Возрождение казачества на Камчатке

                История современного камчатского казачества, пока не дополненная и незаконченная, написанная на основе документов и «рассекреченных» материалов.
Фотография Владимира Чурина, октябрь 1992 года.

                Вначале было слово…

                Первый атаман возрождённого на Камчатке казачества –
                Старков Владимир Алексеевич.

          Родился 15 ноября 1951 года в селе Красные Орлы Мариинского района Кемеровской области в семействе родовых казаков, которые проживали и охраняли Иркутский тракт на Тюменевском бекете (посту), на севере Кемеровской области. Там служил его дед, сибирский казак, и родился отец.
          По окончания средней школы, закончил с отличием Благовещенское танковое училище. Шесть лет служил в полковой разведке. В 1989 году закончил командный факультет Московской военной академии им. Фрунзе. На Камчатку перевели служить в 1990 году командиром мотострелкового батальона Чапаевской дивизии, располагавшегося в селе Долиновка.
                Фотографию Старкова поставить !!!
          После того, как узнал, что в Москве 29 июня 1990 года прошёл Первый Учредительный казачий круг, и была зарегистрирована Общероссийская общественная организация «Союз казаков» (Союз казаков России), вспомнил свои корни и загорелся идеей возрождения казачества на Камчатке. Почва для создания казачьей общины существовала. В армейских частях служило огромное количество казачьих отпрысков, потому что все казачьи потомки на генном уровне не стремились никуда больше идти работать, кроме как в профессию «Родину защищать».
         Сам сибирский казак, прослышавший, что Камчатку к России присоединяли казаки Якутского полка, организованной части Сибирского казачьего войска, взял в июле 1991 года отпуск и полетел в Омск, где атаманом на тот период был избран Сергей Николаевич Смоляков. В те изначальные, возрожденческие годы, все вновь организуемые казачьи общины замыкались на Союз казаков России, которым руководил первый избранный всероссийский атаман Александр Гаврилович Мартынов.
                Фотография А. Г. Мартынова с конём.
          Смоляков с достоинством принял посланца Камчатки, ознакомил с задачами и целями, поставленными Первым Большим кругом СКР и выписал Верительную грамоту, наделяемую его полномочиями для создания на полуострове Камчатского отдела Союза Сибирских казаков.
           Вернувшись на Камчатку, Старков пошёл на приём к председателю Областного Совета народных депутатов Камчатской области, в здание обкома КПСС, где теперь располагается Администрация Камчатского края, Петру Григорьевичу Премьяку. Тот поддержал начинание первого казачьего организатора. Пообещал выделить помещение для проведения начального заседания, и Старков стал собирать первых казаков для Учредительного круга. Сделал сообщение  в своей части, дал объявление в газетах. 
            В тот период, в духе веянья ельцинского времени, вооружённые силы страны стали уничтожаться. Начали расформировывать и Чапаевскую дивизию. Учинились массовые сокращения военнослужащих. Не дожидаясь сокращения, подал заявление на увольнение из рядов Советской Армии и Владимир Алексеевич.
            13 сентября 1991 года, в пятницу, в облисполкоме, в присутствие председателя Премьяка, был проведён Учредительный Круг общественной организации «Камчатский отдел Союза Сибирских казаков». По словам самого Старкова, на круге присутствовало 27 родовых казаков (в итернете фигурирует цифра 18). Здесь же организовали Атаманское правление, распределили роли и направления ответственности, скорректировали  армейские чины с соответствующими чинами казачьими для утверждения на предстоящем Первом Большом казачьем круге КО ССК. Владимир Алексеевич Старков – был утверждён на должность атамана – войсковой старшина; Григорий Александрович Скачков – товарищем атамана (1 заместитель) – сотник; Владимир Иванович Светачев из Елизова – походный атаман – хорунжий; Владимир Васильевич Гладилин – кошевой атаман – подъесаул; Анатолий Михайлович Андреев; Виктор Иванович Калашников начальник пресслужбы (из Елизова) – сотник; Виктор Васильевич Волков – сотник; А. А. Пережигин из Паланы – есаул; Игорь Валерьевич Казаков – сотник; Евгений Николаевич Поперенко – казак из Елизова; Александр Владимирович Крицкий – командир развед-роты Чапаевского полка, подъесаул; Александр Юрьевич Ильясов – сотник; Александр Анатольевич Кобзарь – подхорунжий; Сергей ? Качура – казак; братья: Олег Валентинович и Игорь Валентинович Невежины – урядники; ? ? Борисов – казак, шофёр казачьего автобуса; …
Утвердили эскиз знамени КО ССК: полотнище красного цвета с белым вулканом в середине и чёрным двуглавым орлом со скипетром и державой на вулканном фоне. По квадрату, вокруг вулкана надпись: «Камчатский отдел Союза Сибирских казаков» и, сверху, «За Веру, Царя и Отечество!». Назначили ответственного за его изготовление. Обсудили вопрос правового оформления создаваемой организации. Регистрацию общины доверили вновь назначенному атаману Старкову.
            Первоочередной задачей возрождения казачества на Камчатке определили: поиск и объединение казачьих потомков, волею судеб оказавшихся на Камчатке, возрождение казачьей самобытности и культуры, пошив традиционной одежды, создание фольклорных ансамблей и восстановление традиционного образа жизни.
            На этот круг пришли и вступили в общину две донские казачки: Ольга Рябова (сотрудник милиции) и Ирина Дронова (корреспондент газеты «Камчатская правда»). Ольга Рябова принесла с собой и продемонстрировала в перерыве, под общие возгласы одобрения,  семейную реликвию – женское казачье одеяние, а Ирина Дронова написала о круге статью «Шашки подвысь», которая была опубликована с тремя фотографиями 17 сентября на первой странице «Камчатской правды».
            После учредительного круга Старков договорился с администрацией Дома офицеров Советской Армии на ул. Пограничной о выделении кабинета для вновь созданной казачьей организации. Кабинет им во временное пользование выделили, и казаки каждую субботу стали сходиться в своём штабе для приёма новых казаков и решения подготовительных вопросов по юридической регистрации своей организации и проведению 1-го Большого Круга.
            В этот период Старковым была создана в Елизове станица «Анциферовская», атаманом которой по совместительству стал походный общинный атаман Светачев.

                30 октября 1991 г. Отделом юстиции РФ Камчатской области был зарегистрирован Камчатский отдел Союза Сибирских казаков (КО ССК) и его казачий Устав. Прошёл сход учредителей и вновь пришедших казаков с главным вопросом – о проведении предстоящего через два дня 1-го Большого круга КО ССК. Среди них были: 1) подполковник (войсковой старшина) Владимир Алексеевич Старков; 2) есаул Анатолий Михайлович Андреев; 3) подъесаул  Владимир Васильевич Гладилин; 4) подъесаул Александр Владимирович Крицкий; 5) сотник Григорий Александрович Скачков; 6) сотник Владимир Васильевич Волков; 7) сотник А. Ю. Ильясов; 8)  хорунжий М. И. Артюшкин; 9) хорунжий В. И. Светачев – походный атаман КО ССК и первый атаман станицы Анциферовской; 10) подхорунжий Александр Анатольевич Кобзарь; 11) вахмистр сотни Дмитрий Валерьевич Кузьменко; 12) ст. урядник М. Г. Руденко; 13) мл. урядник Василий Иванович Овчаренко; 14) мл. урядник Андрей ? Шутов; 15) мл. урядник В. И. Дубинин; 16) казак из Елизова Евгений Николаевич Поперенко; 17) казак Сергей ? Качура; 18) казак Фёдор Григорьевич Дьяков – член Союза художников СССР, народный художник РСФСР; 19) Э. А. Тимощенко; 20) В. Н. Бородавкин; …
Вхождение в состав Союз Сибирских казаков было обосновано и ещё двумя причинами: Во-первых, юстиция с большой неохотой регистрировала казачьи организации на местах и требовала разрешения на их открытия от выше стоящих, уже зарегистрированных организаций. А так как, во-вторых, камчатские казаки пошли от сибирских первопроходцев, начиная с Семёна Ивановича Дежнёва, который в 1649 году обогнул  «Не обходимый нос», ныне мыс Дежнёва, и открыл Чукотку и Камчатку, то обоснованно было заручиться поддержкой якутских казаков. Якутской приказной избе камчатские казаки подчинялись долгие годы после присоединения Камчатки к России в 1698 году атаманом Володимиром Атласовым «со товарищи 55 человекъ». А в остальном нынешние камчатские казаки от Сибири не зависели и с момента регистрации существовали самостоятельно, реагируя только на постановления  Союза казаков России из Москвы.
           2 ноября 1991 года в Доме офицеров Советской Армии состоялся I Большой круг Камчатского отдела Союза  сибирских казаков, на котором собралось около 100 человек казачьих потомков, уже зарегистрированных в общине и вновь пришедших после объявления о Круге в газетах. Атаманом организации был утверждён уволенный в запас подполковник советской армии В. А. Старков, 1-м товарищем атамана – сотник А. Г. Скачков, кошевым атаманом – подъесаул В. В. Гладилин, походным атаманом – хорунжий В. И. Светачев. В Атаманское правление вошли: войсковой старшина Владимир Иванович Ляхов; есаул А. М. Андреев; подъесаул А. В. Крицкий; сотник В. И. Калашников;
 На первый круг пришли посмотреть и радист Камчатского морского пароходства Н. В. Бянкин, и старший помощник капитана Камчатского тралового флота Б. П. Кузьмин.
                Настоятель церкви Святых Петра и Павла, отец Ярослав (Левко), прочитал молитву, освятил отдельское, красное с белым вулканом казачье знамя, и благословил атамана на работу по возрождению казачества.
            Происшедшее патриотическое казачье движение настолько вдохновило Бянкина, что он тут же познакомился со Старковым. Напредлагав ему кучу инициатив по казачьему движению и (поднеся потом в подарок видео-аппартуру, привезённую с японских свалок) вскоре получил чин сотника (благо, по военному билету был старшим лейтенантом запаса), должность командира сотни и, уволившись из КМП, перешёл работать в Атаманское правление КО ССК. Казачья его карьера с этого дня стремительно пошла в рост.
            Казачья сотня подразумевает 151-у строевую шашку, и вновь испечённый сотник стал привлекать в казачество всех встречающихся в городе знакомых выпускников П-Камчатского мореходного училища МРХ СССР (которое заканчивал сам), обещая им золотые горы под своим мудрым руководством. В этот его  «оргнабор» попали и Новаковский, работавший с ним некогда старпомом на одном пароходе и Орлов – бывший старший механик. (С этими фамилиями читатель ещё будет встречаться в дальнейшей истории казачества). Сотню он не набрал, а тех, кого всё-таки привлёк и поверстал в казаки, потом с таким же успехом выгнал из казачества с формулировкой «за распускание ложных слухов об атамане». А многие и сами от него ушли, как только, через пять месяцев, он стал атаманом.
            7-8 ноября Старков, Светачев и Калашников летали в Ставрополь на 2-й Большой круг Союза казаков России, который проходил там по предложению ставропольских казаков. На этом Круге атаман Союза казаков Области Войска Донского С. А. Мещеряков и его «белые» сторонники тщетно пытались «свалить красного» атамана А. Г. Мартынова.
             Ознакомились с работой и переняли опыт работы по возрождению казачества от коренных казаков Ставрополья. Поездку субсидировал казак станицы Анцифировской, редактор Елизовского районного радио, Виктор Иванович Калашников, который ради такого великого дела влез в долги перед своей организацией.
             По возвращении с юга России, Старков договорился со штабом Камчатской военно-морской флотилии, командующим которой был адмирал Ю. И. Шуманин о выделении автомобиля УАЗ для поездки по камчатским сёлам в поисках казачьих отпрысков. Далее, за время зимних месяцев, декабрь – январь, Старков проехал по всем сёлам, прилегающих к центральным трассам: Петропавловск – Усть-Большерецк, Петропавловск – Усть-Камчатск. В них он собирал казачьи сходы и организовывал символические станицы и хутора: Раздольный, Центральные Коряки, Апача, Сокоч, совхоз Дальний, Усть-Большерецк, Малки, Мильково, Шаромы, Ключи. В селе Милькове намеревались создать место компактного проживания казаков, поселение, культивирующее сельскохозяйственный уклад жизни.
             В декабре елизовские казаки выбрали своим атаманом В. И. Калашникова вместо ВРИО В. И. Светачева. Также, ссылаясь на занятость на основной, государственной работе, Светачев сложил с себя полномочия и походного атамана КО ССК. Калашников был рад полученной должности, и после утверждения его на этом посту отдельским атаманом Старковым, с утроенной энергией взялся за дело возрождения казачества. Штабом ему служила радиорубка, располагавшаяся на 2 этаже Елизовского городского военкомата из которой он вёл радиопередачи по Елизовскому району. Туда к нему приходили и казаки по всем казачьим делам. Он ещё не знал: какие передряги на ровном месте, по прихоти завистников, сулит ему атаманская работа…
           Походным атаманом КО ССК Старков назначил уже «войскового старшину» Анатолия Михайловича Андреева.

           19 декабря 1991 г. Исполнительным комитетом Петропавловско-Камчатского городского Совета народных депутатов, решение № 4110 (предисполкома Н. Р. Задорожный, управделами В.  Г. Беломытцев) было зарегистрировано Товарищество с ограниченной ответственностью (производственно-коммерческое предприятие) «Альциона». Учредителями его стали приведённые Бянкиным в казачество люди: 1) Бянкин Николай Васильевич; 2) Протасов Николай Владимирович; 3) Новаковский Виктор Иванович; 4) Белоус Виктор Николаевич; 5) Базанов Сергей Дмитриевич; 6) Комиссаров Анатолий Николаевич; 7) Кузьмин Борис Прокопьевич; 8) Калинин Александр Геннадьевич. Исполнительным директором ТОО «Альциона» был избран В. И. Новаковский. Главным бухгалтером стал Н. В. Бянкин.
           Регистрация «товарищества» была сделана Бянкиным в обход Атаманского правления КО ССК: т. е. Старков до недавнего времени даже не подозревал, что у него под боком, за его спиной,  работала «казачья» фирма с еврейским названием.
           Открытие казачьего предприятия с таким наименованием предопределило в дальнейшем множество ухмылок и издёвок со стороны злопыхателей казачества и независимой прессы: борец с жидовствующими, «русский» бурят Бянкин, называет свою фирму истинно еврейским названием «Альциона – Звезда Сиона». Что это? Недальновидность ума? Или провокация? На задаваемые ему на эту тему вопросы казаков и корреспондентов, он наивно пожимал плечами и говорил: «Вы знаете – я моряк, радист, много раз слышал название такой звезды от штурманов, оно мне понравилось, а что оно означает – я не вникал».
           …Через полгода, 10-18 июня 1992 г. Бянкин с Новаковским выведут всех «сотоварищей» из «товарищества», подписав за них заявления на заранее отпечатанных бланках о добровольном выходе, и закрепят свою победу «Протоколом собрания участников предприятия «Альциона» от 20 июня 1992 г., г. П-Камчатский».
           В январе 1992 г. в Петропавловске вышла первая ежемесячная казачья газета тиражом 999 экз. под редакцией походного атамана КО ССК Анатолия Михайловича Андреева «Казак Камчатки», которая просуществовала всего два месяца (4 выпуска). Распалась из-за нехватки средств и угасания энтузиазма выпускающих с отъездом Старкова в Хабаровск. Но в феврале остро стала проблема сдачи ельцинским правительством Южных Курил и юга острова Сахалин Японии.
           17-18 февраля в Москве собирается Малый Совет атаманов «Союза казаков» который инициирует организацию народных протестов.  Казаки Приморья и Сахалина дружно поднялись на защиту исконно русских земель, организовав акцию в поддержку борьбы за них сахалинского губернатора В. П. Фёдорова: «Курилы – русская земля». Были составлены подписные листы для предъявления Президенту РФ против передачи Южных Курил и Южного Сахалина, в которых подписались несколько десятков тысяч жителей Дальнего Востока и казаков всех вновь созданных русских казачьих войск на территории России. На этом Совете присутствовал и Старков. Его кандидатура была предложена на должность Товарища атамана Союза казаков России, вместо Виктора Павловича Безруких, но Старков отказался от этой должности из-за отдалённости проживания. На неё выбрали Владимира Владимировича Наумова.
             По приезде на Камчатку, Старков отбыл на Сахалин, куда съехались многие казаки Дальней России, чтобы выразить свой протест (Дальневосточные острова открывались и осваивались русскими казаками-первопроходцами) и поддержать собратьев. Туда же прибыл и тогдашний Наказной атаман от СКР с 1990 года по Дальней России, кадровый военный из Хабаровска В. Ф. Богачёв, который предложил Старкову должность своего заместителя – товарища атамана.
           По прибытии в конце февраля в Петропавловск, Старков стал собираться в Хабаровск. На своё атаманское место в Петропавловске он прочил подъесаула Пережигина, атамана станицы Усть-Хайрюзовской.
           В марте 1992 года в Хабаровске, куда уже переехал на постоянное место жительства Владимир Алексеевич, прошёл переорганизационный круг Союза казаков Забайкалья и Дальней России. Атаманом СКЗиДР избрали бывшего до этого наказным атаманом В. Ф. Богачёва, товарищем атамана – В. А. Старкова. В переорганизованный Союз вошли: Забайкальское казачье войско (атаман Г. В. Кочетов); Уссурийское казачье войско (Приморский отдел, атаман  Р. Б. Самарин), Уссурийское казачье войско (Хабаровский отдел, атаман С. М. Калмыков), Амурское казачье войско (г. Благовещенск, атаман А. И. Кононов), Камчатский казачий отдел (г. П-Камчатский, атаман В. А. Старков), Сахалинский казачий округ с Курилами  (г. Южно-Сахалинск, атаман О. И. Гусев) и Чукотское землячество казаков (г. Анадырь, атаман Ю. Г. Громов). Но уже в апреле атаман Богачёв, из-за невозможности совмещать воинскую службу с работой в общественном СКЗиДР передаёт атаманские дела Старкову.
            4 апреля 1992 года в Петропавловске проходит Внеочередной Большой перевыборный круг, на котором, вопреки ожиданиям Старкова, побеждает выставивший свою кандидатуру сотник Бянкин. Старкову приходится смириться с таким выбором большинства присутствующих на круге членов городской общины. В середине апреля он едет в Москву на Совет атаманов по поводу подписания Обращения атаманами ООО «Союз казаков» протеста против пропрезидентского выступления атамана  Союза казаков «Области Войска Донского»  С. А. Мещерякова. 29 апреля этот Протест выходит в свет за подписями 24 атаманов «Союза казаков».
          На этот Совет в Москву Старков везёт с собой Бянкина для представления Атаманскому правлению СКР и самом; атаману Мартынову, как своего преемника на Камчатке. Хотя по дружеским армейским каналам Старкова предупредили, что Бянкин работает на КГБ. Как судовой радист, бывший начальник радиостанции, он числится в списках осведомителей. А это, без сомнения, было так, потому что все секретные документы на корабли всех флотов отправлялись через единственный судовой узел связи – радиостанцию. И радисты давали подписки о сотрудничестве с органами безопасности. И каждый из них выполнял данные им инструкции в меру своей распущенности: кто-то формально, а кто-то с пристрастием, срывая на неугодных членах экипажей свои, немогущие быть воплощёнными в жизнь иначе, недружеские по каким- либо причинам чувства.
          Бянкина встретили радушно.
          Поездку, опять же, субсидирует, ставший теперь полноправным атаманом елизовский общины, Калашников.
          Верховный атаман СКР А. Г. Мартынов даёт добро на назначение Старкова Наказным атаманом СКЗиДР, вместо выборного Богачёва, и 21 апреля издаёт в Москве приказ № 17 по СКР на его утверждение. Однако, будучи утверждённым на атаманскую должность в Хабаровск, Старков до конца 1992 года ещё три раза приезжал на Камчатку улаживать свой переезд и встречался с бывшими своими казаками и атаманом станицы «Анциферовской», Калашниковым. Здесь надо ещё раз заметить, что Виктор Иванович Калашников, будучи кошевым атаманом станицы Анциферовской,  три раза помогал финансово казакам – делегатам от Камчатки в приобретении авиабилетов для поездок на различные Советы Атаманов СКР. А ещё некий казак-предприниматель Х перевёл на счёт КО ССК, атаману Старкову, 300000 рублей для развития казачества. Эти деньги тоже использовались для организационных поездок атамана и членов атаманского правления КО ССК по Камчатке и по стране.
          29-30 мая во Владивостоке проводится Большой Круг СКЗиДР, на котором объединили два Уссурийских казачьих войска (Хабаровское и Приморское) в одно, подчиняющееся СКЗиДР. Атаманом единого Уссурийского войска избрали Виталия Алексеевича Полуянова. (Но через год, Хабаровский отдел снова отделился в самостоятельное войско из-за недальновидной политики Полуянова). Старков избирается Атаманом СКЗиДР. Ему подчиняется и вновь образованное Единое Уссурийское казачье войско.
          На этом Круге Бянкин знакомится с Полуяновым и единственный из всех, голосует против избрания Старкова атаманом СКЗиДР, что несказанно удивило последнего. После Круга он высказал Бянкину своё удивление и не взял его на банкет, который устраивал для атаманов казачества Главнокомандующий Дальневосточного военного округа. Бянкин затаил злобу на Старкова… Стал требовать от него остатки денег, которые перевёл на нужды казачества камчатский предприниматель Х. С этого времени Старков перестал доверять и поддерживать Бянкина.
          В данной выборной должности В. А. Старков пробыл два года: до апреля 1994.
          После избрания его Атаманом, на очередном Совете атаманов войск и отделов, входящих в СКЗиДР, съехавшиеся атаманы подписывают протокол, гласящий о том, что В. А. Старков производится в чин «Генерал-майор от кавалерии».
          Не будем сейчас разбирать правомочность этого документа, но такой документ существует и хранится у Владимира Алексеевича. Подобные генеральские погоны в то время накинули на себя многие лидеры всеразличных казачьих движений России, не зная, наверное, что в казачестве испокон веков самым главным чином является «Казачий полковник», а всё остальное – от лукавого или русского царя, к которому шли служить многие казачьи военачальники. Единственная казачья организация, которая строго блюдёт в этом отношении казачьи законы – это Союз казаков России. В ней, что 1-й выборный атаман А. Г. Мартынов, что 2-й выборный – П. Ф. Задорожный, к их чести, не стремятся пускать пыль в глаза российскому народонаселению и не лезут с просьбами к сменяющимся Президентам о присвоении им генеральских чинов – с гордостью и достоинством носят свои заслуженные казачьи эполеты.
          Но вернёмся к времени, протекавшему после объединения Хабаровского и Приморского Уссурийских казачьих войск. Хотя на бумаге это объединение и произошло, но в реальности атаман Амуро-Уссурийского войска Станислав Владимирович Проценко, как был избранным атаманом с 1-го Большого круга, прошедшего в марте 1991 года, так им и остался. Началась возня казачьих авторитетов и властей имущих Хабаровского края по его отстранению от должности.
          12-13 июня 1992 года собирается 2-й Большой круг Амуро-Уссурийского казачьего войска, на котором казаки смещают атамана Проценко и на его место водружают Сергея Михайловича Калмыкова, имеющего поддержку со стороны губернатора Виктора Ивановича Ишаева. Губернатор Ишаев обещает казакам безбедное будущее под руководством Калмыкова.
           27 декабря 1992 года происходит официальная регистрация хабаровской части Уссурийского казачьего войска с атаманом Калмыковым. В феврале 1993 года Ишаев своим решением и постановлением утверждает Хабаровское казачье войско, как официальную структуру Хабаровского края, и его атаманом назначает С. М. Калмыкова.
          …Казачье единство валится в России из-за делёжки государственных денег, которые именно для этого и выделяются карманным местечковым атаманам главами краевых и муниципальных образований, якобы «на развитие». Начали выделяться такие, невесть откуда появляющиеся, средства и атаману Калмыкову, после взятия им в свои руки атаманской насеки. Говорили казаки и писала пресса, что средства были немалые, но ни до общины, ни до самих казаков, они не доходили. И отчёты по ним Калмыков подчинённым давать отказывался. К весне казачья братва взбунтовалась против своего «назначенного» атамана и стала массово покидать ряды хабаровского казачьего «войска». А идти было к кому. Некоторые вернулись в СКЗиДР, к Старкову, некоторые к продолжающему атаманить отдельно от всех Проценко, а основная масса ринулась в набирающую силу правозащитную организацию с казачьим уклоном «Единство», которой руководил Владимир Петрович Податев.
         Владимир Петрович (подпольная кличка «Пудель») с 1987 года был назначен дальневосточными криминальными авторитетами Положенцем в Хабаровском крае, которому вменялось в обязанности собирать «ясак» и держать воровской Общак – деньги для оказания помощи сидящим в зонах подельникам и их родным на воле. С приходом в нашу страну послеперестроечного беспредела в 1991 году, дела Податева и Общака возросли с личной пользой многократно. Как вспоминает о тех временах сам Податев: «До осени 1993 года я был достаточно богатым предпринимателем и очень влиятельным авторитетом, с которым на Дальнем Востоке считались все. В автобиографической части моей «Книге Жизни» и во 2-м фотоальбоме информация об этом есть. Но после официальной регистрации в августе 1993 года движения «Единство», я отошёл от всех «уличных» дел».
            «Работы» в «Единстве» нашлось для всех, перешедших к нему казаков. Для штаба атаманского правления он выделил в офисе несколько кабинетов и стал вынашивать думу о создании в Хабаровске своей казачьей организации. По его письменным воспоминаниям, он оплачивал все казачьи сходы и круги, направленные против политики губернатора Ишаева и его несостоявшегося атамана Калмыкова, выделял деньги атаманам и браткам на деловые поездки в другие регионы. Связался с донским атаманом В. Н. Ратиевым и его организацией «Союз казачьих войск России и зарубежъя» и пригласил к себе в гости. Стал полноправным его представителем на Дальнем Востоке по «связям с общественностью».
            В свою очередь, губернатор Ишаев тоже не сидел сложа руки. Он искал для своего войска уважаемого претендента на должность атамана. И нашёл его в лице действующего дальневосточного генерал-полковника Виктора Степановича Чечеватова. Однако, пока готовились к отправке документы, Пудель опередил неразворотливых государственных соперников: летом 1994 года на его средства в Москве был зарегистрирован в Минюсте РФ брат близнец Полуяновского УКВ – Податевское «Уссурийское казачье войско». Атаманом этого войска он назначил своего друга Жору. Но об этом красноречиво глаголит главка из статьи vcherepkov.narod.ru «7. Криминальный хозяин Хабаровска»:
                Казачье войско Податева.
          «…Однако главная сила Податева – казаки. Сам он не казачьего рода, а стал в одночасье полковником, заместителем верховного атамана «Союза казачьих войск России и зарубежья». За подписью верховного атамана Ратиева ему выдано разрешение на хранение и ношение оружия и спецсредств.
          Главой "податевских казаков" является Георгий Никифоров – лихой мужик, трижды судимый, именующий себя полномочным представителем верховного атамана по Дальней России. Г. Никифоров заявлял, что по его приказу мигом съедутся 20 тыс. казаков всего Дальнего Востока, под ним де региональное Уссурийское казачье войско. Более знающие местные дела говорят, что он не соберет и 200 человек. Атаманы приморского Уссурийского казачьего войска направили этому самозванцу телеграмму от своего Совета: "Казаки Приморского края возмущены вашими незаконными попытками присвоить себе символы уссурийского казачества, навязать ему в руководители сомнительных личностей. Атаманская булава, войсковое знамя в надежных руках!"
              Таким образом, на Дальнем Востоке оказалось два Уссурийских казачьих войска. Податевско-никифоровское зарегистрировано заместителем Министра юстиции Кузьминым в нарушение указа Президента России, без согласования с главами администраций краев и областей Дальневосточного региона и атаманами уже действующих Хабаровского и Уссурийского казачьих войск. Это – один из уроков, показывающих всесилие уголовных авторитетов.
             Дело обстояло следующим образом. Казачьи общества всего Дальнего Востока и главы всех здешних краев, областей обратились к Ельцину с просьбой утвердить устав казачьего общества "Дальняя Россия" и назначить наказным атаманом командующего войсками Дальневосточного военного округа генерал-полковника Чечеватова. Согласовали это с Черномырдиным, Шахраем, Грачевым. Был подготовлен проект указа Президента... И вдруг проект из папки исчез, вместо общества "Дальняя Россия" регистрационное удостоверение незаконно получает еще одно «Уссурийское казачье войско».»
            Вот такие удивительные времена и люди бытовали в те годы в Хабаровском крае. Впрочем и теперь там мало чего изменилось. Криминал бесспорно вошёл в правящие государственные структуры. В такую вот рекогносцировку окунулся со своими пламенными мечтами о возрождении русского казачества отставной подполковник Советской Армии с Камчатки В. А. Старков.
            На новом месте, в новой должности, новом чине, в незнакомой обстановке, с новыми людьми вокруг, работа у вновь избранного атамана СКЗиДР В. А. Старкова явно не заладилась. К тому же времена наступили после развала СССР – «Лихие девяностые». В них каждый был на жизненной сцене сам себе крутым режиссёром и артистом. Казаки не доверяли избранным атаманам, атаманы – вышестоящему руководству и властным структурам. Все старались зарабатывать деньги, но никто никому не платил, даже государство своим работникам за государственные работы. Наличные деньги были только у криминала, который в открытую занимался рэкетом. К Старкову стали подсылать тёмных личностей, которые начали ему угрожать расправой. Ему пришлось приобрести пистолет Макарова и вести осторожный образ жизни.
            Распространились слухи о якобы убитых им двух человеках. Продажная в те годы постсоветская милиция, ненавидевшая казачество, которой то же государство задерживало мизерную зарплату, с чьей-то подачи кинулась разыскивать «преступника».
             В начале апреля 1994 года по ИТАР-ТАСС прошло такое сообщение: «В г. Хабаровске органами борьбы с преступностью арестован Владимир Старков – бывший атаман казаков Камчатки. Последние несколько месяцев В. Старков находился в розыске. На квартире, где был задержан экс-атаман, изъят пистолет Макарова».
            Почти год Старкова продержали в СИЗО под следствием. Все обвинения в убийствах не нашли под собой никакой почвы, кроме статьи 218 УК – за хранение оружия – на что ему и списали этот год.
           После выхода из СИЗО, основатель камчатского казачества и руководитель казачества дальневосточного, В. А. Старков, обрубив за лето концы, держащие его на Амуре, уехал из Хабаровска на родину, в Кемеровскую область, осенью 1995 года.
           На момент написания истории (2016-18 гг.) Владимир Алексеевич являлся атаманом Кемеровского отдела Единого Сибирского казачьего войска и, по совместительству, походным атаманом того же, Единого Сибирского казачьего войска.
           В Музее изобразительных искусств, муниципальном учреждении культуры Комсомольска-на-Амуре хранится картина художника Николая Павловича Долбилина «Владимир Алексеевич Старков – атаман Союза казаков Дальней России»; живопись: № КП 14683; материал: бумага, цветные мелки, размер 635 Х 522 мм; шифр: Г; инв. № 8828; год издания 1993.
            Исторические данные по казачьим перетурбациям в Приморском и Хабаровском краях нам необходимы для дальнейшего прослеживания развития ситуации по возрождению казачества на Камчатке. Потому что камчатский «лидер» Н. В. Бянкин потянет созданный им казачий госреестр в болото Уссурийского казачьего войска, под крышу своего «друга» В. А. Полуянова, от которого также успешно отречётся через 10 лет.

                Криминальная эпоха атаман

                4 апреля 1992 г. в Доме офицеров Советской Армии состоялся Внеочередной Большой круг КО ССК, на котором собралось 116 человек: казаков и приглашённых, в основном Петропавловских. На этом Круге была основная часть казаков, приведённых в казачество Н. В. Бянкиным. Среди них были: утверждённый 2-м товарищем атамана подъесаул В. И. Новаковский; казак В. Х. Конобрицкий, хорунжий В. Г. Грудиёв, хорунжий Ю. Н. Чирков; сотник В. Н. Бурнаев; приказный Г. Д. Захаров; сотник В. А. Казаковцев; сотник В. А. Кущенко; вахмистр А. Н. Гроссолов; казак А. А. Батагов; В. Н. Белоус; ст. урядник В. А. Беловолов; есаул А. А. Богатырёв; казачок В. Н. Бянкин; С. Д. Базанов; Б. П. Кузьмин; А. Н. Комиссаров; А. Г. Калинин; В. М. Третьяков; Ю. Г. Швыдак; …
О конкретном названии станиц и хуторов тогда ещё только велись речи. Не приехало на круг примерно такое же количество казаков. Всего по Камчатской области в это время насчитывалось не более 300 казаков, изъявивших желание войти в КО ССК и возрождать свои полузабытые традиции. Хотя людей казачьего происхождения и сочувствующих казачеству на Камчатке было гораздо больше. Но и это уже считалось большой силой, потому что дружнее, заметнее и азартнее в то время на Камчатке не было другой национальности. Может, ещё «братки» под крышей криминального авторитета Анатолия Борисовича Шадхина не отставали в авторитете у разуверившегося в дееспособности государственной власти населения. Патриотический, энергетический заряд и потенциал горстки родовых казаков был огромен. Энтузиазм казался неиссякаемым.
             Казаки утвердили внесение изменений в Устав КО ССК, программу и направление деятельности, наметили создание охранного предприятия ТОО «Казак», избрали атаманом, при поддержке большинства городских казаков и приглашённых (а кто их разберёт: кто казак, а кто не казак? Большинство собравшихся, так же, как и на первом большом круге были в гражданской одежде) гурана Н. В. Бянкина. Периферийные казаки были против избрания на эту должность человека с азиатскими повадками, считая его интриганом и позёром, выкачивающим из казачества только личные выгоды, и многие на круг не приехали. И основания для этого уже существовали. Среди казаков ходили слухи, что атаман пресмыкается перед криминальными авторитетами.
               После этого большого круга, казаки условно названных станиц: «Анцифировская» (г. Елизово) и «Усть-Хайрюзовская» (с. Усть-Хайрюзово) инициировали проведение Внеочередного большого круга КО ССК в Елизове для переизбрания атамана. Бянкин всеми силами пытался спасти своё положение, вцепившись в должность мёртвой хваткой. Перед его проведением он издал приказ о понижении в чине атамана станицы Анцифировской В. И. Калашникова, собрал сход из городских казаков, и заранее объявил готовящийся круг «нелегитимным». (В. И. Калашников работал редактором на Елизовском радио, и полгода назад сменил на атаманском посту временно избранного Владимира Ивановича Светачева, работавшего инспектором в отделе по разрешению оружия УВД Елизовского района).

           Фотография Владимира Чурина: 1992 г. Казаки КО ССК на ул. Ленинской. Слева, с шашками: подъесаул В. И. Новаковский, ст. урядник Олег Валентинович Невежин и его старший брат, ст. урядник Игорь Валентинович Невежин. Со знаменем – мл. урядник Василий Иванович Овчаренко.

                11 июля 1992 года такой круг состоялся в Елизовском Доме культуры, на котором присутствовали и петропавловские казаки, желающие переизбрать отдельского атамана. От Бянкина на Круг приехали 3 выборных делегата с депешей о нелегитимности Круга, которые, впрочем, приняли участие в его работе. Круг постановил: переизбрать атамана и выбрал на эту должность есаула А. А. Пережигина. Сам Бянкин на Круг ехать «постеснялся». Решение круга в тот же вечер было передано телефонограммой наказному атаману Дальней России В. А. Старкову.
      Далее смотри копию Приказа атамана Союза казаков Дальней России от 12 июля 1992 года: (копия в интернет не прошла, впрочем, как и все, прикрепленные ко всему тексту, отсканированные исторические материалы).
              Цитирую: «Приказ атамана Союза казаков Дальней России, г. Хабаровск, 12 июля 1992 г.
11-12 и.ля 1992 года в Елизове (станица Анциферовская) прошёл Большой Круг Камчатского отдела Союза сибирских казаков.
                Круг был созван по инициативе казаков станиц Анциферовской и Усть-Хайрюзовской. До этого атаман КО ССК есаул Бянкин Н. В. на сходе казаков Петропавловска-Камчатского, опираясь на его решение, заранее объявил Круг в Елизове и его решения неправомочными. После схода атаман Бянкин с товарищем атамана Скачковым Г. А. побывали у отца Ярослава и уговорили его не ехать на Круг. На Круг были направлены выборные от схода в г. Петропавловске-Камчатском: сотник Бурнаев В. Н., вахмистр Гроссолов А. Н. и казак Батагов А. А. для зачтения решения схода, которые в последующем приняли участие в работе Круга. Бянкин Н. В. на Круг не прибыл. Дважды за ним посылали караул и стариков.
              На Круге атаману Бянкину Н. В. было выражено недоверие:
              – за самоустранение от управления Камчатским отделом: Бянкин занимался делами только городской организации;
              – за стравливание казаков городской организации с казаками станицы Анцифировской: пытался подчинить станицу путём давления, понизив в чине атамана станицы, сотника Калашникова В. И.;
              – за попытку внести раскол в казачье движение через СМИ;
              – за невыполнение приказов Атамана Союза казаков и атамана Дальней России.
              Большой Круг Камчатского отдела Союза сибирских казаков решил:
              1. С Бянкина Н. В. полномочия Атамана КО ССК снять, лишить офицерского казачьего чина – разжаловать в рядовые и привлечь к телесному наказанию в 10 плетей.
              2. Избрать Атаманом КО ССК есаула Пережигина Александра Александровича.
                На основании вышеизложенного, ПРИКАЗЫВАЮ:
              1. Решения Большого Круга КО ССК утвердить.
              2. Бянкина Н. В. за попытку внести раскол в казачье движение, от исполнения должности Атамана КО ССК отстранить, лишить казачьего офицерского чина и разжаловать в рядовые, привлечь к телесному наказанию: 10 ударам плетьми.
              3. Утверждаю Атаманом Камчатского отдела Союза сибирских казаков есаула Пережигина А. А.
              Атаман Союза казаков Дальней России, генерал-майор от кавалерии – Старков В. А.
              Товарищ атамана Союза казаков Дальней России, казачий полковник – Шатов Н. Н.
Подписи и печать: «Атаман Союза казаков Забайкалья и Дальней России»

             После получения приказа атамана Дальней России, елизовские казаки стали вызывать Бянкина для вручения ему копии. Но все приглашения были тщетны. Бянкин избегал встречи со станичниками и игнорировал требования приказа. Он повёл борьбу с неугодными. А такого глумления над своей личностью со стороны Старкова, как выписывание ему «10 нагаек», он вообще не допускал. Одно дело, когда он приказывал своим архаровцам, приставленных к нему для охраны из окружения Шатена, отхлестать копающих под него неугодных казаков.., и другое дело – если отхлещут его. Он стал бояться елизовских казаков, и всячески стравливать их друг с другом. На периферию поездки прекратил, но поехал в часть, где год назад служил Старков и познакомился с замполитом, майором Чадреевым. Тот, будучи в контрах с бывшим своим командиром мотострелкового батальона, охотно поведает атаману: что из себя представлял подполковник Старков в бытность его службы в Чапаевской дивизии…
Дальше он стал избавляться от казаков, поддерживавших атамана Старкова и тех своих мореходцев, которые поддерживали изначально его, Бянкина, но теперь, поняв его политику в отношении себя любимого, но не казачества, стали ему неугодны. Одним только приказом № 42 от 3 сентября 1992 года он отчислил из КО ССК 30 вступивших в общину до него казаков, выказавших ему недоверие с одной формулировкой: «Как потерявших связь с казачеством, за неисполнение требований устава и клевету против атамана, на основании решения круга». Хотя кругов-то больше и не проводилось. Круг проводится минимум – раз в год, а он уже прошёл 4 апреля 1992 г.
                Ниже приводится содержание параграфа 2 упомянутого приказа:

                «§ 2
                Нижепоименованных казаков исключить из реестра Камчатского отдела Союза Сибирских казаков, как потерявших связь с казачеством и нежелающих выполнять Устав камчатского казачества:
1. Войскового старшину Андреева Анатолия Михайловича;
2. Войскового старшину Ляхова Владимира Ивановича;
3. Есаула Волченского Николая Семёновича;
4. Есаула Малькова Анатолия Николаевича;
5. Подъесаула Бородина Сергея Михайловича;
6. Подъесаула Гладилина Владимира Васильевича;
7. Подъесаула Крицкого Александра Владимировича;
8. Подъесаула Таганова Владимира Алексеевича;
9. Подъесаула Хоменко Владимира Петровича;
10. Сотника Бегина Николая Афанасьевича;
11. Сотника Каешкина Александра Алексеевича;
12. Сотника Пятакова Алексея Николаевича;
13. Сотника Чадаева Станислава Владимировича;
14. Подхорунжего Громова Сергея Александровича;
15. Подхорунжего Кашлякова Анатолия Ивановича;
16. Вахмистра Жданова Сергея Ивановича;
17. Вахмистра Токаря Николая Владимировича;
18. Старшего урядника Дубовицкого Владимира Николаевича;
19. Младшего урядника Жука Виталия Денисовича;
20. Младшего урядника Ищенко Олега Анатольевича;
21. Младшего урядника Нестеренко Владимира Викторовича;
22. Младшего урядника Никифорова Юрия Михайловича;
23. Приказного Григорьева Игоря Васильевича;
24. Приказного Жмака Александра Сергеевича;
25. Казака Волкова Александра Юрьевича;
26. Казака Вдовенкова Владимира Павловича;
27. Казака Колодина Анатолия Михайловича;
28. Казака Усикова Александра афанасьевича;
29. Казака Шепелева Виктора Петровича;
30. (казака Са…ова Геннадия Григорьевича, по-видимому, потом «пощадил» и аккуратно из списка вымарал. Прим. автора).
ОСНОВАНИЕ: 1. Нарушение Устува КО ССК;
2.Решение Атаманского Совета;
3. Решение Суда чести;
4. Решение Круга.»
                Исключить-то исключил, а из общего эфемерного списка (реестра) о 2000 сабель, которым и поныне размахивает «государственный» атаман не вычеркнул. Забыл. И теперь все: исключённые, плюнувшие на его казачество, умершие и уехавшие – благополучно числятся в его реестре, заявлениями о былом вступлении которых он постоянно потрясает в случаях своего шаткого положения.
И если все исключённые им, поплевавшись и отматерившись, послали его куда-то подальше (но не забыли…) и отошли от казачества, то Гладилин поставил себе целью свергнуть самовлюблённого Бянкина с атаманской должности…

                В ноябре 1992 года на Камчатку из Хабаровска, за семьёй, прилетает Старков. Бянкин узнаёт об этом и хочет устроить ему показательное судилище за все свои моральные издержки: срочно организует ещё один Большой круг. На этот раз в Автоколонне 1400 на 6 км, за ЦУМом. Приглашает уже известного замполита, майора Чадреева. Опять же приглашает отца Ярослава, который освящает этот внеочередной Круг. Но перед этим посылает двух рослых ординарцев за Старковым. Войдя в камчатскую квартиру атамана СКЗиДР, посланники сразу потребовали одеваться и следовать за ними, так как Бянкин приказал доставить его на Круг. На что Старков ответил, что приказывать в данном случае Бянкину может только он, потому что старше его по чину и по должности, и что Бянкин сам ему подчиняется. А на Круг в таком разе он не пойдёт, потому что не считает нужным встречаться с этим прохиндеем, который «нюх потерял». Ординарцы ушли восвояси.
Все вопросы Круга свелись к тому, что де какой нехороший человек этот Старков. И замполит Чадреев, пользуясь тем, что кроме него никто хорошо не знал обсуждаемого, и никто не мог ему возразить, добросовестно разглагольствовал об отрицательных сторонах непришедшего (воспоминания очевидцев). Отец Ярослав наблюдал-наблюдал и не выдержал: «Вы что меня позвали для того, чтобы я ваши недоразумения выслушивал? Извините. У меня в храме дел по горло». Встал и ушёл.
Далее обсуждение казачьих проблем свелось к обыкновенной болтологии о патриотизме и доблести предков, как это всегда и происходило при Бянкине.

                До конца 1993 года он «уволил», таким образом, свыше 50 казаков, в том числе и почти всех своих соучредителей «Альционы», которые стали «злоупотреблять» своим положением и «клеветать» на атамана. Среди исключённых оказались: есаул В. В. Гладилин, 1955 г.р., уроженец станицы Мекенской Чечено-Ингушской АССР, 16 лет прослуживший в пожарной части города, в 5-м спасательном отряде; войсковой старшина А. М. Андреев – походный атаман, редактор первой газеты «Казак Камчатки»; войсковой старшина В. И. Ляхов; подъесаул А. А. Крицкий; сотник Н. А. Бегин; подъесаул В. И. Новаковский; хорунжий А. А. Кобзев; хорунжий Ю. Н. Чирков; казак В. Н. Белоус и мн. др.
Из «старой гвардии» оставался только Конобрицкий, Шутов и вахмистр Третьяков. И то, Владимир Христианович Конобрицкий, дослужившись до хорунжего, через 3 года трагически погибнет под колёсами неизвестного автомобиля, переходя дорогу от штаба.

                При всём при этом задачи для дальнейшей работы были поставлены и работа казачества продолжалась. Организовывались и проводились национальные казачьи и православные праздники с привлечением самодеятельных песенных и танцевальных коллективов, на военных складах доставалась старая военная форма и перешивалась под казачью. Охранное предприятие «Казак» начало свою работу. Двадцать дней проводилось патрулирование в вечернее время в микрорайоне «Дачный» по охране правопорядка, два месяца – ночные дежурства с ГАИ по выявлению угнанных автомобилей и проверке водителей на трезвость (отыскали 18 числящихся в угоне автомобилей). Охранялись по договору с совхозом капустные и картофельные поля, задерживались «несуны». Хотя сами охранники несли после работы немеряно. Потому что к тому времени заработную плату народу выплачивать перестали, и оплата труда на предприятиях стала производиться «бартером»: что производят – тем и расплачиваются.
Началась работа по созданию Казачьего отделения училища на базе СПТУ-10 в посёлке Сосновка Елизовского района. Казачий курс предполагал 3-летнее обучение, дающее среднее образование, квалификацию механизатора широкого профиля и водителя категорий «В» и «С». Наряду с этим вводилась казачья форма и военная подготовка, после которой курсант должен был получить звание младшего командира пограничной службы. По согласованию с Северо-Восточным пограничным округом работа выпускников училища подразумевалась использовать на сельхозпредприятиях и фермах, расположенных вдоль дальневосточных границ России.
            Организатором подготовки документов к открытию и начальником Казачьего отделения сельскохозяйственного училища был назначен родовой донской казак, есаул Станислав Викторович Орлов, бывший старший механик Камчатского морского пароходства, работавший некогда с Бянкиным на одном пароходе.
             В октябре 1992 года через «Альциону» был приобретён овощной магазин у средней общеобразовательной школы № 9, в так называемом районе города «75-й участок», которому дали название «Казачий». Завмагом была назначена Ольга Степановна Иванова.
             31 октября 1992 г., в субботу, казаки праздновали в Петропавловске первую годовщину своего возрождения. За драмтеатром, у часовни и братской могилы защитникам Петропавловска от англо-французской эскадры в 1854 году, казаки давали присягу на верность традициям своих предков и преданности возрождению казачества. Отец Ярослав, как положено, отслужил молебен по прошедшей годовщине, освятил новое, сшитое при новом атамане, чёрно-золотисто-белое отдельское знамя, благословил вновь «обрященных» казаков и всё камчатское казачество на благие дела.
             После проведения торжественных мероприятий, казаки в форме, под чёрно-жёлто-белым флагом, маршем проследовали по улице Ленинской под звуки песни: «Так громче музыка играй победу!..».
             Вечером в Доме офицеров флота состоялось торжественное собрание, посвящённое I-й годовщине возрождения казачества. С приветственным словом выступил атаман Н. В. Бянкин, который пожалел, что не все казаки смогли прибыть на торжественное мероприятие и поздравил вновь принявших присягу с вступлением на путь возрождения казачества.
            Командующий Камчатской флотилией – вице-адмирал Юрий Иванович Шуманин (сам  верхнедонской казак, рождённый в селе, ныне называющемся «Вязовка» Еланского района Волгоградской области. См. в интернете: «Верхнедонской род Косьяненко» Г. Я. Струначёва-Отрока) верил в казачество и выразил надежду, что казаки пополнят не хватающий на флоте матросский контингент, потому что сейчас стало туго с набором на флот, и ВМФ готово предоставить свои боевые корабли для призывников и вольнонаёмных из казачества.

