошко машины, стараясь угадать серьезные ли намерения имеет этот лысый или так просто. Спрашивать в упор было не только не прилично, но и опасно, так как лысый по типажу очень сильно походил на Брюса Уиллиса и наверняка был на голову выше самого любопытствующего.

Оставалось ждать.
Спустя несколько дней, закончив вечерний променад перед сном и возвращаясь с Натальей к себе домой, Иван Петрович отчетливо разглядел при тусклом дворовом освещении машину лысого, припаркованную около дома.  Бросив быстрый взгляд на Светкины окна, он зафиксировал в них приглушенный свет и сам себе сказал на это:
- Опа! Попались голубчики!

Довольный тем, что он их наконец застукал, Иван Петрович весь оставшийся вечер ошивался в прихожей, пытаясь при малейшем шуме извне тут же подробненько все разглядеть в дверной глазок, но шума, как назло, не было.

С утра первым делом он высунул нос из окна и увидел машину на прежнем месте. Лысый все еще был тут! Иван Петрович навострил уши, чтобы не пропустить самого интересного. Он намотал мешок мусора и выставил его у входной двери, чтобы в нужный момент мгновенно оказаться в гуще событий со стопроцентным алиби.
- Чего это? - Ткнула Наталья пальцем в сторону мешка, выходя из ванной.
- Я вынесу! Сам вынесу! - Поспешил успокоить ее супруг, целуя в пышное плечико.
- Золотце! - Подумала она про себя, заворачивая на кухню.
- Хитрая морда! - Подумал кот, давно уже наблюдая издалека за всеми манипуляциями с мусорным мешком этого вражеского захватчика.

Поскольку Иван Петрович бегал все утро от дверного глазка к окну и обратно, кот, правильно выбрав момент, когда в прихожей никого не было, рванул на разведку вынюхать, что и как.
- Кто их знает, что они от него могли заныкать в этом мешке! - Рассудил кот, носом пытаясь залезть внутрь.
Мешок рухнул, издавая чуть слышный шум, кот рванул из коридора, попав прямо на бежавшего навстречу бывшего летчика. У Ивана Петровича не было права на ошибку и, отшвырнув кота и не вникая в источник шума, он резко распахнул входную дверь, открывая обзор на рассыпанный по всей прихожей мусор.

Финансист Ольга, которая ковыряла в это время в своей замочной скважине, чтобы попасть уже наконец в нее ключом и закрыть дверь, подпрыгнула от неожиданности и вперила свой близорукий взгляд в соседский дверной проем.
- Господи! Напугал! - Сказала она и, кивнув на кучу мусора, добавила, - Убираетесь?
- Убираемся! - Подтвердил сосед, уже начиная искать глазами кота.

Закрыв дверь, Иван Петрович сформировал назад мешок и, решив сейчас не тратить время на это гнусное животное, вернулся к окну выяснить не пропустил ли он чего. Слава богу, машина была на месте! В это время в прихожей раздался звук открываемой соседской двери и в три прыжка Иван Петрович оказался там же с пакетом мусора в руках и сильно любопытствующим взглядом.

Из Светкиной квартиры в это время выходил совсем никак не тот лысый, чья машина стояла сейчас под окнами, а совсем даже другой мужик и от такого поворота событий Иван Петрович застыл, как вкопанный, на месте.
Сама Светка, видимо, провожая этого другого, тоже вышла на порог, но, увидя соседа, замерла от неожиданности.

Постаяв так несколько секунд, все отвисли.
Светка сказала:
- Здрасьте!
Иван Петрович, отвечая на ходу "Здрасьте, здрасьте!" с широко вытаращенными глазами потащил мимо них мусор, оценивая на ходу, что этот не лысый тоже на голову повыше его будет.

- Ой- ей- ей! - решил Иван Петрович, придя в сильное волнение от своих собственных догадок. - Вот так так!

Не лысый дождался лифта и уехал. Светка захлопнула дверь.
Иван Петрович рысью помчался назад к своему окну, выходящему во двор, в надежде получить ответы на все роящиеся в его голове вопросы.

Выйдя из подъезда не лысый обернулся и посмотрел наверх. Наверное, приятно удивившись, что за ним наблюдают не только из Светкиных окон, он прошел мимо машины лысого, скользнув по ней взглядом, и покинул двор.

