Взятка в конверте...

               Из цикла «Маленькие истории»

Сейчас почти каждый Божий день по радио и TV сообщают о задержании или аресте коррупционеров самого разного калибра от мелких клерков до мэров крупных городов, генерал-полковников и экс-губернаторов. Причем, в СМИ называют такие суммы взяток, что в глазах темнеет от обилия цифр.

По данным еженедельника АиФ с 2015 г. в стране арестованы 8 действующих и бывших губернаторов, возбуждены уголовные дела против десятков вице-губернаторов и массы чиновников федеральных ведомств. Только в Ростехнадзоре арестованы 11 руководителей региональных отделений. У одного из них конфисковали 1 млрд руб. наличными! Серьёзно перетрясли чиновничий аппарат в целых регионах: от Дагестана до Карачаево-Черкесии.
 
Вспомнил, как мне предлагали взятку (сумму не знаю). Дело было в конце 60-х годов в городе Алма-Ата. Я служил в должности начальника неврологического отделения гарнизонного госпиталя.

Однажды, ко мне в отделение поступил военный строитель-рядовой. Существовали в Вооруженных Силах СССР такие формирования, в которых, как тогда шутили, солдаты «катали квадратное и носили круглое».
 
Солдатик, по национальности узбек, был маленького роста, худой, с торчащими ребрами и страдальческим выражением на глуповатом лице.
 
Русский язык он не знал. Беседовал я с ним с помощью переводчика, такого же военного строителя, который в отличие от моего пациента болтал на русском языке, как заправский комсорг или замполит, правда, ужасно коверкая при этом практически все слова…

Удалось выяснить, что солдата беспокоят постоянные головные боли, головокружения, «отключки» (потери сознания) и ужасная слабость, из-за которой он не мог своевременно выполнять тяжелую работу, за что «деды» частенько били его.
 
Рассказал, что в детстве его часто лупили по голове палками, что он часто падал с ишака в горах и ушибал голову о камни. О травмах головы свидетельствовали несколько старых небольших шрамов на темени и затылке.

Установленный ему предварительный диагноз уже не помню, но что принял решение с диагностической целью сделать пневмоэнцефалографию (ПЭГ)*, технику выполнения которой освоил во время учебы в Военно-медицинской академии, помню хорошо.
 
Через несколько дней в госпиталь с визитом пожаловали дядя — старый аксакал — и старший брат этого пациента. Оба были одеты в длинные национальные халаты — чапаны — и тюбетейки.

Такие гости в госпитале бывали почти каждый день, ибо, как говорят «Восток — дело тонкое». Гостей сначала всегда принимали начальник госпиталя или начальник медицинской части, и только после их разрешения они могли посетить отделение и побеседовать с начальником отделения или лечащим врачом.

Дядя и брат моего пациента пришли ко мне в отделение. Долго беседовали в палате с ним и его земляком - моим «переводчиком», раздали всем больным привезенные гостинцы, а затем старшая медсестра сказала мне, что они просят меня принять их.

Я согласился, поскольку такие аудиенции бывали довольно часто. Да я и не мог отказать им в приеме и беседе.
 
Они задавали вопросы — я отвечал. Рассказал им о плане обследования их родственника.

Когда я сказал, что буду делать ему сложное исследование — ПЭГ, аксакал сомнительно покачал головой и произнес:
— Дарагой! Зачем такой тяжелый проверка будешь делать? Мальчик совсем больной, слабый… Помереть может…

Очевидно, в палате больные, которым я уже делал ПЭГ, рассказали им подробно про это действительно сложное и не очень приятное исследование.

А потом аксакал вдруг почти приказным тоном сказал мне:
— Дарагой! Не надо ничего делать… Напиши, что сделал рентген и напиши так, чтобы его освободили от службы… Мы тебя очень хорошо благодарить будем,— и внезапно вынув из кармана чапана толстый конверт, подвинул его по столу ко мне.
 
Я опешил. Никто и никогда до этого не предлагал мне взятку. Мелькнула мысль, что меня просто хотят купить и я за то, что находится в этом конверте, должен буду сделать племянника этого аксакала больным и убедить госпитальную комиссию признать его не годным к военной службе.
 
Я встал из-за стола, быстро подошел к двери кабинета, резко открыл её и  закричал, обращаясь к посетителям:
— Забирайте свой конверт и немедленно уходите отсюда! Я отправлю вашего племянника в Ташкентский госпиталь! Пусть с ним разбираются там! А сюда сейчас приглашу начальника госпиталя и доложу ему, что вы предлагали мне взятку!

Наверное я кричал слишком громко, так как в коридор из процедурной выглянула медсестра, из ординаторской - ординатор доктор Римма Николаевна Павликова, из палат - некоторые больные.

Теперь опешили и аксакал и брат моего пациента. Они явно не ожидали от меня такой бурной реакции на своё предложение.

Аксакал что-то быстро бормотал на узбекском языке, а брат больного схватил со стола конверт, сунул его в карман чапана, пулей выбежал из кабинета и они быстро пошли по коридору на выход…

…Прошло несколько дней. Я успокоился. Переводить солдатика никуда не стал, начальнику госпиталя про инцидент решил не докладывать. Ему наверняка рассказали, как я кричал на посетителей... Дохленький узбек вел себя тихо, согласился на ПЭГ, которую мы с рентгенологом успешно сделали, а он на удивление довольно легко перенес.

Выявленные серьёзные изменения на ПЭГ, дали мне основание представить его на госпитальную комиссию с предложением признать не годным к военной службе в мирное время.

…Вот я сейчас и думаю — может быть, стоило тогда взять пухлый конверт, сделать ПЭГ и потом не за деньги, а на основании результатов обследования, признать узбека не годным к службе?

И деньги были бы не взяткой, а платой за труды наши праведные…

Может быть, в военных госпиталях  тогда пытались врачам давать взятки, но что их не брали (в нашем госпитале абсолютно точно!) я и сегодня твердо уверен...
 
А что творится в военно-лечебных учреждениях сейчас, я не знаю… Врать не хочу...

* * *
*)Пневмоэнцефалография — метод рентгенологического исследования головного мозга с помощью искусственного контрастирования газом (кислородом) его ликворных пространств: желудочков, подпаутинных цистерн, подпаутинного пространства верхнелатеральной поверхности головного мозга.
Википедия


Рецензии
Анатолий Ефимович, лукавите, многие в те времена брали взятки, кто не боялся брать.
Потому-то так много «откосивших» от армии, потому и страна развалилась, гнилой была, как и её руководители.
Ну да, дохлого осла пинать легче всего, сдачи не даст.

Вячеслав Вячеславов   09.09.2018 13:54     Заявить о нарушении
Вячеслав! За своих коллег ручаюсь, что не брали - все врачи были очень порядочные (хотя, хрен его знает - Вы посеяли в моей душе сомнение...). В Средней Азии, если "косили", то было это, как правило, на уровне райвоенкоматов, а не военных госпиталей, в которых был жесткий контроль за работой госпитальных ВВК. И потом, все документы -свид.о болезни, история болезни, рентгенснимки и др. отправлялись в окружную ВВК в Ташкент, где и принималось окончательное решение о годности или негодности военнослужащего к военной службе.

Анатолий Комаристов   09.09.2018 14:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.