            На фотографии из семейного архива младшей сестры Шуманина, Карелиной Валентины из Волгограда: вице-адмирал Ю. И. Шуманин в окружении морских офицеров, казаков и чиновников Камчатской областной администрации перед отплытием в Авачинский залив (для спуска на воду венков погибшим в Курильском десанте камчадалам) на борту катера портового надзора, отходящего от морского вокзала в Петропавловской гавани. 2 сентября 1992 года. Крайний слева: П. Г. Премьяк. На втором плене – казаки Виктор Иванович Новаковский и Григорий Александрович Скачков. Справа – выглядывает, в форме, Александр Борисович Вакарин, в штатском оператор ТВ В. Н. Плоцкий и, опять же в форме, Н. А. Павлов.

           В частности, он сказал: «Прошедшее время – это только задел. Впереди множество дел, которые предстоит свершить. 15 сентября на Коллегии Министерства обороны принято решение о формировании частей на основе казачества. Скоро будет определена структура этих частей. На Камчатке на трёх боевых кораблях будут проходить срочную службу молодые казаки: на морском тральщике и двух противолодочных кораблях. У командования флотилии и у казаков – общие интересы и задачи по отношению к служению Отечеству».
          И на это были основательные причины.: «Семьдесят процентов родителей вообще не хотят, чтобы их детей забирали в армию, треть мобилизованных имеет судимость или «серьёзные» отношения с милицией. Отсюда и серьёзные надежды офицеров на казачество». («Мечты заманчивы, как их не пожелать!» – говорил когда-то русский литературный классик. Но этим мечтам не суждено было сбыться, потому что Министерство обороны России попав в штормовые волны постперестроечного периода, так и не разработало рычаги перевода казачества на государственные служебные рельсы, а вскоре, полгода спустя, 7 мая 1993 года, трагически погиб в автомобильной катастрофе и сам мечтатель, вице-адмирал Ю. И. Шуманин. Прим. автора)
         …Затем выступили некоторые самодеятельные песенные и танцевальные ансамбли города и области: казачий ансамбль из Милькова; народный фольклорный ансамбль «Веснянка» под руководством родовой амурской казачки Галины Витальевны Азаренко (впоследствии погибшей в автомобильной катастрофе); ансамбль бального танца «Гейзер» из ДК «Сероглазка»; ансамбль Камчатской военной флотилии. Бурные аплодисменты сорвал гитарист Игорь Ефремов, которого казаки долго не опускали со сцены.   
                Смотри:  («Первая годовщина», газета «Камчатская правда» № 123 от 07. 11. 1992 г. Юрий Наумов).

         …Протоколом собрания учредителей ТОО «Альциона» от 2 февраля 1993 г. учредители «приняли решение: взять кредит в размере 12 000 000 рублей в Сбербанке России, для чего заложить в Центрбанк г. Петропавловска-Камчатского восьмой овощной магазин, купленный ТОО «Альциона» 27.10.1992 г. Залоговая стоимость магазина на 2 февраля 1993 г. составляет 16 000 000 рублей».
         Получили ли они эти деньги или нет – казакам такие сведения от ТОО не докладывались, но 8 июля 1993 года Бянкин, будучи уже есаулом, издаёт Приказ № 20, именуя Камчатский отдел «Камчатским Казачьим Войском (!?)», §1 которого гласит: «Второй товарищ атамана – подъесаул Новаковский В. И., бывший начальник штаба Камчатского Казачьего войска, хорунжий Кобзарь А. А. и хорунжий Чирков Ю. Н. стали на путь раскола камчатского казачества и произвели крупную растрату денежных средств войска. После их разоблачения на сходе 10 июня 1993 года они покинули сход и стали вести клевету против атамана и казаков, которые стоят за единство казачества на Камчатке.
         За внесение раскола и дискредитацию казачества, Приказываю:
         1. 2-го товарища атамана, подъесаула Новаковского В. И. снять с должности товарища атамана;
         2. Подъесаула Новаковского В. И., хорунжих Кобзаря А. А. и Чиркова Ю. Н. лишить офицерских чинов и разжаловать до рядовых;
         3. Казаков Новаковского В. И., Кобзаря А. А. и Чиркова Ю. Н. исключить из реестра Камчатского Казачьего войска без права восстановления в казачестве; (!!!) …
         А Приказом № 32, но уже, почему-то теперь, по Камчатскому отделу Союза сибирских казаков от 15 ноября 1993 г., атаман Бянкин трактует:
         § 1. За допущенные нарушения финансовой и производственной дисциплины, Новаковского Виктора Ивановича, как утратившего доверие, снять с должности генерального директора и уволить из казачьего производственно-коммерческого предприятия «Альциона».
         § 2. Ведение банковской документации и право 1-й подписи оставляю за собой, как председатель Совета учредителей.
         § 3. Вновь назначенному коммерческому директору предприятия «Альциона», Давлятшину Николаю Михайловичу подготовить документы и передать их в банк.
         Приказ объявить по отделу и предприятию «Альциона».
Атаман КО ССК, Председатель Совета учредителей Н. В. Бянкин – подпись».
         Не понятно только: по какому «отделу и предприятию» собрался атаман объявлять приказ, и кому? С этого дня он остался одним и единственным учредителем, начальником и хозяином «Альционы». Вот она долгожданная полноправная власть над казачьим имуществом без всякой ответственности перед казаками!

                В феврале 1993 года Управление культуры Камчатской области (нач. Ольга Павловна Кубышкина, зам. нач. Сергей Иванович Вахрин) стало готовить празднование 250-летия промышленного освоения первопроходцами-казаками и людьми охочими Алеутской гряды и Аляски, и предложило Геннадию Яковлевичу Струначёву-Отроку, тогдашнему собкору газеты «Камчатская правда» по рыболовному флоту и водному транспорту, возглавить организационные мероприятия и проведение похода «Память» на яхте «Камчатка» в рамках всероссийского юбилея.
                У Струначёва уже был опыт плавания на яхте через Берингово море, на Аляску и в Америку. С июля по ноябрь 1991 года он в составе экипажа яхты «Тарпон» ходил туда на празднование 250-летия открытия В. Берингом и А. Чириковым Русской Америки. А потом ещё несколько месяцев отписывался в газету за поход. Потому и пропустил первый год становления казачества на Камчатке. В 1992 году он бывал на двух казачьих сходах, как корреспондент газеты, присматриваясь к созданному объединению.
                После предложения Управления культуры, сам донской казак, он предложил Бянкину стать Камчатскому казачеству организаторами этого похода, и для пущей важности написал заявление о вступление в КО ССК и восстановлении в казачьих правах.
                Камчатский отдел Союза сибирских казаков выступил активным соучредителем похода. Спонсорами стали: ООО «Океанрыбфлот» (ген. директор В. В. Топчий) и ЗАО «АКРОС» (ген. директор В. Б. Воробьёв). В июле-августе 1993 года этот поход был совершён вдоль Алеутских островов – до Сьюарда на Аляске и обратно. С заходами в Датч-Харбор (о. Уналяска), Сьюард (Аляска), на Евдокеевские острова, Колл-Харбор (о. Унга) и Фолс-Пасс (о. Унимак).  Яхта несла казачий чёрно-жёлто-белый штандарт и письменное послание от камчатского казачества к аборигенам Аляски. В плавании принимали участие яхтсмены: Зигмас Жилайтис, Геннадий Струначёв-Отрок, Василий Дубинин, Владимир Володин и Борис Колосов.               
                1 сентября 1993 г. начало свою деятельность Казачье отделение СПТУ-10 в селе Сосновка. 68 казачков-кадетов приступили к занятиям: группа КФ1-93 – казак-фермер-арендатор – 30 казачков и КФ2-93 – казак-фермер-арендатор – 38 казачков.

          На фотографии Владимира Чурина: Первый набор казачков Казачьего фермерского отделения Камчатского сельскохозяйственного профессионально-технического училища в Сосновке. Сзади Бянкина, в папахе, начальник штаба КО ССК В. А. Беловолов

                В декабре 1993 г. И. О. главного редактора газеты «Камчатская правда» Г. Я. Струначёв-Отрок зарегистрировал казачью газету «Камчатские ведомости» и переводом ушёл работать редактором в её редакцию. Соучредителями выступили: КО ССК и частный предприниматель Юрий Константинович Деникеев. Газета выходила 3 раза в месяц и служила защите интересов возрождающегося казачества. Просуществовала до мая 1994 года, выпустив 16 номеров. Закрылась из-за прессинга городской налоговой инспекции  (руководитель В. Н. Фарион) на частные предприятия, питающие фонд газеты. Так из-за частых проверок, штрафов и судов были разорены и закрыты: Частная производственно-коммерческая фирма «Базис-Росс» Г. Я. Струначёва-Отрока; процветающее товарищеское общество Ю. К. Деникеева «Интермоден»; начало серьёзно трясти ТОО и ООО Камчатского отдела Союза сибирских казаков. Штаб казачества в то время находился на ул. Высотной 1, в здании конторы бывшего городского таксопарка. (Теперь там, по обе стороны улицы, находится Авторынок).
                Исполнительным директором «Альционы» с начала 1994 года была назначена Оксана Станиславовна Двинянина. Чем не угодил атаману назначенный 3 месяца назад Давлятшин – известно только самому атаману. Но уже через год, в марте 1995 года он пишет приказ и о снятии с должности О. С. Двиняниной, и назначении на эту «пожарную» должность В. А. Беловолова. А дело было в том, что все вырученные деньги они отдавали самому Бянкину, и требовали от него отчётов за их использование, которые он никогда никому давать не хотел. А посему, срочно обвинял их самих в растрате средств и устранял с поля деятельности, как ненужных свидетелей.

                Ещё 14 мая 1994 года газета «Вечёрка» № 36 (44) по договору с начальником пресс-центра КО ССК Г. Я. Струначёва-Отрока напечатала статью «Оригинальная гремучая смесь». Автор старался обелить «лихого», способного до неприглядных авантюрных дел атамана, пытаясь дистанцировать его от организованного криминала, коммунистов Камчатки и формирующейся на глазах честн;го народа коррупции, чтобы спасти шаткое казачье положение. К тому же, накануне, помощник Полномочного представителя Президента России в Камчатской области, А. М. Кужим, разделал под орех в «Вечёрке» возрождающееся камчатское казачество.
По просьбе Бянкина, Струначёв-Отрок сам встречался с лидерами названных группировок: А. Б. Шадхиным, М. А. Машковцевым и государственным городским чиновником  Ф. Г. Киселёвым. В результате встреч и была написана эта статья. 

           На снимке 1992 года: В центре, со знаменем, подъесаул В. И. Новаковский; руку под козырёк – сотник С. В. Орлов; сзади, справа – старший урядник И. В. Невежин.

                «ОРИГИНАЛЬНАЯ ГРЕМУЧАЯ СМЕСЬ
                Много статей поганых о казачестве перечитал я в газетах «Вести» и «Вечёрка». Но взяться за этот материал меня заставили не они, а отношение к этому вопросу самих пишущих о камчатском казачестве.
Чисто случайно оказавшись в кабинете журналистов Обехова и Кравчука, на двери которого вывешена табличка «оперативный отдел» (своего рода юмор), я поразился с какой серьёзностью и чувством своей правоты они льют грязь на казачество и на всех тех, с кем оно контактирует. И в то же время ничтоже сумняшеся разглагольствуют о возрождении духовности России через религию. Что это? Дань моде? Безграмотность журналистов или недальновидность? Они что? Не хотят видеть, что православная церковь, желая возродить духовность прежде всего опирается на казачество? Или обида и провокационные высказывания против казаков «люмпен-пролетария» А. М. Кужима, с божьей помощью вышедшего в заместители представителя президента на Камчатке, застила им глаза?
Или демократы исходят ревностью к тому, что казаки сотрудничают с теми слоями населения, с которыми хотели бы сотрудничать только они? Или им обидно, что сам президент в конце концов решил придать возрождению казачества государственный статус, а не повёл против него борьбу, как ожидал А. М. Кужим?
Ничего, господа демократы, вы ещё будете служить возрождению казачества также верно, как служили КПСС из которой вышли, а затем «демократической» власти.
А пока казачество – общественное национальное движение, которому государство не даёт ни гроша, вынужденное искать деньги на своё возрождение своим трудом, коммерцией, предпринимательством и сотрудничеством со всеми здравомыслящими и крепкими структурами, работающими на официальной законодательной основе. И, если одна из ведущих коммерческих фирм, зарегистрированная на законных основаниях, «Гарант», решила создать с официальной казачьей «Альционой» совместное предприятие «Царская корона» на взаимовыгодных условиях, – где здесь криминал? Что «Гарантом» руководит А. Б. Шадхин, которого вы, господа демократы, заглаза называете «мафиози», а в глаза заискивающе улыбаетесь и поёте дифирамбы? А по вашему наущению, благо это безнаказанно, и вся пресса снизошла до женского визга по этому вопросу, объединив в одну кучу казаков, «мафию» и коммунистов.
                Как сказал по этому поводу один из тележурналистов: «Оригинальная гремучая смесь».
                Ну что же, если люди, не взирая на свои политические убеждения стали объединяться, чтобы выжить, значит вам, господа демократы, есть над чем подумать и есть, чего бояться. Впрочем, давайте послушаем самих виновников газетных публикаций, которым я задал несколько одинаковых вопросов:

                1. Как вы относитесь к истерически раздуваемым материалам относительно ваших персон и о слиянии казачества с мафией и коммунистами в газетах «Вести» и «Вечёрка»? Где в этих материалах правда, а где ложь, и как вы относитесь к самим этим газетам?
                Н. БЯНКИН:
                – Это «дерьмократическая» пресса, и она выполняет пожелания кучки предавших интересы народа во имя своего обогащения коммунистов. Истинная демократия – это власть народа. А при нашей «демократии» народ властвует на помойках, лишённый счастливого детства, образования, работы, медобслуживания. И, чтобы не допустить объединения демоса, они начали делить его (как учили Маркс, Энгельс, Ленин) на преступников, фашистов, коммунистов, демократов и т. д., чтобы легче было управлять.
Люди должны бы понять, к чему призывает такая пресса и не способствовать ей своими средствами. Разве Народ начал такой бездумный разрушительный переход к рынку? И когда, поняв всю пагубность такой «перестройки», люди стали объединяться в общества, чтобы выжить в этом хаосе, «демократы» стали обзывать эти сословные общества «мафиозными структурами», потому как расплаты боятся со стороны всех слоёв населения, которые они посадили в грязь.
Все «мафиози» при демократии должны сидеть в тюрьмах, а коли они ходят на свободе, работают сами и дают рабочие места другим, – это никто иной, как предприниматели – такие же несчастные люди, как и все, которых государство душит налогами на содержание своего раздувшегося, как клещ от народной крови, аппарата. Не думаю, чтобы редакторы этих изданий не видели всего этого. Просто им сейчас так работать выгодно.
                Я против коммунистического строя, потому что не прощу большевикам репрессий относительно моего сословия, но не буду же я сегодня вымещать своё справедливое недовольство на внуках моих врагов, которые никакого отношения к делам своих дедов не имеют и которые сами оказались в таком же дерьме, как и мы все. Я буду сотрудничать сегодня с любым здравомыслящим человеком, которому дорога честь России, невзирая на его социальное положение и партийную принадлежность.
                Или, по логике «демократов», казаки должны вести непримиримую вражду со всеми «недемократическими» партиями? И если бы мы заняли такую позицию, – всё равно мы не угодили бы «демократам». Всё равно они кричали бы, что казаки плохие, потому что не уважают народ. Они же «наблюдают» за нами. Мы работаем, а они –  наблюдают и периодически поднимают визг, когда мы поступаем не по ихнему.
                При рождении «Вечёрки» я лично отказал в помощи господину Субботину. По-видимому у него оказалась хорошая память, что стал выставлять казаков врагами народа. Не хорошо, господа, а ведь со всех трибун вы трубите о гражданском мире и согласии. Однако мы ещё ни с кем не ссорились, а вы уже хотите нас замирить.
                А. ШАДХИН:
                – Всё, что пишут обо мне эти газеты – ложь. Это две сплетницы, которые хотят перепеть друг друга ходящими по городу слухами, а не фактами. Не для кого не секрет, что я неоднократно судим. Но за свои грехи я расплатился сполна, и сегодня стараюсь делать всё, чтобы брошенная официальной властью на произвол судьбы молодёжь не пошла по моим стопам. Работающие у меня пацаны не пьют, не дебоширят, не насилуют – занимаются спортом. Если кто-то может опровергнуть мои слова – пусть это сделает. При продолжающемся развале государственных предприятий, я, наоборот, создаю рабочие места. У меня две сильные коммерческие структуры. Наверное, это и не даёт покоя таким недальновидным журналистам, как Обехов и Кравчук. Мы, наоборот, сдерживаем и контролируем криминогенную обстановку в городе. В каких городах страны вы увидите гуляющих безбоязненно по вечерам девушек? На материке жизнь в городах замирает после 22 часов.
                Областная и городская власти прекрасно знают, чем мы занимаемся. На наших плечах школа-интернат, детдом в Елизове, некоторые спортивные школы. Помогаем финансово спортивным командам, выезжающим за пределы Камчатки на соревнования.
Горожане идут к нам со своими жалобами, и мы разрешаем их за 15 минут безо всякой бумажной волокиты и без допросов. И если совершается в городе правонарушение, мы узнаём о нём раньше милиции.
                М. МАШКОВЦЕВ:
                – Всё очень просто. Пусть не обидятся на меня казаки, но толчок к их возрождению шёл сверху. Надеялись тогда сделать их верными борцами с компартией. Эстафету принял Б.Ельцин, пытался «приручить» их, сделать своим личным «ударным отрядом». Но оказалось: казачество «ручным» быть не хочет, ведёт самостоятельную линию. Тогда потребовалось дискредитировать его в глазах людей и заставить таким образом повиноваться власти. Поэтому в 1992 году начались публикации статей в прессе, в том числе и камчатской, обвиняющие казаков в связи с коммунистами (антикоммунистические настроения тогда были в народе сильны).
                Сейчас, в 1994-м, коммунисты перестали быть «пугалом». Наоборот, завоёвывают всё больший авторитет. А кто же нынче «пугало» для народа? Мафия! Поэтому и казаков и коммунистов связали с мафией. Цель та же, чисто геббельсовская: «Чем чудовищнее ложь, тем легче ей поверят». Но у лжи короткие ноги. Тем более, что цену «честности» наших «демизданий» большинство читателей уже знают.
                Публикации в «Вечёрке» и «Вестях» обо мне лично всегда читаю с удовольствием. У нас, коммунистов, не так уж много возможностей информировать людей о своей деятельности. А ведь каждая публикация, какой бы ироничной или даже лживой она ни была, несёт в себе и часть истины. Если же эта информация подана в разухабисто-ёрническом духе «Вечёрки», что ж… в таком виде она будет хорошо воспринята той категорией читателей, которая вообще не читает серьёзных статей и корреспонденций. Нам же нужно доходить до всех. Горадминистрация Петропавловска-Камчатского, например, оценила свою честь в 10 миллионов «деревянных». Моя же честь не продаётся. И потом я знаю, что лжи обо мне никто не поверит, потому что я чист. Ведь почему со мной судится А. Дудников? Да потому, что знает: я сказал правду, и мне поверили. И единственная у него возможность отыграться – это, пользуясь юридической казуистикой, наказать меня деньгами.
               Ф. КИСЕЛЁВ:
               – Если брать публикации о закрытии ресторана «Чайка», то ни Шадхин, ни Бянкин к нему отношения не имеют. Ресторан закрыл я, как руководитель фирмы, являющейся владельцем этого здания ещё до того, как мы создали «Царскую корону», потому что коллектив полтора года не платил за коммунальные услуги. В результате фирма «Анкор» понесла убыток в сумме 80 миллионов рублей. Да, «Анкор» создан совместно с комитетом по управлению имуществом (товарищ Ванин) который является его учредителем. Согласно утверждённому 13 апреля 1993 года Уставу и постановлению градоначальника № 70 фирма создана для организации работы городской ночлежки, содержания клуба «Юный техник», стоматологической поликлиники для рыбаков и физиокабинетов. Это – все городские учреждения и должны находиться на содержании горбюджета. И на сегодня горбюджет задолжал мне по ним 105 миллионов рублей.
                По бедственному положению «Чайки» я писал письма и Дудникову, и Ванину, начальнику департамента торговли Шпанко, и Шалееву – бесполезно. Оплачивать расходы директора ресторана никто не собирается. Поэтому я вынужден был искать таких партнёров, которые взялись бы вытаскивать перечисленные учреждения из экономической ямы.
                2. Как вы относитесь к Н. Бянкину, А. Шадхину, М. Машковцеву, Ф. Киселёву! Действительно ли вы с ними сотрудничаете?
                Н. БЯНКИН:
                – Анатолия Борисовича Шадхина я уважаю за его твёрдый характер, за то, что пройдя много лет советских лагерей, он не потерял интереса к жизни и своей родной Камчатке, не очерствел душой. С ним сегодня считаются не только простые простые люди, идущие с жалобами не в милицию, а к нему, но и городская и областная власть. Так почему казаки должны презирать или травить человека? Только потому, что так хотелось бы Кужиму? У нас с ним чисто деловые отношения. Периодические попытки демпрессы показать работу его предприятий, как мафиозную структуру – лай завистливых мосек из подворотни.
Михаила Борисовича Машковцева я уважаю за его трезвый подход к российским проблемам и его честные поступки, хотя никаких совместных дел с ним не веду и с объединением «Товарищ» связи не имею.
С Фёдором Григорьевичем Киселёвым познакомился случайно. Знаю, что он был первым секретарём Оссорского райкома партии. Ну и сто? В нашем Белом доме – все бывшие коммунисты сидят.
                Господин Кужим, который твердит о внедрении мафии и коммунистов в казачьи ряды однажды выпал из того же коммунистического гнезда, в котором был и Киселёв, больно ударился думным местом и теперь не может простить всем оперившимся и разлетевшимся из него самостоятельно.
Человеку дано пересматривать свои взгляды и, если ты прозрел раньше других, – не гоже постоянно на грани злости упрекать в этом своих товарищей по партии!
                А. ШАДХИН:
                – Николая Васильевича Бянкина знаю по его занятиям боксом, выступлениям на рингах. И сегодня в таком тесном городе, как наш Петропавловск, мы не можем обходить друг друга. У него свои дела. Не я выбирал его атаманом. У меня – свои. Но сама жизнь заставляет нас обращаться друг к другу за помощью. Мои коммерческие структуры сотрудничают с его коммерсантами, как, впрочем, и со всеми, в ком они заинтересованы. Отношения вполне порядочные. И делать из этого сенсацию или трагедию могут только неумные, злые люди. А таких людей, которые сами не хотят или не могут организовать своё дело и только завидуют – у нас предостаточно. И чтобы легче было сломать налаженное и процветающее дело, достаточно внушить обывателю, что казаки связались с мафиозными структурами. Я себя мафиозной структурой не считаю. Это оскорбительно для меня. Такие сплетни ведутся по меньшей мере на протяжении двух лет, но никак никто не может их обосновать документально.
Машковцева вообще не знаю. Кто это такой?
                Фёдора Гавриловича Киселёва знаю по сотрудничеству с одной из моих фирм «Камси интернэшнл». Сам с ним не работаю.
                М. МАШКОВЦЕВ:
                – Атамана Бянкина знаю с начала организационного оформления камчатского казачества: часто бывал в горсовете. У нас разные взгляды на экономический и социально-политический уклад жизни общества, что не мешает мне относиться к этому человеку с уважением. Именно потому, что он имеет свои убеждения и умеет их защищать. А это гораздо труднее, чем кричать «Ура!» любому правительству или выступать против власти тогда, когда сама власть такое позволит. Как это случилось, скажем, с «демократами», которые враз стали бороться с «партократами», когда сама партэлита их об этом попросила. Вспомните: «Камчатский комсомолец» во главе с тогдашним своим шефом Г. Субботиным стал смелым лишь после получения директивы члена Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлева: «Будьте смелыми, за это ничего не будет». Такая директива поступила во все молодёжные газеты, а во все обкомы и крайкомы КПСС команда: «Не мешать!»
                Мы далеко не союзники с Бянкиным, однако сегодня едины в главном – знаем, что Россия оказалась в смертельной опасности, и её враги сидят в Кремле.
                Киселёва Ф. Г. знаю весьма мало. И всё же достаточно, чтобы не верить всеё той чуши, которую пишет о нём «Вечёрка».
Шадхина знаю только по газетным публикациям. Лично не знаком. И, Бог даст, никогда не познакомлюсь.
                Ф. КИСЕЛЁВ:
                – Для создания «Царской короны» я сам разыскал Бянкина, потому что был заинтересован в партнёрстве с казачеством. Теперь в здании «Чайка» будет работать русский ресторан: русская кухня, русские обычаи и традиции.
                Шадхин здесь вообще не причём. Партнёрство фирмы «Анкор» с «Камси интернэшнл» состоялось не по чьему-то желанию, а через банк, в котором у нас открыты счета. Генеральный директор названной фирмы, Валерий Витальевич Елин, заинтересовался вопросом реанимации бывшего ресторана «Чайка».
В дальнейшем здесь предполагается открыть кулинарный и кондитерский цеха, пункт проката машин, клуб «Юный техник». От серьёзных, платёжеспособных партнёров ещё никто не отказывался. Жизнь заставляет.
«Царская корона» зарегистрирована постановлением градоначальника, поэтому я не вижу ничего противозаконного в своих действиях. Непонятные понятия утвердились в нашем обществе: объединились два человека в своей работе – уже мафия. Может, кто-то боится людского объединения, созидания, потому как привыкли только разъединять и разваливать? Цель наших объединений самая гуманная – благотворительность. Ночлежку, например, я создавал по предложению губернатора и, сами понимаете, ничего от неё не имел – она сгорела, и теперь её надо отстраивать заново. Кабинеты под Камчатскую епархию выделил опять же по просьбе Бирюкова, а ведь это всё – расходы.
                3. Камчатская пресса усиленно вдувает в уши обывателю такое словосочетание, как «мальчики в кожаных куртках на иномарках». Скажите: что это за мальчики, как вы к ним относитесь, неужели их надо бояться? И ещё. Нагнетается обстановка тем, что казаки и мафия поделили сферы влияния. Не подсказали бы вы читателям: где расположились пограничные столбы?
                Н. БЯНКИН:
                – У меня тоже есть кожаная куртка и иномарка, но кто скажет, что я кого-то обидел? Это своего рода демократический приём, чтобы обыватель с уважением относился к существующей власти и просил у неё защиты. Раньше таким пугалом для пионеров и комсомольцев была жевательная резинка и кока-кола. Если ты это употребляешь – ты нехороший мальчик, и тебя надо бояться.
                А. ШАДХИН:
                – Не знаю, кому выгодно создавать видимость поголовной преступности в городе. Сегодня иномарка и кожаная куртка – модно. И первыми на иномарках в кожаных куртках стали ездить рыбаки, которые имели доступ к этим вещам за границей, а сейчас так ездит каждый состоятельный человек, и те же некоторые журналисты из «Вестей» и «Вечёрки».
И если «кто-то кое-где у нас с тобой» что-то отобрал или украл – нет оснований заявлять, что это сделали мои работники. Милиция неусыпно наблюдает за нашим движением.
               Я родился на Камчатке, и мне небезразлично её будущее, и мои действия не идут вразрез с законом. Что касается сфер влияния – это просто маразм.
               М. МАШКОВЦЕВ:
               – Такие «мальчики» – своеобразный символ нашей российской «демократии», если иметь в виду конкретных мальчиков, работающих на мафию. Это неотъемлемая часть «рыночного общества», так же, как банкиры и адвокаты. Банкиры грабят понемногу миллионы граждан. И этот грабёж считается в капиталистическом мире вполне законным и благородным делом. Мафия грабит отдельных банкиров сразу на миллионы. И такой «бизнес» считается незаконным.
              Что касается адвокатов, то они кровно заинтересованы в существовании и тех, и других, иначе они останутся без работы.
В моих глазах банкир и «мафиози» абсолютно одинаковы с моральной точки зрения. «Мафиози» мне даже милее, ибо банкир грабит меня, а «мафиози» – моего обидчика.
              Для меня, рядового гражданина, «кожаные мальчики» не страшнее интенсивного уличного движения: можно случайно попасть под колёса автомобиля или под пулю, но вероятность того и другого невелика. Как объект, я «мальчикам» не нужен – они на работе, они не совершают бессмысленных преступлений. Мне гораздо опаснее стайка 12-летних подростков, которые брошены нашим бессердечным обществом на произвол судьбы. Они злы, часто голодны и могут изувечить совершенно незнакомого человека просто «скуки ради». И если казаки или парни из «Русского национального единства» привлекают их к себе, воспитывают, увлекают спортом, организуют отряды, готовят к военной службе, то моя жизнь от этого становится спокойнее, и я это приветствую.
Но жизнь правящих «демократов», которые в патриотически-настроенной молодёжи справедливо видят своего главного врага, становится от этого даже очень неспокойной. И, естественно, они, «демократы», пытаются всеми способами опорочить такую деятельность и казаков, и любых других истинных патриотов нашего Отечества.
                4. Собираетесь ли вы привлекать к ответственности журналистов названных газет за клевету или раздувание необоснованных фактов?
                Н. БЯНКИН:
                – Мы делаем великое дело – возрождаем казачество и Россию, и нам некогда судиться. Я отношусь к этому вполне оптимистически: «Ветер дует, собака лает – караван идёт». Но, если они не успокоятся в своём злобствовании, придётся принимать адекватные меры. Какие? –  Время покажет.
                Ф. КИСЕЛЁВ:
                – Считаю, что журналисты нас оскорбили незаслуженно. Что каждый из нас будет предпринимать по этому поводу? – дело каждого из нас, но такого в прессе больше допускать нельзя.
                А. ШАДХИН:
                – Не то, чтобы они меня оскорбили, но они мне уже надоели. Они мешают мне плодотворно работать, натравливая против меня горожан. В настоящее время я связался с юристами, проконсультироваться, и буду подавать на них в суд за ложные, предвзятые выпады против меня и моих партнёров по работе. За безосновательное обвинение меня в мафиозности.
                М. МАШКОВЦЕВ:
                – На любой беспечный выпад в печати, убеждён, и отвечать надо в печати, а не в суде. Разумеется, если есть, что ответить. Пусть даже пресс-секретарь А. Дудникова напишет обо мне в газете любую чушь – она может спать спокойно: в суд я на неё не подам. Но обязательно, в соответствии с законом о печати, воспользуюсь правом на опровержение, чтобы в той же газете (в которой иначе не напечататься) изложить свои взгляды и показать читателям: кто есть кто.
                Помнится год-полтора назад в частном разговоре А.М. Кужим сказал: «Ты что, думаешь мы не знаем главных мафиози в городе? Мы их всех под контролем держим. Если понадобится, поднимем армию и всех накроем».
                – Так в чём же дело? – удивился я.
                – Это будут не демократические методы борьбы, – ответил Александр Михайлович.
                Я только и нашёлся тогда, что сказать: «Ничего себе!» и посмотрел на него испытующе: шутит или правду говорит. Если это действительно мафия – почему бы армию не поднять?
                И вот прошло время: мафия так и не зарегистрирована официально, а Армия… считайте её уже и нет. Остались казаки, которыми по старой памяти всё ещё пытаются пугать русских людей и которые уже критически относятся к внутренним российским распрям, и хотят объединения всех русских сословий, а не войны против своего народа. Так что лукавит Александр Михайлович в своём интервью «Вечёрке» о слиянии казаков с коммунистами и мафией. Не стоит сегодня так категорически вопрос. Мы все люди – русские люди, которые хотят жить свободно и богато в свое свободной стране. А вот кто нам не даёт в этом развернуться, по-видимому Кужиму виднее на своём «неспокойном» посту.
                Г. Струначёв-Отрок

                После выхода этой статьи Бянкин был на высоте: с одной стороны она отделила его от криминала – с другой дала понять власти и населению, что он в прекрасных отношениях с легальным криминалом, имеющим уголовное прошлое.
                А через полтора года он взял на вооружение мысль Машковцева, проскочившую в статье, и после выхода из тюрьмы стал кричать «Ура» каждому губернатору Камчатской области, и тому же Машковцеву, когда он после Бирюкова стал правителем на Камчатке.
                В июле 1994 года за неблаговидные криминальные дела (…Привести подробное резюме…) была изъята лицензия у ТОО «Казак» на охранную деятельность.

                1 сентября 1994 года был сделан ещё один набор в Сосновский казачий филиал, в 56 казачков: КФ1-94 – казак-фермер-арендатор – 25 казачков и КФ2-94 – казак-фермер-арендатор – 31 казачок.  На отделении обучались дети не только из Камчатской области, но и из Приморья, Магадана и Сахалина, а также дети и малолетние родственники некоторых, сидевших в дальневосточных тюрьмах авторитетов. На двух курсах должно было обучаться 124 казачка. Но обучалось меньше, потому как некоторые были уволены за неуспеваемость и недисциплинированность. Однако – это было первым шагом в России, который был сделан казаками на Камчатке по открытию казачьего кадетского училища.

                В мае 1995 года Казачье отделение Сосновского СПТУ-10 было закрыто, просуществовав два учебных года, не дав казачеству сделать даже одного выпуска. Областное народное образование (начальник Управления образования Лельчук) посчитало, что обеспечение и моральная поддержка казачьего отделения поступает от криминальных структур и содержать такой контингент под государственной крышей не целесообразно. И доля правды в этом выводе была. Атаман Бянкин в открытую сотрудничал с камчатским криминальным авторитетом А. Б. Шадхиным и прислушивался к его мнению.

                В мае же 1995 г. Бянкин был арестован и помещён в СИЗО, под следствие, за криминальные разборки со своим коммерческим финансовым отделом (незаконном проведении обыска в квартире снятой  2 месяца назад с должности директора «Альционы» О. С. Двиняниной) и просидел там три месяца. Перед ним были арестованы два молодых казака, состоящих в его охране и делавшие обыск по его указанию. Станичники устраивали пикет на крыльце областной администрации за освобождение своего атамана. Его ближайший помощник по коммерции, кошевой атаман, затем начальник штаба, сотник В. Т. Безбушко летал в Хабаровск, к криминальному авторитету Дальнего Востока В. П. Податеву (Пуделю) за моральной и материальной помощью для освобождения камчатского казачьего «лидера».
                Заявители, боясь преследования, покинули полуостров, и следствие в дальнейшем не могло найти их места нахождения.
                Как рассказывал потом Бянкин: в СИЗО его подсаживали в камеру к «ворам в законе»… Но тут, кто-то из знающих перебил его: «Какие воры в законе? На Камчатке «красная зона» и воров в законе здесь нет!». « – Ну, к авторитетам…». – Ничуть не смутившись продолжал Бянкин. И будто бы они склоняли его отказаться от атаманства и казачества, а он мужественно ответил им нет. Не известно, что ему говорили авторитеты в тюрьме, но то, что его склонили к сотрудничеству с областной администрацией, для улучшения работы общака на Камчатке – это точно, и наводку дали. (По выходе из тюрьмы, он прямиком направился в администрацию и врос в неё, не переставая при этом общаться с криминалом).
За «недоказанностью улик», Бянкин был выпущен на свободу и сразу, с удивительной энергией, ринулся в областную администрацию искать дружбы с властью.
                Молодых казаков (атаманских охранников), разбиравшихся по приказу Бянкина с О. С. Двиняниной и её гражданским мужем, выпустили гораздо позже. Что там случилось в течение следствия – история умалчивает, но потом, в разговоре с казаками, при упоминании фамилии «Бянкин», глаза их наливались ненавистью, и они с придыхом цедили сквозь зубы: «Коз-зёл!». В казачество после СИЗО они больше не вернулись. И при встречах с казаками отказывались давать какие-либо объяснения о месяцах, проведённых ими в заточении.
Это его арест дал большую трещину в казачьей сплочённости.
Выход из СИЗО Бянкина сопровождался привлечением к следствию всё большего количества казаков его атаманского окружения.
                31 августа 1995 г. по инициативе казаков КО ССК, потрясённых последними происшествиями в казачестве, всё-таки состоялась ревизия коммерческой деятельности их руководства. Далее смотри:
                «Акт проверки финансово-хозяйственной деятельности Камчатского отдела Союза Сибирских казаков от 31. 08. 1995 г.
Ревизионная комиссия в составе:
Председатель: Щуринов Ю. Ф. – есаул.
Члены комиссии: Рыбина И. М. – казачка;
                Казаковцев В. А. – сотник;
                Юркин Ю. В. – сотник;
                Осин Б. В. – вахмистр сотни.
                Произвела проверку финансово-хозяйственной деятельности Камчатского отдела Союза сибирских казаков и предприятий, в которых КО ССК является соучредителем.
                В результате проверки выяснено, что финансово-экономическая деятельность ведётся с грубейшими нарушениями элементарных правил.
На балансе КО ССК состоят 4 грузовых автомобиля, из которых, на момент проверки, на ходу были только 2 машины. Остальные – разукомплектованы.
Кроме этих автомашин в КО ССК имеется несколько автомобилей, происхождение которых выяснить при проверке не удалось в виду отсутствия каких-либо документов. Первый товарищ атамана – В. Х. Конобрицкий (товарищи атамана тоже тасовались им, как карты в колоде. Прим. автора) назвал источником появления этих автомобилей в КО ССК – изъятие их за долги у физических лиц, что юридически не законно, а кроме того, не подтверждено какими-либо документами. При неблагоприятном стечении обстоятельств они могут быть представлены, как добытые преступным путём.
                Из пренадлежащих КО ССК 10 мотоблоков, в настоящее время неизвестно место нахождения 4 мотоблоков, а остальные мотоблоки отданы под честное слово.
                Во время проверки не удалось узнать точное количество имеющихся киосков, равно, как и, кому они отданы в аренду, и какова оплата за аренду, и платили ли вообще за аренду киосков.
                КО ССК является соучредителем ТОО «Альциона» с уставным капиталом 50 000 руб. и АОЗТ «Казачий круг» с уставным капиталом 10 000 000 руб. В обоих обществах доля КО ССК в уставном капитале по 24%. Остальными соучредителями являются физические лица, в том числе и атаман КО ССК Бянкин Н. В.
                Официально единственным источником доходов, из которых может осуществляться финансирование деятельности КО ССК могут быть – принадлежащие ТОО «Альциона» магазин «Казак» и автобус КАВЗ, осуществляющий пассажирские перевозки. Магазин влачит жалкое существование, т. к. оборотных средств нет, причём все доходы, получаемые от торговой деятельности, расходуются на финансирование КО ССК. Причём, не всегда рационально.
                О какой эффективной финансово-экономической деятельности можно говорить, если картотека на момент проверки составила сумму 150 миллионов рублей, если магазин «арестовали» за долги. Есть долги с 1993 г., проценты и пеня по которым уже превышает начальные суммы.
                Вся эта обстановка сплошных нарушений является благодатной почвой для злоупотреблений в личных целях генеральных и коммерческих директоров предприятий, что и подтверждается их «хронической непорядочностью». Сколько можно наступать на одни и те же грабли?
                Даже если со стороны руководства КО ССК нет злоупотреблений в личных целях, то всё это говорит тогда о полной некомпетентности в решении вопросов финансово-экономической деятельности.
          Председатель комиссии: есаул Щуринов Ю. В. – подпись отсутствует;
                Члены комиссии:            
                казачка Рыбина И. М. – подпись;
                сотник Казаковцев В. А. – подпись;
                сотник Юркин Ю. В. – подпись;
                вахмистр сотни Осин Б. В. – подпись отсутствует

                Но данному документу не суждено было получить огласку. Вышедший из СИЗО атаман обвинил всех проверяющих от «народа» в поклёпе на него и на «истинное казачество», и, пользуясь тем, что учредительство, подпись, печати и знамя КО ССК при любых обстоятельствах остаются при нём, – издаёт гневный приказ под благовидными предлогами:
                «Камчатский отдел Союза Сибирских казаков
06 октября 1995 г.                г. Петропавловск-Камчатский
Приказ № 06/01
            Содержание: Возрождение казачества – есть восстановление справедливости в отношениях наших предков, и нам быть достойными их славы. Каждый казак, придя в казачество должен понимать три основные задачи начала становления:
             - восстановление веры – как станового хребта народа;
           - восстановление истории казачества и истории своего рода;
             - крепить единство, ибо в единстве сила.
                В ряды казачества всё чаще стали проникать лица, не имеющие корней, которые пытаются внести раскол в казачьей среде, посеять недоверие казаков друг к другу, разъединить людей на противоборствующие стороны. Впредь к таким лицам будут применяться самые строгие меры.
                Приказываю
                § 1
                За ведение раскольнической деятельности в казачьей среде, за разжигание недоверия между казаками, за клевету, не желание знать и уважать устав, законы и традиции, Рыбину И. М. исключить из списка КО ССК.
                § 2
             За мошенничество, подлог, распространение лживых обвинений и слухов, исключить из реестра КО ССК Белоуса В. Н. (т.е. ранее его вывели из «Альционы», теперь подоспело время убрать вообще из реестра, как лишнего свидетеля. Прим. автора).
                § 3
                Впредь лиц не казачьего происхождения в казачество не принимать. Крепить единство в казачестве, соблюдать устав, казачьи законы (?) и традиции.

                Атаман Камчатского отдела Союза Сибирских казаков
                Войсковой старшина Бянкин Н. В.
                Печать и подпись».
                То есть всех, высказавших ему в глаза истину положения вещей, он сразу же обвинял в неказачьем происхождении и прочих пороках, оставляя за собой право вершителя судеб. Хорошо, что новая власть отменила расстрелы и навалилась на гражданские суды, и на казачество смотрела, как на детские игры великовозрастных дурачков. А то, сколько бы было невинно расстрелянных по росчерку пера одного какого-нибудь подобного глупца-наполеончика, приближенного к власти.

                Под суд попал и последний назначенный «генеральный директор» «Альционы» В. А. Беловолов.

                В ноябре 1995 г. он тоже покинул ряды КО ССК и написал такое обращение к казакам:

                ОБРАЩЕНИЕ
             Братья казаки! Обращаюсь к Вам я – Беловолов Виктор Акимович! Бывший войсковой писарь Камчатского казачества. Сам – из кубанских казаков, имевший достаточное социальное положение и материальное состояние до перехода на штатную работу в Штаб Камчатского казачества. Получивший за верную службу судимость. Безвинно. Потерявший в казачестве всё, кроме чести…
             …Близится день важнейшего события последних трёх лет жизни казаков Камчатки. 9-10 декабря состоится Большой круг. Будут подводиться итоги работы всех структур казачества и даваться соответствующие оценки…
             В первые месяцы после официальной регистрации КО ССК были созданы и начали свою деятельность коммерческое («Альциона») и охранное («Казак») предприятия. Цель их была определённа: оказание финансовой поддержки в работе Штаба КО ССК и трудоустройстве казаков в период экономической нестабильности…
             На работе этих предприятий не только ст;ит, но очень необходимо остановить внимание. Не углубляясь в бухгалтерию можно проследить 3-х летний путь их существования. Именно существование. Иначе этот процесс не назовёшь. За три года они не привели казачество к процветанию. Более того – все усилия, приложенные к установке стабильной деятельности коммерсантов и охраны, не принесли желаемого результата. Причина? Это неумение, а вернее, – не желание атамана иметь отлаженный, работоспособный механизм с легко контролируемой бухгалтерией. То есть, изначально планировалось изъятие наличных денег через кассу предприятий, или вовсе, минуя их. Это практиковалось постоянно, вплоть до полного краха обоих.
             Атаман Бянкин в своём отчёте наверняка даст «глубокий» анализ этим вопросам. Будут определены виновники развала и названы их имена. Вот об этом и разговор.
             Сейчас ведётся интенсивная, граничащая с лихорадкой, подготовка к проведению Большого круга. Большого круга Отдельного Камчатского Северо-Восточного казачьего округа. Кто и к чему готовится на этот Круг? Кто и по какой шкале станет оценивать работу по возрождению казачества на Камчатке?
             Прошу Вас обратить на это особое, пристальное внимание!
             Сначала о работе охранного предприятия.
             Директором ТОО «Казак», номинально, без права исполнения правомочных функций, я был назначен в марте 1993 года. В июле 1994 года была изъята лицензия на право проведения охранной деятельности за нарушение кадровой работы и оказание услуг клиентам, не предусмотренным Законом. Мягким словом – в договорах это звучало так: «Защита экономических интересов заказчика». За оказание подобных услуг исполнителей наказывают по статьям Уголовного Кодекса. Всем известны эти случаи: с Ивановой Ольгой Степановной – завмагом «Казачьего»; с Двиняниной Оксаной Станиславовной, генеральным директором ТОО «Альциона» и др.
            Кроме того, значительное количество договоров с коммерсантами, предпринимателями и частными лицами (охрана имущества и автомобилей при доставке их из-за рубежа членами экипажей) выполнялась за наличную оплату. Деньги за выполнение данных работ казакам выплачивались не полностью. До 70% суммы оставалось в так называемой «казне». Валюта, а это были суммы немалые, из оплаты полностью изымалась.
            За период работы в охранном предприятии в разных должностях, мне стал заметен режим работы и характерная в нём особенность: частая сменяемость руководителей охранной службы. С лета 1992 года сменилось 12 начальников охраны, и они лично отчитывались перед Бянкиным. Это даёт основание полагать: меняя исполнителей – прерывать временную и суммарную связь пополнения «казны». Если кого-то интересуют фамилии моих помощников – назову. Возможно, общими усилиями мы восстановим истину.
           А теперь о работе коммерческого предприятия, ТОО «Альциона», генеральным директором которого я стал в марте 1995 года.
           Состояние финансов – более, чем убогое. Если «Казак» пришлось вытягивать под ноль восемь месяцев, то «Альциону» - ещё сложнее. Я не коммерсант, но уровень образования школьника, ученика даже 3-го класса позволяет всем считать до 100. Это значит: оборачивая через реализуемый товар сумму в зависимости от её величины, можно рассчитывать на величину прибыли. Многие бизнесмены этим и живут.
           Увы, у нас, у казаков, дело обстоит совершенно иначе. Мы в долговой яме. Виновников – масса. Ответчиков – нет. Причины – не ясны. Кому-то покажется странным, но за всеми этими проблемами стоит Бянкин Н. В. – самый невинный, как новорождённый ребёнок. «Обманутый плутливыми коммерсантами».
           Говоря откровенно: лукавый не дремлет. Его монологи – словоблудие. С возрождением казачества, в него потянулись пустоплясы и оборотни. Под лозунгом борьбы со спекуляцией на горькой казачьей судьбе, в неё как раз и пришли ждавшие часа спекулянты. Истинный дух казачества – братство без лишних слов – заменяется надуманными манерами. В настоящее время всё казачество олицетворяется Бянкиным и его так называемой «командой», с претензией на руководство казаками Северо-Востока России. Увы, это мыльный пузырь. Миф.
          Виноват. К этому и я приложил обе руки: Многократно мною был увеличен численный состав реестровых казаков при передаче сведений Атаману России А. Г. Мартынову. В результате Бянкин получает чин войскового старшины и приказом назначается Наказным атаманом Камчатки, Чукотки, Магадана и Курил.
          Да, – это можно доверить человеку способному объединить вокруг себя единомышленников, организовать их на общее дело. Но это сказано не в адрес Бянкина. Это не тот человек.
          Сегодня в преддверии Большого круга, который намереваются провести в лучших традициях совдеповских партийных конференций, присутствие инакомыслящих не желательно. Вот причина нагнетания нынешних страстей. Идёт лихорадочное перетряхивание списков и заявлений. Идёт подбор послушных, удобных и мало осведомлённых. Ведётся огульное оболванивание. Тем, кто располагает мало-мальски достоверной информацией и способен выразить мнение отличное от необходимого Бянкину вешается ярлык «предателя», «алкоголика» или «мошенника».
                О месте проведения Большого круга сведений нет, но о том, что он будет охраняться очень крепко – масса сплетен.
                Чем и как можно защитить мыльный пузырь, чтобы он не лопнул? Как можно не пустить казаков на Круг? Как это можно? Позвольте! Казачий круг – для казаков, и охрану ему они способны обеспечить сами.
                Да Бянкину будет сказано много весьма неприятных слов, но, увы, он их заслужил и выслушать обязан.
                Братцы – долой амбиции! Идём на Большой круг!