- Ужас! Ужас! Ужас! Что творится! Вот нравы! - Забубнил себе под нос Иван Петрович, когда на площадке опять раздался шум. Поскольку мусор уже кончился, он приклеился правым глазом к двери, прикинув, что этот обзор - все лучше, чем ничего.

Светка закрывала дверь на ключ, а поскольку лифт из глазка Ивана Петровича не просматривался, кто уже прошмыгнул мимо его блокпоста было неизвестно. Понимая весь неудобняк ситуации, но не в силах побороть любопытство, Иван Петрович опять рванул входную дверь и вышел на площадку, чтобы лицезреть всю картину лично.

Светка, уже нажавшая кнопку лифта, одна стояла в его ожидании, вопросительно глядя на соседа, которого, по видимому, прямо от чего- то распирало.
Не придумав как- бы так сформулировать вопрос, чтобы получить объяснения, Иван Петрович брякнул первое, что пришло в голову:
- А я смотрю машина под окнами. Думаю, как бы не случилось чего.
- С кем? - Воинственно спросила Светка, взвешивая про себя, не слишком ли много Ивана Петровича стало в ее жизни.
- В принципе! - Выпалил тот, не зная, как закончить этот начатый им разговор.
- Аааааа! - Бросила Светка, входя в приехавший наконец лифт и оставляя Ивана Петровича наедине со всеми его догадками.

- А что там происходит?- Крикнула с кухни Наталья, не отрываясь от плиты и имея в виду странную утреннюю активность мужа за пределами квартиры. - Что- то с мусоропроводом?
Иван Петрович, и сам пытающийся разобраться в нынешнем кроссворде, уставился на нее и тупо повторил:
- С мусоропроводом?
- Мусор- то выкинул?
- Да! - По- военному доложил супруг, отметив для себя версию с мусоропроводом, как любопытную.

Ибо куда делся лысый, если его машина была тут, а квартиру он явно не покидал? С утра его закрыли на ключ и оставили на целый день? А от мысли, что тот второй, не лысый, хладнокровно попрощавшись со Светкой пошел по своим делам, Ивана Петровича даже пробила испарина. Они явно пришили лысого и теперь ждут возможности избавиться от тела.

Рассеяно взявшись за оладушки, Иван Петрович соображал, что делать дальше. Как он мог идти на работу, когда тут такое творится?
Но чем он мог помочь лысому, тоже было неизвестно. Глядя на супругу, он раздумывал, сказать ей или не сказать?
- Какого черта тебе у них надо? - Наверняка такой будет ее ответ. А потом еще и решит, что он шпионит за Светкой!

Заглотнув остатки завтрака, Иван Петрович немного успокоился и решил все- таки понаблюдать дальше, ничего не предпринимая, чтобы не наломать, не дай бог, дров.
Выйдя во двор, он сделал круг вокруг пустой машины лысого, сел в свою и поехал на работу.

В течении дня он был рассеян, чем невероятно порадовал своих курсантов, он почти не реагировал на их многочисленные нарушения, словно не замечая их. Курсанты же опрометчиво решили, что наверное самый сложный период обучения ими уже пройден и теперь даже зверь Петрович вынужден признать уровень мастерства их вождения, поэтому заткнулся и молчит. Короче, день прошел спокойно и каждый думал о своем, не мешая другому.

Вечером, едва въехав во двор, Иван Петрович приступил  к действиям согласно плану, который тщательно обдумал за день. Машина была на месте. У Светки в окнах было темно. Пока Наталья не пришла с работы, он позвонил в Ольгин мелодичный звонок.
В этом деле ему нужен был союзник и поэтому, не имея другого выхода, он решил довериться представителю третьей квартиры их крыла, помощь которой была ему необходима.

Ольга молча выслушала его безумный доклад, начатый словами:
- Тут такое дело!
Затем пристально разглядела его сквозь очки и спросила:
- Пил что ли?
- Ни капли! - Отчеканил бывший летчик.

Ольга продолжила смотреть на него в упор, соображая как быть - послать Петровича тут же означало бы затормозить на стадии начала его участие в реконструкции их балкона, чего бы ей очень не хотелось. Без участия  этого соседского живчика ее стройка века грозилась быть замороженной до исхода дней. Поэтому Ольга согласилась и они разошлись по своим квартирам в ожидании сигнальной ракеты Ивана Петровича, объявляющей начало операции.

