мир курица баня

Сегодня по календарю был обычный январский воскресный день. А тогда , тогда на Северном Кавказе весна уже властно вступила в свои права. И был обычный какой уже не помню день, когда в учебную роту связи что располагалась в Грозном,  прибыло пополнение новобранцев. И из ихней небольшой кучки выделялся худой как щепка парень, улыбчивый с острым носом и пытливыми глазами. Вновь прибывшие начали знакомиться с другими курсантами. Разговорились и улыбчивый парнишка сказал знакомясь; меня зовут Наиль Миркурбанов,- а в общем мир, курица, баня. Запомнили ? – Ему в ответ согласно  закивали.

 Вскоре подошёл старшина роты прапорщик Темков, и повёл молодёжь получать новую форму. Так что вторая учебная рота была полностью укомплектована личным составом. И потекли жаркие дни в учебном подразделении. Время бежало как вода сквозь пальцы, и не было возможности остановиться подумать что к чему. Потому что курсантов сержанты гоняли как сидоровых коз. Жёсткий режим, распорядок дня от  подъёма до отбоя не давал возможности оглядеться подумать о будущем, а впереди ещё два года службы.

Тихо шелестел вентилятор в отдушине, полутьма стояла в маленькой уютной квартире старого дома. За окном был уже морозный вечер, а память уносила сидящего за столом мужчину в те далёкие восьмидесятые годы конца прошлого века. На дворе давно уже стояли кризисные  двухтысячные, а память воскрешала те события  так, как будто  это было две недели назад.   Итак, учебное подразделение- это вам не сахар, не к тётушке на блины.

 В шесть часов утра дневальный включив свет, орал в тишину казармы- рота подъём. Вслед, замкомвзвода  Григорьев старший сержант, трубил во все лёгкие; форма одежды № 2 с голым торсом, выходи строиться, бегом!    Курсанты намотав портянки вбивали опухшие ноющие ноги в сапоги, и по головам и табуретам выбегали строиться на проходе.     Звучала другая команда; - через туалет, на улицу бегом марш. Облегчившиеся курсанты выбегали на улицу обхвативши руками плечи, ёжась и подрагивая  от знобящего холода улицы. – Правое плечо вперёд, по стадиону бегом марш,- звучала следующая команда. И вторая рота  на цыпочках  тихо матерясь от саданящей боли в ногах, наматывала круги на разминке.   Вслед за разминкой был спортгородок, где курсантов выматывали до потери пульса. Затем  полоса препятствий и на десерт, километровый  кросс по военному городку. Ну а после уборки постелей и отбивания по ним табуретом острого уголка всё шло своим чередом; уборщики ровняли кровати  и подушки по натянутой вдоль  белой нитке.  Все остальные шли умываться.  И под барабанную дробь печатая шаг, рота двигалась  по маршруту на завтрак.

Когда после столовой где курсанты наспех кое как проглотили  завтрак, рота шла на развод, а над военным городком уже вставало ослепительное солнце.  День как обычно обещал быть знойным, когда термометры показывали сорок градусов по Цельсию.   После развода обычно шли занятия в классах учебного корпуса, где курсантов обучали работе на радиостанциях и стучанию морзянкой на ключе.

Ну а в те редкие часы затишья , когда курсанты располагались на скамейках около стадиона, там же на лавочке, раскладывал свои нехитрые приспособления  для  стрижки Наиль Миркурбанов. Обычно от желающих подстричься у него отбоя не было. С улыбкой легко орудуя ножницами, он со знанием делал своё дело. Среди других ребят, он был одним из первых и по приёму морзянки и по работе на станциях.

А когда он попадал в наряд по столовой, всегда находились желающие посмотреть как  он ловко орудует вместо ложки двумя палочками.  Раньше в детстве как объяснил он, Наиль  жил с родителями в Китае, где усвоил  многие привычки и местный образ жизни. Там же в наряде, когда к часу ночи заканчивались все работы, курсанты сдвинув столы начинали пировать. На столах появлялась жареная картошка, кубики сливочного масла с серым хлебом, и конечно пара чайников с бормотухой местного разлива. – Та бормотуха за которую ребята отдавали местным ханыгам мешок картошки со склада. И было уже два часа ночи, когда они уставшие и пьяные добирались до казармы.  А в пять утра наряд по столовой уже выходил из помещения роты.

А по воскресениям – таком желанном дне, когда можно было не ночью, а днём постирать Х.Б. и , повесить его сушиться на кустах акации, обычно устраивался спортивный праздник.  Это значило что курсантов целый час  будут вымучивать на снарядах  в спортгородке, на турнике и брусьях, длинной изгибистой лестнице крокодила, которую надо пройти вися на руках. И закончится это удовольствие всё тем же километровым кроссом.  Ну а Наиль спокойно и уверенно преодолевал все препятствия на спортгородке. И на кроссе уверенно укладывался в норматив. Всё так же незаметно и быстротечно проносились дни. И так же жгло и жарило солнце, когда курсанты в О.З.К.- защитных комплектах и противогазах, взмыленные наматывали круги на стадионе.  И с затаённой завистью смотрели на окна многоэтажных домов за забором городка. Там где шла спокойная и такая желанная гражданская жизнь. И многие с надеждой ждали, что когда-никогда закончится как кошмарный сон эта жизнь. И они вернуться  домой на дембель. 
    Наверное также думал и Наиль  Миркурбанов, кто знает. А пока, пока шла служба и один за другим бежали дни.

Тихо шелестел вентилятор на маленькой уютной кухоньке старого дома. Полутьма стояла в пустой квартире. Мужчина сидевший за откидным столиком серого пластика щёлкнул зажигалкой, прикурив тонкую цивильную сигарету. Память чувств нахлынув откатилась в темноту комнаты.  Тогда после окончания учебки, он как и другие курсанты, получил звание младшего сержанта и отбыл по распределению к новому месту службы.

А Наиль,и ещё несколько сержантов из лучших, были оставлены в учебке на должностях командиров отделения. Это будет потом, а впереди курсантов ещё ждал полевой выход.  А это сорок километров марш-броска по сопкам в изнуряющую жару, с автоматами наперевес и вещмешками за спиной.
И  поход на высокогорное стрельбище, откуда роту потом повезут на машинах в часть. Ну а потом, потом будет общевойсковая проверка, где курсанты будут показывать всё то, чему их научили в учебке.  А после года службы, Наиля вместе с другими отделенными переведут в учебно-боевую роту. Туда где порядки помягче и служба спокойнее.

А сейчас, сейчас шёл семнадцатый год  нового тысячелетия.  Кто знает как сложилась дальнейшая судьба мл. сержанта Миркурбанова. Будем надеяться что хорошо.


Рецензии
Все так. А сейчас с ностальгией вспоминается учебка в Чебаркуле, стрельбище, директрисса, изматывающий полевой выход и ребята, с кем вместе служил. Кстати, с несколькими из них до сих пор поддерживаю отношения, хотя прошло уже тридцать пять лет. Спасибо: прочитав, навеяло. Успехов!

Сергей Химочка   27.11.2018 17:14     Заявить о нарушении
Я был в Грозном в 1982 м,гоняли нас по чёрному-полгода дрючили делали из нас сержантов.Бывало шутили: кто прошёл Шали,тому не страшны стены Бухенвальда-туда нас гоняли на полевой выход.Сейчас бы не выдержал подобного,а тогда всё было в порядке вещей.Да и вспоминается с ностальгией- мы были юными и наивными,а впереди была широкая дорога жизни.Спасибо за отзыв.

Александр Черников Грэй   28.11.2018 11:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.