                8 декабря 1995 г. III Б К с участием А. Г. Мартынова, В. Ф. Дорогина, который привозил с собой певицу Татьяну Петрову с песней «Ой, не время пить, православные!»
                О Круге Северо-Востока Камчатки ведёт речь А. А. Смышляев в своём фильме «Казаки на Камчатке»?
                Речь держал назначенный полгода назад командующим войсками Северо-Восточного пограничного округа, генерал-лейтенант Виталий Фёдорович Грицан. Тогда, после развала СССР и, соответственно, Министерства Обороны, многие командующие делали ставку на «дешёвых» казаков, потому что центр отказался субсидировать окраины. Президент Б. Н. Ельцин провозгласил свободу и независимость всем субъектам РФ, освобождая их от финансового снабжения. Шло полномасштабное расформирование и разворовывание армии и флота. Грицан обещал казачеству предоставить опустевшие на Камчатке, Чукотке и Северо-Курильских островах заставы в их распоряжение, и пограничные корабли – для службы. Даже вместе с жёнами. Сейчас это смешно звучит, а тогда ему просто некуда было деваться: личный состав погранотрядов надо было кем-то заполнять. И он думал, что непомерно раздутые мёртвыми душами казаки Бянкина восполнят ему эти потери. «Я возьму на корабли и заставы казаков вместе с вашими жёнами. Вы будете с оружием управляться, а жёны будут поварами, медработниками и прочим обслуживающим персоналом служить вместе с вами. Когда-то говорили, что женщина на корабле – к несчастью. Это всё предрассудки. Мужчины сегодня картошку себе не могут пожарить…»

                8 декабря 1995 г. Большой круг в присутствии Мартынова. Привозил певицу Петрову. Смышляев снял фильм о Бянкине и Большом круге с Мартыновым.
Писать подробно.

                При поддержке Верховного атамана СКР А. Г. Мартынова в течение 1996 года велась работа по преобразованию КО ССК в СВСК ОСВКО. Мартынов сам прилетал на Камчатку и занимался этим вопросом, общаясь с губернатором В. А. Бирюковым. К ноябрю КО ССК был преобразован в Северо-Восточный Союз казаков отдельного Северо-Восточного казачьего округа. Всё это время Бянкин втихую от своих казаков, имея личные интересы и амбиции, вёл двойную игру, заранее сдружившись с Приморским атаманом Полуяновым. Потому и в названии проскальзывает двоякость: вроде бы и Северо-Восточный Союз казаков, но, тут же, и Отдельный Северо-Восточный казачий округ. И вашим, и нашим.
Казаки КО ССК никакого подвоха в этом не замечали (хотя и выражали сомнение, и отправили письмо Верховному атаману в Москву с просьбой о разъяснении обстановки), потому что им Бянкин объяснял, что можно быть и в Союзе казаков России и в Государственном реестре. Пока через год не получили от Верховного атамана А. Г. Мартынова ответ на запрос: исх. № 38 кю от 02.10.1997 г. (см. ниже), но было уже поздно. Интрига при поддержке ГУКВ была прокручена с успехом в пользу Полуянова и Бянкина.
                В начале октября 1996 года в Петропавловск из Приморского края, предав интересы Союза казаков России, прилетел атаман Виталий Алексеевич Полуянов – бывший военный журналист. До 1991 года он работал в газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта» начальником Отдела авиации. 
В Петропавловске он провёл переговоры с областной администрацией от имени Главного управления казачьих войск при Президенте России о вхождении ОСВКО в состав Уссурийского казачьего войска. Сделал формальный большой круг, на котором атаманом новой структуры был выбран Н. В. Бянкин. Дал пресс-конференцию для журналистов по этому поводу и задание (уже своему заместителю по УКВ) Бянкину – подготовить документы о вхождении в УКВ до 10 ноября 1996 года.
                В начале же октября трагически погибает товарищ атамана ОСВКО Владимир Христианович Конобрицкий (1954 г. р., г. Талды-Курган, по материнской линии – кубанский казак. С 1972 по 74 гг.. проходивший срочную службу в СА в Киеве, затем, с 1978 года проживавший в Красноармейске Донецкой области, и с 1990 года живущий на Камчатке). Ночью, при переходе дороги от штаба на улице Советской, дом 50, его сбивает невесть откуда вылетевшая неизвестная иномарка, водитель которой так и не был найден. Конобрицкий часто высказывал сомнение в возможности прохождения за чистую монету огромного количества приписок казачьих фамилий при оформлении документов для вхождения в государственный реестр.
                После похорон Конобрицкого, товарищем атамана становится Александр Алексеевич Батагов.
                30 октября 1996 года в Минюсте РФ по Камчатской области было получено свидетельство о регистрации общественного объединения № 304. В Северо-Восточный казачий округ вошли Камчатский, Корякский, Колымский и Чукотский отделы. Казаков во всех этих вместе взятых отделах было несколько десятков, но создавалась видимость территориального величия. Атаманом ОСВК был утверждён Бянкин, как правопреемник КО ССК. Также он был назначен ГУКВом 1-м заместителем атамана УКВ Полуянова.
            Сами по себе камчатские казаки не могли и не имели права присоединять к себе чужие, близлежащие территории. Это было сделано с подачи и разрешения Союза казаков России, которое имело на такую реорганизацию свои виды. Реорганизацию доверили камчатскому атаману Бянкину, с тем, чтобы он впоследствии получил чин «Казачий полковник», потому что уже несколько раз обращался за ним к Мартынову. Хотелось быть «настоящим» полковником.
            Бянкин эту реорганизацию, как видно из выше указанных документов, формально провёл и тут же показал Мартынову язык.
В ноябре его вызвали в Главное управление казачьих войск при Президенте России на совет атаманов наметившихся на вхождение в государственный реестр казачьих войск, вычленившихся из состава Союза казаков России и предложили официальный переход в государственный реестр, пообещав покровительство и тот самый долгожданный чин полковника.
            Будучи в Москве, в штабе Союза казаков России он больше не появился, считая, что Мартынов стал отработанным материалом для его дальнейшего карьерного полёта.

            Весь 1997 год ушёл на подготовку Бянкиным фиктивной документации по вхождению и само вхождение ОСВКО в Уссурийское казачье войско. В документации указывалась численность: 2 округа, 11 казачьих станиц и 31 хутор на Камчатке. Причём, некоторые из указанных названий сёл уже исчезли с лица Камчатки из-за укрупнения и переселения их жителей в другие сёла. Например, такие как «станица Галыгинская». К тому времени на том месте уже и «хутора» не было. Но это не смущало Бянкина. Общую численность своих казаков он определил в 6 250 человек, а готовых стать под ружъё – 1 665 казаков. Чем завысил своё выдуманное «войско» в 100 раз. Но это потешное войско, как раз-то и было нужно уссурийскому атаману В. Полуянову (своё «войско» он определил в 4500 казаков, что тоже завысил до неприличия) для получения генеральского чина и Н. Бянкину для получения чина полковника. А вместе с ними и начальнику Главного управления казачьих войск А. Семёнову, чтобы показать Президенту Б. Ельцину, что он недаром ест государев хлеб. Для такого альянса им надо было напридумывать в Уссурийском казачьем войске 10 000 казаков. И они их придумали.

                2 октября 1997 года Верховный атаман СКР А. Г. Мартынов присылает обращение к казакам Камчатки (исх. 38-кю), которое приводится ниже:

              ОТДЕЛЬНЫЙ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ КАЗАЧИЙ ОКРУГ УССУРИЙСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА.
                Первому заместителю атамана Батагову А. А., заместителю атамана Летягину С. Ю., войсковому старшине Дмитриеву В. М., казакам Савченко Д. В., Платову В. М., Семёнову А. И. и другим казакам округа.
                Вы обратились в мой адрес письмом от 23.07.1997 г. (исх. № 131), как представители Отдельного Северо-Восточного казачьего округа. Своевременно я на него не ответил, т.к. собирался, как член Правительственной комиссии, побывать у вас в дни празднования 300-летия присоединения казаками Камчатки к России. Но сроки этих торжеств сдвинулись и наложились на другую мою поездку, как депутата Государственной Думы, заместителя председателя внефракционного депутатского объединения «Анти-НАТО». Поэтому даю письменный ответ.
              Это второе коллективное письмо казаков Камчатки в мой адрес и, наверное, последняя нить нас связывающая. А поэтому не воспользоваться ею с моей стороны было бы преступным.
              По-доброму, по-человечески, по-казачьи тронула меня ваша память о начальных днях становления казачества, о нашей совместной работе, о неоднократном посещении мной Камчатки, об участии в личной судьбе атамана Бянкина Н. В.
              И не вдруг – ваше коллективное письмо – последняя нить. Этому начало было положено осенью прошлого года, когда Бянкин Н. В., находясь в Москве, прошёл соответствующую обработку в Главном управлении казачьих войск при Президенте Российской Федерации, и, уезжая, не показался в Правлении Союза казаков. С тех пор он в наш адрес не писал и не звонил. За исключением прошения о присвоении ему чина полковника. И только позже мы узнали, что он заключил альянс с Полуяновым В. А.. А ещё позже мы стали свидетелями и другого неблаговидного акта, когда Бянкин Н. В., выполняя указание отдельных руководителей Главного управления казачьих войск, не приехал на IV Общероссийский Большой круг. И мне очень жаль казаков, которые не воспользовались арендованным самолётом (а никто казакам об этом самолёте и не докладывал. Авт.) и не побывали на настоящем казачьем празднике. Видиоплёнку этого круга я вам передам.
              Согласно Уставу Союза казаков, границы отдельных округов, казачьих войск, могут изменяться только по решению Совета атаманов Союза казаков. За день до начала IV Большого круга Союза казаков состоялся Совет атаманов, к которому обратился Полуянов В. А. с просьбой присоединить к Уссурийскому войску ваш округ. Решение Совета атаманов казаков было отрицательным.
              Находясь у вас и создавая Отдельный Северо-Восточный казачий округ, а он приравнивается по Уставу Союза казаков к отдельному войску, я в дальнейшем планировал предложить Совету атаманов Союза казаков, с учётом размера территории, сделать самостоятельное войско.
              Я категорически возражал против присоединения к Уссурийскому войску Камчатки и Сахалина, потому что, кроме квот на вылов рыбы, вас структурно ничто не объединяет, и управлять как своими войсковыми подразделениями из Владивостока невозможно. От вас я тоже не получил ни решения круга, ни решения Совета атаманов об этом присоединении. Судя по письму, вы тоже не в восторге от этого присоединения. Не получили вы ничего похоже и от вхождения в Государственный реестр.
              Теперь о полномочиях, данных Гладилину В. В. моим заместителем, полковником Наумовым В. В.
              Должен вам сразу заявить, что это мера вынужденная. В начале письма я вас уже уведомил, что Бянкин Н. В. прервал полностью отношения с Союзом казаков. Не поддерживает их и теперь уже ваш войсковой атаман Полуянов В. А.. За последние два визита в Москву он ни разу не посетил Правление Союза казаков и не явился, находясь в Москве 26 июня т. г. на Совет атаманов Союза казаков. Зато нашёл время и возможность вместе с 6-ю атаманами нанести удар в спину казачеству – подписать обращение, направленное против принятия «Закона о казачестве». К закону можно поставить ряд вопросов, но он утверждал казачество в России, что нам всем так необходимо. Надеюсь, вы прочли в «Казачьих ведомостях», а если нет, то направляю вам эти газеты. А теперь задайте вопрос: чем он плох казакам?
             Мы регулярно посылаем в ваш адрес материалы о жизни казачества в России. Часть этих материалов для внутреннего закрытого пользования. Но не имеем ни ответа, ни привета. Ответьте: как нам поступать в этой ситуации, если казаков умышленно информационно изолируют?
             Называйте 2-3 адреса, в которые мы ещё дополнительно будем отправлять документы и газеты, чтобы их доводили до казаков. Ведь нам не хочется терять в Союзе казаков общественную организацию на Камчатке. Ту самую, с которой мы вместе подняли казачество и утвердили её рядом с крестом, установленным казаком Володимиром Атласовым на Камчатке. Нам не хотелось бы оставить на произвол судьбы и тех казаков, кто не вошёл в реестр по состоянию здоровья, возрасту и по личным убеждениям. И это моё письмо будет отправлено в несколько адресов, чтобы оно дошло до казаков.
             Больше всего в этой ситуации меня огорчил Бянкин Н. В.. Ни для одного атамана я столько не сделал как Российский атаман, как казак старший по возрасту! Когда у него под ногами горела земля, я его вводил в администрацию области, от Союза казаков присылал общественного защитника и сделал его своим помощником по Камчатке. Но ни разу от него не услышал слов благодарности. И он даже мне не позвонил, когда истёк годовой срок его пребывания в помощниках с просьбой продлить его.
             Неоднократно обсуждал положение дел с губернатором вашей области Бирюковым В. А., встречаясь с ним в Москве и, несмотря ни на что, просил поддержки вашему округу, как структуре Союза казаков.
             Думаю, здесь время расставит всё на свои места. А что касается будущего казачества, то его я вижу только через служение своему государству. И очень сожалею, что первый блин на этом пути благодаря Главному управлению казачьих войск оказался невероятным комом. Это оно собрало под своей крышей открытых врагов казачества, начиная с Донцова и заканчивая рядом клерков. Это оно явилось ядром борьбы с «Союзом казаков», за счёт которого только и регистрировало казачьи общества, в том числе и ваше. И это оно поделило казаков на «реестровых» и «нереестровых».
             Ответ на многие вопросы, надеюсь, вы получите из материалов газеты «Казачьи ведомости», которые мы направили в ваш адрес.
             Какие бы решения, направленные на консолидацию или на разрыв, мы с вами ни принимали, всегда нужно оглядываться на путь, пройденный вместе. Мы с вами начали с нуля, прошли путь длинною в семь лет! И только в единстве всего Российского казачества наша сила.
Нам не стыдно друг другу смотреть в глаза, и пусть это будет порукой в нашем Единстве в будущем.
             Благодарим вас за откровенное по-казачьи письмо. Думаю и мне удалось ответить вам взаимностью.
                С уважением к вам и всем казакам округа
                АТАМАН СОЮЗА КАЗАКОВ,
                ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОДКОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
                РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДЕЛАМ ПОГРАНИЧНЫХ
                РЕГИОНОВ И КАЗАЧЕСТВУ, ВОЙСКОВОЙ СТАРШИНА
                А. Г. МАРТЫНОВ – подпись

                Но эти обращения к камчатским казакам из московского центра СКР уже не могли исправить положения. На основании Указов Президента Российской Федерации от 9 сентября 1995 г.  № 835 и от 16 апреля 1996 г. № 563, Решением Главного управления казачьих войск при Президенте РФ от 16 января 1997 г. № 1 Уссурийское войсковое казачье общество было внесено в Государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.
                После стремительного фальсифицированного вхождения УКВ в Государственный реестр, избрания Войсковым атаманом В. А. Полуянова и его утверждения в должности Президентом РФ Б. Н. Ельциным,  приказом Полуянова 6 декабря 1997 г. на Камчатке был проведен Большой круг казаков, вошедших в Государственный реестр.
              По камчатскому счёту это был III Большой отчётно-выборный круг КО ССК. А по реестровому – 1-й их учредительный круг КО УКВ. Состоялся он в Доме культуры 22-й Краснодарско-Харбинской дважды краснознамённой мотострелковой дивизии на Силуэте (г. Петропавловск-Камчатский, ныне отдельный полк 40-й бригады морской пехоты). Круг готовился в строжайших условиях организации. Бянкин переживал, что ранее изгнанные им из казачества казаки под руководством Гладилина придут на Круг и низложат его, как атамана. И они действительно вели такую пропаганду среди казаков, даже написали и распечатали обращение к станичникам по этому вопросу. На Круг прибыл атаман Уссурийского казачества, полковник В. А. Полуянов, который постоянно поддерживал Бянкина морально.
                (По профессии Полуянов – бывший военный журналист. До 1991 года работал в газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта» во Владивостоке, на должности начальника «Отдела авиации». В лето 1991 года принял участие в походе энтузиастов по стопам Витуса Беринга и Алексея Чирикова на Аляску, на 250-летие открытия Русской Америки, на парусно-моторных ботах «Святой Пётр» и «Святой Павел». На Кадьяк они пришли в начале августа, сразу после ухода оттуда камчатской яхты «Тарпон», на которой штурманом был корреспондент «Камчатской правды» Струначёв-Отрок.
Стоянка жалких копий легендарных ботов на Кадьяке была сопряжена с большим скандалом между Полуяновым и властями Кадьяка. Как писала в то время известная на Аляске журналистка Джорджин Синк в газете «Кадьяк дэйли миррор»: на одном из ботов сломался двигатель и у всех закончились продукты. Начальник экспедиции стал требовать от властей ремонта двигателя и пополнения продуктов за их счёт во имя Витуса Беринга, открывшего для всего мира Аляску).
…Место проведения Круга до последнего дня от всех казаков держалось в тайне. На Круг явились и изгнанные из КО ССК, но требующие сатисфакции казаки во главе с Гладилиным. Их было не более 8 человек. Казаков же КО ССК (так называемых «выборных» от всей Камчатки) было не более 35 человек. В основном – все городские казаки. Потому что выбирать от периферии было некого. Там уже самораспустились все редкие немногочисленные казачьи ячейки: кто-то умер, кто-то уехал, кто-то ушёл из казачества.  Были казаки из Елизова, Вилючинска и Эссо – по паре человек от «станицы».
Есаулец Круга, подхорунжий Г. Я. Струначёв-Отрок успокоил атамана: пускай де пришедшие с Гладилиным присутствуют здесь, как приглашённые, без права голоса. Всё-таки казаки, хоть и бывшие в общине. А если будут вести себя непристойно – выдворим из зала.
                Круг прошёл без эксцессов. Атаманом на 2-й срок избрали Н. В. Бянкина, хотя отчёта о деятельности казачьих коммерческих организаций он не предоставил. Говорили и «приглашённые» казаки, выступая против выбора прежнего атамана и требуя предоставления полной отчётности по финансам казачества. Но их выступления только «приняли к сведению». По предложению В. А. Полуянова наметили переход и реорганизацию Отдельного казачьего Северо-Восточного округа (созданного по инициативе ещё атамана А. Г. Мартынова) в Камчатский казачий отдельный Северо-Восточный округ Уссурийского казачьего войска. Надо было избавляться от старых долгов и старых лейблов, заслуживших негативную репутацию в народе. Бянкин просил же Александра Гавриловича Мартынова о присвоении ему чина полковника, но тот долго думал. А тут подвернулась быстрая возможность получить полковника. Но 2 года назад мелкий масштаб КО ССК не позволял присвоения последнего казачьего чина, а душа требовала размаха при несуществующем войске. И вот, когда Мартынов создал ему платформу для чина полковника, он втихую от него стал уводить эту платформу в госреестр.
                Круг избрал Атаманом Камчатского отдела УКВ войскового старшину Н. В. Бянкина и принял решение о приведении в соответствие с новыми реалиями Устава Камчатского округа УКВ. Товарищем атамана утвердили Владимира Христиановича Конобрицкого, кошевым атаманом избрали Виктора Тимофеевича Безбушко.
           А после этого: «На основании решения Круга, представления Войскового атамана УКВ полковника В. А. Полуянова, распоряжением № 1 Начальника ГУКВ России генерал-лейтенанта А. П. Семенова от 12 января 1998 г., войсковой старшина Н. В. Бянкин утвержден в должности Атамана Камчатского казачьего округа УКВ».

            Весь конец уходящего 1997 и в начале 1998 года казачество Камчатки находится в возбуждённом состоянии. В его среде произошёл окончательный раскол. И виновник этого раскола – атаман Бянкин, пожелавший увести Камчатку в Уссурийское казачество, где ему пообещали полковничьи погоны от Главного управления по казачеству при Президенте России (если он выйдет из Союза казаков России). Но камчатское казачество никогда не замыкалось на Приморье. При чём здесь Уссурийск? Это был нонсенс. Большая часть казаков была против отхода от Союза казаков России. Бянкин врал казакам внаглую, не раскрывая своих краплёных карт. Своим брожением казачество втянуло в бурный водоворот и камчатскую прессу.
            19 марта 1998 года газета «Камчатское время» печатает статью Игоря Кравчука «Скажи мне правду, атаман, на чей работаешь карман?»:
            «На прошлой неделе атаман Н. В. Бянкин дал интервью нескольким местным СМИ. В прямом эфире радиостанции «Лукоморье» ему задали вопрос: «Известно, что в прошлом году одна из ваших казачьих фирм по распоряжению губернатора получила вексель на большую сумму. Что это за вексель? Или это всего лишь слухи?» Атаман, судя по интонации голоса, немного растерялся и ответил, что он впервые об этом слышит и кому-то выгодно распускать всякие слухи.
            Видимо у Н. В. Бянкина с памятью туговато. Напоминаем атаману, что в 1996 году он неоднократно просил губернатора Бирюкова оказать казачеству финансовую помощь льготным кредитом, которое оно обещало пустить на развитие производства. В прошлом году по указанию губернатора попечительский совет Камчатского фонда поддержки предпринимательства принял решение о выделении 200-миллионного кредита ООО «Бунчук». Учредителями этой фирмы числятся: Денисенко, Похилько, Креницкий и атаман Бянкин, представляющий камчатское казачество. Непосредственно в фонд приходили: директор «Бунчука» А. И. Денисенко и первый заместитель атамана А. А. Батагов. Неоднократно являлся и сам атаман Бянкин: просил перечислить деньги на счёт «Бунчука». Денег в фонде не было. Примерно в сентябре 1997 года «Бунчуку» выдали 20 векселей «Камчатросинтура» на общую сумму 200 млн. рублей.
           Как сообщил гендиректор «Камчатросинтура» Н. Г. Панасенко, в настоящее время погашены векселя на сумму 50 млн. рублей. Осталось отдать «Бунчуку» 150 млн. Деньги были перечислены на счёт оговариваемого ООО. На эти средства, как пояснял в «Камчатросинтуре» атаманский заместитель А. А. Батагов, казаки покупают лес в Таёжном и пилят его. Деловую древесину продают, а отходы пускают на дрова для пенсионеров.
            Всего этого не мог не знать товарищ Бянкин, поэтому его забывчивость можно расценивать и так, что никакого леса на самом деле не существует, а деньги тю-тю… Думаем, что братья-казаки возьмут эту сделку под свой контроль.
            Не только кредитом помог губернатор Бянкину. В прошлом году своим распоряжением Бирюков выделил 12 млн. рублей на обучение казачьего потомка в столице. Интересно, что у казачьих фирм денег не нашлось на обучение своего атамана. В регистрационной палате числится за казаками несколько фирм: «Казак», «Казачий круг», «Альциона», «Чистое море», «Океан-Трейдинг», «Застава», «Камчатская берёзка», «Форт», «Форт Кам Фиш», «Автошок», «Бунчук». Во всех фирмах в числе учредителей фигурирует Н. В. Бянкин лично или, как представитель казачества, а в «Автошоке» в числе учредителей числится его жена. Ряд фирм закрыт, некоторые продолжают работать.
            В начале марта атаман вернулся из Москвы, где сдавал сессию в Академии госслужбы. Оказывается Николай Бянкин выбрал интересную тему для дипломной работы: «Камчатское казачество, как компонент национальной безопасности на Дальнем Востоке». По документам атамана, на Камчатке проживает солидное казачье войско: 6100 казаков вкупе с семьями, из которых 1600 желают нести государеву службу. Оппоненты бянкина утверждают, цифры умышленно им завышены примерно в 50 раз. Бянкин сейчас не соберёт и хорошей сотни, от силы десятка два «боевых штыков». От него давно разбежалась добрая часть казаков. Любопытно то, что в Приморье, где население 2, 5 миллионов человек (почти в 6 раз больше, чем у нас на Камчатке), казаков, почему-то меньше…
            Атаман платит властям верностью, преданно отрабатывая свой долг в предвыборные кампании. Несколько лет назад Бянкин со товарищи люто ненавидел Ельцина, а также демократов всех мастей, «жидовствующую дерьмократическую газету «Вести», и «жидёнка Кравчука». Однако потом Бянкин неожиданно поменял политическую ориентацию. Камчатское казачество по воле Бянкина вступило в союз «Наш дом – Россия». В радиоэфире атаман пояснил, что лидер «их дома России», вице-премьер Черномырдин – родовой казак, а, значит, они обязаны были поддержать «своего брата» и вступить в эту политическую организацию. Бянкин активно агитировал на выборах за Ельцина, за «наш дом», за губернатора.
            В одну из своих агитпоездок осенью 1996 года с ансамблем «Веснянка» в сёла Мильково и Эссо, атаман Бянкин хвастал перед участницами ансамбля, как воевал в Чечне, был контужен и ранен. Бедняжка атаман ползком выбирался к своим. Правда казаки не смогли припомнить, когда батяня успел повоевать, ведь он не ездил в Чечню. Может, во сне? 25 января 1996 года в газете «Деловая Камчатка» Н. В. Бянкин нагнал страху, сообщив, что камчатские казаки создали три отряда, которые проходят подготовку ко всевозможным действиям в Чечне, и что несколько десятков камчатских казаков прошли партизанскую войну в Ичкерии. Казаки весело смеялись, прочитав эти байки.
             Позавчера, 17 марта 1998 года, в передовице «Вестей» опубликована животрепещущая статья Искандера Хакимова «Компромат по-камчатски», в которой нашлось место и атаману: «Не прекращаются попытки бросить тень на лидера камчатских казаков Николая Бянкина. К нему, конечно, можно относиться по-разному, но то, что он возглавляет влиятельную организацию, преследующую благородные цели, - факт.»
             Мне не раз приходилось писать статьи о местном атамане и поэтому прошу коллег быть осторожнее с этим человеком. Тень он на себя давно бросил сам, только вот, как бы вы сами невольно не оказались в этой тени, воспевая ему осанну.
Игорь Кравчук

             Вставить лирическое отступление о: 1. «Бунчуке» и его учредителях;2. Про лес из Таёжного; 3. Наш дом – Россию; 4. О воевании Бянкина в Чечне и контузии.

            Помимо Игоря Кравчука, который, явно, терпеть не мог вечно изворачивающегося ужом атамана, к проблеме подключилась Мария Шупеник.
            9 апреля 1998 года она печатает в газете «Камчатское время» свою статью: «Эх, разудалый атаман». Содержание приводим полностью:
            «19 марта 1998 года «КВ» опубликовала статью Игоря Кравчука «Скажи мне правду, атаман, на чей работаешь карман?», посвящённую персоне предводителя местного казачества Николая Бянкина. Будь всё благополучно в «датском королевстве», именуемом  камчатским казачеством, повода для информации, изложенной в этой статье, и не появилось бы. Факты же говорят об обратном. Прикормленный властями атаман окончательно дискредитировал себя в глазах своих товарищей. Об этом свидетельствуют и те послания, которые наши казаки шлют то в Москву, то в местный «Белый дом».
            Не утихает, а разрастается скандал вокруг истории с присоединением Камчатского казачьего округа к Уссурийскому казачьему войску. По поручению местных казаков атаман В. Гладилин и председатель Совета стариков А. Кириллов написали целое обращение губернатору В. Бирюкову, в котором не с лучшей стороны фигурирует атаман Н. Бянкин. В частности, в документе написано, что Н. Бянкин самовольно принял решение о вхождении казачества в Уссурийское войско и, соответственно, переподчинении Главному управлению казачьих войск при Президенте РФ. Этим самым Бянкин нарушил массу нормативных актов.
            Поясню, что российское казачество расколото сегодня на два лагеря. Один лагерь относит себя к Союзу казаков, другой – к тому самому Главному управлению при Президенте. Так уж получилось, что под флагом этого управления собрались казаки, отличающиеся лояльностью к власть предержащим, и это является для них своего рода «кормушкой».
            …Как пишут казаки, атаман постарался всё надлежащим образом оформить. По его документам решение о вхождении было принято на совещании Совета атаманов, а на самом деле такого совещания вообще не проводилось. Более того, не принимались и Устав отдельного Камчатского Северо-Восточного округа, который, тем не менее, был утверждён Камчатским отделом юстиции, и Устав казачьей общины Петропавловска. Из чего казаки делают вывод, что эти документы были попросту сфабрикованы. На этом фоне Николай Бянкин регулярно принимает самовольные решения об исключении казаков из общественного объединения, хотя, подобное действие является прерогативой съезда или собрания.
             Итак, с одной стороны получается, что в казачьем формировании царит полная дезорганизация, с другой – натуральный культ личности. Всё это не устраивает подавляющее большинство людей, которые называют себя казаками, и которые представляют собой довольно мощную силу.
              Известна также позиция в отношении атамана Бянкина другого атамана – «Союза казаков» Александра Мартынова. Мартынов в своём письме заметил, что, находясь в Москве осенью прошлого года, Бянкин прошёл соответствующую «обработку» в Главном управлении, а в «вскормивший» его Союз практически не наведался и не позвонил. За исключением всего одного случая, когда просил присвоить ему чин полковника.
             Только позже, как пишет Мартынов, в Союзе узнали, что Бянкин заключил альянс с В. Полуяновым (главой Уссурийского войска). А гораздо позднее, казаки Союза стали свидетелями ещё одного неблаговидного поступка атамана, когда он, выполняя указания отдельных руководителей Главного управления, не поехал на IV Большой общероссийский круг.
             По мнению председателя «Союза казаков», объединение камчатского казачества с Уссурийским войском ничего не даёт, кроме, разумеется, квот на вылов рыбы, доходы от которых получит кто угодно, но не организация.
             Прискорбно, что камчатская организация казаков, когда-то создавшаяся для благих дел, нынче запуталась в своих внутренних распрях. Хотя личности виновников этого «торжества» достаточно очевидны…
               
                Мария Шупеник»

             Несколько дней спустя «Городская газета» № 10 за 9-16 апреля 1998 года печатает статью К. Г. «Атаман, атаман, что ж ты «кинул» друзей», которую мы также печатаем полностью:
            «На Камчатке явно назрел «казачий» скандал, и есть основания полагать, что атаману Бянкину в результате не поздоровится.
            На днях губернатор Бирюков должен был поставить свою подпись под Уставом так называемого «Северо-Камчатского окружного Уссурийского войска». На основании указа Президента РФ о создании этого самого войска. Инициатором и практически единственным автором «большого» события стал атаман Бянкин. В отличие от которого братья-казаки не разделили восторгов атамана и собрали своё «небянкинское» собрание. При этом обратились к губернатору с настоятельной просьбой не подписывать «липу» и создать независимую комиссию по расследованию деятельности вышеупомянутого атамана. Как утверждают бывшие соратники Николая Васильевича, он давно уже встал на путь обмана, а теперь пытается надуть не только камчатских казаков, но и губернатора заодно с Президентом.
            Во-первых, решение о вхождении в реестровые (читай – государственные) казаки Уссурийского войска атаман принял единолично или же в очень узком кругу соратников, не проведя Большого круга и, даже, просто не посоветовавшись с казаками. При этом правдивый атаман продемонстрировал таланты гоголевского Чичикова, сильно преувеличив численность камчатских казачьих душ. Из его бумаг, представленных Президенту, следует, что на Камчатке ему подчиняются 6100 казаков, из которых 1600 способны и изъявили готовность нести государственную службу. В Приморье, где народу живёт гораздо больше, чем у нас – соответственно: 5140 и 2203 (что – тоже враки). Но у приморцев своё кино, и тоже не без хитрых трюков. Зато в нашей Ивашке, как сообщает атаман, у него «под ружьём» 155 казаков, в Манилах (?) – 63, в Октябрьском – 19… И так далее. 
                На самом же деле, как утверждают оппоненты Бянкина, от бравых и многочисленных казачьих рядов, которые мы наблюдали в начале 90-х, стараниями атамана остались лишь десятки «сабель». На собрания приходят два-три десятка, остальных атаман разогнал и «уволил» из казачества. Но и это ещё не всё: оказывается Бянкин не был утверждён атаманом Северо-Восточного казачьего округа, куда входят Магадан, КАО и Северные Курилы, а так и остался атаманом «Камчатского отдела Союза сибирских казаков». При этом за Н. В. за долгие годы числится немало «странностей». В частности, он не постыдился подделать подпись председателя Совета старейшин Кириллова на основном документе.
             Проверки соответствующих органов требует и деятельность многочисленных ЧП и ТОО, в которых Бянкин является непременным учредителем. Его попытки получить кредиты под «социально значимые» проекты. Всё это мы уже проходили. Но зачем атаману понадобилось обманывать самого «государя» всея Руси?
             Как утверждают казаки, «набрав» требуемое количество казаков и войдя начальником в несуществующее войско, Бянкин  может рассчитывать на полковничье звание, федеральное жалование, помощь от Камчатской администрации, как «государев» служащий (правда, пока не ясно, о какой службе идёт речь?). Видимо, братьям-казакам надоело быть пешками в его небескорыстной игре. И хочется верить, что губернатор Бирюков (в том числе и как член Совета Федерации) захочет и сумеет разобраться и с фиктивным войском, и с его командиром.
К. Г.
             Наш комментарий:  Губернатор Бирюков не стал разбираться с «липой». Не приехали для разбирательства с липовым атаманом и «государевы», Ельцинские надзиратели. Им наоборот, надо было не допустить читавшегося уже в 3-ем чтении «Закона о казачестве», составленного командой депутата Государственной Думы атамана СКР Мартынова, до подписи Президента РФ.
Бирюкову был спущен указ сверху: подписать и содействовать становлению реестрового Уссурийского казачьего войска на Камчатке. И он подписал. Так надо было тогдашнему коррумпированному государственному чиновничеству.
             Так свершилось то – что свершилось: благодаря штрейкбрехерам, русское казачество посадили в лужу.

             2 октября 1998 г. в Петропавловске, ушедшими от Бянкина казаками, проводится Большой круг вновь созданной общественной организации «Союз казаков Камчатки». Атаман – войсковой старшина СКР В. В. Гладилин; председатель Совета стариков – есаул А. И. Кириллов. Проведение круга, принятие Устава СКК и выборы членов Атаманского правления благословил Епископ Петропавловский и Камчатский – Игнатий. На круге казаки дали клятву верности казачьим традициям:
            «Мы – казаки Союза казаков Камчатки, сохраняя верность традициям исконного казачества, подтверждаем наше желание: по-прежнему состоять в Союзе казаков России, т. к. считаем, что именно СКР неуклонно проповедует казачьи традиции и на деле решает вопросы возрождения российского казачества, на чём и ранее целовали Животворящий Крест и святое Евангелие.
             Да хранит Нас Господь Бог!».
             Оглашается и затем публикуется в СМИ «Решение Совета стариков Отдельного Северо-Восточного казачьего округа Союза казаков России», озвученное 16. 06. 1997 г, вынесенное на голосование 11. 09. 1997 г. и окончательно принятое 13. 05.1998 г., в котором говорится:
             «Братья казаки! Атаман казачьего округа, Бянкин Н. В., противопоставив идеям возрождения казачества свои личные интересы и амбиции, стал на путь раскола казачьего движения и предательства казаков Союза казаков России. Без рассмотрения на Большом круге, самолично решил судьбу Камчатского казачества и постановил о вхождении Камчатского округа Союза казаков России в Уссурийское казачье войско – реестр Главного Управления казачьих войск.
             Совет стариков ОСВКО СКР постановил:
             1. Осудить политику Н. В. Бянкина, направленную на раскол казачьего движения на Камчатке;
             2. Предложить Правлению СКР исключить из списков Союза казаков России с лишением чинов и наградных знаков, без права восстановления в казачестве, Бянкина Н. В. за предательство, ведение раскольнической деятельности в казачьей среде, клевету и подлоги;
             3. Потребовать от Бянкина Н. В. финансового отчёта за 6 лет атаманства. В случае отказа, направить письмо губернатору, председателю Совета народных депутатов, правоохранительные органы, прокурору и СМИ Камчатской области с изложением фактов его неблаговидной деятельности, с требовани            
                4. Направить решение Совета стариков ОСВКО в Правление СКР и во все казачьи структуры Российской Федерации.

               
                Председатель Совета стариков А. И. Кириллов».

             Принимается, распространяется в листовках, а затем и публикуется в камчатской прессе и московской газете «Казачьи ведомости» № 1-2 (25-26) за 1999 г. «Обращение Большого круга Союза казаков Камчатки», которое гласило:
            «Братья казаки! Ещё в июле 1996 года Коля Бянкин с Виталиком Полуяновым, пройдя соответствующую подготовку в Главном управлении казачьих войск, самолично постановили: Камчатскому отделу ССК – быть в Уссурийском войске ГУКВ, а затем решили прибрать к рукам и весь Северо-Восток России.
             На протяжении двух последних лет, Бянкин, окружив себя людьми с тёмным прошлым и чёрным настоящим, собирали объедки со стола вдохновителей раскола российского казачества – Агаркова-Донцова и хвалили взахлёб благодетелей из Главного управления казачьих войск, величая себя «…большей, здоровой частью казачества, под управлением Бянкина вошедших в государственный реестр». А Камчатский отдел Союза казаков России называли не иначе, как «отколовшаяся незначительная часть казаков, не пожелавшая служить российскому государству, но проявляющая большое желание  пользоваться возможными казачьими льготами. Во главе с Гладилиным В. создали группировку, которая проводит политику московских коммерческих структур, свивших гнездо под прикрытием общественной организации «Союз казаков России», которая чужда казачеству и вредна для населения Камчатки».
             Время и наша вера в СКР показали, что созданный нами Союз казаков Камчатки находится на правильном пути. Мы были, есть и будем в Союзе казаков России, который неуклонно проповедует казачьи традиции и на деле решает вопросы возрождения и становления казачества в России.
             В настоящее время Бянкин, окончательно потеряв совесть (честь он потерял, отсидев два месяца в КПЗ под следствием, за вымогательство в 1995 году, и при последующем бегстве в ГУКВ) самопровозгласил себя «верховным атаманом всея Камчатки и её окрестностей», объявляя, что в его, бянкинских, войсках под ружьём от 4 до свыше 6 тысяч казаков.
             Подписывая документы, представляется не только атаманом Камчатского отдела Союза Сибирских казаков (откуда сбежал, испугавшись расплаты), а, также: атаманом Камчатского казачьего войска; атаманом Отдельного Камчатского Северо-Восточного казачьего округа; атаманом Камчатского отдела Северо-Восточного Союза казаков; атаманом Северо-Восточного Союза казаков; атаманом станицы им. Ивана Елагина; атаманом Северо-Восточного Союза казаков отдельного Северо-Восточного казачьего округа Уссурийского войска; атаманом.., атаманом.., атаманом… и председателем Северо-Восточного фонда социально-экономического и духовного возрождения «Отечество». Смешно, тоскливо и противно за властей, предержащих этого «атамана».
             Авторитетно заявляем:
             Мы, казаки Союза казаков Камчатки, не поддавшись на провокации и посулы людей с криминальным прошлым и грязным настоящим, остались в союзе казаков России и никакого отношения к торгашеским, псевдоказачьим организациям «Бянкин и К°» не имеем.
             Не надо делать громких заявлений от имени «Камчатского казачества» или «казаков Камчатки», тем более, когда к камчатскому казачеству никакого отношения не имеете! А казаки вас от их имени говорить не просили и не уполномочивали!
             Провокаторов, перевёртышей, клятвопреступников казачества России все должны знать: Бянкин Н. В., 1956 г. р., с. Бишигино Нерчинского района Читинской области. Представляется также родовым Забайкальским казаком княжеского рода. Будто бы в честь его деда названо село – Бянкино – в Читинской области;
             Батагов А. А., 1938 г. р., г. Пермь;
             Дмитриев В. М., 1939 г. р., г. Алма-Ата;
             Третьяков В. М., с. Облучье Еврейской АО;
             Струначёв Г. Я., представляющийся донским казаком.
             Братья казаки!!! Просим требовать от казаков, прибывших к Вам из Камчатки, верительные грамоты за подписями: атамана Союза казаков Камчатки, председателя Совета стариков Кириллова и войскового священника о. Аркадия. При отсутствии такого подтверждения – гнать их в шею.
              Слава тебе, Господи, что мы – казаки!!!
                Да хранит Вас Господь!!!
                Принято на Круге Союза казаков Камчатки 2 октября 1998 года»

              4 ноября 1998 г. В. В. Гладилин и Г. Д. Захаров зарегистрировали в Управлении юстиции Камчатской области Региональную общественную организацию «Союз казаков Камчатки», регистрационное свидетельство № 540, замыкающуюся на Союз казаков России. Атаманом на 3-х летний срок был избран родовой Оренбургский казак, Геннадий Дмитриевич Захаров, товарищем атамана – Владимир Васильевич Гладилин. Атаманское правление далее состояло из: Анатолия Александровича Миякина; Бронислава Владимировича Осина; Геннадия Алексеевича Надысева; Анатолия Ивановича Кириллова (предс. Совета старейшин, выбранного ещё 2 года назад на Большом круге Отдельного Северо-Восточного казачьего округа СКР); Фёдора Григорьевича Дьякова (родового донского казака из хутора Атаманского, члена Союза художников СССР, Камчатского Народного художника) и казачьего священника, отеца Аркадия (служителя Камчатской Епархии).
             Не дождавшись положительной реакции от правящих структур по поводу своих решений и обращений в адрес непотопляемого, теперь уже реестрового, одиозного атамана, казаки Союза казаков Камчатки составляют и отправляют (как было запланировано на Большом круге СКК) письмо
             «Губернатору Камчатской области В. А. Бирюкову.
             Уважаемый Владимир Афанасьевич!
             К Вам обращаются казаки Камчатского казачьего отдела Союза казаков России с просьбой оказать содействие в разрешении вопросов сложной ситуации, сложившейся в настоящее время в среде казаков, проживающих на территории Камчатской области.
             Согласно Временному Положению о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации, утверждённому Указом Президента РФ от 09. 08. 1995 года № 835, регламентирован порядок внесения в Государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.
            Однако, вопреки основным положениям вышеназванного документа, атаманом Бянкиным Н. В. в июле 1996 г. было принято самовольное решение о присоединении Камчатского казачьего отдела Союза казаков России к Уссурийскому казачьему войску и, соответственно, переподчинение Главному управлению казачьих войск.
            При этом нарушены п.п. 5, 6, 8, 9 Временного Положения, т.к., во-первых, подобное, столь важное для камчатского казачества решение, может быть только гласным, обсуждённым и принятым коллективно, на Большом казачьем круге, а не лично Бянкиным Н. В., во-вторых, численность казаков по Камчатскому отделу, указанная им в пояснительной записке, предельно, в несколько десятков раз, завышена и не соответствует численности камчатского казачества в действительности (указывается, что подчиняется Бянкину Н. В. 6101 казак, из них в Корякском автономном округе 489 казаков).
            Также считаем, что нарушен Закон РФ «Об общественных организациях», ст. 25, в которой «реорганизация общественного объединения осуществляется по решению съезда или общего собрания».
            По документам Бянкина Н. В.: 1 октября 1996 года на совещании Совета атаманов Отдельного Камчатского Северо-Восточного казачьего округа было принято решение о вхождении Камчатского казачьего округа в состав Усурийского казачьего войска. Однако, в действительности, такого совещания не проводилось.
            Не принимались: и Устав Отдельного Камчатского  Северо-Восточного казачьего округа, который, тем не менее, был утверждён Камчатским отделом юстиции, и Устав казачьей общины г. Петропавловска-Камчатского.
            Необходимо отметить, что, опять же, в нарушение Закона «Об общественных организациях» Бянкиным Н. В. принимаются самовольные решения об исключении казаков из общественного объединения. А это, согласно Закону, является исключительным правом высшего руководящего органа общественного объединения – съезда или общего собрания.
            Считаем, что для утверждения Устава казачьего общества, для большей объективности, должны быть представлены следующие документы:
            – перечень хуторских, станичных и городских казачьих обществ;
            – протоколы общих собраний (Больших кругов) этих казачьих обществ, в которых принято решение;
            а) о взятии на себя членами казачьих обществ конкретных обязательств по несению государственной службы;
            б) о вхождении в казачий округ;
            – Уставы казачьих обществ, утверждённые главами муниципальных администраций;
            – списочный состав казаков, способных и изъявивших желание нести государственную службу, с приложением заявлений;
            Окружное казачье общество вносится в государственный реестр при условии, если общая численность способных и изъявивших желание нести государственную службу членов этих обществ составляет не менее 2000 (статья 6 Указа Президента РФ от 09. 08. 1995 г. № 835).
            На основании вышеизложенного убедительно просим Вас:
            1. Создать независимую комиссию по проверке изложенных в настоящем письме фактов.
            2. Обратиться к Президенту РФ Ельцину Б. Н. с предложением о приостановлении действия Указа Президента РФ № 611 от 17. 06. 1997 г. «Об утверждении Устава Уссурийского войскового казачьего общества».
А также, просим Вас, Владимир Афанасьевич, как члена Совета Федераций, содействовать ускорению принятия Закона РФ «О казачестве», принятом Государственной Думой в третьем чтении.
По поручению казаков Камчатского отдела Союза казаков России:
В. В. Гладилин,
                Председатель Совета стариков А. И. Кириллов».