Светка возвращалась домой с двумя полными сумками, она собиралась наготовить еды на все выходные, затем дождаться ее нового ухажера, главного инженера какого- то там проекта, с которым они проведут еще один романтический вечер, а завтра поедут вместе на ее собственной машине, которую она официально вчера купила у своего, теперь уже  бывшего, водителя, кататься по городу. Главный инженер, помимо многих других его достоинств, был еще и храбр, потому что не раздумывая согласился сесть со Светкой в машину, зная, что она только закончила курсы вождения и опыта езды еще совсем не имеет.
- Все когда- то начинали! - Подбодрил он ее накануне и они запланировали этот ее первый самостоятельный выезд на следующий день.

Нанеся на лицо маску, чтобы не терять время, Светка начала одновременно готовить первое, второе и третье, делая, с учетом инженера, акцент на мясе в каждом из блюд. В самый разгар процесса раздался звонок в дверь, невероятно ее озадачивший. Она посмотрела на часы, для главного инженера было слишком рано. Еще не смытая с лица маска, решительно не позволяла никому открывать дверь и поэтому, увидев в глазок соседку Ольгу, Светка, чтобы как- то потянуть время, спросила:
- Кто там?
- Соседка! Откроешь?
- Не могу! А что случилось?

Ольга при этом посмотрела куда- то в сторону, словно ожидая оттуда дальнейших указаний, и , видимо, их получив, продолжила:
- Да надо! Я не надолго!
- Попозже, ладно? Сейчас никак не могу. Я зайду тогда сама, хорошо?

Ольга опять упулилась куда- то в сторону, где Светке ничего не было видно, а потом исчезла из ее поля зрения, шушукаясь с кем- то.

Постояв немного у двери, Светка вернулась на кухню, поражаясь тому, как всех надирает с тобой пообщаться, стоит тебе нанести маску на лицо.

Тут звонок раздался снова. Теперь в глазке красовалась выпуклая физия соседа Петровича.
- В чем дело? - Спросила из- за двери Светка, теперь уже из принципа несобирающаяся никому открывать. - Я что, кого- то заливаю?

Не представляя, однако, как можно залить соседей со своего же этажа, Светка впилась в дверной глазок в ожидании объяснений.
- Нет! Да я ненадолго. - Сообщило выпуклое лицо соседа, тоже глядя куда- то в сторону.
- Я сейчас занята! - Отрезала Светка, очень удивляясь такой своей востребованности.

Быстро помешав на плите первое, второе и третье, Светка нырнула в ванную умыться, понимая, что все- равно не дадут. Вернувшись после этого на кухню, она только успела подумать, не напрасно ли смыла маску раньше времени, как в дверь опять позвонили.
- Не напрасно! - Ответила она сама себе и открыла дверь.

Иван Петрович по- прежнему стоял на пороге собственной персоной. Третья дверь на площадке тоже была открыта и оттуда торчали Ольгины толстенные перископы.
Светка обвела всех взглядом и в ответ на их молчание произнесла:
- Ну?
- Можно зайти? - Начал бывший военный.
- Зачем? - Светка представила себе выражение лица главного инженера проекта, приди он в тот момент, когда у нее другой мужик, чисто по- соседски.
- Надо посмотреть кое- что. - Туманно объяснил Иван Петрович.
- Что?
- А ты одна? - Спросила из своего дверного проема Ольга.
- Одна или не одна, какая разница! Вы прям, как моя мама! - Вызывающе ответила Светка, принимая боевую стойку.

Ольга выразительно посмотрела на соседа и хлопнула своей дверью.
- У нас трещина идет по контуру дома, зимой попадает снег и стенки мокнут. У тебя тоже? - Иван Петрович просунул одну ногу за Светкин порог, явно не желая сдаваться.
- Первый раз слышу!  - Округлила глаза Светка, припоминая вдруг ускоренную Маринкину продажу квартиры сразу после косметического ремонта в начале лета.
- Тем не менее! Тем не менее! - Забормотал Иван Петрович, просасываясь внутрь и начиная осмотр места предполагаемого преступления.
Надо было понять, где спрятано тело! Пока второй соучастник отсутствовал, но, наверное, мог появиться с минуты на минуту.

