забывчивый зелёный человечек

Хранилище ошеломляло. Оно поражало, повергало посетителей в шок своей хаотичностью и необъятностью. Сверкающие серебром ящики всевозможных размеров и форм громоздились один на другом. На каждом светились символы – белым сияющим огнём. Между рядами как пограничники неспешно прохаживались служители Хранилища – точно в таких же, стального цвета балахонах, с одинаковыми скорбными лицами. Будто бы они знают всё, и это знание их утомило безмерно, но они мужественно держат его в себе, не желая ни с кем делиться.

- Уважаемый, – обратилось к служителю существо человеческого вида, только слегка прозрачное (все внутренности беззастенчиво представали взору любого) и с оттенком изумрудной зелени во всём теле.

Один из служителей обернулся, выражение его лица осталось неизменным.

- Подскажите, где находится ящик ЗЕМЛЯ 2000? Мы растерялись.

Его спутники согласно закивали зелёными головами, столпившись за его спиной небольшой группой. Служитель развернулся на 180°, конечностью, похожей на клешню, указал направление.

- Первый поворот налево, третий направо. Сорок восьмой ряд снизу, десятый от начала стеллажа.

- Благодарим вас!

Зелёный человечек и его спутники склонили безукоризненно лысые головы в жесте благодарности. Двинулись по проходу, свернули один, другой раз, медленно и без усилий взлетели, отсчитывая ряды.

Нужный ящик был совсем небольшой: в отличие от других ящиков, буквы на нём светились красным.

- Мы опоздали, – сокрушённо пробормотал зелёный человечек, приложив к нему ладонь. Ящик беззвучно выполз из своей ячейки. – Я должен был вернуться в 2000 году по их летоисчислению, а теперь уже 2018. Как нехорошо.

Он достал из ящика небольшой свёрток, сунул его в карман, аккуратно задвинул ящик, тот встал на место, цифры потухли.

***
Бледная голубоватая точка быстро росла, разбухала, превращаясь в планету. Очертания континентов наполняло радостью сердце зелёного человека.

Он спустился достаточно низко; так низко, что увидел ослепительно белые огненные сгустки, мелкую неоднородную россыпь огней, местами подёрнутую белым на ночной стороне планеты. Границы океанов очертились чётко огнями побережья и матовой поверхностью воды. Там, где планету освещала звезда, вода сияла, отражая свет, белые завихрения облаков расползлись, взрываясь то тут, то там маленькими вспышками гроз.

Зелёный человечек смотрел на планету, ощущая дыхание жизни, биение множества сердец.

Не желая мешкать, он вытянул руку, разжал кулак, и сверкающий зелёный дождь хлынул на Землю. Вся атмосфера враз заискрилась зеленью, и эта зелень, заметная лишь глазам зелёного человечка, стала опускаться вниз, на планету.


***
Невиданная удушающая жара день за днём уничтожает всё живое. Сжигает всю городскую зелень – трава желтеет и засыхает, листья на деревьях жухнут и опадают, жара настойчиво прогоняет с улиц людей, но люди не торопятся уйти, ползут, прикрывшись от солнца кто чем – шляпы, зонты, кепки, всё идёт в дело. Люди передвигаются медленно, стараясь попасть в тень, но в это время дня теней нет и солнце, почувствовав свою власть, беспощадно нагревает всё.

Она бредёт по раскалённому асфальту, и ей чудится, что он тает и её ноги сейчас увязнут в расплавленном месиве. Голова, не прикрытая ничем, принимает на себя основной удар, и она чувствует, что ещё немного и её голова взорвётся, как попкорн, разлетится во все стороны, брызнув мозгами.

Внезапный порыв ветра приносит запах дождя, она останавливается, смотрит на небо, заслонившись ладонью от солнца. Тёмная туча надвигается быстро, неотвратимо неся дождь, тащит за собой своих сестёр, такие же чёрные тяжёлые тучи, полные живительной влаги. Еще один порыв ветра и вмиг становится прохладней. Где-то совсем рядом громыхает и уже видны всполохи молний.