            Но и это письмо казаков самостоятельной организации кануло в Лету. Губернатору Бирюкову было дадено указание сверху: любыми путями способствовать организации ручного реестрового казачества. Вольные казаки бурлящему нестабильностью вновь созданному под управлением Б. Н. Ельцина «демократическому» государству были  опасны, как класс и вредны, как Лейбе Троцкому: а то ещё и земли свои вернуть захотят.
            Бянкина исключили из списков Союза казаков России, лишили всех чинов и наград, но, за преданность Главному управлению казачьих войск, за безукоризненное выполнение всех их наставлений по развалу СКР, ему тут же дали чин полковника, впрочем, как и Полуянову – чин генерала, за подписью Президента РФ Б. Н. Ельцина. Как будто и не СКР выращивало этих перебежчиков.

                20 ноября 1998 г.  в Союз казаков Камчатки поступила поздравительная телеграмма: «МОСКВА 265/13202 64 20/11 1824 = ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ УЛИЦА ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ ОКТЯБРЯ 24 КВАРТИРА 52 ГЛАДИЛИНУ =
ПОЗДРАВЛЯЕМ ВСЕХ КАЗАКОВ КАМЧАТКИ ЗПТ ОСОБО АТАМАНА ЗАХАРОВА ТОВАРИЩА АТАМАНА ГЛАДИЛИНА РЕГИСТРАЦИЕЙ НАШЕГО КАЗАЧЬЕГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ТЧК ЖЕЛАЮ ВАМ ДОСТОЙНО СЛУЖИТЬ РОССИИ И КАЗАЧЕСТВУ ХРАНИ ВАС ГОСПОДЬ = ДЕПУТАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗПТ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОДКОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ ПОГРАНИЧНЫХ РЕГИОНОВ И КАЗАЧЕСТВУ ЗПТ АТАМАН СОЮЗА КАЗАКОВ А. Г. МАРТЫНОВ ИСХ НР 57-пт 20. 11. 98 Г НННН 1830 20. 11 120/24»
                Как видим: Верховный атаман СКР Мартынов с воодушевлением принял известие о том, что не все казаки Камчатки поддались на вранье Бянкина (об отходе Мартынова от казачьих дел в связи с депутатской работой и оставлении СКР на произвол судьбы) и вышли из состава обманутых им казаков, направляющихся с Полуяновым в тупиковый госреестр.
                В ноябре 1998 года в штабе ОСВКО на улице Советской, 50, прошёл Большой круг станицы с условным названием «Елагинская» (г. Петропавловск-Камчатский). На нём присутствовали и приглашённые казаки, входящие в ОСВКО из близлежащих поселений. Всего насчитывалось 35 казаков.
                Рассматривалось два основных вопроса: принятие Устава ККО УКВ и выборы атамана станицы Елагинской. До этого времени Бянкин исполнял две должности – руководил организацией и городской казачьей общиной.
                Если устав был принят без проволочек, то выборы атамана претерпели два этапа. Было предложено несколько кандидатур. После первого тура голосований в списке остались две кандидатуры: Юрий Петрович Фёдоров – уволенный по сокращению из рядов Советской Армии старший лейтенант и Геннадий Яковлевич Струначёв-Отрок – начальник пресс-центра, член атаманского правления ОСВКО. Струначёв-Отрок в то время активно занимался писательской и журналистской деятельностью, поэтому атаманская должность была бы ему в дополнение к этому делу большой обузой, и он  попросил Бянкина сказать в открытую: «Кого  бы он сам хотел видеть на должности городского атамана, и с кем бы ему удобнее было работать?». Бянкин назвал Фёдорова. Струначёв-Отрок отказался от участия во втором туре выборов в пользу сотника Фёдорова. Так
                Фёдоров стал атаманом злосчастной станицы им. Ивана Елагина.

                17 декабря 1998 года атаман Союза казаков России А. Г. Мартынов пишет письмо-обращение «Казакам Уссурийского казачьего войска» (Исх. № 58-кю). На Камчатку копия адресована Г. Д. Захарову и В. В. Гладилину. В обращении он призывает атаманов реестрового Уссурийского казачьего войска вернуться на стезю возрождения ОБЩЕРОССИЙСКОГО казачества, а не противопоставлять себя ему в угоду государственным силам, испугавшимся такого генного казачьего размаха и пожелавшим расчленить его на реестровое (приближённое к власти) и общественное (самостийное):

                «БРАТЬЯ КАЗАКИ!
                Ситуация, складывающаяся в последнее время в вашем войске, вынуждает меня ещё раз обратиться к Вам в канун вашего Большого войскового казачьего круга.
                Нелегко прошёл период возрождения казачества. Тогда – в 1990 году – Москва была рада единственному представителю Дальней России, Скоклёнову Михаилу Борисовичу, и мы с первых дней создания Союза казаков чувствовали ваше войско в едином строю. Не мешали нашему единству и тысячи километров расстояния между Москвой и Владивостоком. Трижды с членами Правления Союза казаков был в вашем войске, кланялся вашим войсковым святыням, с благодарностью склонял голову у памятника Муравьёва-Амурского, любовался Великим океаном и красотами края, целовал войсковое знамя и молился на иконы в вашем войсковом правлении.
                И казалось тогда, что ничто не сможет разрушить наше Единство. Но время делало своё дело. Неудавшиеся попытки расколоть нас  на «белых» и «красных», на «асфальтовых» и «станичных» казаков, с лихвой были восполнены внедрением реестра.
                Правление Союза казаков всегда выступало за государственную службу казаков и за государственный орган управления казачьей службой. Только, чтобы служба эта была реальной, давала рабочие места казакам и кусок хлеба казачьей семье, чтобы была эта служба подспорьем казачьим общинам, живущим на земле. А наши казачьи организации, которые мы создали 9 лет назад, на базе которых и за счёт которых образовались «реестровые» казаки, были самоуправляемые. Из наших организаций мы уже несколько лет направляли на службу в наши казачьи части и на погранзаставы сегодняшнее поколение возродившегося казачества. Именно за эту нашу службу один из пограничных кораблей получил название «Казак уссурийский».
                Мы вместе отстаивали казачьи земли на Кавказе, на Аргуни и в Приморье. Делали всё возможное для налаживания истинной государственной службы казаков. Но наши действия в этом направлении наталкивались на неприятие госаппарата.
За время существования Главного управления казачьих войск при Президенте Российской Федерации (ГУКВ) большинство казачьих частей было сокращено, а в оставшихся, как правило, сегодня формируются только отдельные казачьи подразделения. Значительная часть наших земель из-за бездарной деятельности исполнительной власти и непоследовательности Президента Российской Федерации отданы другим государствам.
                Несмотря на кучу президентских Указов, казачья государственная служба не состоялась. Реестр единственное, что обеспечил – так это лишь по несколько административных мест ряду атаманов и полное отсутствие службы рядовым казакам.
                За свою бездеятельность, а, пожалуй, антиказачью деятельность ГУКВ было расформировано. Большие надежды возлагались на вновь созданное Управление Президента Российской Федерации по вопросам казачества, но пока и оно не оправдывается. Отсутствие службы казакам «компенсируется» чинами для атаманов. На очереди генеральские для атаманов войсковых казачьих обществ.
                Обращаюсь к вам повторно, братья-казаки, потому что не по-казачьи прошёл последний Совет атаманов во Владивостоке. В первом обращении мной изложено, что в Москве мы договорились с вашим войсковым атаманом об открытии новой страницы в наших взаимоотношениях, забываем: сколько раз он подводил Союз казаков и прерывал общение с его Правлением. Поставлено было одно – единственное условие, что он ликвидирует раскол в войске, возникший после создания «реестрового» казачьего общества. Для этого поэтапно будет проведён Совет атаманов всех отделов. На этом Совете будет снято напряжение, сложившееся в войске, определено представительство от отделов и порядок проведения Большого круга того самого войска, которое 9 лет было структурным подразделением Союза казаков. А потом в этот день, или на следующий, будет проведён Круг войскового общества, сформированного на базе и внутри войска.
Ваш войсковой атаман попросил меня сделать первое обращение. И мне удивительно, почему он не захотел довести его до вашего сведения без дополнительного требования казаков.
                Как дико для казачьего братства прошёл тот Совет атаманов, вы знаете сами. Поэтому обращаюсь к вам теперь уже сам с этим вторым обращением.
                Братья-казаки! На своём Круге прежде, чем принимать решения и идти вперёд, оглянитесь назад на тот путь, который мы прошли вместе в едином строю Союза казаков. Не всё удалось за эти годы развала Советского Союза, а теперь и невиданного обнищания России. Но у нас было и много побед, начиная с того, что это мы возродили сегодняшнее казачество, отстояли Приднестровье и заканчивая созданием казачьих кадетских корпусов, казачьих факультетов и ещё сохранившимися казачьими частями.
                Вы должны принять самостоятельное решение и ещё раз посмотреть, а никого не потеряли из живых в сегодняшнем строю. Пригласите их в зал и вместе примите решения о Единении, чтобы ещё сильнее казачьим Кругом Союза казаков укрепить Россию, практически созданную нашими предками.
Виталий Алексеевич! Обращаюсь к Вам лично, подумайте о Вашей исторической роли в судьбе вверенного Вам волей казаков войска.

                С БОГОМ, БРАТЬЯ!

                АТАМАН ОБЩЕРОССИЙСКОГО
                КАЗАЧЬЕГО ОБЪЕДИНЕНИЯ – «СОЮЗА КАЗАКОВ»               
                подпись  А. Г. МАРТЫНОВ»

                В первых числах января 1999 года газета «Рыбак Камчатки» № 1 под впечатлением авторитета  Г. Я. Струначёва-Отрока печатает его статью в защиту потерявшего уважение среди казаков и горожан атамана Бянкина (и опять же по его, Бянкина, просьбе и в его защиту) под названием:
«Бей своих – чужие будут бояться.

                В хаотическом становлении Государства Российского хаотично возрождается и расстрельное некогда казачество. Как модные ныне сестринские предприятия от основного производства отпочковываются или, наоборот, прирастают к казачьей лавине мелкие ватажки, ватаги и отряды казаков со своими кумирами-атаманами.
                На каждой исконно казачьей территории в России существует сегодня по две, а то (как в Хабаровске) и по три казачьих общины, и каждая со своим уставом и атаманом. И дал бы Бог им всем удачу, если бы они соревнуясь и дружески конкурируя, работали на общее казачье дело и на благо России и не забывали, что все они – посевы одного Дикого Поля. Так нет, льют грязь в прессе друг на друга на радость недругам, злобствуют при встречах, пытаясь выставить каждый себя истиной в последней инстанции, вредят откровенно друг другу экономически и физически.
                Не обошла эта участь и камчатских казаков. До 1998 года существовал на полуострове один – Камчатский отдел Союза сибирских казаков, возглавляемый атаманом Николаем Бянкиным, и замыкался он на общественную организацию – Союз казаков России под руководством депутата Государственной Думы – атамана Александра Мартынова и всё, в принципе, было нормально. Но вот вышел указ Президента России о принятии казаков на государственную службу, и всё пошло наперекосяк.
                На большом круге в конце 1997 года камчатские казаки приняли решение войти в государственный реестр служилых казаков и замкнуться на ближайшее к Камчатке казачье войско – Уссурийское, потому что без войска Камчатский отдел в реестр включён быть не может. Благое намерение и, кажется, ничего предосудительного здесь нет. Однако, предосудительность в этом увидел атаман Мартынов, поняв, что лишается власти над окраинными казаками, а посему, подумал, лишается и их поддержки. Атамана Бянкина назвал предателем и назначил на Камчатке другого представителя от Союза казаков России из числа тех казаков, что не сошлись характером с Николаем Бянкиным – майора пожарной охраны Камчатского УВД, вышедшего недавно на пенсию. И с тех пор началось…
Вновь назначенный представитель СКР завалил «компроматами» на Бянкина все имеющиеся на Камчатке периодические издания, засыпал ими всех камчатских судей и прокуроров, объехал все окрестные станицы на предмет выявления недовольных политикой атамана Казачьего отдела Уссурийского казачьего войска и призывая объявить Бянкину войну…
                Всего, чего он добился – роздал не имеющие веса «портфели» от своего казачества шести изъявившим желание вступить в его общину казакам, желающим поатаманствовать. Портфели эти распределились следующим образом: трое стали атаманами, трое – их первыми товарищами, седьмой – он сам. Казалось бы – счастливое число, ну и стяг вам в руки. Делайте добрые дела, и казаки к вам потянутся. Нет, «новый» представитель Мартынова на Камчатке пошёл дальше – стал переманивать  на свою сторону камчатское духовенство, награждая их крестами Союза казаков России «незнамо за что» и присвоил им всем чины есаулов, какой нелепости в истории казачества никогда не было. Попутно кресты получают и те казаки, кто в открытую высказывает несогласие с политикой и методами руководства Николая Бянкина.
                Такой вот «концерт» творится в Камчатском казачестве, который длится уже более полугода. Концерт-то концерт, только на пользу он не идёт ни казачеству, ни России, ни проживающим на Камчатке людям. Впрочем, что говорить о казаках, когда в верхах чёрт-те что творится. А модель любой общественной организации в России всегда списывается с государственного устройства, в котором руководят свои себялюбцы.

                Геннадий Струначёв-Отрок,
                Член Союза журналистов России».

                А тем временем казаки (госреестровой теперь) станицы Елагинской сами уже стали понимать, что их атаман втёмную водит их за нос по пустыни и решили вывести его «на чистую воду».
                4 марта 1999 года в штабе казачества на ул. Советской, 50, избранный станичный атаман, сотник Ю. П. Фёдоров собрал очередной станичный сход и поднял вопрос о финансовом отчёте атамана Бянкина и проделанной работе за последние годы, т. к. подобные отчёты он никогда на проходящих больших кругах не представлял.

                По прибытии Бянкина из Владивостока в Петропавловск, атаман городской станицы им. Ивана Елагина, Юрий Петрович Фёдоров, отставной офицер российской армии, прибыл к нему в кабинет для доклада о работе станицы в его отсутствие и обсуждения вопроса о работе с военкоматом по призывной казачьей молодёжи (которой, впрочем, не было). И представил для ознакомления Протокол № 1 схода станицы Елагинской от 4 марта 1999 года. В кабинете никого кроме них не было.
Пока пришедший рассуждал о «казачьей молодёжи», Бянкин, ознакомившись с протоколом, встал из-за стола и врезал Фёдорову по фейсу. За всё.
                Фёдоров был не робкого десятка. Ответил обидчику. И, видимо, ответил чувствительно для последнего. Потому что, когда он ушёл из кабинета – Бянкин позвонил сыну и адъютанту Д.В. Лященко, и сказал, что на него подняли руку.
                Старший сын Бянкина, Василий, закончивший в 1995 году годичное обучение в СПТУ-10 на казачьем фермерском отделении (а потом это отделение расформировали), нигде не работал и перебивался случайными заработками. На этот период ему был уже 21 год, и он имел привод в милицию за кражу.
                Младший Бянкин вызвонил ещё двоих, известных только ему, молодых людей. Вчетвером они ворвались в кабинет городского атамана Фёдорова с битами. И повеселились от души.
                Юрий Петрович только успел написать рапорт на имя Правления ККО УКВ о стычке с Бянкиным. Потом он уже ничего не мог писать: ему отбили руки и ноги и нанесли черепно-мозговую травму.

                После этого инцидента Бянкин срочно покинул Камчатку и улетел во Владивосток искать поддержки у Полуянова. И все последующие пути «возрождения»  камчатского казачества показали, что он её там нашёл. Напрасно здесь казаки ратовали за справедливость, возлагая надежды на справедливого «царя»: «Вот приедет барин – барин нас рассудит!» – как сказывал Некрасов.
                В этот же день, 25 марта 1999 года начальник пресс-службы Г. Я. Струначёв-Отрок выполнил поручение Круга – одним из первых выступил с принятым обращением против нападения НАТО на Югославию по местному телевидению, в частной программе ТВК (руководитель В. Ефимов), а 27 марта 1999 г., в субботу, газета «Вести» № 43 опубликовала это обращение на своей 5-й странице:
                «Удар по Югославии – удар по ослабевшей России!
(Обращение Большого казачьего круга станицы Елагинской (Петропавловск-Камчатский) и атаманского правления Камчатского казачьего округа Уссурийского казачьего войска к жителям полуострова, руководству городской и областной администрациям, министру обороны и Президенту России)

              Казаки камчатского казачьего округа Уссурийского казачьего войска беспредельно возмущены произволом, творящимся в отношении независимой Югославии вооружёнными силами НАТО (в общем) и авиацией США (в частности).
                Призываем всех россиян принять активное участие в громогласном осуждении американской агрессии против славянской суверенной страны и сборе гуманитарной помощи для мирного населения, страдающего от бомбовых налётов агрессора.
             Обращаемся к руководству Камчатской области и города Петропавловска Владимиру Бирюкову и Александру Дудникову с призывом о выражении всеобщего протеста жителей Камчатской области, через Государственную Думу к Всемирному сообществу по поводу самоуправных действий военных сил НАТО в отношении суверенного государства Югославии.
                Обращаемся к Верховному Главнокомандующему войсками России Президенту Борису Ельцину и министру обороны России Игорю Сергееву: оказать дружественному, братскому славянскому народу Югославии как военную гуманитарную помощь, так и осуществлением посылки русских добровольцев для защиты исконных славянских земель и всепобеждающего Православия от иностранных, иноверных войск НАТО. И впредь делать ставку в экономическом развитии страны не на Международный валютный фонд, а на могучий потенциал своего народа.

                Обращение принято на казачьем круге станицы Елагинской 25 марта 1999 г.
г. Петропавловск-Камчатский. Выписка из протокола верна.

                От имени атаманского правления ККО УКВ – член правления, подхорунжий Г. Я. Струначёв-Отрок».

                Далее: по приезде Бянкина на Камчатку из Владивостока, под давлением казаков Петропавловска  в штабе казачества (ул. Советская, 50) было созвано Атаманское правление ККО УКВ.

5 апреля 1999 г                г. Петропавловск-
Штаб казачества                Камчатский            

                ПРОТОКОЛ   № 1
                Правления Камчатского казачьего округа Уссурийского казачьего войска

                Присутствовали:
1. Бянкин Н. В. – атаман округа;
Члены правления:
2. Батагов А. А. – первый товарищ атамана;
3. Летягин С. Ю. – зам. атамана по работе с призывной молодёжью;
4. Струначёв-Отрок Г. Я.— начальник пресс-службы;
5. Орлов С. В. – начальник штаба;
Отсутствовали:
6. Дмитриев В. М. (не предупреждён своевременно).
Приглашённые:
7. Корчемлюк Е. М. – член правления станицы им. И. Елагина;
8. Зорин И. С.;
9. Похилько А. Я. – атаман ст. им. адмирала Завойко;
10. Воронько П. П.;
11. Отец Александр – войсковой священник.

                ПОВЕСТКА  ДНЯ
                1. Об оплате за аренду помещения Штаба казачества – информация атамана Бянкина Н. В.;
                2. Об обстановке, сложившейся в казачестве на текущий момент и обсуждение происшествия, случившегося в штабе 15 марта с.г. – жестокое избиение атамана станицы Елагинской Фёдорова Ю. П. – информация первого товарища атамана Ботагова А. А.
               
                СЛУШАЛИ:
                По первому вопросу высказался атаман Бянкин Н. В.. Он сообщил, что, будучи во Владивостоке, он частично решил вопрос о погашении долга за аренду помещения под штаб в ПО "Севморгеология" в сумме 50 000 руб. Оставшиеся 14 000 рублей (обратился к присутствующим) придётся изыскивать в своём кругу.
                ВЫСТУПИЛИ:
                – Орлов С. В. – предложил вынести этот вопрос на решение схода;
                – Батагов А. А. – обратился к атаману с вопросом: кто заключал договор об аренде помещения? Из каких средств рассчитывали производить оплату, если ни одна коммерческая структура казачества до сих пор не работает?
                – Летягин С. Ю. – поддержал предложение Орлова С. В. о выносе вопроса на сход и усомнился, что решение о сборе средств с казаков даст положительный результат: казаки сами денег не имеют, а казачьи структуры не работают. Областная же администрация не оказывает ни какого содействия.
                Постановили:
                Вопрос об оплате арендуемого помещения вынести на сход станицы имени Ивана Елагина.
Любо – 4
Не любо – нет.
Воздержался – 1 (Бянкин Н. В.)

                По второму вопросу выступил Батагов А. А.:
                – На протяжении более трёх лет, как я стал на учёт в Камчатское казачество, ни одного дня не проходит без скандалов, склок и свар внутри казаков и слухов о наших склоках в мирском обществе. Единство среди казаков отсутствует. Вновь принятые казаки в нашем казачестве не задерживаются. Посмотрев на нашу недееспособность, они просто не появляются в штабе. Морально-психологический климат среди казаков крайне низок. Казачьи хутора и станицы, за многие годы существования, прочно на ноги так и не встали. Казачья экономика – на нуле. Во всём этом и во многом другом – большая вина самого Бянкина: обладая наглой напористостью на подчинённых, пренебрежительным к ним отношением и авторитарными методами руководства, отбил охоту у всех своих помощников что-либо делать на благо казачества. Повсюду от него слышится только "Я".  Критики в свой адрес не терпит, к замечаниям старейшин и старших по годам казаков не прислушивается, интересы казаков выражает только в том случае, если имеет в этот момент ещё больший в этом личный "интерес".
                Всё это привело к отторжению казаками от себя атамана Бянкина Н. В.
                В первой половине марта, по возвращении атамана из длительной командировки, из Владивостока, на одном из сходов, казаки станицы Елагинской потребовали от атамана отчётности о проделанной работе через станичного атамана Фёдорова Ю.П., что послужило толчком к дичайшему инциденту – атаман Фёдоров был жестоко избит на своём рабочем месте лицами, не имеющими отношения к казачеству. Этот случай произошёл 15 марта, но по сей день Фёдоров находится на больничном листе.
                Репутация казачества среди населения Камчатки до этого инцидента и так находилась на низшем уровне, из-за постоянных непредсказуемых выходок атамана Бянкина, а теперь и вообще опустилась ниже ватерлинии.
                Прошу присутствующих высказать своё мнение по поводу случившегося и подать предложения по недопущению подобных случаев нашим выборным лицом – атаманом (отцом мужей)  Бянкиным Н. В.
Выступили:
                Струначёв-Отрок Г. Я. – поддержал позицию Батагова в обсуждаемом вопросе:
              – Кто, скажите, будет теперь работать под началом атамана Бянкина, если он своей рукой ударил человека (атамана ст. Елагинской – Фёдорова), которого сам же просил у городского Круга избрать себе в помощники? Лично я – никогда. А какой взрыв радости этот инцидент вызовет у оппозиционных нам казаков Гладилина и жёлтой прессы? Считаю необходимым вызывать на Камчатку войскового атамана Полуянова В. А. и в его присутствии вершить суд над атаманом Бянкиным при внеочередном сборе большого круга камчатских казаков.
                Летягин С.Ю. – поддержал выступления Батагова и Струначёва и добавил: 
                – Избиение атамана Фёдорова – не что иное, как должностное преступление и для его
разбирательства необходимо пригласить так же и представителя из Управления Президента РФ по вопросам казачества.
                Орлов С.В. – полностью согласился с доводами предыдущих выступающих и добавил:
                – "Благодаря" авторитарным, но бездумным методам руководства атамана Бянкина, в казачестве вот уже на протяжении семи лет его правления ничего не сдвигается с мёртвой точки, и из года в год падает авторитет камчатского казачества среди властей предержащих и населения области. С такими темпами его руководства возможно полное исчезновение казачества на Камчатской земле. Он без зазрения совести нарушает данную им при выборах атаманскую клятву. Преступно попрал изначальный казачий девиз: "Нет уз святее братства!"
                Воронько П. П. (добавил):
                – 11 марта атаман Бянкин потребовал от Орлова доставки всех казачьих документов к себе в кабинет, которые были закрыты в кабинете охранного предприятия "Застава", ключ от которого отсутствовал. Орлов С. В. открыл дверь подручным инструментом, а после этого из "Заставы" исчез ФАКС и армейский камуфляжный костюм. В данной пропаже Воронько обвинил молодёжь, проживающую в здании, в помещении дежурной службы. Разбирательства по выявлению похитителей ФАКСа и привели к столкновению двух атаманов.
                Зорин И. С. сообщил:
                – Среди деловых партнёров и ранее было предвзятое отношение к нашему казачеству, а после случая с дракой и избиением Фёдорова, стало просто невозможно решать деловые вопросы. В нашей серьёзности стали сомневаться.
                Похилько А. Я. – поддержал выступления и предложения прежних выступающих, но много распространяться не стал.
                Отец Александр:
                – Епископ Петропавловский и Камчатский не позволяет вмешиваться мне в мирские дела. Он требует, чтобы я просто наблюдал, что твориться в казачестве и докладывал ему. А я до сих пор не знаю, что у нас конкретно случилось. Если это произошло так, как здесь было изложено, то
я, разумеется, осуждаю случившийся факт. Всё это происходит потому, что казаки редко посещают наши храмы, епископ этим не доволен, и мне сегодня не очень много выпадает времени, чтобы работать постоянно в нашем казачестве. Очень много работы в храме. Однако обо всех делах в казачестве я постоянно докладываю владыке. Он интересуется.

                ПОСТАНОВИЛИ:
                1.В целях улучшения морально-психологического климата в реестровом казачестве, а также
для разбирательства незаурядно-криминального случая, происшедшего в русском камчатском казачестве – избиении на рабочем месте, в штабе казачества, при исполнении служебных обязательств атамана станицы им. Ивана Елагина – Фёдорова Юрия Петровича, и с целью сохранения единства реестрового казачества на Камчатке, – пригласить сюда представителей Управления Президента РФ по вопросам о казачестве и войскового атамана Уссурийского казачьего войска Полуянова В. А.

        Подписались:               
                Атаман ККО УКВ /Н. Бянкин/ – от подписи отказался;
                Члены правления: /А. Батагов/ – подпись;
               
                /Г. Струначёв-Отрок – подпись;
               
                /С. Летягин/ – подпись;
                Начальник штаба /С. Орлов/ – подпись.

                Бянкин от подписания протокола отказался, а свои действия по отношению к избиению Фёдорова резюмировал так: «Он первый на меня напал. А что бы вы стали делать, если вас бьют? Конечно же, я позвонил сыну. И, конечно же, как и положено сыну, он заступился за отца».
                Доводы правления, что даже если и так, атаман должен был вынести этот инцидент на Правление, а не учинять самосуд над своими починёнными на рабочем месте. Тем более: четыре против одного – и с битами. Это просто подло.
                Однако все взывания к его совести были тщетными, Бянкин остался при своём интересе. А потом, когда открыли уголовное дело на его сына по этому поводу, принял все меры, чтобы вытащить своего отпрыска из этой отвратительной истории и принудить Фёдорова забрать своё заявление из милиции. К нему домой с угрозами стали приходить и звонить по телефону  неизвестные  личности.
              Ю. П. Фёдоров некоторое время пытался бороться за справедливость, но, в конце концов, прокляв тот день, когда связался с Бянкиным, навсегда покинул казачество.

              В дополнение к постановлениям прошедшего 15 апреля 1999 года схода казаков станицы Елагинской ККО УКВ, они созвонились с казаками Союза казаков Камчатки, давно ушедшими от Бянкина, и написали совместное открытое письмо правящим казачьим боссам:

                «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КАЗАКОВ КАМЧАТСКОЙ ОБЛАСТИ

Начальнику Управления по вопросам казачества
при Администрации Президента РФ, Дейнекину П. С.

Атаману Уссурийского казачьего войска Полуянову В. А.

Председателю комиссии по вопросам казачества при
Администрации Камчатской области Ковалевскому С. М.

                Казачье движение существует на Камчатке уже восьмой год. Из Союза Сибирских казаков оно трансформировалось сначала в Северо-Восточный казачий округ, затем в Камчатский казачий округ Уссурийского казачьего войска. На протяжении более шести лет атаманом этих казачьих обществ является Бянкин Н. В.
                В своих многочисленных выступлениях в СМИ господин Бянкин часто сетует на отсутствие экономической поддержки со стороны исполнительной и представительной власти, что, мягко говоря, не совсем соответствует действительности. Ещё в 1993 г. у камчатского казачества была сравнительно неплохая материальная база для развития экономической деятельности казачества. Существовали ряд казачьих предприятий, имелся автомобильный парк, мотоблоки, казачий магазин. Были земельные угодья невдалеке от города, лошади. Казакам доверили организацию казачьего кадетского корпуса на базе Сосновского СПТУ, который наряду с воспитанием и обучением казачат позволял заниматься развитием производства сельхозпродукции.
                На настоящий момент казачий кадетский корпус закрыт по причине низкой дисциплины и успеваемости кадетов. Казачьи предприятия исчезли вместе с материальными средствами. Часть их трансформировалась в ООО, среди учредителей которых казачьей общины нет, а есть только физическое лицо Бянкин Н. В.
                Ещё в 1993 и 1994 гг. ряд казаков обеспокоенных стремительным развалом казачьих экономических структур и исчезновением материальных ценностей, неоднократно требовали предоставления документов по хозяйственной деятельности в распоряжение контрольно-ревизионной комиссии и отчёта атамана перед кругом. Но атаман Бянкин объявил казаков, предъявивших эти требования, врагами казачьего дела и вынудил их уйти из казачьей общины и организовать свою – альтернативную существующей. Таким образом, раскол в камчатском казачестве был вызван не какими-то там «врагами» казачества, а действиями самого атамана.
                Желание подменить существующие законные методы решения споров собственными силовыми методами, привели к тому, что атаман Бянкин Н. В. провёл несколько месяцев в изоляторе временного содержания УВД, и дело было прекращено лишь по причине исчезновения с Камчатки истцов и ходатайства ряда влиятельных организаций, вплоть до Государственной Думы РФ. Однако, некоторые казаки, которым атаман привил свои организаторские и хозяйственные методы, были осуждены.
                Казалось, что после описанных выше событий, господин Бянкин Н. В. изменит свои методы руководства. Но эти ожидания оказались напрасными. Чтобы удержаться у власти, господин Бянкин пошёл на прямую ложь. Во всех официальных отчётах он указывает численность камчатского казачества в 6000 человек, а реестровых в 1500. Хотя, в действительности, в списках, составленных на основании заявлений о вступлении в казачество, поданных в период с 1991 по 1998 годы включительно, насчитывается (вместе с уже уволенными им и ушедшими по собственному желанию за эти годы) не более 600 человек. Поэтому следует провести корректировку для выяснения реального количества оставшихся в списках. Количество казаков в его реестре значительно меньше из-за того, что многие уехали за пределы Камчатки, многих он «исключил», многие вышли из реестра сами, многие отошли от казачьего движения из-за неблаговидной репутации самого атамана, многие умерли.
             Зачем же Бянкину понадобилась такая фальсификация?
             Во-первых – для создания впечатления у административных органов, руководства казачества России и общественности того, что он руководит внушительной организацией.
            Во-вторых – основываясь на Уставе организации и заявленной атаманом численности, «правомочный» круг может собраться только по желанию самого Бянкина, что и происходит на самом деле. Указываемая численность в протоколах кругов и сходов господином Бянкиным завышается. А в случаях протестов казаков против методов его руководства – занижаются, в результате чего сходы объявляются нелегитимными, а несогласные объявляются группой «оппозиционеров» и «отщепенцев» на фоне больших «легитимных» дутых цифр.
            Господин Бянкин не гнушается и прямыми подделками документов. Так, в 1998 году, на запрос отдела юстиции администрации Камчатской области и прокуратуры Камчатки были направлены протоколы учредительных документов за период с 1992 г., изготовленные специально для ответа на этот запрос и значительно отличающиеся от подлинников.
           Опираясь на указы Президента, направленные на поддержку казачьего движения, господин Бянкин ежегодно подаёт заявки на выделение квот на вылов рыбы «в целях экономической поддержки становления и развития казачества». Квоты эти выделяются. Появляются организации, вылавливающие эти квоты, ранее отношения к казачеству не имевшие, но срочно назначенные «казачьими», однако ни рубля на счета казачьих объединений от их деятельности не поступает. Казачьи общины имеют большие долги, даже имущество, находящееся в кабинете атамана вплоть до шашек и икон, описаны судебным исполнителем. Однако атаман Бянкин Н. В., не получая заработной платы, периодически меняет личные автомобили и покупает квартиры.
             Вышеописанные обстоятельства в очередной раз вынудили казаков потребовать от Бянкина объяснения и отчёта по экономической и иной деятельности правления ККО УКВ. На сходе городской станицы им. Елагина было решено потребовать от атамана созыва Большого круга и рассмотрения на нём этих вопросов. Решение схода было доведено до Бянкина Н. В. атаманом городской станицы Фёдоровым Ю. П.. 15 марта 1999 г. в помещение штаба станицы ворвался сын Бянкина, его адъютант и ещё два человека, ранее в казачестве не замеченные, и с криками: «Это ты на батю кляузы пишешь?» и «Знаешь за что?» – избили Фёдорова Ю. П., который получил черепно-мозговую травму и многочисленные ушибы. По факту избиения заведено уголовное дело.
            Пытаясь представить случившееся, как бытовую драку, Бянкин Н. В. осуществляет нажим на свидетелей и потерпевшего. Так лица, посылаемые атаманом на квартиру Фёдорова под угрозой физической расправы над ним и его близкими, вынудили последнего написать заявление об отказе от должности атамана городской станицы по семейным обстоятельствам.
Всё выше изложенное в случае необходимомти может быть подтверждено документальными доказательствами, видиозаписями и свидетельскими показаниями. Материалы о неприглядной деятельности господина Бянкина имеются и в других общественных и политических организациях и приберегаются к предвыборной компании, т. к. господин Бянкин входит в руководство движения «Наш Дом Россия».
             Учитывая то, что дальнейшее пребывание Бянкина Н. В. в должности атамана ККО УКВ приведёт к:
              – массовому выходу из казачьих общин инициативных и честных их членов;
                – превращению ККО УКВ в социально опасную организацию;
                – дальнейшей дискредитации казачьего движения на Камчатке, убедительно просим Вас:
Отстранить господина Бянкина от должности атамана ККО УКВ, чтобы лишить его возможности злоупотребления властью в период разбирательства по вышеизложенным фактам.
                Назначить наказного атамана ККО УКВ, которого обязать установить истинную численность ККО УКВ, организовать и созвать Большой круг ККО УКВ в течение двух месяцев для решения неотлагательных вопросов дальнейшей деятельности камчатского казачества.
                С уважением! Казаки Камчатки:
                1. Вахмистр сотни Швыдак – роспись; 2. Атаман Союза казаков Камчатки, сотник Захаров – роспись; 3. Вахмистр сотни Лавринов – роспись; 4. Нач. штаба сотник Маякин – роспись; 5. Подъесаул Шишканов – роспись; 6. Хорунжий Надысев – роспись; 7. Подхорунжий Безкаравайнов – роспись; 8. Старший урядник Нер… (далее неразборчиво) – роспись; 9. Старший урядник Конобрицкий – роспись; 10. Мухин – роспись; 11. Старший вахмистр Третьяков – роспись; 12. Казак Третьяков – роспись; 13. Подъесаул Ю. Фёдоров – роспись; 14. Казак Данилов – роспись; 15. Старший урядник Гусев – роспись; 16. Приказный Алексеев – роспись; 17. Подхорунжий Сивков – роспись; 18. Старейшина Кириллов А. И. – роспись.

                Как и следовало ожидать: ответа на приведённое письмо ни от кого из адресатов не последовало, а это означало лишь то, что тогдашнее руководство изначально уже было коррумпировано, и Бянкину развязывались руки для дальнейшего беспредела по развалу казачьего движения, устроенного под государственной защитой.

                В декабре 2000 года должен был состояться Большой круг КО УКВ, но после криминального конфликта с избиением атамана Фёдорова, Бянкин не рискнул проводить его по плану, опасаясь возобновления скандала. К тому же, не взирая на то, что Фёдоров забрал своё заявление в милицию на его сына Василия, следствие по причастности его к избиению продолжалось. И Бянкину пришлось срочно договариваться с Полуяновым об определении Василия в организованную в 1994 году, ещё при содействии Атамана СКР А. Г. Мартынова,  Уссурийскую казачью часть морской пехоты при 165 полке морской пехоты КТОФ. Тем более, что уже давно прошёл его призывной возраст.
Сына Васю успешно, втихую, сдали в армию в Приморье, на чём и прекратилось судебное разбирательство на Камчатке, а большой круг перенесён на весну 2001 г.
?                Весной 2001 года (в каком месяце?) был тайно, без оппозиции, проведён большой круг КО УКВ, на который приезжал и атаман УКВ Полуянов. Круг в присутствии Полуянова снова утвердил Бянкина в атаманских правах и дал ему картбланш для дальнейшей работы по переводу оставшихся с ним казаков на госреестровые рельсы в составе УКВ.

                05. 02. 2001 г.

                Депутату Государственной Думы 
                Российской Федерации вице-адмиралу
                В. Ф. Дорогину от казаков Камчатского
                отдела Уссурийского казачьего войска

                З А Я В Л Е Н И Е
                Просим вашей помощи в урегулировании вопроса Камчатского казачества на верхнем уровне, в связи с неприглядной политикой нашего «атамана» Н. В. Бянкина. В соё время мы поднимали этот вопрос на уровне Уссурийского казачьего войска, но положительных результатов от В. А. Полуянова не дождались. Периодически в камчатской прессе проходят статьи о неблаговидной деятельности нашего «атамана», порочащие честь всего казачества. В данном случае на такое заявление нас сподвигла последняя статья  о сыне Н. В. Бянкина Василии  «Почему грабители остаются на свободе, а милиция разводит руками» в газете «Вести» за 25 января 2001 года. Ниже мы приводим краткий обзор состояния Камчатского казачества на данный период:
                1. Статья признана объективной, но к данному событию необходимо добавить следующее: в ней описывается лишь незначительная часть позорного поведения «атамана» Бянкина. В частности – не нашло отражение избиение сыном Василием и его компанией городского атамана Ю. Фёдорова непосредственно в штабе казачества.
                2. Вследствие нарушения проведения госреестра, количество казаков, внесённых в реестр сильно преувеличено. На самом деле «атаман» Бянкин является атаманом без войска – «атаманом» сам для себя. А после схода 5 апреля 1999 года по поводу избиения с его подачи городского атамана, все реестровые казаки отошли от Бянкина и теперь он оперирует только бумажными фамилиями. В данное время его окружает всего 15-20 постоянно меняющихся личностей неизвестно какого роду-племени.
                3. При вхождении в Уссурийское казачье войско и после этого, на протяжении трёх лет, не было проведено ни одного большого круга. Казачьему «полковнику», по-видимому, не за что было отчитываться. Кроме того его атаманские полномочия закончились ещё в прошлом году. Юридически получается, что атамана на  Камчатке нет. И он не старается проводить большие круги, т. к. знает, что на следующий срок его уже никто не выберет.
                4. За время его десятилетнего правления на деле не было создано ни одной серьёзной казачьей структуры, а то, что было наработано до него, -- пошло прахом.
                5. В связи с некомпетентностью и извращённым понятием в деле возрождения казачества, «атаман» Н. В. Бянкин добился резко отрицательного отношения к казачеству жителей Камчатской области.
                6. Для более полной характеристики деяний профессионального лжеца-атамана можно обратиться к архиву епископа Петропавловского и Камчатского Игнатию, который почему-то собирает все сведения, относящиеся к «полковнику» Бянкину.
                7. Атаман В. А. Полуянов или жестоко обманут Бянкиным, или не хочет замечать и по серьёзному заниматься казачьей структурой на Камчатке. Когда он приезжал для разбирательства по нашему протоколу полтора года назад, он не удосужился встретиться ни с атаманским правлением, ни с казаками станиц. Удовлетворился объяснениями самого Бянкина и в срочном порядке отбыл снова во Владивосток. А в отчёте на имя Главного управления казачьих войск при Президенте России, по-видимому, отрапортовал, что весь сыр-бор – дело рук казачьих оппозиционеров. А оппозиционные казаки, которые ещё раньше поняли всю лживую натуру Бянкина, создали своё казачество под эгидой Союза казаков России и в наши дела не лезут. Желанием же реестровых казаков двигало одно чувство – освободиться от грязного атамана, чтобы казачество на Камчатке не погибло окончательно. Своей поддержкой «атамана» Бянкина В. А. Полуянов потерял авторитет у всех камчатских казаков, которые просто покинули ряды казачества. А все его приказы выполняются Бянкиным только на бумаге, потому что выполнять их стало некому.
                8. Для исправления положения в камчатском казачестве, считаем, осталось одно единственное средство: Главное управление казачьих войск при Президенте России должно назначить наказного атамана до выяснения всех причин развала камчатского казачества и выборов нового атамана, если казачество на Камчатке необходимо Главному управлению. Можно, конечно, и ничего не делать, а получать от Бянкина липовые отчёты о бурной деятельности камчатских казаков, которые сами по себе являются уже преступными.
                9. Если уважаемый нами генерал-полковник Павел Степанович Дейнекин серьёзно желает провести в Камчатском казачестве капитальный ремонт, то без помощи депутата Государственной Думы казака В. Ф. Дорогина, дед которого был сибирским атаманом, не обойтись.

                С уважением, атаманское правление Камчатского казачества:
_____________ /А. Батагов/
_____________ /В. Дмитриев/
_____________ /С. Летягин/
_____________ /С. Орлов/
Совет старейшин:
_____________ /А. Батагов/
_____________ /Ф. Дьяков/
_____________ /А. Кирилов/
               
5 февраля 2001 года г. Петропавловск-Камчатский


 22 февраля 2001 г.                г. Петропавловск-Камчатский

               
                ПРОТОКОЛ № 1
                инициативной группы казаков – членов бывшего
атаманского правления (1999 года избрания) Камчатского казачьего округа УКВ
               
Присутствовало 7 человек:
                Члены правления штаба округа – войсковой старшина Батагов А. А.; Начальник пресс-службы округа, подхорунжий Струначёв-Отрок Г. Я.; председатель ревизионной комиссии округа есаул Орлов С. В.; атаман станицы «Завойко» г. Елизово Похилько А. Я..
                Члены правления станицы «Завойко»: Жевнов В. Н.; Денисенко А. И.
                Председатель Совета старейшин округа – Кириллов А. И.
                Слушали: -- доклад председателя Правления штаба округа Батагова А. А. о полном развале атаманом Бянкиным Н. В. Камчатского казачьего округа УКВ;
                -- доклад атамана станицы «Завойко» Похилько А. И. о выходе казаков г. Елизова из Камчатского казачьего войска УКВ, как несуществующей на практике структуры и отделение в самостоятельную организацию;
                -- доклад председателя ревизионной комиссии округа Орлова С. В. о плачевном состоянии дел в Камчатском казачестве.
Выводы: Инициативная группа представительных камчатских казаков создана, как коллективный орган, против действий содействующих развалу казачества на Камчатке, проводимых войсковым атаманом Бянкиным Н. В.
В декабре 2000 года в Петропавловске должен был состояться Большой круг казачества Камчатки, поскольку истёк срок полномочий выборного атамана Бянкина Н. В. Понимая, что он не будет поддержан и выдвинут на эту должность в третий раз, т.к. лишился доверия казаков ещё в начале 1999 года, атаман Бянкин единолично принял решение о переносе Большого круга на весну 2001 года.
Неоспоримым является тот факт, что численность Камчатского казачьего войска, представленного в Управление по делам казачества администрации Президента, а также в администрацию Камчатской области, значительно завышена лично атаманом Бянкиным.
                Никакой организационной работы, направленной на объединение казачьих станиц в свете указов Президента России, постановлений Правительства РФ, Бянкиным не проводится. Казаки Камчатки, выражая недоверие  атаману, в том числе и в ведении финансовых дел, информацию о которых он сознательно скрывает, прекратили посещать казачьи сходы и временно отошли от казачества, заявив, что пока у власти будет Бянкин, их ноги не ступят в областной штаб.
                Атаманское правление и совет стариков, выбранные Большим кругом в 1996 году, практически «уволены» им из казачества, поскольку мешали осуществлять свои меркантильные интересы под казачьим штандартом и за счёт казачества.
                Атаман станицы Петропавловской Фёдоров в ответ на законные требования о предоставлении сходу отчётных финансовых документов и документов о выделении квот на вылов рыбы для казачества, был избит в помещении штаба округа теневыми подручными Бянкина во главе с его старшим сыном. В результате было открыто уголовное дело, которое он впоследствии кое-как замял.
                На требование председателя ревизионной комиссии штаба Орлова – выдать ему доверенность на право проверки финансово-хозяйственной деятельности в конце 2000 года, атаманом было отказано, чем была практически парализована работа этого органа, подотчётного согласно Уставу только Большому кругу. Без указанной доверенности ни областная, ни городская администрации никаких финансовых документов, касающихся казачества, не представляют.

                Постановили:
                1. Ходатайствовать перед Управлением по делам казачества при администрации Президента России о снятии с должности атамана Бянкина и назначении наказным атаманом Камчатского казачьего округа подхорунжего Струначёва-Отрока Геннадия Яковлевича.
                2. Обратиться за помощью в осуществлении волеизъявления большинства казаков Камчатки и передаче документов в Управление в Москве к депутату Государственной Думы от Камчатской области вице-адмиралу Дорогину В. Ф. потомственному Сибирскому казаку.
               Проголосовали: «ЗА» – 7 человек, единогласно. Других мнений не поступало.

                Председатель собрания А. Батагов - подпись
                Секретарь собрания С. Орлов - подпись


                30 июня 2001 г.               
                п. Сокоч

                ПРОТОКОЛ № 4
                схода казаков казачьей общины «Начикинский круг»

                Присутствовало: 10 казаков
                Сход проводил: атаман общины «Начикинский круг» Беляев И.Л.
                Секретарь:  начальник штаба общины Безбушко В. Т.