Главный инженер проекта нес на вытянутой руке розу, чувствуя на себе снисходительные взгляды прохожих. Ему и самому было неловко, в его- то возрасте и с розой, но ситуация того требовала и он решил как- нибудь ее пережить. Поскольку их корпоративный сленг состоял исключительно из мата, на котором проводились все их производственные совещания и планерки, со знакомыми дамами поэтому главный инженер разговаривал медленно, тщательно подбирая слова, словно на иностранном языке, и старался быть очень обходительным, пытаясь произвести впечатление. Сейчас он репетировал в уме речь насчет вчерашнего прекрасного вечера, который возможно перейдет во многие другие такие же прекрасные вечера, дни и ночи. Поднявшись на лифте, он позвонил в Светкину дверь.

Пока Иван Петрович осматривал углы, балкон и комнаты, Светка, потрясенная коварством, с которым эта квартирка была ей продана всего лишь несколько месяцев назад, решила увидеть сейчас же все подноготные нюансы, о которых она не знала ранее, но которые возможно уже проступили на стенах.
- Иван Петрович! Давайте подвинем шкаф. Посмотрим стенку. - Распорядилась Светка.

Сосед, уже прикинув, что попал со своей версией проникновения в жилище, решил идти до конца и они вместе принялись передвигать мебель.
Когда звонок главного инженера раздался, они только что поставили на место второй шкаф и теперь пытались восстановить дыхание, оба раскрасневшись и тяжело дыша. Светка была просто счастлива от отсутствия каких бы то ни было следов трещин по контуру здания, попавших на ее квартиру, совершенно забыв при этом про инженера и его приход и как- то не подумав, какого черта самому Ивану Петровичу-то все это надо, да еще и так срочно.

Главному инженеру предстала картина помятых и тяжело дышащих Светки с каким- то мужиком, которого он где- то уже видел. Быстро позабыв романтическую речь и враз перейдя на корпоративный лексикон, инженер сгреб доходящего ему до плеча бывшего летчика и потащил его в сторону лифта. Тот упирался и нес какую- то ахинею про какого- то лысого и чей- то труп и что ему все известно.

- Чей труп? - Переспросил на своем языке главный инженер, понимания, что он тут еще много, видимо, не знает.

В этот момент открылись двери лифта и пышная супруга Ивана Петровича очень вовремя составила им компанию, понимая, что ее золотце впуталось в какую- то историю.
- Караул! - Интеллегентно не вскрикнула, а, скорее, произнесла Наталья, обращаясь к обоим.

Полчаса спустя, после долгих выяснений, когда страсти улеглись и раны участников сражения у лифта были зализаны, все наконец разошлись по квартирам.

Ольга была рада тому, что не прогадала и очень по- умному поучаствовала в боевых событиях, что гарантировало ей теперь продвижение балконных работ с присутствием соседа.

Светка, проехав ее гипотетический развод по поводу продажи ей квартиры без последствий, была расслаблена и теперь она усилено кормила своего главного инженера, едва не придушившего из- за нее соседа, первым, вторым и третьим, игриво думая, как это приятно, черт побери, когда из- за тебя вот так, за химо и к лифту!

Иван Петрович отъедался на кухне, выдавая Наталье свою версию побоища.
- Вот гонит! - Думал из угла кот, не веря не единому его слову.
- А с чего это ты собрался с ней ездить теперь? - Обиженно надула губки Наталья, имея в виду  его добровольное согласие подучить соседку вождению автомобиля.
Иван Петрович припомнил звериный взгляд инженера, его крепкую хватку и то, как он прошипел ему в лицо на специфическом диалекте:
- Так ты инструктор? Вот и проинструктируешь ее с недельку. Приду- проверю.

Иван Петрович поцеловал супругу в плечико и, тяжело вздохнув, ответил:
- Да просто, по- соседски!


Рецензии
Рассказ заинтересовал тем, что до сих пор считала женщин любопытных до неприличия. А тут мужчина. Смеялась над ним. Бывают же такие люди!
Удачи!

Зоя Воронина   12.08.2018 10:21     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.