Ветер треплет подол её лёгкого платья, словно играя им, ерошит волосы. Она судорожно вздыхает, задержавшись на вдохе, медленно и неохотно выпуская из лёгких прохладу.

Еще один порыв ветра, и туча, заслонившая солнце, низвергает на город воду. Дождь начинается не постепенно и потихоньку – вначале капли, потом припуская всё сильнее и сильнее – он обрушивается враз, смывая пыль с мостовой, остужая разгорячённые крыши, отбивая такт, тарабанит, извещая всех, что в этой небольшой схватке он победил солнце и люди могу радоваться его маленькой победе.

А люди испуганно разбегаются, скрываясь от дождя, прячутся в подъездах, на остановках, за дверями магазинов.

Она не разделяет всеобщей паники. Враз промокнув до белья, она чувствует, как приятно остывает её тело, но вместе с этим в ней неожиданно зарождается странное ощущение свободы и беспричинного счастья. Такого счастья, которое не помещается в груди и рвётся криком наружу. Она не выдерживает, раскрывает рот, и крик вырывается из неё, разлетаясь звенящими осколками. Звук её голоса подобен высокой ноте органа, и этот крик поднимает её над землёй. Она видит, как мостовая медленно отдаляется, но страха нет, его полностью вытеснила беспредельная радость.

Она смотрит вниз и видит, как бегущие от дождя люди внезапно начинают меняться. Они превращаются в огромных рыжих тараканов – их тела мутируют, новые конечности стремительно растут, кожа лопается, слезает лоскутами, её тут же заменяет коричневый, будто бы хрустящий панцирь. Тараканы проворно разбегаются, словно и не случилось ничего, копошатся около домов, залезают на крыши машин, вываливаются из окон домов, присоединяясь к сотоварищам.

Шуршание лап и крыльев заглушает шум дождя, этот отвратительный звук заставляет её лишь на мгновение вздрогнуть и зажмуриться, но всё то же безграничное счастье стремительно уносит её всё выше и выше, всё дальше от города. А город становится похож на жуткий муравейник – коричневая шевелящаяся масса заполоняет улицы. Она колышется и течёт, вздыхает и волнуется…

Она слышит нарастающий гул и тотчас видит объект, этот звук исторгающий. 

На каком-то расстоянии от неё (невозможно точно определить на каком), но достаточно далеко, вверх так же стремительно поднимается человек. Нет возможности узнать, мужчина это или женщина, цвет одежды или цвет волос, единственное, что она может разглядеть – это зеленоватое сияние его тела. В ту же секунду она смотрит на свои руки и обнаруживает, что они стали прозрачные, такого приятного для глаз зеленоватого оттенка. Она оглядывает своё тело и понимает, что одежда её исчезла, а всё тело имеет такой же цвет и так же просвечивает. Она видит своё сердце, которое, сокращаясь, разгоняет кровь по органам, свои лёгкие, с каждым вдохом впускающие воздух и исторгающие его прочь.

Залюбовавшись этими процессами, она не замечает, как вырывается за пределы Земли и теперь болтается в пустоте, окружённая сверкающими звёздами и планетами. Мгновенная мысль – мне должно быть страшно! но страх так и не приходит, он покинул её навсегда. Зато враз, будто по команде, появляется звук. Это разноголосье. Она видит, как со всех сторон к ней устремляются зелёные точки, увеличиваясь, становятся полупрозрачными зелёными людьми.

***
- Простите, дорогие собратья, что не прилетел за вами вовремя, как было условлено в 2000 году. Я такой рассеянный, был занят в другой части нашей Галактики и совсем позабыл обо всех сроках. Извините меня, мы немедленно отправляемся домой. Надеюсь, все в сборе?

Зелёная масса рассмеялась на разные голоса – мужские, женские, детские, переливы смеха понеслись над планетой разноцветными всполохами.

- Вот и отлично, – улыбнулся забывчивый зелёный человечек. – Попрощайтесь со своей планетой, она так долго была вашим домом. Оставим Землю её коренным обитателям, принявшим наконец свой истинный облик.


Рецензии