                Повестка дня:
                1. О насущных делах казачьей общины.
                2. Рассмотрение предложения инициативной группы реестровых казаков Камчатского казачьего округа из г. Петропавловска о сотрудничестве.
        Выступали:
          По первому вопросу выступил атаман Беляев И. Л., который доложил собравшимся казакам о состоянии дел в общине за прошедшие полгода текущего 2001 года и ознакомил с планами развития общины на следующее полугодие.
          По второму вопросу выступил начальник штаба общины Безбушко В. Т.. Он ознакомил казаков общины с предложением инициативной группы реестровых казаков Камчатского казачьего отдела УКВ из Петропавловска о совместном сотрудничестве и в частности сказал: Являясь сам реестровым казаком, я ушёл из атаманского правления ККО УКВ из-за того, что был не согласен с политикой атамана Бянкина по методам восстановления камчатского казачества. Здесь, в Сокоче, мы организовали свою станицу, отдельную от реестровых казаков и Союза казаков России. Но в дальнейшем, чтобы не замкнуться самим в себе и успешно развиваться, мы определённо должны сотрудничать со своими братьями казаками в других регионах и в областном центре в первую очередь. Мы могли бы войти в Реестр камчатского казачества, но, пока им управляет атаман Бянкин, который бессовестно преувеличил в несколько десятков раз количество казаков, имеющихся у него на учёте, чтобы войти в Уссурийское казачье войско, мы не пойдём с ним ни на какое сотрудничество. Он фактически развалил всё движение на Камчатке по возрождению казачества. Однако, инициативная группа реестровых казаков, в которую теперь вхожу и я, вышла к нам с предложением  поддержать их намерение по устранению от бездарной власти атамана Бянкина и назначении на эту должность, наказным атаманом, Струначёва Геннадия Яковлевича. До приезда 7 июля из Москвы депутата Госдумы Дорогина В. Ф., который будет заниматься вопросом отстранения Бянкина от занимаемой должности, мы должны дать ответ нашим товарищам в городе о поддержке их намерений. Лично я эти их намерения одобряю полностью.
                После обсуждения вопросов повестки постановили:
                1. Работу атаманского правления общины «Начикинский круг» считать удовлетворительной: не взирая на экономические трудности и отдалённость селения Сокоч от районного и областного центров, община развивается и крепнет.
                2. Одобрить и поддержать деятельность инициативной группы реестровых казаков из города Петропавловска по отстранению от атаманства Бянкина Н. В. и утверждения на эту должность предложенной кандидатуры Струначёва Г. Я.

                Голосовали:
Любо – 10  человек;  Нелюбо – 0 человек.

Председатель схода – атаман казачьей общины «Начикинский круг»

                И. Л. Беляев – подпись.
Секретарь схода – начальник штаба казачьей
                общины «Начикинский круг» В. Безбушко – подпись.


1 июля 2001 г.                г. Петропавловск-Камчатский

                ПРОТОКОЛ № 2
инициативной группы казаков – членов бывшего атаманского правления, 1999 года, Камчатского казачьего округа УКВ
                Присутствовало 6 человек:
                Члены правления штаба округа – первый товарищ атамана войсковой старшина Батагов А. А.; председатель ревизионной комиссии округа есаул Орлов С. В.; начальник штаба округа Безбушко В. Т.; начальник пресс-службы округа Струначёв-Отрок Г. Я., атаман станицы «Завойко» г. Елизово Похилько А. Я.; атаман станицы «Начикинский круг» села Сокоч  Беляев И. Л.
                Слушали: Выступление выдвинутого казачьей общественностью на должность атамана Камчатского казачьего округа подхорунжего Струначёва-Отрока Г. Я., который в частности сказал:
                -- Возлагая на себя ответственность по доверенной мне вами должности – атамана камчатской области (см. протокол № 1 Правления Камчатского казачьего округа УКВ от 5 апреля 1999 г о недоверии атаману Бянкину Н. В. и желательном его переизбрании на этой должности; протокол №3 Схода казаков станицы им. Ивана Елагина, г. Петропавловск-Камчатский, от 15 апреля 1999 г.  о предложении атаману Уссурийского казачьего войска В. А. Полуянову назначить наказным атаманом Камчатского казачьего отдела Г. Я. Струначёва; протокол №1 инициативной группы казаков – членов бывшего атаманского правления 1999 года Камчатского казачьего отдела УКВ от 22 февраля 2001 г. и некоторые другие документы), я понимаю, за какое трудное и ответственное дело я берусь, потому и долго не соглашался принимать на себя такую ответственность. Ведь поднимать сейчас камчатское казачество, после 10-летнего бессменного правления атамана Бянкина – это всё равно, что восстанавливать войной разрушенное народное хозяйство. И без вашей помощи, и без активной помощи всех камчатских казаков я теперь ничего сделать не смогу. Потому что весь энтузиазм у наших казаков пропал, наблюдая как «всенародно-избранный» атаман добивает остатки народившейся было и возродившейся в 1990 году казачьей структуры. Мы неоднократно предлагали вышестоящим реестровым казачьим структурам разобраться в сложившемся нашем округе положении, но всё было тщетно. Документы с фактами бездарного бянкинского управления и нашими пожеланиями и предложениями по реанимированию деятельности Камчатского казачьего округа лежат сегодня как в штабе УКВ во Владивостоке, так и в центральном штабе Управления Казачиих войск при Президенте России в Москве. Ни ответа, ни привета (см. Открытое письмо казаков Камчатской области Дейнекину П. С., Полуянову В. А. , Ковалевскому С. М. от прошлого года; Заявление депутату Госдумы В. Ф. Дорогину от 5 февраля 2001 года и некоторые др.) А за это время камчатское казачество разделилось на три отдельных части. Я проехал по пяти некогда действовавшим под единым флагом процветающим станицам и везде сегодня существуют в основном две отдельно взятых и захиревших общин – реестровые и общественные казаки: в Вилючинске, в Петропавловске-Камчатском, в Елизово. А в Сокоче, глядя на все бывшие негативные казачьи передряги, зарегистрировалась третья, обособленная община «Начикинский круг», которая, впрочем, на сегодня выглядит более благоприятно на фоне всех остальных областных казачьих общин. В некогда богатом духовным возрождением (ещё пять лет назад) казачьем хуторе Апача, общин вообще, как таковых, не существует: осталось человек пять заброшенных казаков, которые даже не знают, к какому Союзу казаков они сегодня относятся, и кто ими в Петропавловске правит.
                От атамана Бянкина отвернулись все состоящие в государственном реестре и в Союзе казаков России старые камчатские казаки, принимавшие активное участие в возрождении нашего сословия на Камчатке на протяжении последнего десятилетия прошедшего века, и сегодня он, как сам себе режиссёр, «принял» в казачество нескольких дилетантов, чтобы сделать видимость окружения и оправдать правомерность существования  штаба камчатского казачества, которые и составляют истинное «войско» атамана Бянкина.
             Исходя из вышеизложенного, я предлагаю в последний раз обратиться к депутату Государственной Думы РФ вице-адмиралу Дорогину В. Ф.  поспособствовать нашим требованиям  перед генерал-полковником казачьих войск Дейнекиным П. С. в Москве об отстранении атамана Бянкина Н. В. от управления разваленной структурой камчатского казачества. Если это наше пожелание и на этот раз не дойдёт до начальствующих ушей, значит им так нужно казачество на местах, значит, все казачьи структуры РФ элементарная фикция. А значит, тогда нам надо просто оставить атамана Бянкина добивать камчатское, как он успоряет, шеститысячное казачество (их хотя бы всего, по всей Камчатке, набралось раз в сто меньше, и то было бы хорошо)  и сомкнуться вокруг недавно зарегистрировавшейся сокочинской общины «Начикинский круг», которая на сегодняшний день является единственной на Камчатке действующей в правильном направлении общины, хотя и не имеющей поддержки со стороны властных структур ни района, ни области, ни России.

                Далее выступали: Батагов А. А.; Орлов С. В.; Безбушко Т. В., которые в принципе поддержали предложение Струначёва-Отрока Г. Я. и выразили свою точку зрения на  сложившуюся в казачестве обстановку.

                Постановили:
                1. Подготовить новый пакет со всеми документами по антиказачьей деятельности атамана Бянкина Н. В. и отстранении его от должности атамана Камчатского казачьего округа УКВ;
                2. Просить депутата Госдумы Р Ф Дорогина В. Ф. в следующий приезд на Камчатку взять на себя полномочия по расследованию ходатайства инициативной группы казаков по отстранению от руководства камчатским округом атамана Бянкина.
                3. В случае не решения проблемы по реанимации реестрового камчатского казачества, собирать большой круг из отошедших от реестрового казачества казаков, избирать областного атамана и гуртоваться вокруг казачьей общины «Начикинский круг».

                Голосовали:   Любо – 6 человек
          Нелюбо – нет.

                Председатель собрания Г. Струначёв-Отрок – подпись.

             Секретарь собрания А. Батагов – подпись.  01. 07. 2001 г.

                17. 07. 2001 г.
                Депутату Государственной Думы
                Российской Федерации Дорогину В. Ф.
                от председателя инициативной группы
                казаков – членов атаманского правления
                1999 года – Камчатского казачьего округа
                УКВ Струначёва Г. Я.

                В связи с намечающейся проверкой работы атамана ККО УКВ Бянкина Н. В. Главным управлением казачьих войск при Президенте России, для принятия объективного решения, просим вас в порядке запроса поручить своим помощникам навести справки в администрациях муниципального образования по следующим вопросам:
                1. Зарегистрированы ли станицы в городах Петропавловске-Камчатском, Елизово, Вилючинске, посёлках Ключи, Мильково, Эссо и других сёлах Усть-Камчатского, Усть-Большерецкого районов и Корякского Автономного Округа?;
                2. Какова истинная численность реестровых казаков в этих населённых пунктах, и существуют ли в них казачьи общины вообще?;
                3. Какова истинная численность реестровых казаков в Камчатском казачьем округе Уссурийского казачьего войска?;
                4. Играют ли казаки заметную роль в общественной жизни упомянутых населённых пунктов и существуют ли они там вообще?;
                5. Какое количество казаков подало заявления на вступление в государственный реестр?

                С уважением, бывший начальник пресс-службы ККО УКВ, председатель инициативной группы казаков по выявлению истинного положения дел в ККО УКВ, Струначёв Г. Я.

                17 июля 2001 года
                г. Петропавловск-Камчатский.

04. 09. 2001 г.

Депутату Государственной Думы
Российской Федерации вице-адмиралу
Дорогину Валерию Фёдоровичу

                Обзор состояния дел в Камчатском казачьем округе Уссурийского войскового казачьего общества по состоянию на 31-08-2001 г.

                Выполняя Ваше поручение на основании письма, поступившего на Ваше имя от председателя инициативной группы казаков, члена атаманского правления Струначёва Г.  Я. от 17-07-01 г. настоящим докладываю:
                1. Вопросы, поставленные в означенном письме, были разосланы всем главам администраций Камчатской области, а также губернатору Корякского Автономного Округа и имели следующее содержание: а) имеются ли на их территориях зарегистрированные станицы реестровых казаков?; б) если таковые станицы зарегистрированы, то какова их численность и сколько казаков изъявили желание нести государственную службу?

                В результате полученных ответов от всех адресатов, вырисовывается следующая обстановка в ККО УКВ:
                -- городская администрация г. Петропавловска-Камчатского своим письмом  № 01-14/794 от 03-08-01 г. известила, что в Петропавловске-Камчатском (самом крупном населённом пункте полуострова) зарегистрированных реестровых казачьих станиц нет, а соответственно нет и реестровых казаков;
                -- администрация Елизовского районного муниципального образования (второго по численности населённого пункта на Камчатке) письмом от 31-08-01 за № 1906 сообщила, что зарегестрированных реестровых казачьих станиц на её территории нет, а есть вновь образованная действующая казачья община «Начикинский Круг» структурно подчинённая Союзу казаков России, насчитывающая в своём составе 110 человек; 
                -- об отсутствии станиц и, соответственно, реестровых казаков на своих территориях сообщили практически все районные центры области: Мильково, Усть-Большерецк, Соболево, Усть-Камчатск (куда входит и г. Ключи), Никольское Алеутского района. На сегодняшний день нет сведений только из Быстринского района.
В Уссурийское войсковое казачье общество по их документам входят три субъекта РФ: Приморский край, Камчатская область и Корякский Автономный Округ. По данным ответа из центра КАО пос. Паланы сразу этот субъект из списка выпадает, т.к., по сообщению вице-губернатора КАО Засухина С. Ф. (№ 1328 от 31-07-01 г.), на их территории казачьих станиц не зарегистрировано и реестровых казаков нет.
                Между тем, из Решения 1/1 УКВ, утверждённого атаманом Полуяновым В. П. 17-12-1996 г. за ККО УКВ числится 6051 казак, в том числе желающих нести государственную службу – 1663 человека. Насколько серьёзно можно отнестись к данным цифрам, видно из того же утверждённого решения: в Приморском крае проживает около 3 млн. человек (на Камчатке 375 тысяч), но реестровых казаков набралось только 5140 человек, при всём при том, что это исконно казачий край, в том числе желающих нести государственную службу 2208 казаков.
                На основании полученных ответов от глав администраций районов Камчатской области и зам. губернатора КАО можно смело делать вывод: реестрового казачества на Камчатке не существует, а существует обман вышестоящих руководителей казачьих государственных структур Полуяновым В. П. и Бянкиным Н. В., потому что вышестоящие сами хотели обмануться. Как говаривал А. С. Пушкин: «Ах, обмануть меня не трудно – Я сам обманываться рад». Надо было срочно выполнять Указ Ельцина Б. Н. № 835 от 09.08.1995 г. «Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации». И они его «выполнили»: «собрали» нужное количество (10 000 сабель) для организации потешного Уссурийского казачьего войска, чтобы Полуянова и Бянкина назначили взаправдышными его руководителями – генералом и полковником.
                Из бесед с камчатскими казаками выяснилось следующее: действительно в 1996-97 годах при организации реестрового казачества из казачьих образований Союза казаков России, поддержало государственную переорганизацию казачества около 500 камчатских казаков, но при перерегистрации заявления подали не более 50. При этом Союз казаков России на Камчатке прекратил своё существование. Далее своими «активными действиями» Н. В. Бянкин в должности атамана нанёс серьёзный удар по реестровому казачеству Камчатки, отпугнув от себя и всех оставшихся с ним казаков. Они стали спешно покидать ряды реестрового казачества и вновь создавать общественные организации Союза казаков России, а многие из них просто прервали связь с казачеством вообще.
                Парадокс, но единственная на Камчатке, созданная исключительно из военных моряков, станица «Тарьинская», ведущая активную работу, состоящая на хорошем счету у населения и администрации г. Вилючинска, из-за «феномена» Н. В. Бянкина не хочет подчиняться военизированному объединению ККО УКВ, а временно вошла в структуру общественного Союза казаков России.
              Ещё необходимо добавить, что на протяжении трёх лет по вполне понятным причинам им и не собирались большие круги. А в декабре 2000 года его атаманские полномочия закончились, и в настоящее время он является нелегитимным атаманом, удерживающим около себя человек 15-25 оставшихся с ним казаков. И с этими людьми он пытается создать впечатление у областной администрации о существовании ККО УКВ.
                В результате неблаговидных действий атамана Бянкина, у населения Камчатки сложилось стойкое негативное отношение к казакам и казачьему движению вообще в России. Однако, следует заметить – все казаки высказывают мнение, что если за восстановление реестрового казачества на Камчатке возьмётся истинный казак, переживающий за возрождение казачества, защищающий честь своих предков, они вернутся к вопросу о создании крупного реестрового казачества. А сейчас, учитывая сложившуюся обстановку в казачьем движении, даже большой круг собрать практически не возможно. Казакам нужно верить своему лидеру. А Бянкину они не верят. Атамана УКВ Полуянова В. П. камчатские казаки не воспринимают никак. Потому что он не встречается с ними. Бывая пару раз на Камчатке, общался только с Бянкиным и никаких усилий в поисках истины в ККО не принимал.
                На основании вышеизложенного сам собой напрашивается вывод:
                1. Учитывая, что на текущий момент Камчатского казачьего округа, кроме как на бумаге, не существует и, чтобы исключить негативное отношение сложившееся у камчатского населения к казакам (благодаря стараниям которых – предков наших – и сама Камчатка была открыта, обжита и присоединена к России), по милости Бянкина Н. В., воизбежание позора за дальнейшие действия «всенародно избранного» атамана, предложить руководству Главного управления казачьих войск при Президенте России ликвидировать ККО УКВ. ИЛИ: 2. Учитывая, что атамана Полуянова В. А. в настоящее время наши казаки не воспринимают как способного повлиять на восстановление казачьей реестровой структуры на Камчатке, предложить временное руководство камчатскими казаками взять на себя Главному управлению казачьих войск, назначив для этой цели наказного атамана сроком на 1 год. При таком решении вопроса есть надежда на то, что Камчатка не останется без казаков, и станицы, хоть не в таком количестве, как у Бянкина на бумаге, будут восстановлены и зарегистрированы.

4 сентября 2001 г.
Помощник депутата Государственной Думы РФ Дорогина В. Ф.
/А. А. Батагов/ - подпись.


                АТАМАН САМ СЕБЕ

                В предпоследний свой приезд на Камчатку в конце июля 2001 года, депутат Государственной Думы РФ вице-адмирал В.Ф. Дорогин по поручению начальника Главного управления казачьих войск при Президенте России П. С. Дейнекина сделал депутатские запросы главам поселковых и районных администраций Камчатской области о наличии и состоянии дел в «станицах» государственного реестрового Камчатского казачьего отдела Уссурийского казачьего войска, возглавляемого атаманом Н. В. Бянкиным. Сегодня мы печатаем результаты этих запросов и некоторые другие материалы, предоставленные законно выбранным атаманским правлением ККО УКВ, в полном составе выразившем недоверие атаману Бянкину ещё в апреле 1999 года и отказавшимся работать под его началом до особой проверки  его деятельности вышестоящими управленческими структурами.

                *   *   *
                Если коснуться предыстории этого конфликта, то основной и последующий смысл её таков:
                В первом полугодии 1996 года атаманом Камчатского общественного отдела Союза Сибирских казаков Бянкиным была предложена идея объединения с уссурийскими казаками и создания государственного Уссурийского казачьего войска под началом уссурийского атамана В. П. Полуянова. Сама идея у большинства камчатских казаков получила поддержку. Не согласившиеся на вписание в государственный реестр под предводительством Н. В. Бянкина казаки во главе с В. В. Гладилиным вышли из общественного Союза Сибирских казаков и создали свой общественный Союз казаков Камчатки. Но для регистрации реестрового Уссурийского казачьего войска по уставу необходимо было набрать 10000 «сабель» из двух и более муниципальных образований. Дело не требовало отлагательств и их стали искать. Бянкин побежал впереди паровоза, потрясая увесистой папкой, в которой якобы были списки 6051 камчатского казака, из которых военную службу изъявили нести 1663 человека. Списки эти так и остались на совести Николая Васильевича. Однако уже 17 декабря 1996 года, после прохождения во Владивостоке организационного круга, на котором присутствовало 108 человек, В. П. Полуянов своей подписью утверждает структуру Уссурийского казачьего войска. Камчатка в него входит вышеуказанным количеством «сабель» двумя отделами (Камчатская область и Корякский автономный округ). 11-ю станицами и 31-м хутором представлена Камчатская область и 12-ю хуторами Корякский автономный округ (!). Короче, читая в структурной схеме названия поселений, убеждаешься, что нет места на карте Камчатки, где бы ни жили казаки. И не по одной-две семьи, а целыми зарегистрированными общинами. К сравнению сказать – во всём приморском крае, где и население погуще, и казаков побольше должно быть, набралось только 5140 «штыков». А ведь для регистрации государственного реестра требовались только  зарегистрированные общественные организации, иначе всё дело превращалось в фальшивку. Но это и была фальшивка. И атаманское правление указывало Бянкину  на такой безалаберный подход к серьёзному делу. На что он постоянно потрясал какими-то списками и говорил, что если захочет, то может набрать гораздо больше имеющегося количества казаков. Но сначала, дескать, необходимо создать и укрепить войско на бумаге, а потом уже составлять реестр из этих, имеющихся в списках казаков. А когда стали составлять реестр, заявления на вступление в государственную структуру ККО УКВ написали чуть больше 50 человек. Остальных просто не оказалось. Кого он вписывал в эти списки и по сию пору неизвестно. Но в Решении 1/1 Уссурийского казачьего войска от 17-12-1996 года читаем: Петропавловск-Камчатское городское казачье общество – 3224 человека; Елизовское городское казачье общество – 723 чел.; Усть-Большерецкое станичное казачье общество – 337 чел.; ...Корякское станичное казачье общество (п. Палана, администрация) – 641 чел.. Думается, нет смысла перечислять далее «зарегистрированные» Бянкиным «станицы». Такая численность «сабель» в ККО была придумана Бянкиным ещё и для того, чтобы влиять этой внушительной цифрой на политику местных выборных компаний. И он пользовался ей в личных целях. Но, на самом деле, имеющееся в отделе небольшое количество казаков не шло на поводу у Бянкина и голосовало на всех выборах по своему усмотрению. Однако атаман бравурно рапортовал клеркам областного масштаба о том, что несметное количество камчатских казаков голосуют точно так, как надобно всем сменяющимся на Камчатке губернаторам.
           И это продолжается вплоть до настоящего момента: до начала 2020-х годов

                Теперь прочитаем ответы глав упомянутых выше администраций, пришедшие по запросу на адрес Общественной приёмной депутата Госдумы РФ в Петропавловске-Камчатском  В. Ф. Дорогина в начале 2000-го века:

          Администрация г. Петропавловска-Камчатского № 01-14/794 от 03-08-01г.
           На ваш запрос о предоставлении данных о существовании зарегистрированных казачьих станиц в г. Петропавловске-Камчатском, сообщаем, что на 26 июля 2001 г., по данным Регистрационной палаты администрации г. Петропавловска-Камчатского, зарегистрированных казачьих станиц нет.
Градоначальник г. Петропавловска-Камчатского Ю. И. Голенищев.

          Такой ответ сразу превращает в ноль всю структуру УКВ. Это значит, что? Если не числится в регистрации самой массовой казачьей станицы в г. Петропавловске в 3224 человека, значит, не набирается и 10000 человек, необходимых по федеральному закону для создания и самого войска.

          Администрация Елизовского районного муниципального образования Камчатской области № 1906 от 31-08-01
          На ваш запрос о существовании зарегистрированных реестровых (государственных) казачьих станиц сообщаем, что на 14 августа 2001 г. таковых на территории Елизовского района не зарегистрировано. Есть действующая казачья станица в пос. Сокоч «Начикинский Круг», зарегистрированная в отделе юстиции Камчатской области, насчитывающая 110 её членов. Структурно данная община подчинена Союзу казаков России (г. Москва)
Глава администрации районного муниципального образования Н. М. Пискун.

         А теперь почитаем выдержку из протокола схода казаков этой, зарегистрированной самостоятельно год назад, общественной казачьей общины «Начикинский Круг» от 30 июня 2001 г. (атаман И. Л. Беляев): «Мы могли бы войти в реестр камчатского казачества, но, пока им управляет атаман Бянкин, который бессовестно преувеличил в несколько десятков раз количество казаков, имеющееся у него на учёте, чтобы войти в УКВ и получить звание полковника, мы не пойдём с ним не на какое сотрудничество».

            Администрация Усть-Большерецкого районного муниципального образования Камчатской области. Исх. 498 от 30.07.2001 г., тел. 2-17-90, 2-18-80.
            На Ваше письмо по вопросу казачества можем сообщить следующее:
                1. В районе зарегистрированы:
                –- Казачья станичная община «Голыгинская» (Постановление главы администрации № 64 от 29-03-93), вид деятельности – сельскохозяйственное производство, туризм При регистрации численность 12 работающих. В настоящее время о её деятельности и численности сведений у районной и Озерновской поселковых администраций нет.
                -- Казачье станичное общество «Станица Апачинская», зарегистрирована Постановлением главы № 217 от 16-09-92 г., вид деятельности – сельскохозяйственное производство, численность работавших 22 человека. В настоящее время, по сведениям администрации с. Апача, общество распалось, казаки разъехались.
                -- «Станица Усть-Большерецкая», зарегистрирована 17-02-1999 г. Регистрационный №228. При регистрации численность 13 человек. Вид деятельности – возрождение казачества, исполнение обязанностей по несению государственной службы. О деятельности казаков сведений в районной и Усть-Большерецкой сельской администрации нет.
                Глава администрации районного муниципального образования - С. Г. Придворев – подпись.

                И здесь же хочется вставить, читателям для размышления, заявление самого атамана упомянутой «Станицы Усть-Большерецкой» (одной из трёх, на всей Камчатке, зарегистрированных по требующимся реестровым правилам) в атаманское правление ККО УКВ:
            -- Довожу до вашего сведения, что с середины 1999 года со стороны правления Камчатского казачьего войска никакой помощи и работы с нашей станицей не проводилось. Здесь, на месте, не смотря на переданные мной документы о возрождении казачества и о включении казачества в государственный реестр, администрация района в лице Бекера В. П. отказалась полностью от сотрудничества с казаками «Станицы Усть-Большерецкой» по причине отсутствия авторитета у атамана Бянкина Н. В., запятнавшего казачество своими грязными разборками, о чём часто сообщалось в газетах, по радио и на телевидении. Наши казаки, общаясь с ним и зная его, категорически отказались быть в структуре ККО УКВ.
                20-07-2001 г..
                Наказной атаман – подхорунжий Многолет.

                Ответ Администрации Мильковского районного муниципального образования, исх. № 859 от 08. 08. 2001 г.
             На Ваш запрос администрация Мильковского районного муниципального образования сообщает, что по состоянию на 07. 08. 2001 г. на территории района:
             – казацкие станицы не зарегистрированы;
             – уставы реестровых казаков на согласование не подавались;
             – комиссия по делам казачества не создана.

Зам. главы администрации МРМО – А. Л. Свидрив – подпись
Исполнитель Третьякова И. В. – 2-27-50.

             Администрация Соболевского районного муниципального образования Камчатской области, исх. № 134 от 05. 09. 2001 г., тел. 8 (236) 461, факс 401.
             Подтверждает, что зарегистрированных казачьих организаций на территории района нет.

                Зам. главы Соболевского муниципального образования – В. В. Данилина – подпись.

             Администрация Корякского Автономного Округа № 1328 от 31-07-2001, п. Палана ул. Поротова, 22, тел. (41543) 3-26-68, факс (41543) 3-13-70.
         На ваш запрос (вход. № 4593 от 30-07-01) сообщаем следующее:
                1. Казачьи станицы на территории Корякского автономного округа не зарегистрированы;
                2. Комиссии по делам казачества при Администрации Корякского автономного округа не существует.
                С уважением, вице-губернатор – С. Ф. Засухин – подпись.

                А что означает сей ответ? А он означает то, что, если, согласно Уставу УКВ, его структура состоит из трёх субъектов федерации, одним из которых является КАО, значит, войско не состоялось ещё и из-за отсутствия оного субъекта. Опять «залипуха».

                Думаем, дальше перечислять ответы глав администраций – только газетную площадь занимать. А ведь у Бянкина на бумагах и в постоянных отчётах перед атаманом Уссурийского казачьего войска фигурируют такие громкие названия станиц и хуторов как: им. Ивана Елагина; адмирала Завойко; Атласова; Дежнёвский и т.д. Или Николай Васильевич, как капитан Врунгель, величаво размышляет «Как ты яхту назовёшь – так она и поплывёт!» Вот и получилась – «БЕДА». Ведь, помимо исторических казачьих имён, которые можно дать местности для проживания людей, надо иметь ещё и самих людей, проживающих в этой местности, и регистрировать эти места проживания согласно существующему законодательству. Но ведь его даже крестами где-то награждали за вымышленное объединение несуществующих в официальных списках станиц и хуторов и за возрождённое, в личном воображении и застольных рассказах, казачество. Можно позавидовать яркому образному  фантазёрству атамана. В своих умственных эмпиреях он даже в Чечне воевал, о чём  личными впечатлениями делится только с близкими ему людьми, которые ничего о Чеченской войне не знают: а то ведь, кто там бывал, могут и наводящие вопросы задать...
А вот что пишет атаман второй из трёх официально зарегистрированных станиц – станицы Тарьинской, состоящей из военнослужащих г. Вилючинска, хорунжий Музыка, в своём заявлении в адрес правления ККО УКВ от 21 июля 2001 года: «Довожу до вашего сведения, что казаки ст. Тарьинской отошли от атамана Бянкина Н. В. в связи с тем, что атаман Бянкин не пользуется авторитетом по причине своих грязных разборок, что часто отражалось в местных СМИ. А мы, как военные, не можем пятнать себя такими делами. В случае налаживания правления казачеством на Камчатке, казаки ст. Тарьинской готовы вступить в государственный реестр».

                В начале ноября текущего года Бянкин собирается проводить большой круг по новым своим выборам. Срок его полномочий истёк ещё год назад. Выбирали его в декабре 1997 года по требованиям Устава УКВ, который определяет срок в три года. За это время он не провёл ни одного ежегодного круга, не решил ни одного дела на пользу казачества, кроме как в пользу своих личных интересов. Но, даже, если он игнорировал ранее справедливые требования (отказавшегося работать с ним в полном составе после апреля 1999 года) правления ККО УКВ о неправильности своих действий, у него было ещё два года, чтобы поставить руководство реестровыми казаками на законную основу. Ему никто не хотел мешать во имя самого казачества. Не хотели выносить сор из избы утверждённого Президентом РФ атамана. Но расставаться с атаманской булавой он не желает и теперь. Поэтому хочет пустить голосование по системе полномочных представителей. Ну, человек 20 этих «представителей» он найдёт в лице оставшегося в городе сочувствующего ему окружения, но кого они будут представлять? Ни станиц, ни хуторов, а значит и казаков, в реестре Камчатского казачьего отдела УКВ нет! Опять будет «липа». Хитрит. Это насколько же надо быть недалёким человеком (а хитрость, как известно, –  недостаток ума), чтобы считать всех окружающих его людей дураками и без зазрения совести втирать очки стоящим над ним руководителям, вплоть до администрации Президента России?
                А в конце сентября он планирует отмечать 10 лет началу возрождения казачества на Камчатке. С чем он пришёл к этой дате? Один, без политического и экономического багажа, и без авторитета. Это будет юбилейная дата трагедии камчатского казачества под его недальновидным руководством. За развал возрождённого было в начале 1990-х годов казачества на Камчатке он и все жалкие остатки его сегодняшних «помощников» ещё понесут ответственность перед русскими казаками. А пока все здоровые силы казачьей Камчатки должны ратовать за назначение Главным управлением казачьих войск при Президенте России наказного атамана для временного управления Камчатским казачеством и переведения его на законную основу. Только сообща казаки смогут вывести казачество из раздробленного состояния, в которое оно вверглось по милости атамана Бянкина.
                Любой круг, организованный им, будет не действителен по Уставу, потому что самого Камчатского казачьего округа Уссурийского казачьего войска о 6051 сабле, кроме как на бумаге, не существует. Не дай Бог придёт приказ выставить хотя бы полусотню подготовленных казаков для охраны границы! Бянкин не сможет набрать и десятка. Нет у него казаков! Видя, что он воспользовался послеперестроечным народным патриотизмом и свёл всё казачество до стадии ЧП Бянкин, казаки бросили его, всяк по-своему выразив презрение.
По результатам депутатского запроса на Камчатке будет работать комиссия Главного управления казачьих войск при Президенте России, поэтому местным казакам надо консолидироваться для законного выражения своего права по отстранению ныне действующего в своих меркантильных интересах атамана и выборе другой кандидатуры.

                Инициативная группа,
                выражающая мнение абсолютного большинства 
                реестровых и общественных казачьих формирований на Камчатке
                Семь подписей.
                Материал для публикации обработал  Г. Струначёв-Отрок.
                Газета «Вести» № 36 за 06. 09. 2001 г.

                Приложение копии плана-графика липовых структурных подразделений ККО УКВ, подписанного Н. В. Бянкиным и утверждённого атаманом УКВ В. А. Полуяновым  ( 1 страница – левая сторона, 2 страница – правая сторона листа формата А-3): Отделов – 2, станиц – 11, хуторов – 31. Причём в этот список были включены названия мелких сёл Камчатки, которых уже не существовало, как населённых пунктов из-за переселения их жителей ранее по социалистической программе укрупнения сёл.

                Резонанс: «Атаман сам себе». «В» № 36 за 6-09-01 г.

                ОБРАЩЕНИЕ ЕСАУЛА

                Я, Орлов Станислав Викторович, волею судьбы казачий есаул, бывший начальник первого в Дальней России казачьего кадетского училища при Сосновском СПТУ, бывший начальник штаба Камчатского казачьего округа УКВ, председатель ревизионной комиссии ККО, выбранный большим кругом, обращаюсь ко всем без исключения казакам Камчатки – реестровым и общественным! Обращаюсь к обманутым в их надеждах, стоявшим у истоков возрождения казачества на Камчатке в 1991-92 годах! Обращаюсь к оскорблённым и униженным казакам, пришедшим в Камчатское казачье общество по велению сердца и зову ушедших в доблестную историю России предков наших, и отшатнувшихся потом от патриотического движения из-за бездарного произвольного руководства нынешнего самовыдвинувшегося в начале возрождения говорливого неказака «атамана» Бянкина! Обращаюсь к оставшимся ещё в живых, обманутым в надеждах, представителям совета старейшин Камчатского казачества, его интеллигенции и руководящим работникам государственных и частных предприятий, следящим с интересом за поведением своих братьев по крови, но не входящих в общество из-за феномена Бянкина! Обращаюсь к предательски обманутой молодёжи, ранее и теперь верящей в великое предназначение идеи возрождения казачества России, попранного и низведённого на нет действующим «атаманом»! Ко всем членам атаманского правления, ушедшим в 1999 году от «утверждённого Президентом» атамана! К руководителям православной христианской церкви на Камчатке! Ко всем землякам-камчатцам, возлагавшим надежды на нас, как на здоровую, разумную и патриотическую силу, способную противостоять экономическому и политическому произволу на  землях России! Ко всем, кто раз и навсегда решил, что Камчатка – это его родной край!
                За десять лет, прошедших после начала возрождения казачества на Камчатке, под руководством «атамана» Бянкина, мы прошли путь от небывалого ранее в истории Камчатки подъёма национального самосознания до, практически, полного развала. Итоги всех этих лет «заслуженно» присваивает себе один из наших горожан, уроженец Бурятии, Николай Васильевич Бянкин. Ну, что ж, пусть присваивает, он действительно атаманил этим временем. За это время нельзя перечесть обманов рядовых казаков, граждан Камчатки, структур гражданской и военной власти этим, с позволения сказать, гражданином. Великая национальная идея наших предков превращена им в карманную идею личного самообогащения за счёт обмана и попрания прав окружающих его людей.
             Обращаюсь в угоду торжествующей справедливости и истине, в угоду памяти наших предков – первооткрывателей и освоителей этих благодатных мест Дальней России!
              Не нужен Камчатке такой руководитель одной из массовых общественных организаций, как Камчатское казачество. Не без надежды жду откликов от жителей, населяющих наш благочестивый полуостров, от казаков, отошедших от бездарного руководителя Бянкина, но не от казачества. Пишите, кого, как и при каких обстоятельствах обманул вышеупомянутый человек. Тех казаков, кому по своему личному сумасбродству этот человек отвешивал плетей, ссылаясь на старые казачьи традиции. Чтобы присовокупить их к уже выписанным, но не выданным ему, приказом атамана Союза казаков Дальней России из г. Хабаровска  В.А. Старкова от 12 июля 1992 года 10-ти плетям и разжалованного ещё тогда в рядовые. Атамана общественной городской станицы, оскорблённого физической расправой два года назад прямо в штабе казачества за то, что соизволил потребовать отчёт от Бянкина по экономическому состоянию ККО. Отзывы присылайте на адрес редакции с пометкой «Резонанс «Сам себе атаман».
                Справедливость восторжествует. Честь имею.

                7 сентября 2001 года. Есаул ККО УКВ С. Орлов – подпись.
При полной поддержке выбранного последним кругом атаманского правления
Камчатского казачьего отдела и всех реестровых и нереестровых казаков Камчатки.

                Но никакой комиссии, никем по данному расследованию не проводилось. А это значит, что ГУКВ при Президенте России взяло эквилибрирующего на канате истории атамана под свою защиту.

                13 октября 2001 года               
                с. Начики. Камчатка.
                ПРОТОКОЛ
                общего схода реестровых и нереестровых казаков Камчатской области

                Присутствовало: 15 представителей от 4 главных станиц Камчатской области в том числе:
                1. От городской станицы г. Петропавловска-Камчатского, насчитывающей реальных 50 казаков, законно избранные большим кругом ККО УКВ: Батагов А. А. – первый товарищ атамана ККО УКВ; Орлов С. В. – начальник штаба, председатель ревизионной комиссии ККО УКВ; Струначёв-Отрок Г. Я. – начальник пресс-службы ККО УКВ;
                2. От Сокочинской казачьей общины «Начикинский круг», насчитывающей 43 семьи – 110 казаков, атаман  Беляев И. Л.; начальник штаба Безбушко В. Т.; старейшина Захарова М. С.;
                3.  От ст. Завойко (г. Елизово, 25 казаков): атаман Похилько А. Я.;
                4. От ст. Тарьинской (пос. Рыбачий, 9 казаков): атаман Музыка В. М.
                Приглашённые:
              Председатель Славянского национально-патриотического союза из Петропавловска-Камчатского, насчитывающего в своих рядах 47 членов, Мегеш А. В.

                ПОВЕСТКА ДНЯ
                1.  Осмысление итогов 10-летнего возрождения казачества на Камчатке;
                2.  Определение причин развала казачьей экономики;
                3.  Выработка мероприятий, направленных на отстранение ныне действующего атамана Н.В. Бянкина от занимаемой должности, как приведшего Камчатское казачество за срок своего 10-летнего правления к полному упадку.

                ПО ВОПРОСАМ ПОВЕСТКИ ДНЯ ВЫСТУПИЛИ
                Станислав Викторович Орлов. Который открыл сход краткой вступительной речью и традиционной молитвой. После молитвы он доложил собравшимся о реальном положении дел и сложившейся тяжёлой обстановке в ККО УКВ под руководством атамана Н.В. Бянкина и во всём раздробленном Камчатском казачестве:
                -- За 10 лет существования Камчатского казачества мы испытали бурный подъём самосознания и стремления казаков к объединению в начале возрождения, под руководством атамана Старкова, и полное разобщение и упадок экономики в настоящее время, при атамане Бянкине. Сознательно или несознательно нас разъединили на реестровых и нереестровых, но Бянкин окончательно завершил это разъединение и остался при своих личных интересах – сам себе атаман. Я, как председатель ревизионной комиссии, хотел произвести проверку его экономической деятельности «на благо казачества», но он так и не выдал мне верительной грамоты на право проведения проверки казачьих финансов в архивных экономических отчётах городской и областной администраций. (Зачитал подготовленный отчёт ревизионной комиссии, составленный на имеющихся фактах злоупотребления финансовой деятельностью атамана Н.В. Бянкина и акцентировал те места в отчёте, которые надо подтвердить фактами из архивных экономических отчётов городской и областной администраций.)
                Коли нас разъединили искусственным путём – объединяться мы должны естественным. И этот сход должен послужить началом этого объединения...
                Такому вступлению казаками была дана общая оценка ЛЮБО.

              Александр Алексеевич Батагов: Представил всех собравшихся на сходе пофамильно и сообщил, что присутствующие здесь члены атаманского правления ККО УКВ избраны последним большим кругом законно и никакие самодеятельные приказы Бянкина не полномочны отстранять их от занимаемой должности, чем пытается оперировать в последнее время атаман ККО УКВ. А это значит, что нынешний Сход имеет подлинное юридическое значение, хотя и проходит сегодня без атамана. Далее он сказал, что все казаки Камчатки, как реестровые, так и общественные желают положить конец произволу бянкинского правления, но не знают, как это правильно сделать по отношению к «утверждённому Президентом» атаману:
                -- Наша инициативная группа по отстранению Бянкина от управления Камчатским казачеством предложила Главному управлению казачьих войск при Президенте России назначить на эту должность наказного атамана сроком на 1 год. На эту должность мы выдвинули кандидатуру Г. Я. Струначёва. С тем, чтобы, хотя бы, разобраться – что происходит сегодня в Камчатском казачьем обществе. И этот сход должен действительно стать объединительным для всех нас – казаков. Чтобы мы  общими усилиями смогли освободиться от этого «неснимаемого» атамана Бянкина. А для этого я предлагаю настаивать в центре, в округе и в области на создании полномочной комиссии по расследованию неблаговидных дел атамана Бянкина за время его правления. В эту комиссию должны входить представители от пяти сторон: от Главного управления казачьих войск при Президенте России; от Уссурийского казачьего войска; от Камчатской областной администрации; от атамана Бянкина; от всех тех казаков, кто ведёт с Бянкиным долгую, справедливую по нашему мнению, борьбу...
            Геннадий Яковлевич Струначёв-Отрок: Поблагодарил инициативную группу и всех собравшихся казаков за оказанное доверие в выдвижении его кандидатуры на должность областного атамана, однако, высказал свои соображения по этому вопросу и по поводу дальнейшего построения областной казачьей структуры.
            -- Как вы знаете, 4 ноября с. г. Н. В. Бянкин намечает проведение Большого круга ККО УКВ, который он, пользуясь своей властью и боясь за зыбкую почву под ногами, не проводил 4 года. Юридического значения этот круг иметь не будет, т.к. нами доказано публике, а всем казакам давно известно, что реестровых станиц у него нет, а реестровых казаков – по пальцам можно пересчитать. А значит, атаманом он является сам себе. Раньше за очковтирательство под суд отдавали, а сегодня он ещё и гордится таким своим положением. На этот круг должны приехать генерал-полковник П. С. Дейнекин из Москвы и атаман УКВ В. А. Полуянов из Владивостока. Если они будут спасать положение Бянкина, и будут игнорировать наши документальные доводы, значит, они приехали спасать себя. Значит им нужно на Камчатке бумажное войско и липовый атаман Бянкин, а не реальное казачье движение. Тогда лично я пишу рапорт о выходе из такого ККО УКВ. (Потому что я – один из немногих писал заявление о вступлении в него.) Думаю, что вы тоже не захотите больше числиться в команде атамана Бянкина. А если мы, вдруг, будем выходить из ККО УКВ, нам надо иметь другое – Камчатское региональное казачье общество, в кое мы должны будем вписаться и действительно работать, а не числиться. Предлагаю создать такое общество на основе уже существующего общества «Начикинский круг» и назвать его «Всекамчатским Союзом Казаков», как сестринское отделение со своим уставом, печатью и экономикой и структурными подразделениями по всей Камчатке. Подробности можно оговорить на следующем, учредительном круге. Если приглашённые генералы поддержат наши требования, мы всем «Всекамчатским Союзом Казаков» перейдём в реестровое казачество. Если не поддержат – продолжим работу своей общиной, и будем смотреть – чьё казачество окажется многолюднее и сильнее. А чтобы моя кандидатура в атаманы областного казачества не имела разночтений на собираемом Бянкиным 4 ноября круге, прошу сейчас поддержать высказанные здесь Батаговым и мной предложения и проголосовать от имени станичников за организацию Камчатской региональной общественной организации «Всекамчатский Союз казаков», и избрании меня атаманом Камчатки, что будет иметь юридическое значение при назначении меня и на должность атамана Камчатского Казачьего Отдела Уссурийского Казачьего Войска.
                Голосовали:
             1. За учреждение Камчатской региональной общественной организации «Всекамчатский Союз казаков»!
ЛЮБО! – единогласно 15 представителей станичного казачества.
             2. За избрание атаманом Камчатской региональной общественной организации «Всекамчатский Союз казаков» и назначение впоследствии на должность наказного атамана ККО УКВ Геннадия Яковлевича Струначёва-Отрока!
                ЛЮБО! -- единогласно 15 представителей станичного казачества.

           Александр Яковлевич Похилько: Подтвердил неприязненное отношение своих станичников к Н. В. Бянкину из-за того, что тот только личную выгоду ищет в общении с казаками станицы им. Адмирала Завойко.
           -- Влезает со своими указами в станичную жизнь и, даже, печать станичную отобрал, потому что казаки не согласились с проводимой им политикой. Преувеличил в 10 раз количество реестровых казаков в г. Елизово. В этом есть и наша вина, что мы потакали такому атаману. Но ведь он и сам должен был понимать, что вся ответственность за такое преувеличение ляжет на него? Моё предложение определённое – надо консолидироваться и снимать Бянкина с атаманской должности. Если генералы отстоят его, как своего кадра, пусть он остаётся на их совести. А мы, как правильно было предложено Струначёвым, будем продолжать возрождение, но только теперь от крепко заложенного фундамента станицы «Начикинский круг»...
            Владимир Михайлович Музыка: На Камчатке я сравнительно недавно. Служу в посёлке подводников Рыбачьем. Мои казаки военнослужащие. Как только попал на Камчатку, стал искать встречи с местными казаками, потому что сам таврический казак. Побывал несколько раз на сходе вилючинских казаков, послушал их пьяные речи, поспорил с ними, потом поругался, посмотрев на их неприглядные методы работы, и решил организовать свою станицу из военных моряков под крышей Союза казаков России. Сейчас, хотя и медленно, но двигаемся вперёд. Заключили договора с лесхозом, рыбводом, охотинспекцией. Стали приносить им и себе ощутимую пользу. А поначалу руководители этих организаций шарахались от нас, как от прокажённых, думая, что мы бянкинские. Приходилось долго убеждать, что мы относимся к другому казачеству и делами доказывать свою непричастность к Бянкину. За количеством не гонимся, а качеством уже можем похвалиться. Поддерживаю полностью всё, что сказано здесь предыдущими ораторами.
             Иван Львович Беляев: Наша станица «Начикинский круг» возродилась заново. Мы полностью отказались от того казачества, которое было и есть у Бянкина. Благодаря усилиям начальника нашего штаба Безбушко, который на себе познал областную структуру бянкинского казачества и чётко усвоил, что делать надо, а чего не надо и долготерпению нашей старейшине Марье Семёновне Захаровой, постепенно обрастаем хозяйством. Растём. Люди у нас есть. И люди неплохие. Предложение Геннадия Яковлевича Струначёва поддерживаем...
            Виктор Тимофеевич Безбушко: В камчатском казачестве я с начала его возрождения... Был начальником штаба. Помню, как это было непривычно и тяжело. Как организовывались. Как на алтарь казачества клали всё, что имели: и средства, и личное имущество, и благополучие семей. Мы сами выбирали Бянкина в атаманы и теперь все, сами, ушли от него. Почему, спрашивается? Вы все помните нашего доброго казака, ныне покойного Владимира Христиановича Конобрицкого, долгое время бывшего первым товарищем атамана. Ещё тогда, в 1996 году, за три часа до своей нелепой, а может и подстроенной смерти, зная всю подноготную атамана, он сказал мне: «Бянкина надо менять, иначе у нас ничего не будет». Сегодня мы видим, что его слова сбылись буквально. Казачество не имеет ничего. Да и самого казачества, как такового, по сути дела нет. Есть разрозненные казаки и редкие станицы.
           Поработав с год после Христиановича при областном штабе и вникнув во многие неизвестные мне до того времени дела атамана, я понял слова Конобрицкого так, как и надо было понимать, и распрощался с Бянкиным. Уехав в Сокоч, с единомышленниками образовал и зарегистрировал никому не подчиняющуюся станицу «Начикинский круг». И сегодня мне любо, что мои труды не пропали даром. Мы хотели жить своей единой, дружной семьёй, помогать друг другу и не зависеть от государственных подачек. И мы так и живём. Нам всем надо понять, что государство не поможет нам, если мы сами друг другу не поможем. Я рад, что это стали понимать многие из нас, казаков. Мы сами виноваты в том, что в лице Бянкина создали себе кумира... Сегодня я абсолютно счастлив, что на «Начикинском круге» собрались люди у которых действительно болит сердце за казачество. Значит «Начикинский круг» состоялся. Любо вам, казаки!
              Александр Владимирович Мегеш: Ознакомил собравшихся с наиважнейшими вехами в общественной работе и жизнедеятельности Славянского национально-патриотического Союза. Поддержал идею снятия Бянкина с должности атамана ККО УКВ, т. к. лично хорошо знаком с ним, и выразил надежду на взаимопонимание и сотрудничество руководимого им Славянского Союза с новым будущим руководством Камчатского казачества. Изъявил желание – словом и делом помогать новому атаманскому правлению.

