Морская история

                МОРСКАЯ  ИСТОРИЯ.


   Приключилась  эта история в морях. Дорогой читатель, как уж не напрягаю я свои скудные и потёртые мозговые извилины, но не могу припомнить… Возможно, сие действие произошло в Средиземном море, а может и в Индийском океане… Не помню, хоть штыком меня коли… Хоть лиши меня суточной пайки пресной воды! Хоть объяви мне три(четыре! пять!!!) месяцев без схода на берег…  Хи-хи-хи… Ну не вспомню и всё! Наш-то нынешний премьер вспомнил бы, но, прости меня читатель, по слабоумию и недоразвитости не могло бы сие чудо, я о премьере, напомнить мне о моём приключении… Дураков-то, как все знают, у нас на Флот не призывали… А Димой Мудёдевым ещё и в зачатии не пахло…
    Наш БДК «Крымский комсомолец» спешит выполнить очередную боевую задачу. Я несу вахту по низам. Она так и звучит: вахта по низам. Я старшина 2 статьи Орлов (русский, не судим, 60 года рождения, рабочий) отвечаю за всё происходящее на корабле.
День похож на день. Ночь на ночь. На моей заднице болтается  кобура… Хи… Оружие, заполняющее сию кобуру, нам не выдавали… Просто, болталось сие обмундирование на бёдрах всех дежурных по низам… Не могу утверждать, что я не был защищён. Держава доверила мне ещё страшное и могучее оружие. Оно спокойно болтается на моём бедре… Это морской нож! Не говорите, Бога ради, сию новость Трампу! ( Обаме-черномазому, впрочем, можно доложить… Его родня, как и морпехи, болтались в трюмах по морю…) Я мог заточить ножом спичку и, преисполненный любовью к нашему Генеральному и Гениальному, ковыряться в дырявом зубе…
     Я, пребывая на вахте, задремал в рубке дежурного… За моей спиной находится отсек, в котором под огромной печатью и сигнализацией хранится стрелковый боезапас и оружие… На корабле, кроме очумевшего от боевых действий, воды, жары и гадкой еды находится ещё человек 350 морских пехотинцев. Более половины служат только месяца 2. Ещё мамкиными пирожками какают… Они, как и вся команда «Крымского»,  болтаются в жаре на «Крымском». Они, я о морской пехоте, находятся в кубрике десанта. Если кто из вас, уважаемый читатель, не знает где находится «кубрик десанта» , то я вам, насколько сие откровение возможно, опишу сие весёлоё и непринуждённое помещение. Находится оно под 3 твиндеком. Над пехотинцами стоят танки. Под пехотинцами топливные цистерны… Дизельное топливо мягко, как наша пенсионная реформа, фильтруется сквозь сталь палубы кубрика в сам кубрик. Дышать морским пехотинцам  тонкими морскими «воздусями» совершенно невозможно… Они, эти бедные пацаны, облёванные от жары и паров дизельного топлива, часто выбегали на верхнюю палубу… Они даже не курили. Просто… дышали… Я не мешал им… Лишь бы за леер в море не выбросились…
    Я, таки, отвлёкся… Задремал… Что мне снилось? Не вспомню… Возможно, я видел во сне симпатичную барышню, угощавшую вашего покорного слугу немецкими сосисками… При сиём действии девичьи груди касались моих губ. Я, как и положено стойкому военмору, отказался от этих провокационных и совершенно враждебных предложений! Но барышня, говорящая по-немецки, предложила мне … пиво.
- Пиво, гер старшина!?- сказала она.
- Старшина в милиции… - неуверенно ответил я, проглотив вязкую слюну.
- Я, иншульдиген. Ду есть старшина цвай статья… Пиво?
- Угу… Жигулёвское? – я покосился на грудь немки.
- Ха! Ой- ля-ля! Только Лейпцигское!
Я, впился в левую грудь своей спасительницы.
- О! Я, я! Зер гут! – застонала она.
- Ага! Зер… и гут! – ответил я, сведя оба соска и впившись как клещ.
- Нох айн майл!!!
Я, плохо общаюсь во сне по-немецки…
Уж сколько лет прошло  с тех времён, да только и доси не разумею… О чём мне во сне шептала немка…
    И это, совершенно невообразимое действие, прерывают звуки громкие и неуставные…
- Сука! Еврей!
Я потянулся за кобурой. В кобуре была смятая коробка спичек.
- Получи!
Я проснулся. Драка на левом спардеке. Лейпцигское пиво ещё играло во рту, но громкие стоны и удары тела о переборки корабля заставили меня прекратить употребление пенного напитка.
- Жидяра!
В ытирая губы,  выскочил из рубки дежурного. На левом спардеке я увидел рулевого старшину 2 статьи Руслана Темиева. У его ног лежало тело.
- Стоять! – потянулся за кобурой.
- А…Орлёв! Я тебя не бояться! Ты за еврея! – закричал Руслан.
Не знает, что у меня нет пистолета, - мелькнуло у меня в голове.
- Руслан, брек! Отойди! Пристрелю! – крикнул я.
- Собака! – прошипел чеченец.
- Руслан, сука! Буду стрелять! Уходи! – ногой щупаю палубу, крови от парня, лежавшего в темноте, нет.
- Застучишь?
- Не более чем ты стучал! Убирайся!
- В спину выстрелишь, Орлёв? – дрогнувшим голосом спросил чеченец, открывая бронированную дверь.
- Нет, Руслан. Только в затылок! – ответил и сослуживцу и пнул его под зад.
- Ну-ка, зёма, всплывай, - обратился я к лежащему на палубе человеку.
Он встаёт на ноги, долго,  не поднимая лица, вытирет слёзы и кровь.
- Ну, зёма, не стисняйся… Тут свои… Кто ты таков?
«Зёма» убрал от лица руки.
- Шура я… Халоим… - вытирая слёзы-сопли- кровь, захлёбываясь ими, ответил мне моряк.
- Ого! Шура! Шо таки вывело вас на палубу в ету ночь?
Я препроводил нашего медика, которым и являлся Шура Халоим, в его отсек.
- Ой, Юра, энтот бандюган налетел на меня прямо в каюте!
Я умывал потерпевшего.
- Такой подлец! Юр, почему вы его не пристрелили? – отдуваясь от моих рук вопрошал медик.
- На всех гандонов, Шура, патронов не хватит!
- Ага… - отвечает мне потерпевший…

  Наш корабль, плюясь дымом и маслом главных машин,  резал винтами морские воды. Я не доложил командирам «Крымского» о ночном приключении. Имена моих героев Саши Халоима и Руслана Темиева правдивы.. Их судьбы мне совсем неизвестны.  В  том и подписываюсь.


Рецензии
Юрий,рассказ удался. Многое вспоминается... С уважением

Анатолий Дудник   04.11.2018 05:25     Заявить о нарушении
Бить морду военным медикам опасно.Последствия могут быть непредсказуемы,т.к.существет много способов скрытого медицинского отмщения.

Станислав Сахончик   13.01.2019 12:44   Заявить о нарушении
Да, наш корабельный хирург, так и сказал, что с ним лучше не ссориться - отрежет что-нибудь.

Анатолий Дудник   13.01.2019 15:14   Заявить о нарушении