                СХОД ПОСТАНОВИЛ
                1. Учредить, организовать и зарегистрировать в областном отделе юстиции Камчатскую региональную общественную организацию «Всекамчатский Союз казаков» на основе станичной общины «Начикинский круг» в сельскохозяйственном селении Сокоч, с центром в Петропавловске-Камчатском.
                2. Утвердить атаманом Камчатской региональной общественной организации «Всекамчатский Союз казаков» Струначёва-Отрока Г. Я.  Вменить ему в обязанность разработку Устава названной общественной организации, изготовление печати, прочей атрибутики и открытие расчётного счёта в одном из банков г. Петропавловска-Камчатского.
              3.  Настоятельно рекомендовать Главному управлению казачьих войск при Президенте РФ генерал-полковнику П. С. Дейнекину отстранить своей властью от исполнения обязанностей атамана ККО УКВ полковника Бянкина Николая Васильевича и назначить на должность наказного атамана ККО УКВ сроком на 1 год  подхорунжего Струначёва-Отрока Геннадия Яковлевича.
                4.  Создать комиссию по расследованию экономической деятельности за годы правления атамана Н. В. Бянкина из пяти представителей заинтересованных сторон: Главное управление казачьих войск при Президенте РФ; Уссурийское Казачье Войско; Администрация Камчатской области; бухгалтерия ККО УКВ; инициативная группа по отстранению Н. В. Бянкина от управления ККО УКВ.
                5.  Дать объявления в камчатских СМИ о предстоящем приезде на Камчатку вышестоящих казачьих представителей и о желании Бянкина провести нелигитимный большой круг 4 ноября с. г.: Всем казакам прибыть к месту его проведения, но участия в «работе» не принимать. Искать встречи с генерал-полковником П. С. Дейнекиным.

               ОТ ЧЕТЫРЁХ, УПОМЯНУТЫХ  В НАЧАЛЕ ПРОТОКОЛА, СТАНИЦ ПОДПИСАЛИСЬ:

 ______________/Г. Струначёв-Отрок/ - подпись      
______________/И. Беляев/ - подпись
________________/А. Батагов/ - подпись               
_____________/В. Безбушко/ - подпись
________________/С. Орлов/ - подпись               
_____________/М. Захарова/ - подпись
_______________/А. Похилько/ - подпись               
____________/В. Музыка/ - подпись


                Речь Г. Я. Струначёва-Отрока на Учредительном сходе ОРО ВСК 13.10.2001 г.

                Уважаемые товарищи-казаки!
                Принимая по вашим настойчивым просьбам и предложениям правящую атаманскую булаву Камчатского казачества, я, может, больше вас осознаю: за какое ответственное дело берусь. Знаю, что и вы тоже понимаете, что мы сбиваемся в кучу не для того, чтобы в бирюльки играть. Оглянитесь по сторонам: какое у нас сегодня политическое и экономическое положение в стране? Миром правит Америка и её сионистский Международный Валютный Фонд, диктующий условия и России. На его деньги работают дезинформирующие средства массовой информации: НТВ, «Московский комсомолец» и пр., которые под прикрытием свободы мыслей и слова вдалбливают гражданам России педерастические «общечеловеческие ценности» и призывают бороться за эфемерные «человеческие права», хотя сами уже давно поспособствовали переделу истинных прав и свобод. И сегодня всегда прав тот, у кого больше денег. И вот в такой окружающей среде нам с вами придётся фактически проводить возрождение казачества на Камчатке заново, потому что, после 10-летнего управления им атаманом Н. В. Бянкиным, от его структуры практически не осталось камня на камне. Даже теоретически эта структура выглядит катастрофически.
              Сегодня в казачестве мы имеем одного «великого» (!) атамана без самого, хотя бы захудалого войска, который продолжает сидеть в так называемом «штабе» и как попугай отвечать на телефонные звонки: «Штаб казачества! Штаб казачества!..»
                А за эти 10 лет мы проиграли на всех позициях, даже на тех, которые были наработаны и обкатаны в процессе начальной его деятельности. Это – коммерция, казачье училище, собственная газета «Камчатские ведомости», некоторое уважение со стороны местного не казачьего населения.
              За это время в области произошёл передел собственности, в результате чего казакам не досталось абсолютно ничего, невзирая на все положительные Указы Президента России, относительно льгот русскому казачеству. Казалось бы – иди и бери. Ан, нет. Ума хватило только на то, чтобы отвратить от себя всех казаков. Даже лично себе Николай Васильевич ничего серьёзного за счёт этих льгот не создал. Но этого и следовало ожидать. Не зря же у нас говорят: один в поле не воин, и добавляю от себя: а, всего-навсего – горлопан.
             Лично мне Бянкин ничего плохого не сделал. Но это только потому, что я не верил ему изначально и не работал под его началом, а сотрудничал с ним, наблюдая, как легко он сдаёт одного за другим верящих и преданных ему казаков. В другом случае, я заступался за него, отметая все нападки на него и на казачество во всех наших СМИ, правильно полагая, что какой бы он ни был, но это наш атаман. Мы его выбирали. Думал, что со временем он образумится и станет, как говорится, человеком. Отнюдь. Чувствуя защиту, он всё больше и больше распоясывался. В результате мы имеем то, что имеем: не популярного ни в какой среде атамана и развалившееся казачество. Кстати, необходимо на ближайшем Круге решить вопрос о дальнейшем положении Н. В. Бянкина в казачестве, если он сам его не решит до того времени.
            В связи со всем, выше изложенным, я, Струначёв-Отрок Геннадий Яковлевич, выходец из верховых донских казаков, принимая на себя атаманское правление над Камчатским казачьим отделом, буду вести политику нашего развития не приказным порядком (потому что решения атаманского правления, схода или круга «Главной Войски» – как говаривали во Всевеликом Войске Донском – обязательны для выполнения абсолютно каждым казаком), а экономически. Через формирование в станицах казачьих артелей и частных предприятий: … А выбирать своими атаманами казаки должны действительно уважаемых мужчин из своей среды, которые уважаемы не только среди них, но и, что всего важнее, у местного населения и в самой администрации посёлка.
           Наша Главная Войска будет помогать в решении проблем глубинки в областной администрации, в городе Петропавловске. Но, для конкретной связи станиц с Главной Войской –первые должны отчислять какие-то проценты от своих доходов в Фонд развития всего Камчатского казачества. Откуда впоследствии и сами смогут получать финансовую помощь на развитие. Без такой вертикальной структуры нашему казачеству не жить. Эти проценты будут оговариваться отдельным договором с каждой отдельно взятой станицей или хутором. Такого самоуправства с казачьими финансами, как при Бянкине, я просто не допущу.
             На содержание атамана и его управленческого аппарата я буду использовать ровно столько, сколько определите мне вы, сообразуясь с «лоукэл нолидж», как говорят англичане: «с местными условиями» и с составленной сметой. Я буду рад, если в ближайшие два года казачество Камчатки заживёт полнокровной, стабильной зажиточной жизнью. И перспективы для этого имеются. И вдвойне буду счастлив, если мне придётся сдавать по истечении положенного атаманского срока правления уважаемое всем населением области Камчатское казачество. Но без вас, братья казаки, атаманы и старейшины, без вашего желания самим покончить со своей нищетой, мне не справиться. Да я за это один и не возьмусь. Мне и не нужно такое казачество, как у Бянкина. Я, вроде, и сам по себе неплохо живу, чтобы при атаманстве жить ещё хуже.
             А посему, призывая вас к всеобщему обновлённому нашему подъёму, предлагаю сменить и методы работы, и существования. Так, первым пунктом своей программы предлагаю:
                1. Провести перерегистрацию казаков Камчатского казачьего отдела УКВ, сообразуясь с текущими обстоятельствами. Нам, думаю, не нужно количество «участников», как это надо было Николаю Васильевичу для отчётности. Нам нужно качество перерегистрировавшихся. Я не буду верстать в казачество каждого встречного-поперечного, как это делалось раньше, для массовости. Начну с вас – истинных казаков, кто считает себя действительно потомком нашего исключительного, индивидуального, некогда мужественного народа – последних рыцарей Европы, как называл наших предков Наполеон Буонопарте. Тех же, кто слаб духом и не решителен в наших дальнейших действиях, кто пришёл в казачество поносить штаны с лампасами, получить наградной крест не понятно за что и возвыситься в чине, – того прошу и не объявлять о своём желании восстановиться в новом реестре. Кстати о лампасах: С сегодняшнего дня ношение формы, временно, до лучших времён, без  особых на то причин, как-то: сход, круг, праздничные и парадные дни, не рекомендуется. Мы слишком много начудили со своей бутафорией при Бянкине. Так, что ни в какой администрации человек в казачьей форме свои дела решить не сможет. На него смотрят с иронией, как на болтуна, не умеющего работать. И нам теперь скрупулёзно надо доказывать обществу обратное, не офишируя о себе.
                2. Необходимо казачеству открыть новый счёт в банке и изготовить новую печать, т. к. по долгам Бянкина мы с вами не должны отвечать даже морально.
                3. О молодёжной политике. Сами понимаете, что общество, в которое нет притока со стороны молодых сил, обречено на вымирание. Ваши сыновья и дочери начинают вести себя в обществе так, как ведёте себя вы. Они берут пример с нас. Так давайте докажем им, что мы действительно казаки – люди серьёзные и отвечающие за свои слова и поступки. И тогда у нас не будет ни алкоголиков, ни наркоманов, ни бандитов. Дети сами, за вами, потянутся в казачество. Их не надо будет сюда сгонять и агитировать за «вступление». И мы будем, по ходу своего развития, обеспечивать их работой и прочими казачьими льготами, и будем рады это делать. Как в Библии: добрые семена, брошенные в добрую землю, дадут и добрые всходы. 
                Но, каждый должен понимать, что мы полувоенная организация, а значит, после всех происшедших перемен, должен чувствовать себя как бы на осадном положении: не размахивать знамёнами и не махать без толку саблями. Молчать до поры и работать, признав, что своим самоустранением в своё время от казачьих дел и излишней болтовнёй по углам, помогли Бянкину развалить то, что вместе создали 10 лет назад. И теперь:
4. Если я услышу, или мне передадут, что кто-то из казаков рассусоливает, растекошеся мыслию по древу, о своих личных взглядах на переустройство и переориентацию Камчатского казачества в неказачьей среде, да ещё в пьяном состоянии, тот понесёт наказание, определённое ему специально по этому случаю атаманским правлением, сходом или кругом. Вы должны понимать, что казачьи дела никого, кроме нас, казаков, не интересуют. И, даже, наоборот, маленькие удачи в становлении казачества раздражают не только наших извечных врагов, но и православных, чисто русских, христиан. Проблемы казачьих личностей и дел в казачестве можно обсуждать только в своей среде, но никак не с каждым встречным-поперечным. Чем меньше окружающие будут знать о наших задачах, тем лучше будет продвигаться дело, тем больше пользы мы принесём отечеству и себе. Я думаю, вы и сами на своих шкурах в этом убедились. Почему процветают теневики? Потому что их лидеры не кричат, что они «атаманы». А мы не можем процветать, как законная организация, потому что орём по пьяне на каждом перекрёстке, что мы «казаки», чем отвращаем от себя весь русский народ.
                Наказание понесут и те казаки, кто, так же, по пьянке, бия себя в грудь, что они казаки, нарвутся на, мягко выражаясь, пи…ну и придут в штаб искать у атаманского правления защиты. Каждый подобный случай будет разбираться в отдельности. И в таких обстоятельствах лично я всегда буду держать сторону обидчика. Да. Мы должны стоять один за всех и все за одного  в трезвой, справедливой с нашей стороны ситуации, хотя, конечно, и не бросать на произвол судьбы и пьяного казака. Но в любой ситуации казак должен контролировать себя. Надо знать старинную казачью заповедь: казаки всегда были тем и сильны, что жили и воевали всегда дружно вместе, а умирали всегда героически поодиночке, никого в этом не упрекая.
                5. Не хвастаться перед незнакомыми и прочими не казаками, что в областных или районных управленческих и силовых структурах и органах работают наши братья по крови, готовые помочь нам в любое время. Во-первых, мы их подставляем и дискредитируем, а во-вторых – это ведёт к озлоблению со стороны не казаков к нам, как к блатной братии.
                6. А пока, каждому надо работать добросовестно там, где он работает сейчас на благо своей семьи, а значит и на благо казачества. Моногамная, сплочённая казачья семья – первейший залог успеха для укрепления казачества на Камчатке. Но, 50% своего свободного времени необходимо уделять становлению казачества. На это будет составлена особая программа. Кто не может уделить своё время для работы на благо казачества, – должен помогать деньгами, у кого нет денег – способствовать решению вопросов своими связями в верхах.
           Самой лучшей помощью мне в моей работе с вашей стороны будет правда, сказанная в глаза по моим ошибкам и недочётам – ваши предложения по улучшению работы на благо общего дела. Но не поучения и обсуждения моего характера, на что я могу среагировать неадекватно. Обещаю все замечания принимать к сведению и, если будет в них рациональное зерно, по мере наличия средств и возможностей, воплощать в жизнь с вашей же помощью.
             А теперь, все, кто не разочаровался в возможности продолжить наше святое дело по возрождению казачества на Камчатке и довести его до логического конца, прошу дать клятву на верность Богу, Отечеству и казачеству. Ваша подпись под ней будет являться свидетельством об истинном намерении вписания вашей фамилии в новый реестр.

                Пос. Начики Елизовского района Камчатской области

                НЕ БУДЬТЕ ДЕРЕВОМ...
                ЗАМКНУТЫЙ  КРУГ

                3 ноября (2001 г.) Н. В. Бянкин собирается провести первый за 4 года своего правления «Большой круг» по личным перевыборам. Где и в какое время это произойдёт – держится в строгой тайне, в кругу нескольких оставшихся товарищей. По этому поводу законно избранное большим кругом 1997 года атаманское правление, отошедшее от примитивного менталитета атамана в 1999 году, ПРЕДУПРЕЖДАЕТ оставшихся с ним казаков и организаторов предстоящего авантюрного мероприятия, что намеченный круг не будет иметь легитимности, согласно определений Устава Камчатского Казачьего Округа Уссурийского Войскового Казачьего Общества, которое существует только на бумаге (Документально нами доказано, что реестровых казаков у Бянкина нет: из 12 станиц и 31 хутора в Камчатской области и из 12 хуторов КАО, фигурирующих в атаманских отчётах, существует всего 3 станицы). И только отсутствие Закона о казачестве спасает организаторов предстоящего шоу от скорой, неминуемой ответственности.
                Все участники намеченной сходки и приглашённые рискуют попасть в большую моральную клоаку. Если нет станиц и хуторов, значит нет и выборных представителей из периферии. Оригиналы упомянутых документов уже находятся в Главном управлении казачьих войск при Президенте России. А всё чем на месте оперирует Бянкин это чистейшей воды фикция. Очевидно, придётся ждать результатов решения ближайшего суда, чтобы его разоблачить.
Но если начальник Главного управления казачьих войск при Президенте России генерал-полковник П. С. Дейнекин и атаман Уссурийского войскового казачьего общества генерал В. А. Полуянов, введённые Бянкиным в заблуждение, будут присутствовать на «круге» и защищать его, то они окажутся свадебными генералами, прилетевшими спасать свои погоны.
                Только немедленное отстранение от атаманской должности казачьего полковника Н.В. Бянкина, создание ревизионной комиссии по проверке его экономической деятельности и назначение наказного атамана для попытки сплотить оставшихся казаков Камчатки спасёт честь их мундиров.
                Что касается проведения 4 ноября концерта якобы казачьих ансамблей и празднования 10-летия возрождения казачества, объясняем, что это будет праздник десятилетия самостийности в казачестве атамана Бянкина и полного уничтожения им казачьего энтузиазма и вдохновения на Камчатке. А приглашённые для выступления на концерте ансамбли «Веснянка», Славянский хор Украинской диаспоры и другие ансамбли, никакого отношения к Камчатскому казачьему обществу не имеют. Их основатели и руководители вынашивали свои шедевры и страдали в недавнем прошлом от нехватки средств на их развитие сами по себе. Бянкин пообещал заплатить им за  выступления на своём юбилее, а выдаёт их существование за личную заслугу в создании. А в принципе мы с ироничной умилённостью относимся к тем людям, которые ещё испытывают дух патриотизма от «зажигательных, пламенных» популистских речей несложившегося полковника с кругозором сержанта. Это уже давно пройденный этап!

                С уважением к жителям Камчатской области – атаманское правление ККО УКВ 1997 года выбора при полной поддержке казаков четырёх главных станиц области: Петропавловской, Елизовской, Сокочинской, Вилючинской.


                Депутату Государственной Думы РФ
                вице-адмиралу  В. Ф. Дорогину

               
                СПРАВКА

             Довожу до вашего сведения, что пока основная часть казаков боролась за чистоту в казачьем движении и безуспешно ожидало приезда на Камчатку вышестоящего казачьего руководства для создания независимой комиссии по ревизии деятельности атамана Н.В. Бянкина и определения его истинной роли в казачьем движении Камчатки, последний в спешном порядке, в тайне от основной массы казаков, келейно провёл свой «большой круг».
              Манипулируя грязными технологиями и путём обмана казаков он снова самоутвердился в должности атамана реестрового казачества. Что заставило атамана Бянкина не считаться с казачьим Уставом, традициями и другими этическими нормами морали организовать этот так называемый круг и тем самым надсмеяться над казаками Камчатки в очередной раз? Отвечаю:
                1. Боязнь лишиться атаманской должности, потому что без неё он по сути ничего из себя не представляет;
                2. Под шумок выдвинуть свою кандидатуру в Совет народных депутатов Камчатской области;
                3. Лишить возможности руководство Главного управления казачьих войск и атаманского правления Уссурийского войскового казачьего общества, руководителей администрации Камчатской области и широкую казачью общественность создать комиссию по расследованию его многолетней бесперспективной деятельности.
             За последние его четыре года правления было зарегистрировано лишь три реестровые казачьи станицы, причём из двух станиц впоследствии все казаки ушли, а ныне действующая в Быстринском районе насчитывает всего 15 человек. Напрашивается вопрос: возможно ли в таких обстоятельствах проведение большого круга?
             Оказывается можно, если самоустраниться от ответственности руководителям вышестоящих казачьих структур и все дела Бянкина на Камчатке пустить на самотёк.
             С великим трудом наметя со всех казачьих сусеков и наверстав специально для «круга» не имеющих никакого отношения к казачеству лиц (для численности, что сделано с грубейшими нарушениями Устава, потому как станиц не существует), наговорив, что на круге будут присутствовать генералы из Москвы и Владивостока, Н. В. Бянкин наскрёб-таки 75 человек, в том числе и выборных, которые, собственно, никого не представляли. А для пущей важности назвал некоторых из них «наказными атаманами» периферийных (несуществующих) станиц. Теперь всем становится ясно, что из 6051 имеющегося на бумаге казака, Бянкин может набрать при всех потугах только 75 человек. И это обстоятельство, кажется, опять пройдёт мимо казачьих верхов. Создаётся впечатление, что нынешние казачьи «верхи» наплевали на наших славных казачьих предков и идут на поводу у обыкновенных обманщиков, властолюбивых авантюристов.
              На этом, не имеющем юридической силы «большом круге», по предложению Бянкина кучкой сборных казаков были выведены из реестра известные и уважаемые в камчатском казачестве личности, которые действительно боролись за чистоту казачьих рядов и безбоязненно напоминали в последние годы «бессменному» атаману Бянкину, что он никакой не атаман а самозванец и словоблуд. Это члены последнего атаманского правления – председатель ревизионной комиссии есаул С. В. Орлов, подготовивший отчёт по части своей службы об истинном положении экономики в ККО УКВ и начальник пресс-службы казачества подхорунжий Г. Я. Струначёв, член Международной ассоциации писателей баталистов и маринистов. Его кандидатуру, кстати, казаки хотели бы видеть на должности атамана казачества Камчатской области
             Как же предполагает жить после происшедших событий вся остальная часть камчатского казачества, отошедшая от Бянкина?
                1. Атаманы и представители казачества четырёх главных станиц: Петропавловска, Елизова, Вилючинска и Сокоч собрались в Начиках и на основе казачьей общины «Начикинский круг» Союза казаков России создали Областное камчатское казачье общество «Всекамчатский Союз казаков», избрав атаманом Г. Я. Струначёва. Далее предстоит работа по созданию своего реестра и дальнейшее возрождение казачества без Бянкина.
                2. С целью недопущения в дальнейшем подобной обстановки (в которую попали камчатские казаки) в других регионах, решено опубликовать имеющиеся документы о липовом войске Бянкина в центральных газетах, вплоть до газет правительственных.
                3. Обратиться к прокурору Камчатской области с целью проверки всей казачьей документации и легитимности проведения прошедшего 3 ноября 2001 года «большого круга».
В силу необходимости первые руководители Камчатской области и города Петропавловска-Камчатского направили на проходящий круг своих заместителей. Так от администрации области присутствовал вице-губернатор по общественным связям А.А. Михайлов. От городской администрации – зам. градоначальника А. Г. Шалеев. От войск и сил Северо-Востока   ... и генерал … Шмаков. От облвоенкомата ...
            Однако обещанные Бянкиным генералы из Москвы и Владивостока не прибыли. Да и собирались ли они вообще лететь на его авантюру?
             Что же касается меня, то в дальнейшем активного участия в жизни казачества принимать не могу по причине загруженности работой, а также наплевательского отношения казачьих верхов на судьбу реестрового казачества.

              С искренним уважением, помощник депутата Государственной Думы Российской Федерации В. Ф. Дорогина /А. А. Батагов/ - подпись.
                15 ноября 2001 г.

                ПРОТОКОЛ №3
                Внеочередного большого круга Всекамчатского Союза казаков

                14 марта 2002 г.               
                село Сокоч Камчатской области

                Присутствовало: 22 выборных казака от четырёх станиц Камчатской области: городской Петропавловска-Камчатского; городской Елизовской; посёлка Рыбачий и казачьей общины «Начикинский Круг» села Сокоч.
                Избрали:
           Председателем большого круга – атамана ВСК  Г. Я. Струначёва-Отрока
            Есаульцем – атамана станицы Тарьинская В. М. Музыку
            Писарем – казака М. В. Путинцева
                Совет старейшин – А. А. Батагов и М. С. Захарова
                Повестка дня:
            1. Учреждение региональной камчатской казачьей общественной организации «Всекамчатский Союз казаков».
                2. Принятие Устава общественной организации «Всекамчатский Союз казаков».
                3. Выборы атамана ВСК и постоянно-действующего исполнительного органа при нём – правления ВСК.
                С докладом о состоянии дел в ОРО ВСК выступал атаман Г. Я. Струначёв-Отрок:
                -- Товарищи казаки. Мы собрались на этот внеочередной круг из-за того, что стоит под угрозой срыва регистрация казачьего общества. Довожу до вашего сведения, что сданные мною в конце декабря прошлого года документы на регистрацию созданной нами 13 октября 2001 года Общественной Региональной Организации «Всекамчатский Союз казаков» мне были Управлением юстиции возвращены на доработку. Тем не менее, пока они их рассматривали, прошло три месяца в течение которого, по закону, действительны собранные на регистрацию документы. Парадокс, но Протокол №1, по которому явствует, что меня в октябре 2001 года избирали атаманом и Протокол № 2, по которому мы в декабре того же года принимали Устав своей организации, утратили, как мне объяснили, свою силу. На основании вышеизложенного, после ознакомления вас с исправленными, дополненными и вновь отредактированными регистрационными документами, предлагаю сегодня принять решение по моим предложениям, касающимся сразу трёх вопросов повестки. А именно:
                1. Учредить на данном большом круге Общественную региональную организацию «Всекамчатский Союз казаков», созданную нами на Общем сходе реестровых и нереестровых казаков Камчатской области в селе Начики 13 октября 2001 года и включить в число учредителей следующих граждан – физических лиц: Струначёва-Отрока Г. Я., Батагова А. А., Похилько А. Я., Музыку В. М., Мегеша В. А. и юридическое лицо – Общественную организацию казачьей общины «Начикинский Круг» рег. № 730 (учредители Захарова М. С., Беляев И. Л. и Безбушко В. В.), зарегистрированную 01 сентября 2000 г. Управлением юстиции Камчатской области в пос. Сокоч.
                2. Принять Устав Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков», который мы уже обсуждали и принимали на большом круге 16 декабря 2001 года, внеся в него предложенные Управлением МЮ РФ по Камчатской области исправления и дополнения.
                3. Ещё раз подтвердить избрание меня атаманом Всекамчатского Союза казаков, ввести всех физических лиц – учредителей ОРО ВСК в постоянно действующий руководящий орган ОРО ВСК – правление и утвердить их на следующих, предлагаемых мною должностях:
                -- Мегеш А. В. – первый товарищ атамана;
                – Батагов А. А. – председатель совета старейшин;
                – Похилько А. Я. – председатель Совета атаманов;
                – Музыка В. М. – председатель контрольно-ревизионной комиссии.

                Следующим взял слово атаман общины «Начикинский Круг» И. Л. Беляев, предложивший по первым двум вопросам голосовать совместно, а по третьему – раздельно: за избрание атаманом ВСК  Г. Я. Струначёва и списком – за избрание и утверждение Правления ВСК.

                Голосовали:
                1. За принятие двух первых вопросов повестки дня!
               
                Любо – 22 казака,
               
                Нелюбо – нет.
                2. За избрание атаманом ОРО ВСК  Г. Я. Струначёва-Отрока на срок 4 года.
               
                Любо – 22 казака,
               
                Нелюбо – нет.
                3. За избрание списком учредителей в Правление ОРО ВСК, согласно предложенным атаманом Г. Я. Струначёвым-Отроком должностям!
               
                Любо – 22 казака,
               
                Нелюбо – нет.
                По завершении работы большой круг постановил:
                1.  Принять Устав общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков» как руководство для повседневной жизни региональной казачьей общины.
                2. Утвердить постоянно-действующий руководящий орган «Правление Всекамчатского Союза казаков» в составе 5 избранных кругом человек учредителей.
                3.  Придать юридический статус созданному 13 октября 2001 года региональному казачьему обществу. Для этого поручается атаману Г. Я. Струначёву-Отроку зарегистрировать в Управлении МЮ РФ по Камчатской области Общественную региональную организацию «Всекамчатский Союз казаков».

                Председатель большого
              круга – Атаман ОРО ВСК _________ Г. Струначёв-Отрок – подпись;
                Есаулец ________________ В. Музыка – подпись;
                Писарь ________________ М. Путинцев – падпись.

                А в 2002 году прошла перепись населения в Российской Федерации относительно национальностей. И вот что эта перепись выявила относительно казачества по субъектам Федерации. В Камчатской области, оказывается, записались казаками всего 59 семей, что близко к истине. Таким контингентом казаков располагал в первом году создания Всекамчатский Союз казаков Союза казаков России. А где казаки Корякского автономного округа? Их, как и было сказано выше – 0. А где 6051 казак камчатского реестра?..
                И, посмотрите, – сколько глав семей записались казаками в Приморском крае…
              А где 4 500 казаков под предводительством генерала Полуянова?

                Численность казаков по субъектам и Федеральным округам Российской Федерации. Материал из Википедии — свободной энциклопедии,
по данным Всероссийской переписи населения 2002 года.

Всё население, чел. Казаки, чел. Доля казаков
в населении региона, % Процент казаков живущих
в регионе из числа всех казаков в РФ, %
РФ 145 166 731 140 028 0,10 100,00
Центральный ФО 38 000 651 2568 0,01 1,83
Московская область
6 618 538 559 0,01 0,40
г. Москва
10 382 754 548 0,01 0,39
Северо-Западный ФО 13 974 466 920 0,01 0,66
Южный ФО 22 907 141 133 775 0,58 95,53
Республика Адыгея
447 109 470 0,11 0,34
Карачаево-Черкесская Республика
439 470 2501 0,57 1,79
Чеченская Республика
1 103 686 4 0,00 0,00
Краснодарский край
5 125 221 17 542 0,34 12,53
Ставропольский край
2 735 139 3902 0,14 2,79
Волгоградская область
2 699 223 20 648 0,76 14,75
Ростовская область
4 404 013 87 492 1,99 62,48
Приволжский ФО 31 154 744 904 0,00 0,65
Республика Башкортостан
4 104 336 28 0,00 0,02
Уральский ФО 12 373 926 787 0,01 0,56
Сибирский ФО 20 062 938 671 0,00 0,48
Дальневосточный ФО 6 692 865 403 0,01 0,29
Республика Саха (Якутия)
949 280 53 0,01 0,04
Приморский край
2 071 210 84 0,00 0,06
Хабаровский край
1 436 570 75 0,01 0,05
Амурская область
902 844 34 0,00 0,02
Камчатская область
358 801 59 0,02 0,04
Корякский автономный округ
25 157 0 0,00 0,00
Магаданская область
182 726 22 0,01 0,02
Сахалинская область
546 695 61 0,01 0,04

                О. Новак «С этим "атаманом" не приходится тужить» 26. 04. 2003 г. «Тихоокеанская звезда»
________________________________________
                Бывший хабаровский уголовный «авторитет» Владимир Податев (известный под кличкой Пудель) вновь выходит из политической тени.
Как стало известно редакции, 22 апреля он планировал созвать в Москве Большой казачий круг, на котором будет создано новое войско - «Союз казаков России и зарубежья» (СКРЗ). Сам Владимир Петрович намерен стать в этой структуре Верховным атаманом. И уже в новом качестве он планирует прибыть вместе со своим ближайшим окружением в Хабаровск на встречу с местным казачеством:               

                - Нас будет человек сто, - пояснил Владимир Податев нашему корреспонденту. - Поэтому, очевидно, придется взять военный самолет.
                В многочисленности своих соратников Владимир Петрович не сомневается. Ведь новая структура - это всего лишь новая вывеска. Фактически в войско Пуделя вольется весь состав старого «Союза казачьих войск России и казаков зарубежья» (СКВР и КЗ) генерала Ратиева, у которого Владимир Податев долгие годы ходил в «замах». Теперь он просто решил «подвинуть» своего начальника.
                Первые результаты этих «подвижек» уже налицо. Среди хабаровских казаков (часть которых традиционно представляет собой «группу поддержки» Податева) наметился раскол. И невольно хочется добавить - очередной. По странному стечению обстоятельств, расколы в казачьем движении случаются у нас раз в четыре года - и аккурат накануне выборов в Госдуму.
               
                Настоящий полковник.
                История хождения Владимира Податева в казаки общеизвестна. Первая «ходка» относится к 1993 году. Тогда еще не «бывший», а действующий хабаровский уголовный «авторитет» Пудель, привлекавшийся к уголовной ответственности за изнасилование, сумел сколотить вокруг офиса своей так называемой правозащитной организации «Единство» целое казачье войско. Оному войску было присвоено название «межрегионального Уссурийского» - очевидно, в пику Хабаровскому казачьему войску, которое на тот момент уже не только существовало, но и было утверждено решением губернатора Виктора Ишаева.
                Деньги «общака» и харизма Владимира Петровича предопределили первый раскол в хабаровском казачьем движении. Многие казачки переметнулись в новую структуру. А чтобы придать ей вес и звучание, в 1994 году Владимир Податев пригласил в Хабаровск Верховного атамана «Союза казачьих войск и казаков зарубежья» генерала Виктора Ратиева. Дабы тот принял новое войско под свое командование. Растроганный генерал жаловал Пуделя званием казачьего полковника.
                Далее великие политические планы сорвала банальная криминальная разборка между Пуделем и «вором в законе» Джемом. И статья тогдашнего собкора «Известий» Б. Резника «Кто там, рядом с президентом?». Владимиру Податеву пришлось бежать от Джема в Москву, после чего его «межрегиональное Уссурийское» казачье войско в Хабаровске осиротело и развалилось. Казалось, на этом все и закончилось.
Ан, нет.
                Казаки-раскольники.
                В декабре прошлого года в штабе Хабаровского казачьего войска раздался звонок. Подняв трубку, атаман Николай Шатов с удивлением узнал голос... Владимира Податева.
                - Николай, а наши там есть? - полюбопытствовал Владимир Петрович. И между делом сообщил, что грядут великие дела.
                «Дела» не заставили себя ждать. Через несколько дней в Хабаровск нагрянула, простите, «инспекция» от генерала Ратиева в лице начальника Главного штаба «СКВР и КЗ» казачьего генерала Дмитрия Исаенко (в определенных кругах больше известного как Дима Хвост) и камчатского атамана Бянкина (который официально, впрочем, входит в Уссурийское казачье войско приморского атамана Полуянова). С собой «инспекторы» привезли «горячий привет» от Владимира Петровича Податева и целую коробку лазерных дисков с его же бестселлером «Книга жизни, или Путь к свету».
                Путь к свету, однако же, оказался тернист. Скандал случился прямо на крыльце Дома офицеров Краснореченского гарнизона, где «инспекторы» намеревались провести пресс-конференцию. Эмиссаров Пуделя туда... просто не пустили. Осудив «произвол военных», господа Исаенко и Бянкин устроили небольшой «митинг» прямо на улице. К посланцам Податева неожиданно присоединился и член межведомственной Комиссии по пограничным вопросам при полпреде президента Константине Пуликовском приморский казачий генерал Полуянов. Он прибыл в Хабаровск как раз на заседание этой комиссии, «но не смог пройти мимо бед хабаровского казачества», как сообщил он присутствующим.
                Спектакль удался. Подтянувшиеся к Дому офицеров «дружественные» Пуделю станичники (среди которых были замечены атаманы Проценко, Фархатов, Каркавин и ряд других) дружно кричали «Любо!». Братьев-казаков призвали объединиться и создать новую структуру (или хорошо забытую старую).
                - Давайте объединять наши организации и нашу идеологию! - не без патетики закончил Дима Хвост.
                Казаки-«разбойники».
                «Идеология» обозначила себя очень скоро. Уже в январе нынешнего года курьер из Москвы передал атаману Хабаровского казачьего войска Николаю Шатову внушительный конверт с реквизитами Госдумы России. Однако в конверте оказалось всего лишь письмо казачьего генерала Димы Хвоста, который депутатом (во всяком случае, пока) никак не является. Письмо, тем не менее, представляло собой определенный интерес. Так как Дима Хвост не просто предложил Хабаровскому казачьему войску войти в состав «СКВР и КЗ», а даже намекнул, что это весьма выгодно: «готовы на взаимовыгодных условиях развернуть экономическую деятельность в регионах России». Приписка о «взаимовыгодных условиях», как и требуют приличия, стояла в хвосте письма. Преамбула же гласила об объединении казачества «на принципах славянского единства». А дабы «славянское единство» крепло, Дима Хвост назначил «смотрящим» (то есть, пардон, «полномочным представителем Верховного атамана») по Хабаровскому краю... Павла Ли Ю (в определенных кругах больше известного как Паша Китаец). К слову, «полномочным представителем» по Сибири и Дальнему Востоку назначался атаман Бянкин.
                Прочитав «послание», Николай Шатов плевался по-казачьи: долго и смачно.
                - Тридцать пять лет я отдал службе в Вооруженных силах, - сказал он мне. - И чтобы я, полковник запаса, кланялся этим, которые армии не нюхали, потому что пребывали в местах не столь отдаленных? Какие они казаки? Чины друг другу дарят: полковник, генерал...
               
                Казаки-затейники.
                Штабом хабаровских казаков-раскольников, если так можно выразиться, стала станица Амуро-Уссурийская. А может быть, так выразиться и нельзя: в домике по ул. Запарина, 2а, я застала представителей сразу нескольких станиц. Здесь были атаманы Проценко, Фархатов, Каркавин и прочие. Лица, можно сказать, знакомые (хотя и заочно) по декабрьскому «митингу» у Краснореченского дома офицеров. Правда, от всяких связей с эмиссарами Владимира Податева господа станичные атаманы немедленно отказались.
Тем не менее, я застала атаманов за серьезной работой по созданию новой казачьей структуры. Устав «Амуро-Уссурийского казачьего округа», в который намерены объединиться восемь хабаровских станиц, был практически готов. Как мне объяснили, ему осталось пройти экспертизу. Ну а потом состоится Большой круг...
                Резоны, которые изложил в защиту нового формирования атаман станицы «Мичуринская» Леонид Каркавин, звучали достаточно весомо, чтобы ими можно было пренебречь.
                - От бездействия Хабаровского казачьего войска мы начали действовать, - начал Леонид Иванович...
                Казакам хотелось дела. Но Хабаровское казачье войско так и не стало войском в полном смысле этого слова. В Государственный реестр оно не вошло, а стало быть хабаровские казаки не могли считать себя и на государственной службе. По мнению определенной части казаков, все это случилось по причине «вялости» атамана Шатова. А еще потому, что эта «вялость» устраивает краевые власти.
                - Землю нам на Большом Уссурийском острове не дают! - говорили казаки. - А мы готовы на границе поставить «второй эшелон» из казачьих семей.
                Одним словом, уставши биться лбом о бездеятельность атамана Хабаровского казачьего войска Шатова, часть казачества решила создать свое формирование. Амуро-Уссурийский округ войдет в Государственный реестр.
                ...И все это, конечно, звучало логично. Если бы не одно «но». Знаете, чем сейчас занимается Хабаровское казачье войско под руководством атамана Шатова? Оформляет документы для Государственного реестра. Так в чем же дело? В Большом Уссурийском острове, куда якобы не пущают казачество краевые власти? Да неправда это! Правда в том, что краевые власти просят от казаков, которые намерены организовать на острове «второй эшелон», сделать элементарные вещи. Для начала - проект поселения. Почему? Да потому, что в правительстве края существует программа по освоению острова, со временем на него будут перекинуты мосты, пойдет строительство. Что ж, все остановить ради эфемерной «казачьей вольницы»?
                - Да губернатор обещал нам даже помочь на острове с техникой. Но он правильно говорит: «Покажите сначала хотя бы нулевой цикл», - удивился Николай Шатов. «Нулевой цикл», по словам Шатова, делать никто не хочет. Да и «осваивать» остров по-настоящему, похоже, тоже.
               
                Обыкновенный мессия Владимир Податев.
                Решив провести эксперимент, я набрала московский номер начальника Главного штаба «Союза казачьих войск России и казачества зарубежья» Дмитрия Исаенко, чтобы спросить напрямую: кто занимается подготовкой Большого казачьего круга в Хабаровске?
                - В Хабаровске? - переспросил Дмитрий Венарьевич. - Пожалуйста. Позвоните Податеву Владимиру Петровичу.
                ...И уже через пять минут Владимир Петрович Податев с энтузиазмом излагал мне свои взгляды на то, как нам обустроить Россию в целом и казачество в частности.
                - Чисто свою структуру создаю, - делился Владимир Петрович своими планами. - Вот сначала 22 апреля проведем Большой круг в Москве, где утвердим новое формирование - «Союз казаков России и зарубежья». А я буду в нем Верховным атаманом.
                Полгода назад Владимир Податев отложил свои дела, переехал из Минска в Москву и засучил рукава. Фактически он заменил Ратиева уже тогда: казаки привыкли находиться под его началом. Осталось лишь утвердить сей факт официально. После чего начнется триумфальное шествие новой структуры по России.
                - Я восемь лет думал над этим вопросом, пока писал свою книгу. Теперь я знаю ответы на все вопросы, - заметил без пяти минут Верховный атаман. От картины, нарисованной Податевым, веяло чем-то грандиозно-марсианским.
                ...В марте этого года Россия вступила в эпоху Водолея, которая станет эпохой возрождения страны. И возрождение России начнется с «возрождения» международной правозащитной организации «Единство» Владимира Податева («Мы откроем её отделения в каждом городе», - пояснил В. П. П.). Членами «Единства» станут только Силы Света (если кто не знает, что это такое, пусть прочтет книгу В. П. П.). Воинством Сил Света станет обновленное казачество («Казачьи формирования будут при каждом отделении «Единства», - пояснил В. П. П.). Казаки сразу наведут порядок. Они будут патрулировать улицы городов - с последних немедленно исчезнут не только преступники, но даже подвыпившие граждане.
                - Речь фактически идет о духовной революции, - скромно объяснил Владимир Податев.
                Что и говорить, романтик! Клинический романтик...
                Но что-то не позволяет просто покрутить пальцем у виска. Потому что помимо грандиозных мистических идей у Владимира Податева, судя по всему, есть вполне реальные деньги (что-то же позволяет ему рассылать по городам свои «казачьи инспекции», да и обещание «прилететь в Хабаровск со своими сторонниками на военном самолете» о чем-то говорит).
                Трудно сказать, что это за деньги. Заработал ли их Владимир Податев своим недюжинным «трудом» или кто-то готов с ним поделиться. Сейчас, накануне выборов, в стране много шальных денег. И их обладателям нужны пробивные фигуры. Такие, которые имеют связи в высших эшелонах и одновременно - выход на электорат.
                Владимир Податев имеет и то, и другое. Его связи с определенной частью хабаровского казачества фактически серьезно не прерывались. Его связи с казачеством других регионов окрепли, пока он «замещал» Верховного атамана Ратиева. А казаки в качестве организованного электората - просто подарок судьбы. Тем более, что «ура-патриотическая» идеология, носителями которой они были всегда, сегодня невероятно окрепла в нашем обществе. Наверное, недаром Президент России Владимир Путин произвел большую структурную реорганизацию в «управлении» казачьим движением. Недаром, наверное, было упразднено Главное управление казачьих войск при президенте России, созданное еще Ельциным, а советником Путина по казачеству был назначен настоящий боевой генерал Трошев.
                Как ожидается, советник президента Трошев будет совершенствовать «властную вертикаль», укрепляя полпредства специальными структурами по казачьим вопросам. Во всяком случае, в дальневосточном полпредстве президента генерала Трошева ожидают примерно в мае.
                ...По странному стечению обстоятельств, определенная часть хабаровского казачества в это же время будет ожидать приезда еще одного «генерала». Верховного атамана Пуделя...
Всекамчатскому Союзу Казаков –
три с половиной года

        22 мая 2005 года в кинотеатре «Гейзер» в Елизове Камчатской области состоялся 5-й Большой круг Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков» (атаман – войсковой старшина Союза казаков России Г. Я. Струначёв-Отрок). Открыл круг молебном на добрые дела священник Елизовской церкви, отец Василий. В работе круга принимали участие около 40 делегатов из 5 станиц общины: Елизовской (г. Елизово); «Начикинский Круг» (с. Сокоч); Приморской (г. Вилючинск); Тарьинской (пос. Рыбачий) и Центральной (г. Петропавловск-Камчатский).
         Круг заслушал отчёты о работе станичных атаманов: С. А. Лынова; И. Л. Беляева; А. Л. Климентьева; В. М. Музыки и атамана Всекамчатского Союза казаков Г. Я. Струначёва-Отрока.
          Работа атаманов двух станиц – Елизовской и «Начикинский Круг» – была признана неудовлетворительной. Было принято решение о создании хутора Мутновского, наказным атаманом которого в связи с переездом сюда, был назначен И. Л. Беляев, ранее занимавший должность атамана станицы «Начикинский Круг», а «Начикинским Кругом» «наказали» руководить Г. Н. Боготопову.
           Атаманом станицы Елизовской, до состоящихся осенью перевыборов, был поставлен сотник А. Я. Похилько.
           Круг обсудил рассматривающийся в первом чтении в Госдуме РФ Закон о казачестве и принял план работы Всекамчатского Союза казаков России на следующий отчётный год.

                Д. Романченко

                Ольга ЖУРМАН. "Новая газета" №1 от 01.10.09 г. Владивосток
                Грубо, братцы, грубо!
                В лихорадке летних буден в Приморье малозамеченными остались два события: вроде как избрание заместителя руководителя аппарата администрации Приморского края Олега Мельникова поисковым атаманом Уссурийского казачьего войска вместо утвержденного президентом, действующего и здравствующего Виталия Полуянова и попытка захвата Народного дома (ул. Володарского, 19), находящегося под опекой Уссурийского войска... лицами, "причислшощими себя к казачьим обществам или использующими казачью символику» (цитата по письму вице-губернатора Шемелева № 11-28/2737 от 21.04.09 г.).
                Казаки-разбойники
                «Избрание» чиновника Мельникова атаманом проходило 15 августа в кустах (буквально): в здании на Володарского, 19. Реестровые казаки общественников не пустили. Сам факт проведения такого собрания настолько спорен, что даже сообщения о «новом атамане» без войска было запущено в местные информагентства без особенной помпы.
                Попытка захвата отданного казачьему войску в оперативное управление Народного дома была чуть раньше, 4 июля, в день празднования 120-летия Уссурийского казачества. Происходившее в заявлении на имя председателя совета по делам казачества при президенте РФ Александра Беглова описано так: «орущая, вооруженная шашками толпа в казачьей форме... взломав окно и двери... бесчинствовала в здании на протяжении четырех часов под видом Большого круга». Не реагировавшая на телефонные звонки владивостокская милиция заинтересовалась происходящим после звонка (в 7.00 по Москве) войскового атамана Полуянова замминистру МВД генерал-полковнику Михаилу Суходольскому. Только тогда на Володарского, 19 прибыло несколько полковников приморского УВД. Договорившись с казаками о переговорах, захватчики ретировались, но переговоры не состоялись... С тех пор минуло три месяца.
                Само собой, событиям предшествовали причины. Их несколько.

                Казачья вертикаль
                Причина первая. Президент РФ Медведев своим распоряжением от 13 января 2009 года образовал Совет по делам казачества. Поскольку властный бог – вертикаль, то в регионах тут же были образованы рабочие группы, в Приморье таковую возглавляет вице-губернатор Александр Шемелев.
Причина вторая. По действующим федеральным законам казачьи общества подлежат внесению в государственный реестр. Иными словами, только реестровые — казаки, остальных называют обидно — ряжеными (эти люди ощущают себя казаками, порой носят форму, соблюдают традиции, но в реестровые не идут. По принципиальным ли соображениям, по незнанию или, будучи выгнанными из казаков за проступок. Таких немало. Они, как правило, относятся к общественным казачьим организациям. «Причисляют себя», как выразился вице-губернатор Шемелев. (Незнание сути казачества автором статьи и глупость Шемелева. Г. С-О.). Заметим, такое разделение казаков — большая проблема для всего казачьего движения России.
                Причина третья. Под казачьи знамена не против встать криминал. Зайдите в Интернет, эта проблема актуальна для любого казачьего войска. В Уссурийском, в которое входят Приморье, Камчатка и Колыма, эта проблема нарисовалась года два-три назад, когда хабаровский авторитет Пудель — Владимир Податев (в другой версии Податьев) стал Верховным атаманом Союза казаков России (есть такая общественная организация). (Что за галиматья? Верховным атаманом СКР является П. Ф. Задорожный. Некто, Пудель, никогда не был верховным атаманом СКР. С самого начала возрождения казачества, с 29 июня 1999 года, им был А. Г. Мартынов. Опять прокол автора и поклёп на Союз казаков России. Это уже провокация от реестровых казаков. Комментарий Г. Я. С-О.)
Пудель сам о себе: «Беда моя, но в то же время и достоинство в том, что 18 лет из 35, к моменту своего освобождения, я провел в экстремальных условиях — в тюрьмах, лагерях и пересылках». (Цитата по газете «Тихоокеанская звезда» 23 апреля 2003 года.)   
                Пудель пытался через камчатского реестрового атамана Николая Бянкина задружить с казаками из Приморья. Из наших на дружбу среди прочих клюнули: изгнанный из реестровых казаков Александр Мамошин (тот самый командир роты спецназа, бизнесмен, владелец клуба «Стэлс», депутат, член «Единой России», «Родины», «Справедливой России») и Игорь Доценко – в прошлом атаман Уссурийско-Никольской казачьей станицы. Запомните это имя.

                Казаки-затейники
                Суммируем причины: созданием Совета по делам казачества государство от декларации забот о казаках переходит к действиям, одна из составляющих которых — предлагаемое финансирование дельных проектов (образовательных, культурных и пр.) реестровых казаков. Бюджетное финансирование — обстоятельство лакомое, которое властная вертикаль упустить не может. Иными словами, если пьянку нельзя запретить, ее надо возглавить.
                31 марта замруководителя аппарата администрации края Мельников в письме (11-26/2146) главам городских округов и муниципальных районов пишет: «24 апреля 2009 года планируется проведение Большого Казачьего... круга Приморского отдела... просим подать сведения о действующих на территориях, общественных (!) казачьих объединений или... организаций причисляющим себя к казачьим (орфография сохранена)». Маху дал Олег Анатольевич, казачий круг может созывать только действующий реестровый войсковой атаман, ну, еще президент. Тогда решили провести Собрание (именно так, с большой буквы) жителей... причисляющих себя к казачьим обществам или использующих казачью символику... для рассмотрения Совета атаманов (нет такого органа в Уссурийском казачьем войске. — Прим. авт.) Приморского отдела по проведению Большого круга», на который один из организаторов — вице-губернатор Шемелев уважительно пригласил главного приморского казака Виталия Полуянова письмом № 11 -28/2737 от 21.04.2009 года.
                Собрание объединило реестровых казаков с ряжеными, что нонсенс: в казаки можно вступить только по личному заявлению, но никак не общественными организациями, да еще оптом; также собрание отстранило от должности атамана Приморского отдела Валерия Сафронова (мол, долго не отчитывался о финансовой деятельности) и избрало на его место Игоря Доценко. А в августе в присутствии Пуделя — Податева (этот верховный в свое время сидел за кражу, потом за грабёж, потом за групповое изнасилование. Отличная компания для чиновников) и отстраненного Полуяновым от должности за «неудовлетворительное исполнение обязанностей» по исполнению казацких дел на Камчатке Николая Бянкина, замруководителя аппарата администрации Приморского края Олег Мельников был избран войсковым атаманом уссурийских казаков. У чиновника-атамана войска нет, прав - ноль, казачьи символы - знамена, хоругви - недоступны, президентом, как требует закон, он не утвержден и вряд ли будет... Разобравшись в случившемся, свои голоса отозвал Совет атаманов Колымского округа.
                Полуянов, наверное, кого-то не устраивает, им можно быть недовольным (например, давно верховодит, бородат, громогласен), но судьбу его реестровым казакам решать по закону. Тем более что осталось ему быть войсковым атаманом до апреля 2010 года. Сам он созывает Большой круг реестровых казаков Уссурийского войска для решения своей казацкой доли специально пораньше, на февраль-март, чтоб не остались уссурийские казаки без власти.
                А действия «причисляющих себя» во главе с вице-губернатором-юристом так похожи на фарс. Это все равно, что нескольким почетным гражданам Владивостока выбрать главой администрации края Ефима Звеняцкого и на этом основании предложить назначенному президентом губернатору Дарькину выйти вон.

                Прямая речь:
                Юрий Диденко, стоял у истоков возрождения казачества в Приморье в 90-е годы:
                — Разве для кого секрет, что криминал и чиновничество в одной связке? Им нужно Приморье хотя бы ради пограничных переходов, и почему не попробовать зайти с казачьей стороны? Главная причина — в бездеятельности казаков. Возрождение казачества проходило под знаком государевой службы, а службы-то нет. Надеть форму и побряцать шашкой в утеху — разве служба?               
Валерий Сафронов, атаман Приморского отдела Уссурийского казачьего войска, генерал-майор авиации в отставке:
                — Попытки ряженых сместить Полуянова предпринимались и два, и три года назад... С новой силой они возобновились, как только в перспективе замаячили бюджетные деньги. Мельников, побывавший на Кубани и увидевший, что там атаманы, как правило, руководители высшего звена администраций, поддался на предложения Ильинова и Бянкина. Произошедшее есть попытка рейдерского захвата атаманской власти, технологии же отработаны: собрание, перевыборы, участники из числа зарегистрированных в местном управлении юстиции общественных казачьих организаций, представленные как реестровые, — все чистой воды подлог.

                Выделенное жирным – комментарии по написанному атамана Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков», полковника Союза казаков России, Г. Я. Струначёва-Отрока. Со всем остальным согласен.


                XI Большой круг Всекамчатского Союза казаков 2009 года
            
                27 декабря в Петропавловске-Камчатском состоялся большой круг Всекамчатского Союза казаков Союза казаков России. Пришла пора переизбирать атамана, должность которого вот уже два срока, восемь лет, занимает Геннадий Струначёв-Отрок. Заслушав отчёт атамана, казаки приступили к выборам. На голосование единогласно вынесли одну кандидатуру – опять Г. Струначёва-Отрока. И вновь избрали его атаманом.

                Совсем не случайно камчатские казаки выражают единодушное доверие Геннадию Струначёву-Отроку, который в 2001 году с товарищами, уже почившими: Александром Батаговым и Станиславом Орловым организовал местных казаков в Региональный камчатский союз казаков в составе Союза казаков России, и вот уже в третий раз избирается атаманом. За восемь лет существования Всекамчатского Союза казаков организовано 7 казачьих общин в составе Всекамчатского Союза казаков: станица «Центральная» – в Петропавловске, «Мильковская» - в Милькове, «Имени Адмирала В. С. Завойко» – в Елизове, «Начикинский круг» - в Сокоче, хутор «Мутной» станицы Начикинской и две станицы в Вилючинске: «Приморская» и «Тарьинская» в Рыбачьем посёлке. В последних названных станицах казаки наиболее организованные и активные, потому что ядро их общества составляют люди военные.
                Здесь хочу сделать небольшой экскурс в историю возрождения казачества в постсоветский период для людей несведущих в казачьих перипетиях. С 1990 года казачество возрождалось под одним знаменем – Общественная всесоюзная организация «Союз казаков». Но в 1996 году Правительство России открыло Государственный казачий реестр для казаков, желающих непосредственно притулиться к «государевой» казне, пообещав им работу, службу, деньги, чины и награды... С тех пор в России утвердилось два казачества: общинное, «общественное» и реестровое.
                На Камчатке «общественных» казаков возглавил похорунжий Союза казаков России Г. Я. Струначёв-Отрок, а «реестровых» – всем известный на Камчатке атаман…, который с небольшим числом соратников вошёл в состав Уссурийского казачьего войска. С тех пор казачье сообщество Камчатки разделено на две группы: «реестровые», т.е. казенные казаки, и «общественные», т.е. вольные.
                В принципе, камчатские общественные казаки готовы взять на себя государственные функции, как это сделали, например, общественные казаки в Оренбурге, но игнорируют ныне действующую одиозную личность, коей является теперешний «государев» атаман. Казаки выражают ему прямой бойкот, зная его по прошлой совместной работе. И он не удержался бы на своём посту в общественной организации, если бы не нашёл крышу под Указом Бориса Николаевича Ельцина о реестровом казачестве, где он теперь не выборный атаман, а назначаемый сверху.
                Чем занимаются общественные казаки Камчатки? В основном – воссозданием традиционного казачьего образа жизни и патриотическим воспитанием молодежи. Недаром Геннадий Струначёв-Отрок вот уже несколько лет подряд во время летних школьных каникул проводит лагерь «Раздольный Круг» на территории совхоза Заречный, в селе Раздольном Елизовского района. Ребят, записавшихся в лагерь, приучают к самостоятельности, спорту, обучают единоборствам, езде на конях, водят в походы. Здесь всё по-казачьи, все – по-мужски, и это мальчишкам нравится. Некоторые из тех казачат, которые были в лагере у Струначёва-Отрока в первые годы его существования, уже выросли: кто учится в техникуме, кто в  институте, кто отслужил в армии. И с благодарностью вспоминают школу Геннадия Яковлевича.
                Вот и на этот круг пришли двое подростков, принятые в летнем лагере 2009 года в казачата. Они уже осознают себя потомственными казаками, только не знают, как жить с этим чувством, что делать, как себя вести. «А вести себя надо достойно, - наставлял их атаман. – Как подобает патриотам, любящим Россию, народ наш замечательный. И церковь православную любить, ибо казачество всегда было и остается главной опорой Православия».
                По традиции круг начинался и закончился общей молитвой. Затем посещение храма Святых Петра и Павла. После этого казаки разъехались по домам, по станицам. У каждого из них своя обыденная жизнь: семья, дети, внуки, хозяйство, работа. Но они всегда помнят, что помимо всего прочего, они ещё и казаки Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков».

                Александр Смышляев

                На фотографии: Делегаты 11-го Большого казачьего круга, прошедшего 27 января 2009 г. в Петропавловске-Камчатском, в спортивном клубе «Богатырь». Задний ряд слева-направо: С. М. Брославский, А. В. Мегеш, В. А. Лебедев (ст. Центральная); Ю. П. Березин (ст. Приморская); Ф. В. Шкильнюк (ст. Тарьинская); С. А. Лынов (ст. Елизовская, им. Адмирала Завойко); казак … ст. Приморской. Средний ряд: Г. П. Астахов – атаман ст. Мильковской; А. И. Денисенко – кошевой атаман ст. Елизовской; Д. С. Подлевских (ст. Центральная); А. Ф. Костыренко, со знаменем ВСКР, (ст. Приморская); А. Я. Похилько – атаман ст. им. Адмирала Завойко; И. Л. Беляев – атаман хутора Мутновского; Б. П. Кузьмин – нач. штаба ВСКР, К. Ф. Тегетаев (ст. Центральная); В. М. Музыка – атаман ст. Тарьинской. Сидят: А. Л. Климентьев – атаман ст. Приморской; Г. Я. Струначёв-Отрок – атаман ВСКР; В. И. Чечушков – председатель Совета стариков ВСКР.

                Благодарность Администрации Президента

                В первые часы нападения грузинских агрессоров на Южную Осетию 8-го августа сего года Правление Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков» направило письменную поддержку по электронным средствам связи Президенту Южной Осетии Эдуарду Джабеевичу Кокойты в организации им справедливого отпора грузинским мародёрам: «Не в силе Бог, а в Правде!», и выразило стремление организовать и отправить в район военных действий своих добровольцев. Второе письмо было отправлено Президенту России Дмитрию Анатольевичу Медведеву с одобрением и поддержкой его намерений по оказанию военной помощи народу Южной Осетии и защите наших миротворцев и интересов России.
                В начале сентября на имя атамана Всекамчатского Союза казаков, войскового старшины Союза казаков России, Г. Я. Струначёва-Отрока пришло Правительственное письмо из Администрации Президента Российской Федерации, в котором говорилось: «Выражаем Вам сердечную благодарность за поддержку и добрые слова, высказанные в обращении на имя Президента Российской Федерации, поступившем по информационным системам общего пользования. Желаем Вам и Вашим близким здоровья и благополучия.

                Консультант департамента письменных обращений граждан В. Безяев».

                Казакинформ.
                Сентябрь 2009 г.

Филипп Е. Сотников 
Кто тут ряженые? Выходи!
               
                Газета «Вести» январь 2011 г.
               
                Петропавловск-Камчатский
                Уважаемая редакция, ваша статья «Закон Цапка» толкнула меня на написание этого письма.
                Родился я в городе Ростове-на-Дону Ростовской области. Мои предки воевали практически на всех фронтах, на всех войнах, которые вела Россия в последние 200 лет, защищая нашу Родину.
                В нашей семье казачьи традиции живы до сих пор, хотя и не культивировались целенаправленно, а в советские времена их пытались подменить идеологией коммунизма и интернационализма. С малых лет родители рассказывали мне, что казаки – защитники   
                Родины, что я – потомок тех казаков, которые на протяжении всей истории России, защищали ее, что моя задача в жизни – «не посрамить звание казака» и быть достойным продолжателем традиций защитников Родины. Поэтому тема казачества была мне очень интересна, она жива в моей душе по сей день. Мои родители также объясняли, что лучше быть, чем казаться и, что настоящий казак всегда честен перед собой и своими близкими, смел, всегда готов встать на защиту граждан России от любых внешних и внутренних угроз, и это есть суть и цель жизни настоящего казака.
                Весной 1994 года меня, в то время 13-летнего пацана, по многочисленным моим просьбам в казачество на экскурсию привел отец. В штабе «казаков» в тот день было многолюдно, накурено. В курилке тайком распивали «горькую» и жутко матерились. Во главе стола под образами и буркой, висевшими на стене, восседал небольшой бородатый дяденька. «Смотри. Это атаман, сынок», – сказал мне батя и улыбнулся. «Николай Васильевич, а это мой сын, казак, только маленький, – сообщил отец маленькому человеку с бородой за столом. «А, ну-ка, надень папаху», – велел мне «атаман». Я надел протянутую папаху, что привело бородатого мужчину в восторг: «Гляди, и правда – казак!» - прокричал он и наиграно расхохотался, за ним расхохотались и остальные, присутствовавшие здесь «казаки». В общем, «атаман» показался мне тогда забавным и довольно таки веселым, как и я – ему, наверно. Он все время шутил, и время от времени «намахивал» рюмашку. Долго находиться в «штабе» я не смог, так как неокрепший детский организме справлялся с запахом папирос и перегара. Отец не поддержал очередной тост, и мы вскоре ушли. Так я впервые увидел «живых казаков». Мне стало немножко грустно, так как из рассказов отца казаки мне представлялись несколько в другом виде. В каком угодно, но только не в таком. А таких казаков в то время показывали в советском кинематографе. «Это не настоящие казаки, сынок», - сказал мне тогда отец, вздохнув, чем поверг меня в долгие раздумья. При этом мне стало легче от сознания, что мои предки не были похожи на этих «ненастоящих казаков».
                Летом того же года, стоя со своей бабушкой в очереди на автобус, чтобы уехать на 5-ю стройку, на «дачу», вскапывать грядки, я увидел «казака» на коне и с ним несколько пеших «казаков» в форме, с нагайками. «А на лошади он сидит, как собака на заборе», - прокомментировала моя бабушка, родившаяся и выросшая в одной из кубанских казачьих станиц, увидев пожилого, худого, маленького «казака», который размахивал ногами, пытаясь удержать равновесие в седле.
                По прошествии нескольких лет из газет я узнал, что «атаман» Бянкин обвиняется в вымогательстве и организации ОПГ и находится в СИЗО. Будучи к тому времени наслышанным о методах, практикуемых в то время местным «казачеством» для достижения социальной справедливости, я не удивился этому событию.
                Позже Бянкина выпустили из СИЗО и прекратили уголовное преследование. Тонкости этого дела я не узнавал, было неинтересно.
                С тех давних пор я встречался с Бянкиным пару раз в 2003-м году на заседаниях «Школы публичной политики», где он регулярно присутствовал. В 2005-м году (тогда мне было 24 года) я, попивая чай, беседовал с коллегами в офисе одной из строительных фирм, расположенной аккурат рядом со штабом «казаков», на ул. Советской, 50. В то время «штаб казаков» уже уменьшился до размеров одного кабинета в здании. Неожиданно позвонил Бянкин и попросил заехать к нему. «Есть серьезный разговор», – сказал он. Мне было несложно дойти до него по коридору, поэтому я тут же к нему зашел для «серьезного разговора». «Нам, казакам, отдают в оперативное управление стадион «Водник», мы планируем его восстановить, устроить футбольное поле, отремонтировать, чтобы там были спортивные секции, развивался казачий рукопашный бой. Ты можешь этот процесс возглавить?» - спросил меня «атаман». Я ответил, что, если будет поддержка, помощь от казаков, то ничего невозможного не вижу и готов попробовать. «Поддержка будет, мы и градоначальника подключим, он обещал помочь, он же тоже казак, и губернатор тоже с нами, Машковцев-то тоже казак, несмотря на то, что коммунист», -вещал «атаман». «И среди депутатов городской Думы тоже казаков хватает, помогут нам. С футболистами местными я уже договорился, они поле искусственное привезут, уложат, футболисты-то тоже все казаки. Коммерсантов-казаков привлечем, спонсоров». «Ну вот, кажется, казачество стало «настоящими казаками», действительно созидательной силой и объединением нормальных, адекватных людей, стремящихся к положительным изменениям в обществе и активно участвующих в этом процессе. Дай Бог», - пришло мне тогда в голову. А еще подумалось: «Как приятно осознавать, я буду одним из участников такого благородного дела – восстановления стадиона». Два следующих месяца ушло на то, чтобы оформить Договор безвозмездного пользования между Комитетом по имуществу города и СКСВР ОСВКО (Союз казаков Северо-Востока России, Отдельный Северо-Восточный казачий округ). Как недавно выяснилось, такой организации в реестре некоммерческих и казачьих организаций нет. Ее вообще нет в природе. Есть организация с похожим названием, атаман там тоже Бянкин. А при заключении Договора Бянкин, видимо, просто неверно указал название своей конторы. Ну, всяко бывает, даже великие люди ошибаются.
                Итак, заключили Договор безвозмездного пользования. В первые же полгода стало ясно, что «казачество» в лице Бянкина стадиону «Водник» помочь ничем не может и не особо-то рвется, и не потому, что не хочет, а просто-напросто потому, что нечем помогать: на электроэнергию денег нет, на отопление и ГВС денег нет, на ремонт стадиона и подавно денег нет. Выяснилось также, что по поводу депутатов-казаков Бянкин, мягко говоря, приукрасил, так как городские «депутаты-казаки» вообще не проявились как таковые. В то же время обычные, простые депутаты Городской думы создали целую рабочую группу, результатом деятельности которой стало то, что вопрос восстановления стадиона «Водник» объединили с вопросом детского парка на остановке «Госпиталь». С футболистами-казаками Бянкин ведет переговоры о футбольном поле, по всей видимости, до сих пор. В администрации города чиновники на просьбы о помощи отвечали: «Мы вам стадион отдали, вы аренду не платите, да еще хотите, чтобы мы вам денег дали? А зачем тогда вы, казаки, там, на стадионе, нужны?» Резонный вопрос. А на все мои просьбы о помощи «атаман» отвечал: «Ну, ты же директор стадиона, иди спонсоров ищи, я-то тебе ничем помочь не могу».
                Устав видеть повальное нежелание окружающих принять участие в благом деле, я решил, что такими путями мы, казаки, в лице меня одного, благое дело восстановления стадиона не сделаем, и за неимением лучшего надо пытаться работать с тем, что есть. А было там: отсыревшие стены, протекающая кровля, ржавые тренажеры, регулярно взрывающаяся электропроводка, часто выбиваемые местными хулиганами последние целые двери и окна, голодные крысы, холод и пьяные сторожа, требующие зарплату, а также много снега и жители из ближайших домов, выбрасывающие мусор на территорию стадиона. В общем, негусто с ресурсами и возможностями.
                С тех пор прошло 4 года. Было тяжело. Но я считаю, что задачу выполнил. Стадион «Водник» в режиме тотальной экономии на всем стал действительно самоокупаемым объектом. Работающим объектом городской социальной инфраструктуры. Появились достижимые и близкие перспективы запуска в эксплуатацию еще одного спортзала, придания спорткомплексу приличного вида, ремонта фасадов здания, чтобы потом плавно перейти к восстановлению футбольного поля. Процесс пошел вперед, не стало видно предпосылок к увяданию этих здоровых ростков. И тут меня заинтересовало, а чем же занимаются другие казаки, которых иногда можно видеть в штабе, рядом с Бянкиным на праздниках, в красивой форме.
                К тому времени меня пригласили в МУП «Спартак» на должность временно исполняющего обязанности директора. (Бянкин по этому случаю сразу же присвоил мне, старшине 1 статьи запаса, звание сотника (старший лейтенант). Я был этому рад, но звездная болезнь меня не поразила. Купив (по требованию Бянкина) у него же форму за немалые деньги, я стал вместе с ним часто посещать городские мероприятия, веря, что это – элемент популяризации казачества, как меня убеждал «атаман». Посетив массу этих мероприятий, я понял, что деятельность местного казачества под руководством такого «атамана» сводится к тому, чтобы создать видимость наличия деятельности и видимость наличия казаков. То есть, походы на праздники в казачьей форме должны были символизировать собой наличие казаков, а ежегодные попытки организовать казачий детский оздоровительный лагерь – видимость деятельности казачества. Также в «деятельность казачества» была включена моя работа, проводимая своими силами и за свой счет на стадионе «Водник». Все вместе это являлось показателями работы «атамана», за которую ему платят зарплату в краевом правительстве. Я не возражал против этого, так как полагал, что это также элемент популяризации казачества и в итоге благотворно скажется на общем деле возрождения казачества и привлечения к нам казаков. Во время предпоследней попытки создания ДОЛ «Казачок» наш «атаман» даже умудрился «пролететь» в финансовом плане и потом ответственно возложил обязанность выплатить долги за ДОЛ «Казачок» на меня, точнее, на стадион «Водник». Ну, всяко бывает, не подрассчитали, не получилось, но долги отдали, вопрос решили и ладно. Все живы, здоровы, лагерь прошел и, слава Богу, детишки довольны.
                За все время сотрудничества с Бянкиным я регулярно слышал от всех окружающих его казаков одно и то же: «Бянкин не работает, он работает на свой карман, его нужно переизбирать». «А почему же вы говорите об этом наедине, без свидетелей, почему говорите об этом мне?», - вопрошал я этих хороших ребят. «Это не так просто, он пользуется поддержкой среди чиновников», - говорили мне ребята. Понятно: своя рубаха ближе к телу, да и революции совершать среди казаков не принято. Кроме того, такое положение дел в местном казачестве никому не наносило ущерба ни морального, ни физического. Так все и шло само по себе. Бянкин ходил в красивой форме на праздники, я работал на ниве восстановления стадиона «Водник».   
                Бывало, что меня пытались отвлечь от своих дел и озадачить делами Бянкина. Так однажды мне позвонил некий человек и, представившись режиссером (!) из министерства общественных отношений Камчатского края, попросил, цитирую: «Трех казаков в форме. Один должен будет флаг подержать, один – в кадре с пушками принять участие, один – для массовки». Вот тут меня и осенило, что вся работа Бянкина – массовка, все наши походы на городские праздники – показуха, моя нелегкая работа на стадионе – повод для «положительного отчета» Бянкина о его работе и не более того. При этом, общаясь с разными людьми из разных районов Камчатского края, я обратил внимание, если я начинал разговор о казачестве, а потом произносил фамилию Бянкин, человек, с которым я разговаривал, просто разворачивался и уходил, ругаясь и говоря «ряженый казак». То есть, заявляемая Бянкиным численность Отдельного камчатского казачьего округа Уссурийского казачьего войска в количестве порядка 1800 человек – его выдумки, мягко говоря. За время сотрудничества с Бянкиным я видел одни и те же лица, всего около 15 человек. Да, у него есть списки тех, кто с момента организации общества приходил в казачество, все переписаны и подсчитаны, но никого из них я не видел ни разу в жизни, знал о них только по рассказам «атамана». Стало пусто в душе от разочарования. А тут еще братья-казаки подкинули ссылку в Интернете uvko-ukv.narod.ru – сайт Уссурийского казачьего войска, структурным подразделением которого является местное казачье общество. Из информации, опубликованной на этом сайте, я понял, что «атаман» Бянкин ввязался в «темное» дело и является активным участником группы по смене власти атамана Уссурийского казачьего войска и замены атамана УКВ (Уссурийского казачьего войска) Полуянова В. А. ставленником от «мятежников и рейдеров». Как следует из информации с сайта, тут все дело в том, что президент пообещал казакам становление на госслужбу, федеральное финансирование, льготы и прочие блага, связанные с федеральным финансированием. Для этого казаки должны объединиться и стать единым формированием. Под эту марку многие аферисты и казачьи «атаманы», наподобие Бянкина, активизировались с целью стать «главными», захватить ключевые посты, чтобы потом «осваивать финансовые потоки» из федерального бюджета. И тут, в подтверждение этой информации, Бянкин начинает требовать от меня и других казаков подписания нотариальных доверенностей для участия на Круге, проходящем в г. Владивостоке, чтобы с этими доверенностями голосовать на этом Круге по своим «темным» вопросам. Меня и остальных казаков это крайне возмутило. Мы решили не подписывать никаких доверенностей и собрать Совет атаманов, который, благодаря «атаману» Бянкину, не проводился с 2001 года, в противоречие Уставу нашего общества. Собрались, назначили время и место Совета, по телефону оповестили атаманов из отдаленных районов Камчатского края. После этого я позвонил «атаману» Бянкину, чтобы пригласить и его. В ответ услышал крики, угрозы жизни и здоровью, матерную брань. Итак, собрался Совет атаманов, который пригласил своего окружного атамана на заседание, а окружной атаман начинает сыпать матом и угрожать жизни и здоровью. При этом отказывается прибыть на Совет атаманов в определенное место и время. Нелогично и непонятно, почему человек так себя ведет, если его совесть чиста? В итоге договорились перенести время и место встречи, собрались, покричали. На просьбу прокомментировать информацию с сайта от «атамана» получили категорический отказ, на конкретные вопросы казаков – обтекаемые, малопонятные и нелогичные ответы типа: «Все это вранье, мало ли, чего там в ваших «тырнетах» пишут». Ну что ж, раз все хорошо, раз все, что написано на сайте – ложь и провокация, тогда ладно, всяко бывает. На том и порешили, разошлись, успокоившись.
                А недавно по Радио-СВ сообщили, что на Дальнем Востоке произошло объединение всех казачьих обществ в единое Уссурийское казачье войско, атаманом выбрали О. Мельникова, заместителем атамана Н. Бянкина. Также говорилось, что численность этого Уссурийского казачьего войска 4000 человек. Учитывая, что в «казачьем войске» Бянкина состоит около 1800 человек, как он постоянно всем говорит, а также то, что на самом деле, это не 1800 человек, а 15-17, то можно себе представить, какую силу представляет собой это «войско».
                Больно и жалко смотреть на то, что, благодаря стараниям этого человека, местное казачество приобрело все-таки статус «ряженых». За разочарование тех, кто придет к Бянкину в надежде послужить, принести пользу Родине. Больно и противно видеть, как некоторые чиновники, зная обо всем этом, поддерживают этого человека. Мерзко понимать, что таких вот ряженых «атаманов», наподобие Бянкина, много, и это касается не только казачества.
                Теперь о том, какое отношение имеет мое письмо к вашей статье «Закон Цапка».
                В статье идет речь о станице Кущевской. Станица – это исторически сложившийся поселок казаков. Так, где же были казаки этой станицы, когда убивали их соседей, когда насиловали их дочерей, когда у них вымогали деньги? «А что мы могли сделать?» - говорит местный «казачий атаман». Какой же он атаман, какой же он казак, если все это время спокойно наблюдал за происходившим в его родной станице и подчинялся этому «порядку»? Может быть, я не прав в своих суждениях, может быть, слишком категоричен, но, на мой взгляд, казачий атаман станицы Кущевская является просто-напросто таким же «атаманом», как и наш местный Бянкин. И это есть основная причина трагедии нашей страны, где все делается «для галочки», для «положительного отчета», для обозначения наличия. Президент сказал, что казачество надо поддержать, а ему, в Управление по делам казачества летят в ответ отчеты: «На Камчатке прошла казачья сельскохозяйственная ярмарка». «В Краснодарском крае за последний месяц зарегистрировано столько-то казачьих станиц», «На Дальнем Востоке объединили всех казаков в единое войско». «Казаки охраняют границу». «Казаки охраняют правопорядок». Одним словом, игры «ряженых». И не только «казаков». Игры «ряженых» блюстителей порядка, «ряженых» следователей, «ряженых» губернаторов и градоначальников, «ряженых» оппозиционеров.
                В связи с этим я, Сотников Филипп Евгеньевич, старшина 1-й статьи запаса, 29 лет, потомственный донской казак, отказываюсь от нахождения в рядах «ряженых» и заявляю о своем выходе из состава Отдельного камчатского казачьего общества Уссурийского казачьего «войска». Отказываюсь от присвоенного мне Бянкиным звания сотника и прошу Бянкина Николая Васильевича в дальнейшем не учитывать меня в своих «списках казаков». Честь имею."

                Но, Бянкина нисколь не смутило подобное положение вещей. С замороженными глазами, он продолжал втихую объезжать хутора и станицы, замыкающиеся на Всекамчатский Союз казаков России и переманивать атаманов в реестр (попросту, крысятничать) обещая эфемерные высоко оплачиваемые должности, права и обязанности в государственном реестре: охрану границ России, лесов, рек, недр, таможен.., под его мудрым руководством. И, надо сказать, при поддержке «Министерства специальных программ и по работе с казачеством», которому срочно требовалось пополнить свою часть пустого Уссурийского казачьего войска, преуспел здесь в некоторых направлениях. Однако, сам предавший СКР, он понимал, что и его предадут когда-то перебежчики, и он почти всех, перешедших к нему, вскорости разогнал. Другие, не найдя того, что обещал брехливый атаман и столкнувшись с жизнью «по понятиям» – сами покинули его ряды. Но, зато, их фамилии остались в списках Бянкинского реестра.
                Так случилось со станицей ВСКР «Начикинский круг» в октябре 2004 года, в которой начальником штаба был его бывший начальник штаба КО ССК, сотник В. Т. Безбушко, с которым читатель уже знаком по выше напечатанным материалам.
                Первый «Казачий молодёжный лагерь» (две смены по 21 дню), при поддержке Агентства по молодёжной политики Камчатской области, проводился атаманом Струначёвым-Отроком летом 2002 года в Начиках, и назывался он, по аналогии со станицей, –  «Начикинский Круг». Надо отдать должное: и станичный атаман И. Л. Беляев, и нач. штаба В. Т. Безбушко, и некоторые их казаки, и казачки принимали активное участие в подготовке и проведении лагеря. Но Безбушке, работавшему в Сокоче начальником ЖКХ и получившему большую моральную поддержку от казачества этим проведением среди населения, захотелось ещё больше удивить своих односельчан. Он захотел увеличить в размерах три свои маленькие звёздочки сотника (старлея) на погонах.
                В середине августа, перед закрытием летнего оздоровительного сезона, он едет в районный центр Елизово, где на телетайпе работает его хорошая знакомая, и просит её отпечатать на телеграфе липовую телеграмму на бланке «Правительственная» такого содержания: «За неоценимый вклад в возрождение казачества и воспитание подрастающего поколения, нач. штаба ст. «Начикинский Круг» Безбушко В. Т. производится в чин полковника а атаман ВСКР Струначёв Г. Я. – в чин войскового старшины. Поздравляю. Верховный атаман СКР Мартынов А. Г.»
                На торжественную линейку по закрытию оздоровительной кампании, Виктор Тимофеевич приехал в изрядном подпитии и уже с тремя большими полковничьими звёздами на погонах. Не взирая на протест директора лагеря, вышел к строю, поздравил казачков с успешным завершением лагерного сезона и зачитал «Правительственную телеграмму». Потом обернулся к атаману Г. Я. Струначёву-Отроку и в приказном порядке (на правах старшего по чину) наказал немедленно сменить подхорунжичьи  (младшелейтенантские) погоны на подполковничьи.
                Струначёв, ничего не понимая, перевёл выступление Безбушки и содержание телеграммы в шутку, и увёл раздухорившегося «полковника» в курень. Несколько раз изучающее перечитал телеграмму, задавая Безбушке наводящие вопросы по истиной причине присыла Мартыновым такого текста. В душе он не имел веры авантюристической натуре своего подчинённого: откуда Мартынов мог знать о Струначёве, если община «Всекамчатский Союз казаков» была зарегистрирована в Минюсте РФ только в конце апреля текущего года, и за последние три месяца, из-за напряжённой подготовки к проведению оздоровительной кампании и сложному проведению лагерей, он не смог ещё сообщить в штаб СКР о своих «заслугах»? Но Безбушко утверждал, что это его прекрасно знают в Союзе казаков России, и это он сообщил туда о Струначёве.
                В любом разе Струначёв отказался одевать на себя погоны войскового старшины до полного выяснения обстоятельств. А о Безбушкином «повышении» уже на второй день, от него самого, знала вся деревня и вся воинская часть, дислоцировавшаяся в Сокоче, в которой он когда-то служил.
                В сентябре 2003 года атаман ОРО ВСК Струначёв-Отрок побывал в Москве и встретился в штабе СКР с Верховным атаманом А. Г. Мартыновым и товарищем атамана СКР В. В. Наумовым. В результате этой встречи был подписан договор о сотрудничестве Общероссийского и Всекамчатского союзов казаков и о подчинении Устава ВСК Уставу СКР. А также Струначёв привёз на Камчатку и воспроизвёл Безбушке и казакам диктофонную запись Владимира Владимировича Наумова, в которой он говорил, что никаких правительственных телеграмм на Камчатку в прошедшем и ранее годах не давали, и что приказов на полковника Безбушко и войскового старшину Струначёва-Отрока не писалось.
                После этого случая Безбушко стал избегать встреч с членами атаманского правления ОРО ВСК. И в это же время атаман общины «Начикинский Круг» И. Л. Беляев переехал на постоянное место жительство на хутор Мутновский, под Елизово. Номинально атаманом станицы «Начикинский Круг» стал Безбушко, которого, к тому же и сняли с должности начальника ЖКХ. Станица стала хиреть, впрочем, как и сама Сокочь. Казаки разъехались. Безбушку перевели на работу в Елизово. Он стал директором Дома быта «Радужный». Вот тут-то к нему снова, в очередной раз, подъехал Бянкин с предложением вернуться под его руководство, пообещав дать чин подъесаула. И тот с распростёртыми объятиями побежал туда, откуда вышел, прихватив с собой список всех, но не самих своих казаков. Причём, Бянкин знал о «полковничьей» эпопеи Безбушки. Но, ведь, «казак» «казака» видит издалека. Их долгое время связывала «дружба» в замыкании на хабаровского авторитета Податева. И теперь она снова возобладала.
 
                При всей своей явственной склонности В. Т. Безбушко к очередному предательству интересов казачества, атаман Струначёв-Отрок пытался спасти положение и путём общественного назидания вернуть Безбушко в лоно общины ВСКР. Для этого он сделал в станице «Начикинский Круг» два выездных схода: 3 марта и 2 апреля 2004 года, пытаясь пристыдить Безбушко и покаяться публично на предстоящем 6 апреля сходе Атаманского правления ВСКР. Но на этот сход ни Беляев, ни Безбушко не прибыли «по уважительной причине».
 
    06.04.04                Штаб казачества
г. Петропавловск-Камчатский                ул. Ленинградская, 68.               
                ПРОТОКОЛ № 2
                Схода Атаманского правления ОРО ВСК
                Присутствовали:
1.Атаман ОРО ВСК  Г. Струначёв-Отрок.
2.И.о. Начальника штаба Б. Кузьмин.
3.Товарищ атамана А. Мегеш.
4.Есаул О. Войтенко.
5.Атаман ст. Тарьинской В. Музыка.
6.Товарищ атамана ст. Тарьинской  г. Попков.
7.Атаман ст. Приморской В. Мартынов.
8.Начальник штаба ст. Приморской А. Климентьев.
9.Казачок Е. Беляев.
                Отсутствовали:
1.Председатель Совета старейшин А. Батагов – запланированная встреча с градоначальником.
2.Председатель Совета атаманов А. Похилько – командировка.
3.Атаман станицы «Начикинский Круг» И. Беляев, начальник штаба этой станицы В. Безбушко и атаман станицы Елизовской  С. Лынов. – По этим вопросам с ними проводилось два выездных схода атаманом Г. Струначёвым-Отроком в Доме быта «Радужный»: 3 марта и 2 апреля 2004 г.

                Председатель схода – атаман Г. Струначёв-Отрок.
                Писарь – Е. Беляев.
                Повестка дня:
1.Открытие станицы Приморской. Утверждение Устава станицы. Юридическая регистрация станиц Тарьинской и Приморской.
2.Перевыборы председателя Совета атаманов.
3.О добровольных взносах членов казачества.
4.О принятии в организацию новых казаков.
5.О результатах заседания Совета по делам казачества при губернаторе Камчатской области 1 апреля 2004 года.
6.О самовольном присвоении начальником штаба станицы «Начикинский круг» В. Безбушко себе и своему атаману И. Беляеву звания «полковник».
7.О поисках заказов для работы Елизовской швейной мастерской дома быта «Радужный».
                – По первому и второму вопросу выступали атаманы Мартынов и Музыка. Первый доложил о вновь созданной станице Приморской в г. Вилючинске, состоящей из 7 казачьих семей, пожелавших замкнуться на ОРО ВСК. Представил на утверждение Устав станицы, соответствующий Уставу ВСК, и пакет документов  для открытия станицы с юридическими правами.
                Второй также представил пакет документов для юридической регистрации уже существующей станицы Тарьинской.
                Голосовали за открытие вновь образованной станицы Приморской, утверждение её устава и юридическую регистрацию двух упомянутых в повестке дня станиц:
                Любо – 8 человек.
                Нелюбо – нет.
                Казачок Беляев – без права голоса.
                – По второму вопросу выступил атаман Г. Струначёв-Отрок, доложивший о том, что:
                а) Пока штабными делами занимается он сам, а в роли писаря штаба выступает начальник Пресс-центра ВСК Д. А. Романченко, исполняющего обязанности  начальника штаба Б. Кузьмина, за отсутствием для него дел по штабу, необходимо назначить председателем Совета атаманов, так как бывший председатель – бывший атаман Елизовских казаков А. Похилько -- из-за частых и долгих командировок на основной работе, не может исполнять свои обязанности и, даже, сложил с себя полномочия атамана. А также, прошедшей осенью, трагически погиб председатель КРК есаул Орлов и на эту должность, на ближайшем большом круге, необходимо будет выбирать достойного казака.
Голосовали: Любо – 8 человек;
                Нелюбо – нет.
                3. Атаман ОРО ВСК доложил об отвратительном поступлении добровольных взносов от казаков на мелкие нужды казачества. Предложил казакам самостоятельно приносить и сдавать обещанные взносы, а не скрываться от неуплаты.
                Постановили: единогласно сказали «любо». А неплательщиков вызывать на суд чести.
                4. Зачитали два заявления от казаков о вступлении в ОРО ВСК: В. И. Мартынова и А. Л. Клементьева из вновь организованной станицы Приморской.
                Казаки рассказали автобиографии, произнесли клятву казака, обязались своевременно платить членские взносы и блюсти Устав станицы и регионального общества.
                Голосовали:
1)за принятие  в общину – 8 человек,
2)против – нет,
3)казачок Е. Беляев -- без права голоса.
                5. Атаман ОРО ВСК доложил о прошедшем 1 апреля 2004 года в  администрации Камчатской области заседании Совета по делам казачества при губернаторе Камчатской области и призвал атаманов станиц внести поправки в решение Совета с целью отразить интересы станиц ОРО ВСК в принятом постановлении.
                Постановили: в недельный срок атаманы станиц подадут региональному атаману свои предложения в письменном виде, а он в свою очередь составит служебное письмо по этому поводу на имена: 1) губернатора; 2) председателя Совета по делам казачества; 3) председателя Союза Общественных Организаций Камчатской области.
                6. Атаман Г. Струначёв-Отрок доложил о самовольном присвоении себе и атаману И. Л. Беляеву начальником штаба станицы «Начикинский круг» В. Т. Безбушко звания «казачий полковник», чем ввёл в заблуждение своего атамана И. Л. Беляева и атамана ОРО ВСК, преподнеся это присвоение якобы от атамана СКР  А. Г. Мартынова. Призвал, вынести решение по поводу такого непозволительного инцидента.
                Постановили: общим голосованием «любо» вынести этот инцидент на обсуждение Большого Круга, намечающегося на середину мая текущего года.
                7. Атаман станицы Приморской В.И. Мартынов вынес на обсуждение устав своей станицы. Так как все пункты устава полностью совпадают с пунктами устава ОРО ВСК, постановили утвердить устав станицы Приморской с вхождением её в ОРО ВСК:
                Любо – 8 человек.
                Нелюбо – нет.
                Не имеет голоса  – 1 человек.
                8. Рассмотрели предложение начальника штаба станицы «Начикинский круг» В. Т. Безбушко способствовать силами всех станиц ОРО ВСК поиску заказов для швейной мастерской подведомственного ему Дома быта «Радужный» в г. Елизово.
                Постановили: просьбу довести до сведения атаманов всех станиц ОР ВСК, обязать атаманов попутно со своей основной работой выискивать работу для упомянутого Дома быта:
                Любо – 8 человек.
                Нелюбо – нет.
                Не имеет голоса – 1 человек.
                Протокол заверили:
1.Атаман ОРО ВСК   Подпись  /Г. Струначёв-Отрок/
2.Предс. Совета атаманов ОРО ВСК    Подпись  /Б. Кузьмин/
3.Писарь  Подпись  /Е.Беляев/

                23 мая 2004 года в Петропавловске-Камчатском состоялся IV Большой круг «Всекамчатского Союза казаков», в Протоколе работы которого, в пункте 10 Повестки дня значится:
«10. Разбор самовольного чинопроизводства – присуждение начальником штаба ст. «Начикинский Круг» В. Т. Безбушко самому себе чина казачьего полковника; ввод в заблуждение по этому поводу атамана ОРО ВСК. Доклад атамана ОРО ВСК – 17.10.
Атаман ОРО ВСК доложил о факте самовольного чинопроизводства – присуждении начальником штаба ст. «Начикинский Круг» В. Т. Безбушко в 2002 году самому себе чина казачьего полковника и  введении в заблуждение по этому поводу атамана ОРО ВСК. Предложил вынести Безбушко В. Т. общественное порицание.
Решили: вынести Безбушко В.Т. общественное порицание и вменили ему принести свои извинения на ближайшем Совете атаманов.
Голосовали: Любо – единогласно.»
Такое мягкое наказание для Безбушко определялось попыткой Атаманского правления сгладить позорный факт морального преступления станичного начальника штаба, дабы не разжигать его обиженные амбиции по развалу станицы. Но Безбушко в открытую закусил удила и начал сотрудничать с Бянкиным, на которого не далее как год назад словесно испражняться.
                И только после этого атаман Струначёв-Отрок, с одобрения Атаманского  правления  ВСКР издаёт приказ о выдаче Безбушке 10 плетей:
                19 декабря 2004 г. в Елизове Камчатской области, в штаб-квартире станицы «Начикинский Круг» состоялось  заседание Расширенного выездного Совета атаманов ОРО ВСК о чём свидетельствует Протокол № 7. Далее читаем в пункте 2 повестки дня:

                «2. Атаман И. Л. Беляев доложил, что с мая в станице не ведутся никакие дела. Во-первых, штаб, в связи с переездом руководителей в Елизово, на другое место работы, оторвался от своих приписных казаков; во-вторых, после того как, на майском Большом Круге, начальнику штаба В. Т. Безбушко было объявлено общественное порицание за самовольное присвоение себе обманным путём звания полковника и потребовано принести извинение всем казакам общества, он, не выполнив вынесенного постановления, самоустранился от своих обязанностей и, предав интересы Всекамчатского Союза казаков, переметнулся вместе со станичными документами на сторону Камчатского отдела Уссурийского казачьего войска.
                После длительных дебатов было утверждено предложение: назначить из оставшихся в Сокоче (Начики) преданных общине казаков наказного атамана в помощь атаману Беляеву и провести перерегистрацию реестра станицы Начикинский Круг вплоть до изменения её названия, а бывшему начальнику штаба Безбушко прописать 10 плетей и исключить из реестра Всекамчатского Союза Казаков. Издать по этому поводу приказ и довести до сведения всех казаков станиц, входящих в состав ОРО ВСК.»
                На основании Постановления Расширенного выездного Совета атаманов ОРО ВСК, атаман ВСКР издаёт Приказ № 38 § 2 по Всекамчатскому Союзу казаков: О чинопроизводстве и исключении из реестра ОРО ВСК, во втором параграфе которого говорится: «Начальнику штаба станицы «Начикинский Круг» В. Т. Безбушко, переметнувшемуся на сторону Камчатского отдела Уссурийского казачьего войска, за предательство интересов  Всекамчатского Союза казаков России, выдать 10 нагаек и исключить из реестра ОРО ВСК с 01. 12. 2004 года.
                Приказ довести до сведения казаков и атаманов всех станиц, входящих в состав ОРО ВСК. Проведение экзекуции возложить на атамана станицы И. Л. Беляева.»
                Но Иван Львович впоследствии отказался выполнять приказ, сославшись на то, что «как-то неудобно пороть своего бывшего друга», хотя с тех пор общение с Безбушко прекратил. Потом, в суете событий, инцидент «подзабылся»… И так и ходит сотник-подъесаул с приказом о нереализованных плетях.

                Последний раз к станице «Начикинский Круг» возвращались на Пятом Большом круге, 22 мая 2005 года, проходившем в Елизове, в кинотеатре «Гейзер», на котором присутствовало 30 выборных казаков.
В Протоколе № 7 V большого круга ОРО ВСК читаем пункт 3 повестки дня:
                Отчёт атамана «Начикинский Круг» И. Л. Беляева:
                -- Станицы уже как бы и нет, там надо жить и работать, а я живу в Елизове. Чтобы там организовать людей и наладить работу, надо выбирать другого атамана и начинать с октября сего года…
Постановили:
                -- За развал ст. «Начикинский круг» объявить выговор И. Л. Беляеву;
                -- В знак реабилитации за допущение развала станицы, поручить И. Л. Беляеву организацию по новому месту жительства, в Елизове, хутора «Мутновский»;
                -- Наказным атаманом станицы «Начикинский Круг» назначить проживающего там вахмистра Г. Н. Боготопова.
Г. Я. Струначёв-Отрок:
                -- Нужно помочь новому хутору Мутновскому и его атаману И. Л. Беляеву в их становлении на новом месте.

                О кадетских классах школы № 7.

                В начале мая 2008 года Струначёву-Отроку позвонил депутат городской думы, председатель Камчатского отделения Национальной Ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных Сил  МЕГАПИР, подполковник в отставке, Виктор Александрович Иванчиков, и предложил взять казачеству ВСКР под свой контроль казачьи кадетские классы в школе № 7 Петропавловска-Камчатского. Дело обстояло таким образом:
           В начале 2007-2008 учебного года школой была разработана Программа военно-патриотического воспитания учащихся, а преподавателя на эту должность не было. Реестровый атаман Бянкин, всегда желающий где-то «отличиться», предложил директору школы, Ирине Александровне (Инсинье Азгамовне) Гилязовой свои услуги по организации казачьих кадетских классов. Отметился и очень быстро их забросил. Кадеты остались без присмотра.
           Г. Я. Струначёв-Отрок, будучи атаманом ВСКР, посоветовавшись со своим Атаманским Правлением, выдвинув тезис о готовых казачках для пополнения своего Казачьего оборонно-спортивного оздоровительного лагеря «Раздольный Круг», который на тот период работал ежелетно уже седьмой год, решил взяться за восстановление деятельности кадетских классов. Встретился с директором школы Гилязовой. Задал вопрос:
            – А куда Бянкин делся? Он же в газетах сообщил и по телевидению выступил, что открыл казачьи классы в седьмой школе?
             При упоминании фамилии Бянкина, директриса школы сменилась в лице (не в лучшую сторону, хотя женщина красивая) и поведала такую историю:
           – Пришёл безмерно деятельный, обнадёжил громадными планами, начал работу, потом прислал вместо себя «дядьку», который завалил всё дело, и оба благополучно ретировались. А теперь меня родители мучают за деньги, которые Бянкин собирал с них на бекеши (казачьи полушубки) для казачков-кадетов. Хотят на него в суд подавать. Я созвонилась с атаманом по этому вопросу – он недоумённо воскликнул: «Какие деньги?! Я на эти деньги их в Паратунку два раза возил! Могу отчётные документы предоставить!». Я его теперь просто ни видеть, ни слышать не хочу. А деньги так и не вернул. Возьмите под своё крыло брошенных казачков. С нового учебного года в школе вводится должность заместителя директора по военно-патриотической работе – будете моим заместителем.
                Струначёв написал заявление о приёме на работу и приступил к своим обязанностям. Но благополучно проработал он всего неделю: его жена после родов угодила в больницу, и ему пришлось находиться при доме со своими двумя мало-малолетними детьми. Кое-как проработал вторую неделю, но в конце концов и его самого скрутил на нервной почве хронический радикулит – результат многолетней рыбацкой деятельности на добывающем флоте. Пришлось извиняться перед директрисой и писать заявление об увольнении…
              Казачки кадетских классов остались до начала летних каникул без пастыря. Но в начале 2008-2009 учебного года Иванчиков порекомендовал Гилязовой отставного капитана 2 ранга Бориса Александровича Ширяева, члена возглавляемого им Камчатского отделения МЕГАПИР. С тех пор кадеты стали замыкаться на 40-ю отдельную бригаду (ныне полк) морской пехоты, в которой служил Ширяев, дислоцированную на Силуэте, в одном квартале ходу от школы.
              Слава Богу, всё сложилось, даже лучше, чем задумывалось.

                Второй удачный подкат по расколу камчатского казачества СКР был совершён Бянкиным в 2010 году.
                Далее мы печатаем отчёт атамана Струначёва-Отрока в Министерство специальных программ и по работе с казачеством из которого читатель сам всё поймёт.
                Дело в том, что с приходом в министерство в конце 2010 года В. А. Бондаренко на должность заместителя С. И. Хабарова по работе с казачеством, первый сделал широкий жест государственной помощи для «всех казаков»: и реестровых и нереестровых. Ну казаки ОРО ВСК СКР, наивные и законопослушные, и поверили. И стали отчитываться несколько лет подряд о своей работе в министерство, пока не поняли, что министерство приплюсовывает их полезную деятельность к своему инфантильному гос. реестру, а общине ВСКР ровным счётом ничего не даёт и только повторяет: «Войдёте в госреестр, – и вам будет счастье!»

                Министру по спец. программам и казачеству
                Камчатского края,  С. И. Хабарову от атамана
                Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков» Союза казаков России, Г. Я. Струначёва-Отрока.

                О состоянии дел в станице «Приморской» (г. Вилючинск)
                Всекамчатского Союза казаков России

                Положение подъесаула СКР А. Л. Климентьева и сотника СКР А. Ф. Костыренко

                Уважаемый Сергей Иванович! Довожу до вашего сведения, что:
             На 11 большом круге ОРО ВСК (протокол № 19 от 27.12.2009 г.) было принято решение: составить атаманам станиц представления на награждение медалями и присвоение очередных чинов в честь грядущего 65-летия Победы СССР в ВОВ и 20-летия СКР, для передачи в Москву, в штаб Союза казаков России.  Однако, к концу января представления были поданы только атаманами ст. им. В. С. Завойко, Мильковской и хутора Мутновского. Атаман ст. Приморской Климентьев на телефонную связь не выходил, мало того, уязвлённый какими-то своими мыслями по поводу решений прошедшего Круга, трубку сотового телефона не брал. Когда я дозвонился до него в середине февраля по стационарному телефону, по междугородней связи, и в категоричной форме потребовал от него документы, он ответил, что уже давно отдал их атаману Тарьинской, Музыке, который обещал их мне отвезти ещё в январе. Я указал ему на то, что свои документы каждый атаман должен представлять сам, или хотя бы контролировать их доставку. С Музыкой я буду разговаривать отдельно. В этом же разговоре я довёл до сведения текст пришедшего из штаба СКР распоряжения. Согласно распоряжению Верховного Атамана СКР П. Ф. Задорожного – все мероприятия 2010 года проводить полномасштабным составом ОРО ВСК и всех других войск и отделов СКР под лозунгом «65 лет Победы в ВОВ и 20 лет СКР». Распорядился, чтобы 4 апреля, на пасхальный крестный ход, он как можно больше казаков привёз в Петропавловск-Камчатский. На том связь с Климентьевым прервалась на долгие 2 месяца.
              Накануне Пасхи, в конце марта, я всё-таки дозвонился до Климентьева с чужого телефона, т. к. на звонки с моего телефона он не реагировал, и ещё раз напомнил о Крестном ходе в Петропавловске. На что он уже в обиженной форме заявил, что будет собирать станичный круг по этому вопросу и возможно снимет с себя атаманские полномочия. На что я ему ответил, что прибытие на крестный ход не требует сбора круга, достаточно моего приказа. А по перевыборам атамана будем разговаривать после праздника.
              На пасхальный крестный ход Климентьев не выставил ни одного казака. За что получил выговор  (пр. № 96 от 04. 04. 2010 г.). Потом выяснилось, что он собрал нелегитимный станичный круг, на котором поднял вопрос об игнорировании поездки в Петропавловск, и патрулировании улиц в Вилючинске по просьбе начальника милиции С. А. Власова. И провёл перевыборы атамана станицы. По представленному протоколу, якобы казаки проголосовали за выборы атаманом станицы Приморской сотника А. Ф. Костыренко, а его, А. Л. Климентьева, выбрали председателем Совета старейшин станицы Приморской.
              В первой декаде апреля вновь испечённый атаман Костыренко привёз мне этот нелегитимный протокол, в котором из 22 числящихся в станице при Климентьеве семей, присутствовало только 9 представителей, а остальные де уже давно покинули станицу. Вопрос! А почему до сегодняшнего дня Климентьев делал отчёт по 22 семьям? Значит, он развалил станицу, вводя меня в заблуждение. Где новый список казаков станицы? Костыренко получил мой приказ: «Станичный круг и перевыборы атамана надо провести заново!» А Климентьеву за развал станицы и неуведомление атамана СКР о проведении перевыборного круга был объявлен строгий выговор ( пр. № 97 от 18. 04. 2010 г.)
              18-го же числа Костыренко провёл якобы легитимный круг с откорректированным станичным реестром в 14 семей, на котором присутствовало 10 семейных глав. Вопросы в протоколе обсуждались те же, что и в нелегитимном круге: Выборы Костыренко атаманом станицы и выборы Климентьевеа председателем станичных стариков.
             После доставки атаманом Костыренко мне этого протокола, ему было указано на грубое нарушение ими Уставов ОРО ВСК и СКР, а 1 мая 2010 г. был написан приказ об официальном утверждении Костыренко атаманом станицы Приморской с 19 апреля текущего года. Климентьев на должности председателя станичного совета старейшин утверждён не был, а было вынесено: на ближайшем совете атаманов рассмотреть вопрос о понижении его в чине, до вахмистра. Приказ № 98 от 01. 05. 2010 г.
             Только после такого решения, Климентьев соизволил написать объяснительную записку по внесённой смуте в руководимую им станицу и рапорт, с просьбой: не лишать его чина.
            Весь месяц, май, был затрачен мной на редактирование и утверждение Устава и перерегистрацию ОРО ВСК по предписанию Минюста РФ по Камчатскому краю. Июнь –  на подготовку и проведение первой смены летнего Казачьего оборонно-спортивного оздоровительного лагеря «Раздольный Круг». Казачий сход и расширенный Совет атаманов удалось провести только 29 июня на праздновании 20-летия СКР, на территории лагеря, на Зеленовских Озерках. Помимо праздничного обеда, разбирался и вопрос положения подъесаула Климентьева. Сделав вид, что осознал свой поступок, он просил не лишать его чина подъесаула СКР. Растроганные его признанием атаманы вынесли решение оставить ему чин подъесаула и оставить решение станичного круга о выборе его председателем стианичного Совета стариков. Я был против такого решения. См. Протокол № 21 от 29. 06. 2010 г.. Тем не менее такое решение было принято.
            Вновь избранный атаман Костыренко тем временем пытался реанимировать станицу. Провёл два велопробега, посвящённые 65 годовщине Победы в ВОВ и 20-летию СКР, и заверил меня в своей преданности делу казачества.
            После окончания летней оздоровительной кампании и сдачи отчётов в АМП КК, я в сентябре уехал на 2, 5 месяца в Волгоград по семейным обстоятельствам.
            Вернувшись в Петропавловск-Камчатский 16 декабря, стал готовить проведение очередного ежегодного, 12-го большого круга ОРО ВСК, намеченного на 26 декабря 2010 г.. Обзвонил всех атаманов, но никак не мог дозвониться ни до атамана Костыренко, ни до его главного старика Климентьева. Они не отвечали на звонки сотового телефона. А самому в г. Вилючинск проехать было невозможно – закрытая зона, нужен  пропуск. Я организовал  устную передачу приказа через атамана ст. Тарьинской В. М. Музыку, после чего Музыка доложил мне, что в станице нелады, а атаман и старейшина никак не реагируют на приказ о явке на большой круг.
           В результате, на круг от их станицы никто не прибыл. На круге было вынесено постановление: осудить политику Костыренко и Климентьева направленную на раскол ОРО ВСК и развал станицы Приморской. И сделать 4 января 2011 года выездное заседание Совета атаманов в Вилючинске со сбором всех казаков станицы Приморской и в присутствии казачьего священника, отца Олега. См протокол № 24 от 26. 12. 2010 года.
          4 января 2011 года Костыренко и Климентьев порученного им  круга не собрали, а из города исчезли совсем. Жена Костыренко заявила, что муж уехал на рыбалку (хотя был предупреждён о нашем приезде), а жена Климентьева, сказала, что вообще не знает, где её муж в данный момент находится. Переговорив с отцом Олегом о неказачьем поведении начальствующего состава ст. Приморской и побывав у подхорунжей СКР Валентины Ивановны Рагимовой (которая и сообщила о придуманном, будто бы проведеном 18 апреля станичном круге, т. к. она о таковом первый раз слышит), наша делегация отправилась в Петропавловск без каких-либо результатов, наметив на 7 января проведение совместного расширенного заседания Совета атаманов, Совета старейшин и Суда чести ОРО ВСК,  с привлечением на сход Костыренко и Климентьева.
           Перед Судом чести Климентьеву и Костыренко были направлены следующие СМС-сообщения: «Приказ: Сотнику Костыренко и подъесаулу Климентьеву 7-го января к 11. 30 прибыть в спортклуб «Богатырь» на Суд чести. Неявка расценится незнанием казачьих традиций, изменой присяге и не принадлежностью к казачьему роду. Атаман ОРО ВСК СКР Г. Я. Струначёв-Отрок». Эти СМС-сообщения были получены ими 5 января 2011 г., на что были мною получены СМС-уведомления о доставке.
          5-го же января мной было получено СМС-сообщение от Костыренко такого содержания: «12 декабря 2010 года был собран круг станицы Приморской, присутствовало 98%. Станица решила о выходе из СКР. Присягу давали один раз в жизни, когда призвались на службу, нашей Родине, и присяге верны по сей день. Мы вольные казаки, что хотим, то и делаем». Текст свидетельствовал, что они решили увести казаков из Союза казаков России, а, значит, они сами себе подписали приговор об исключении их из реестра СКР. На Суд чести они само собой не явились. Хотя Климентьев, вступая в ОРО ВСК СКР, давал казачью присягу и подписывал договор 27 февраля 2004 года, в которых было написано: «...Если же я нарушу это своё торжественное обещание, данное казакам, Отечеству и Богу, пусть снизойдёт на меня кара Господняя, меру вины которой определит очередной сход, Суд казачьей чести и Совет старейшин...».
          7 января состоялся казачий сход:  расширенные Совет атаманов, Совет старейшин и Суд чести (см. протокол № 25 от 07. 01. 2011 г.), на котором было принято постановление 2: «Станицу Приморскую, являющуюся структурным подразделением ОРО ВСК СКР из своей структуры не выпускать, а смутьянов, пожелавших увести казаков станицы в государственный реестр: сотника Костыренко и подъесаула Климентьева разжаловать до чина «казак», исключить из списков станицы Приморской и ОРО ВСК с последующей рассылкой решения по  войскам, отделам и штаб СКР. В ближайшее время собрать сход станицы и назначить наказного атамана».
           8 января не явившимся на Совет виновникам было разослано следующее СМС-сообщение: «07. 01. 2011 г. Суд чести ВСК СКР постановил: За невыполнение постановлений 11 и 12 больших кругов, предательство уставов СКР и ВСК, измену казачьей присяге, попытку вывода Приморской из структуры ВСК СКР, подъесаула СКР Климентьева и сотника СКР Костыренко разжаловать до чина «казак», исключить из реестра ОРО ВСК и ст. Приморской, и сообщить во все войска и штаб СКР», которое они успешно в тот же день и получили. Вторую СМС-ку я отправил уже от себя лично: «Теперь вы действительно вольные «казаки»! Станице название давал я. «Приморская» числится по всем документам, как структурное подразделение ВСК СКР. Идите, организуйте вместе с Бянкиным свой азиатский хурал и называйте его хоть мужицкой деревней Мормыши (место рождения Климентьева). Логотип «Приморская» оставьте в покое, если не хотите наказания. Честь имею. Войсковой старшина СКР Г. Я. Струначёв-Отрок».
           12 января по ОРО ВСК был издан Приказ № 108 О разжаловании и исключении из ОРО ВСК СКР Костыренко и Климентьева.
           13 января 2011 года, после предварительных обсуждений на Совете атаманов 4 и 7 января, Приказом № 109 по ОРО ВСК наказным атаманом станицы Приморской был назначен бывший товарищ атамана станицы Тарьинской, подъесаул Г. Е. Попков. Ему поручено в течение 3 месяцев восстановит численность станицы и 17 апреля собрать станичный круг по выборам атамана.
           Так закончилось более чем годичное наньканье с бывшим атаманом станицы Приморской, подъесаулом А. Л. Климентьевым.

                Отчёт составил:
              Атаман ОРО ВСК СКР, казачий полковник СКР, Г. Я. Струначёв-Отрок.

                9 февраля 2011 года.
                г. Петропавловск-Камчатский

                Но после этого отчёта Министерство пропустило мимо ушей возмущения атамана общины ВСКР и с удовольствием включило в свой гос. реестр обоих исключённых из реестра ВСКР и разжалованных, с теми же чинами, которые им давал Союз казаков России. Это говорит о том, что Министерство под эгидой государства само способствует развалу казачества России, разделяя казаков на реестровых и нереестровых.
                Подъесаул Попков из-за отсутствия организаторских способностей и командирских данных, за полгода работы в должности атамана не смог восстановить работу станицы Приморской. Станицу Приморскую пришлось понизить до статуса хутора и назначить туда наказным атаманом подъесаула Ф. И. Жукова.

                Какой помощи можно было ждать от министерства по спецпрограммам и казачеству Камчатского края, если у них не было достаточного количества казаков, чтобы даже в полной мере называться Министерством. Они на веру взяли список бянкинских казаков в количестве «более двух тысяч», даже не пытаясь провести ревизию всего имеющегося списка. А зачем им это? Почистишь список от мёртвых душ – себе хуже сделаешь: денег на казачество сверху меньше выделять будут. Так и живёт по настоящее время брехнёй министерство реестрового казачества.
             Для пущей важности приводим здесь интервью В. А. Бондаренко через полгода после прихода его на должность заместителя министра по казачеству:
                ХОЧЕШЬ БЫТЬ КАЗАКОМ, БУДЬ ИМ
                13.07.2011 05:46
                На прошлой неделе мы отметили День камчатского казака. 8 июля (по старому стилю — 25 июня) 1697 года полусотня якутских казаков Атласова водрузила на Камчатке крест в знак присоединения полуострова к Якутскому воеводству России.

             Эта историческая дата стала поводом для разговора с заместителем министра спецпрограмм и по делам казачества края Вячеславом БОНДАРЕНКО, который возглавил в министерстве недавно созданный отдел по делам казачества. Отдел пока небольшой, но активный. В качестве ведущего специалиста в нем трудится атаман отдельного Камчатского казачьего округа Уссурийского казачьего войска Николай Бянкин. К слову, предки Вячеслава Бондаренко – с Дона. Так что для него тема казачества не чужая.
              — Вячеслав Анатольевич, как российское законодательство определяет понятие «казак»?
              — На этот вопрос сложнее всего ответить. И если вы спросите сколько в России казаков, вам точную цифру никто не назовет. Юридически не существует критериев, по которым человека можно причислить к казакам. Наверное, это правильно. Если бы такие критерии существовали, они бы мешали участвовать в казачьем движении многим людям, которые хотят его поддерживать.
            Казак — это не национальность, а скорее жизненный уклад, верность определенным традициям и принципам. Те, кто готов это принять, вправе назвать себя казаком.
              — Сколько камчатцев считают себя таковыми?
            — Прежде чем ответить, сделаю одно пояснение. По федеральному закону №154-ФЗ о государственной службе российского казачества в России создан госреестр казачьих обществ. Казак, который решает войти в этот реестр, тем самым берет на себя обязательства выполнять задачи, которые поставит перед ним страна: нести государственную гражданскую или военную службу, принимать участие в охране общественного порядка, обеспечении пожарной безопасности, охране границы и так далее.
             Камчатских казаков, которые вошли в государственный реестр, насчитывается более 2 тысяч. Но есть граждане, которые причисляют себя к казачеству, но в реестр не входят. Они являются просто членами общественных организаций, многие из которых существуют по принципу: сегодня человек вступил, завтра выбыл. Кроме того, при вступлении и при выходе из такой организации люди, как правило, заявлений не пишут. Поэтому посчитать их сложно. В этом и нет пока большой необходимости.  (??? Всё наоборот! Это в реестре так! Принимают в казаки всех, кому не лень написать заявление о вступлении в казаки. Принимают, даже не верстая. Г. Я. С.-О.)
             — Государство не ограничивает создание общественных организаций, которые заявляют себя в качестве альтернативы реестровому казачеству?
             — Российский гражданин вправе создать в рамках законодательства любую общественную организацию. Например, один наш земляк, известный в определенных кругах, хочет создать «Волчью казачью сотню». Это его право. Никто ему мешать не станет, если все будет сделано по закону.
               — Вы работаете только с реестровыми казаками?
             — Не только, но им отдаем приоритет. Как я уже сказал, эти люди взяли на себя обязательства перед страной, ограничили свою личную свободу ради ее интересов. Поэтому государство должно делать ответные шаги. Для этого при Президенте России работает Совет по делам казачества, в федеральных округах и отдельных субъектах создаются соответствующие структуры. К ним относится и наше министерство. При губернаторе края есть рабочая группа по вопросам казачества, которую возглавляет его заместитель Валентина Броневич.
Казаки-общественники ничем государству не обязаны. Но мы работаем и с ними. Приглашаем на наши мероприятия, хотя порой слышим от них критику. В этой среде бывают конфликты, противоречия. Возможно, сказываются чьи-то личные амбиции. Но у реестровых казаков и казаков-общественников одна цель — возрождение казачества. Ради нее стоит объединить усилия.
             — С какими вопросами представители казачества могут к вам обращаться?
             — Я всю жизнь — в Вооруженных силах, привык к тому, что командир отвечает за все. Круг проблем, которыми занимаемся, не ограничен. Например, в наше министерство пришел атаман Быстринского станичного казачьего общества с чисто экономическим вопросом: возможность развития экономической базы своего общества. У него есть свои предложения, которые мы будем рассматривать и пробивать.
Вмешиваемся, когда отдельные чиновники мешают казакам реализовать свои права. Недавно возникла такая ситуация. Молодой казак был призван в армию. По закону он вправе выбрать в качестве места службы казачьи подразделения. Но в военкомате решили иначе. Н. Бянкину пришлось заниматься этим вопросом. В итоге, парень будет служить среди казаков.
                — А в чем преимущество именно такой службы? В чем ее отличие от службы в других подразделениях?
                — Казаки не выполняют каких-то специфических задач. К примеру, казачий полк в Приморском крае наравне с другими воинскими частями подчиняется командующему округом и решает те же боевые задачи. Исторические традиции — единственное отличие. Но для многих это важно.
                В концепции военной службы казаков учитывается дореволюционный опыт. Возможно, он не будет повторен полностью. Но его основные принципы берутся на вооружение. Они состоят в том, что казачество неотделимо от государства, оно служит государству, его защищает.
                — Несколько лет назад на Камчатке были созданы казачьи кадетские классы, кадетский корпус. Как сложилась их судьба?
              — К сожалению, они недолго просуществовали. Местный бюджет не смог их содержать. Губернатор края Владимир Илюхин поставил перед нами задачу возродить и корпус, и классы. Сейчас работаем над этим. Существует воспитательно-образовательная программа «Кадеты». Уверен, что мы сможем ее защитить, найти для нее финансирование.
             — Планировалось задействовать казаков в спасательных и пожарных подразделениях. Удалось ли это сделать?
             — Вопрос решается. Что касается борьбы с пожарами, в свете событий прошлого лета общественность привлекается в эту работу повсеместно. В России существует добровольное пожарное общество, есть федеральный закон о добровольных пожарных дружинах. Мы решили заключить тройственное соглашение между добровольным пожарным обществом, казачьими добровольными дружинами и правительством края. Казаки, которые вызвались заняться борьбой с пожарами, обучаются за счет государства, они будут готовы приступить к выполнению своих задач. Эта деятельность ведется на общественных началах и не является госслужбой.
                Кроме того, был проект внештатного казачьего аварийно-спасательного формирования. Мы начали обучать спасателей. Государство затратило на это средства. Но дальше дело не пошло в силу разного понимания целей. В итоге, из 20 человек обучение закончили только 8, потому что не было дальнейшей перспективы. Это первый опыт. Ошибки были неизбежны.
                Очень многие камчатцы откликаются на наши инициативы. С каждым годом их число растет. Но пока наши взаимоотношения строятся на хрупкой основе, методом проб. Мы понимаем, что этих людей легко потерять для дела, если допустить нечестность хотя бы в малом. Поэтому надо работать над ошибками и не повторять их.

                Более 2 тысяч камчатских казаков состоит в государственном реестре. В основном, это мужчины в возрасте от 18 до 60 лет. Преимущественно – русские, православные. Но есть представители других национальностей и религий: мусульмане, католики, буддисты. Например, Новоавачинское хуторское казачье общество возглавляет Валерий Галсанов, который также является председателем бурятского землячества. Он буддист, родовой казак. Его предки служили в Забайкальском казачьем войске.
                «Недавно о встрече попросил человек, который приехал на Камчатку из Армении, — рассказывает атаман Н. Бянкин. — Оказалось, что он член Союза казаков Армении. Мы знаем по истории, что армяне служили в казачьих полках и батальонах. Казачество есть и в Грузии, и в Азербайджане, и в Казахстане. У него нет границ, оно открыто для всех, кто готов ему честно служить».
                13. 07. 2011 г.
                Николай ГОРЕЛОВ

                Вот так! И не иначе. А где они – 2 тысячи казаков? Их кто-нибудь видел? Собрались в министерстве по спецпрограммам и казачеству отпрыщавленные некогда от казачества «казаки» (у  них у всех «казачьи корни») и набирают в свои ряды «сброд Богородицы». И объявляют: «Казаки – это не национальность, а скорей всего…». Им побольше народу надо набрать, чтобы заткнуть пустую двухтысячную брешь, заявленную бурятским атаманом-пресмыкателем. Это, как у известного русского литературного сатирического образа Козьмы Пруткова: «Хочешь быть счастливым? – Будь им!»
                Недолго работал Бондаренко на должности заместителя «министра»: длинный криминальный хвост тащился за ним из грешков по квартирному вопросу от бытности его до казачества главой Елизовского муниципального района. Пытаясь, наверное, помочь замести крапчатые следы «Бондаренки», губернатор перевёл его на должность руководителя Агентства лесного хозяйства и охраны животного мира Камчатского края. Но и оттуда его пришлось срочно убирать по прокурорскому преследованию. Весной 2014 года экс казак Камчатки, чтобы не подводить губернатора, был вынужден уволиться «по собственному желанию» из лесхоза и переехать в Москву, где у него была квартира, на постоянное место жительства. Там и застала его смерть 13 июля 2017 года. Говорят: сердце не выдержало нервных, психических перегрузок. «Спи спокойно, дорогой друг! Возрождённое казачество Камчатки тебя не забудет!»
              Эстафету реестрового казачества от Бондаренко в 2015 году принял Николай Викторович Архипов. Тоже, говорит, бывший военный с казачьими корнями. Но его интервью о камчатском казачестве мы напечатаем ниже.
                А пока:
                Речь Г. Я. Струначёва-Отрока для 8-го Большого отчётно-выборного круга в Тюмени 28-30 апреля 2012 г., не высказанная на Круге из-за нехватки времени для выступления  отдельских атаманов, но переданная в секретариат и оргкомитет Большого круга.

            Братья казаки! То, что нас раскололи указом Ельцина от 1996 года о введении реестрового казачества – это все знают. Но то, что сегодня этот клин вбивают в наш родовой казачий ствол с новой, утроенной силой – это не все казаки, живущие на местах некогда компактного своего  проживания, до конца осознают. Потому как это преподносится наоборот, под благовидным предлогом: воссоединения казачества. «Лицом к лицу – лица не увидать. Большое видится на расстоянье», – говорил Сергей Есенин.
            Нам с околицы Руси, со стороны, с Камчатки, очень хорошо видна вся государственная возня вокруг казачества Союза казаков России. Тем более, по-видимому, не решившись ввязываться в приручение казачества в центре России, государство взялось реформировать его на окраинах, где меньше казаков.
             Ещё не имея своего Центрального реестрового атамана, а тем более министерства по казачеству в Москве, – у нас на Камчатке, как ни парадоксально это звучит, с прошлого апреля уже введено Министерство по спец. программам и казачеству Камчатского края. И министром и зам. министра по казачеству были назначены далёкие от казачества отставные полковники РА. Хотя, как они выразились: корни у них казачьи. Но повели они политику, сразу же на возвеличивание государственного реестра. Нас они тоже пригласили к сотрудничеству, но… как резерв реестра. Мы с такой политикой не согласились и дистанцировались от них. Это им не понравилось, но не смутило. Сразу же стали забивать в бюджет деньги на себя и делить шкуру ещё не убитого медведя. Если бы не мы, они бы давно уже переиначили историю возрождения Камчатского казачества. Не от Союза казаков России, которому в этом году исполнится 22 года, а на свой манер. И сейчас трактуют, что камчатское казачество начало возрождаться от реестровых казаков, которым всего-то исполнилось 13 лет. Наши публичные заявления о том, что камчатский казачий реестр завышен в десятки раз, министерство не останавливают. Наоборот, тихим сапом, они сейчас набирают в своё казачество всех желающих клерков из краевой и городской администраций (потому что казачество теперь у них в моде), чтобы набрать хотя бы коробку из 60 казаков для парада на 9 мая. Закупают форму американского покроя от Юдашкина, для того, чтобы одеть для виду этих, ещё не оказачившихся казаков. Засылают в наши станицы засланцев-смутьянов, чтобы раздробить наши ряды. Обещают государственную и какую-то ещё – иную службу. А, какую? – сами не знают. Им не дали границы, им не дали таможню, им не дали леса и реки, им вернут только народное название «нагаешники». Политика реестра отвратительна. Она ведёт к вырождению казачества и к утверждению обыкновенного рода войск «Казаки» – безземельной, раздробленной, не помнящей родства голутве. А действия СКР преподносятся, как консервативный, отработанный материал.
             Сами понимаете, всякому народу, чтобы считаться народом и не утратить свою самобытность, традиции, язык и культуру необходима земля для компактного проживания, которую у казаков отобрали коммунисты и не вернули демократы. Предлагаю внести в Концепцию развития СКР пункт: «Добиваться возврата исконно казачьих земель, завоёванных нашими предками и узаконенных царями». Нынешняя власть утвердила для своих единороссовских промышленников взятие в аренду и куплю в частную собственность и недр, и земель, и рек нерестовых (на 20 лет у нас на Камчатке), а мы для своих войск, исторически сложившихся, не можем взять земли для обустройства на них войсковых казачьих общин.
            Америка давно вопит, что в России много неосвоенных земель. Скоро она заставит нашу власть отдать эти земли расплодившимся народам, и мы вообще ничего не получим в своём государстве. Нас загоняют в рамки закона, по которым, будто бы всё можно, в нашей демократической стране. А коснёшься конкретно – ничего нельзя. Всё так хитромудро обставлено (как займы в банках), что тебе остаётся только молча подыхать на своей земле. И с каждым годом эти законы всё мудрёнее и мудрёнее.
                Прошу поддержать мои высказывания и предложения.

                Атаман Общественной региональной организации «Всекамчатский Союз казаков», полковник Союза казаков России, Геннадий Яковлевич Струначёв-Отрок.
28.04.2012 г.

                Анализ ситуации в Уссурийском войсковом казачьем обществе.               
                По следу прошедшего Большого круга УВКО 16 марта 2013 г. в Хабаровске.                (Статья из интернета).

                Казачью общественность Дальнего Востока беспокоит подверженность чиновничьего госаппарата к вмешательству в жизнедеятельность казачьих организаций на разных уровнях, и в связи с этим повсеместно проявленные в последнее время ожесточенные противозаконные усилия некоторых высокопоставленных чиновников по достижению подчинения своему влиянию процессов становления и жизнедеятельности внутри возрождающегося казачества на Дальнем Востоке.
                Согласно проведенным исследованиям, также имеется слияние чиновников и криминала в Дальневосточном регионе. По рассказам дальневосточных казаков непосредственное отношение к такому слиянию имеет и руководство Уссурийского войскового казачьего общества.
Кроме самого руководства, есть и часть казаков, у которых еще не погашена судимость или которые находятся под следствием. И это признает сам атаман Уссурийского ВКО Мельников О.А. в своём интервью данного Приморским СМИ: газета «Народное слово» и газете «Владивосток».
Выдержка из статьи «Казакам нужна чистка»: - «Атаман Олег Мельников, между прочим, полковник милиции в отставке, также признал, что проблема «казаков-разбойников», присосавшихся к доброму имени казачьего войска, существует».
                Но почему-то при таких высказываниях Олег Анатольевич умалчивает о своих связях с «определенным сообществом», и пытается, как говорится с больной головы переложить проблемы на другие головы, т.е. простых казаков. Ведь не секрет что, многие руководители различного ранга Уссурийского ВКО находятся в финансовой зависимости от криминальных структур.
Удаленность отдельских и окружных казачьих обществ (реестровых)  является благоприятным фактором для сращивания чиновничьего аппарата и криминальных структур, а также для влияния или даже непосредственного их проникновения в руководство первичных казачьих обществ Дальнего Востока,  с целью использования возрождающегося казачества в своих целях.
Несмотря на попытки простых казаков противодействовать криминализированному чиновничьему аппарату различного уровня, властные структуры сегодня прочно держат руку на казачьем пульсе.
                В ближе расположенных от центра Уссурийского ВКО Приморском крае, Сахалинской и Амурской области, а также частично в Хабаровском крае анализируемый процесс пошел по сценарию, приведшему в итоге к разделению казачества в регионах. Причем происходило это при непосредственном участии как чиновников от аппарата полномочного представителя Президента РФ по Дальневосточному федеральному округу, так и руководства Уссурийского ВКО.
Наиболее резко выраженными и заметными событиями в плане провоцируемого чиновниками и руководством Уссурийского ВКО, разделения казачьих обществ на сговорчивых и несговорчивых, стали последние события в Приморском крае, Сахалинской и Амурской области.
                Таким образом, из вышеизложенного можно провести следующую территориальную градацию по схожести происходящих событий в жизни казачьих обществ Уссурийского ВКО:
А) Магаданское, Камчатское и Якутское ОКО, ОКО Хабаровского края, руководство которых полностью поддерживает политику Мельникова О.А.;
В) В плане активного противостояния казаками антиказачьему по духу руководству Уссурийского ВКО выделяются Приморское ОКО,  Сахалинское ОКО, Амурское ОКО и Средне-Амурское ОКО (Еврейская АО).
                Большую заинтересованность в подчинении своему влиянию руководства Уссурийского ВКО и окружных (отдельских) казачьих обществ, проявляет аппарат Полпредства по ДФО, особенно в лице заместителя Полномочного представителя Президента РФ по ДФО Левкова С.А., а также губернаторы со своим чиновничье-административным аппаратом краев и областей, расположенных на территории Уссурийского ВКО. Там, где это удается, складывается своя, им послушная «казачья» элита из атаманов–чиновников и высокопоставленных чиновников–казаков в краевых, областных и городских администрациях. И это является сдерживающим фактором развития и активного проявления жизнедеятельности казачьей среды, реализации ее внутреннего потенциала. Также и формирование казачьих управленческих структур внутри окружных (отдельских) и станичных казачьих обществ, подвергается корректировочному давлению. То есть, делаются попытки устранения активной, принципиально настроенной части казачества от возможности влиять на происходящие процессы внутри казачьих сообществ, и наоборот, приближаются послушные по тем или иным причинам  казаки-соглашатели.   
                Хорошей иллюстрацией такого корректировочного давления служат недавние события, происшедшие на Войсковом Круге, прошедшим в г. Хабаровске 16 марта.
                Одной из причин такого отношения чиновников к казачеству является то, что казачье сообщество, как соборная народная личность, желает активно себя проявлять в вопросах самоуправления и наведения порядка на населяемых ими территориях, способно это делать, а кое-где уже и делает, что может пойти в разрез с интересами коррупционной бюрократии в их связке с криминалом.
                Войсковой Круг, прошедший 16 марта в Хабаровске показал как сегодня «рулит» войсковое Правление во главе с Войсковым атаманом Мельниковым О.А.  Проделанная ими подготовительная работа по удержанию их у власти дала свои плоды. Так для достижения этого, в нарушение Устава УВКО, Круг был перенесен с 1 декабря 2012 года на 16 марта 2013 года,  дабы дать возможность избрать нужных выборных делегатов и попытаться заранее свести на «нет» попытки казаков, которые стали на различных уровнях говорить о необходимости отставки атамана Уссурийского ВКО Мельникова О.А.
Тщательно продумана Правлением и полпредством была и тактика достижения перевеса голосов и пресечения поднятия депутатами-казаками неудобных вопросов.

                1. Территориально отдаленные Камчатское ОКО, Колымское ОКО, Якутское ОКО были представлены союзниками атаманами с делегатами  аналогичной  ориентации, а также 18-ю доверенностями от неприехавших делегатов. Необходимо учесть еще и то, что делегаты от Камчатского ОКО избирались от заведомо завышенного количества списочного состава этого отдельского казачьего общества.
                2. Делегация в составе 12 казаков Отдельского Сахалинского ОКО была полностью лишена права голоса по каким-то надуманным формальным причинам.
                3. Амурское ОКО с правом голоса было представлено делегатами от нелегитимного Круга, причем со значительным завышением. 4 зарегистрированных в Минюсте РФ казачьих обществ Амурского ОКО имеют в своем составе около 250-ти казаков, которые на своих Кругах должны были избрать делегатов в расчете: 1 делегат от 50 казаков, то есть – 5 делегатов. Однако Круг, альтернативно проведенный в г. Благовещенске 16 февраля Уссурийским атаманом Мельниковым О. А., назначил 13 делегатов, причем 3 из них вообще не входят в состав этих 4-х реестровых Амурских ОКО, что является явным подлогом. 5 же делегатов, выбранных на законном Казачьем Круге Амурского ОКО под председательством атамана Стрельцова А.В. были лишены права голоса. Причем самому Стрельцову А.В. несколько раз звонили из г.Хабаровска с требованием не ехать на Войсковой Круг, были и угрозы в его адрес. 
                4. Делегаты Приморского ОКО и Средне-Амурского ОКО, настроенные против злоупотреблений Войсковым Правлением и атаманом Мельниковым О.А., остались без поддержки своих союзников – более 20 отстраненных делегатов от Сахалинского ОКО и Амурского ОКО.
                5. Во время проведения Войскового Круга было ярко выражено возрастное разделение делегатов. Среди тех обществ, которые поддерживали атамана Мельникова О.А., в основном были пожилые, пассивные казаки. Среди обществ, поддерживающих Приморское ОКО, в подавляющем большинстве были молодые, активные казаки, по-настоящему способные к реестровой службе.
                6. Политика «кнута и пряника»,  активно проводимая до Войскового Круга атаманом Мельниковым О.А. и чиновниками ДФО в отношении неугодных атаманов и казаков, была продолжена и на самом Круге. После Молебна в Кафедральном храме перед Кругом прошел Совет атаманов в присутствии замполпреда по ДФО Левкова С.А., который в дальнейшем устранился от участия в работе Круга. При этом на Совете атаманов войска заранее проигрывался сценарий проведения Круга угодный Мельникову О.А. и полпредству по ДФО. Чтобы исключить или сгладить возможные острые моменты Уссурийский атаман пошел на то, что отменил свое незаконное решение об отстранении от должности товарища атамана Доценко И.Г. (атамана Приморского ОКО), сделав, таким образом, жест примирения. Более часа Мельников О.А. договаривался с атаманами. В это время в актовый зал семинарии, где должен был проходить Круг, впустили только избранных делегатов, остальных казаков, приехавших на Круг, не пропускали. Проявлялось, таким образом, неуважение к казакам. Мельников О.А. ждал принятия благоприятных решений на Совете атаманов. Муссировалась возможность при неблагоприятных обстоятельствах сделать Круг нелегитимным, лишив его кворума, отсутствующих делегатов вполне для этого хватало.
                7. Дежурным есаульцем для ведения Круга был избран Бянкин Н. В. (атаман Камчатского ОКО), ближайший сподвижник Мельникова О. А., который с большим усердием делал все на Круге, чтобы отвести от Уссурийского атамана и от членов Войскового Правления все остро поставленные казаками вопросы, относящиеся к ним или к проблемным моментам в деятельности казачьих обществ. На Кругу Бянкин Н. В. провоцировал своим поведением, нарушением казачьих традиций возмущение казаков, которое жестко пресекалось, поднимаемые вопросы к обсуждению и голосованию в основном не принимались. Примером можно привести то, что Бянкин Н. В. от вопросов отгораживался тем, что они якобы должны решаться на Большом Войсковом Круге, а проводимый Круг не является Большим. Хотя в Уставе нет такой градации, где бы фигурировал Большой Круг. Войсковой Круг может быть рабочим или праздничным. Более того, во всех подготовительных мероприятиях и документах проводимый Круг указывался как Большой. Даже на выданных  мандатах делегатов было написано Большой Круг Уссурийского войскового казачьего общества. На замечание приморских казаков по этому поводу Бянкин Н. В. сказал, что на это не надо обращать внимания, там опечатка. На попытки поднять вопрос о рассмотрении проблемы раскола в Амурском ОКО, им было сказано, что это дело самого Амурского ОКО, что Войсковое Правление не желает вставать на чью-либо сторону, хотя именно их усилиями во главе с Мельниковым О.А. этот раскол и был организован. Четких ответов на поднимаемые вопросы ни от Войскового атамана, ни от Правления казаки так и не дождались, хотя Круг продолжался с 11 до 18 часов без перерыва на обед. При этом на утверждение работы мандатной комиссии, утверждение повестки Круга, избрание есаульца Круга было, было потрачено более 2-х часов. Два часа Круг не мог начать свою работу.
8. Позиция Войскового священника протоиерея Олега Хуторского была направлена на то, чтобы не допустить скандального ожесточения на Круге. С этой целью он два раза поднимался, давая понять, что он удалится с Круга, если казаки не утихомирятся, выступал с увещеваниями. Эта позиция была оправдана тем, что сама организация Круга и способ его проведения не способствовали результативной работе.
                В связи с вышеизложенным напрашивается следующий вывод: Одно из 11 Казачьих Войск Российской Федерации - Уссурийское Войсковое Казачье Общество, расположенное на 34% территории РФ, находится на стадии затянувшегося организационного кризиса. Кризис усугубляется отсутствием дееспособного Войскового Атамана и Войскового Правления, способных выражать интересы простых казаков и содействовать их сплочению даже в пределах традиционно существующих в границах казачьих обществах Дальнего Востока. Также некомпетентностью Войскового правления во главе с войсковым атаманом являются вопросы соблюдения казачьих традиций, проведения Кругов, обращения с казаками, подрыва авторитета казачьих институтов Стариков и Суда Чести, интересов казаков Дальнего Востока,  решать свои проблемы внутри своих традиционных территорий со своими атаманами, без искусственного и бесперспективного сращивания и давления органов власти. И всё это атаман Уссурийского войскового казачьего общества Мельников Олег Анатольевич на Войсковом Круге 16 марта 2013 года так и не добился.
                Слава Богу, что мы КАЗАКИ!!!
                О. Степанов

                Комментарий читателя: Бянкин на Камчатке навострился лохотронить. И там лохов разводит!  А Мельников ничего и  не добьётся. Потому что вся государственная политика по казачеству направлена специально на его разгон по шхерам, под руководство местечковых глав администраций не казачьего происхождения. Г. С-О.)

                Здесь надо поставить статью о поездке в Ключи и организацию станицы «Ключи Казачьи»

                На фотографии 08. 05. 2013 г.: После 1-го, Учредительного Большого круга станицы «Ключи Казачьи». В гражданской одежде – первые казаки станицы. С штандартом – атаман-советник ВСКР, казачий полковник Г. Я. Струначёв-Отрок. С иконой Георгия Победоносца – атаман станицы Ключи Казачьи, В. А. Борисов. С шашкой – атаман ст. Мильковской, Г. П. Астахов.

                А вот теперь интервью заместителя министра по спец. программам и казачеству с 2015 года Николая Викторовича Архипова. «Имеющий глаза – да и увидит».

                Какое оно сегодня – камчатское казачье сообщество?
                21 марта 2016, 08:27
                Миновала почти половина срока, отведенного на  реализацию Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. Стратегия была принята в 2012 году и рассчитана до 2020 года. Среди основных ее целей – возрождение казачества и его сотрудничество с муниципальной, региональной и федеральной властью. Каким образом это взаимодействие налажено на Камчатке, ИА «КамИНФОРМ» рассказал начальник отдела по делам казачества министерства специальных программ Камчатского края Николай Архипов.
                - Какое оно сегодня – камчатское казачье сообщество? Насколько оно многочисленно, и где концентрируются очаги возрождаемой казачьей культуры на нашем полуострове?
                - На сегодняшний день в Камчатском крае есть восемь казачьих обществ, которые позиционируют себя, как реестровые. Находятся они в разных муниципалитетах: в Петропавловске-Камчатском, Елизове, Вилючинске, в Быстринском и Мильковском районах, а также в поселке Таежный. Четыре из них внесены в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации. Кроме того, в регионе действуют три общественные организации: межрегиональная общественная организация «Северо-Восточный союз казаков отдельный Северо-Восточный казачий округ», общественная региональная организация «Всекамчатский союз казаков Союза казаков России» и региональное отделение общероссийской общественной организации по развитию казачества «Союз казаков-воинов России и зарубежья» в Камчатском крае. Также на территории края зарегистрировано региональное отделение политической партии «Казачья партия Российской Федерации».
                - То есть получается, что камчатское казачество вовсе не однородно? Чем же отличаются задачи, которые ставят перед собой реестровые казаки, от задач, выполняемых общественными объединениями?
                - Главное отличие – это возможность привлекать реестровых казаков к несению государственной службы. Правовая и организационная основы несения казачеством государственной службы определены Федеральным законом «О государственной службе российского казачества». Виды государственной или иной службы, к которой привлекаются члены казачьих обществ, определены Постановлением Правительства РФ.  Это организация и ведение воинского учета членов казачьих обществ, организация военно-патриотического воспитания призывников, их подготовки к военной службе и вневойсковой подготовки членов казачьих обществ во время их пребывания в запасе, предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций и ликвидация последствий стихийных бедствий, гражданская и территориальная оборона. А также осуществление природоохранных мероприятий, охрана общественного порядка, защита государственной границы Российской Федерации, борьба с терроризмом, охрана объектов обеспечения жизнедеятельности населения, охрана объектов культурного наследия.
            Наши казаки заключили соглашения о взаимодействии с краевым Управлением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Главным управлением МЧС России по Камчатскому краю, Агентством лесного хозяйства и охраны животного мира региона. Были заключены соглашения и с отделами МВД России по ЗАТО г. Вилючинск и Мильковскому району. Кроме того, на территории Камчатского края осуществляют деятельность по профилактике и участию в тушении пожаров две дружины из числа казаков Быстринского станичного казачьего общества и Петропавловск-Камчатского городского казачьего общества. Организована работа казаков в аппаратах усиления отделов военного комиссариата Камчатского края. По сути, это государственная служба. Но на добровольной и, по крайней мере, пока, безвозмездной основе.
           Что касается общественных объединений казаков, желание помогать в деле сохранения стабильности в обществе, в деле обеспечения безопасности государства и граждан, возрождение и сохранение самобытной культуры, государством приветствуется и по мере возможности поддерживается.
            - Военно-патриотическое, духовно-нравственное и физическое воспитание молодежи, – это тоже направление деятельности казачьих объединений, на которое направлено внимание государства. Как эта работа построена на Камчатке?
           - В рамках краевой госпрограммы была оказана поддержка Камчатскому отдельскому казачьему обществу, члены которого приняли участие во Втором Всероссийском слете казачьей молодежи «Готов к труду и обороне», проходившем с 14 по 18 июня 2015 года в станице Вешенская Ростовской области. Из краевого бюджета на эти цели было выделено 675 тысяч рублей. Наша делегация заняла 7 место, все казаки сдали нормативы ГТО. В октябре прошлого года Вилючинское станичное казачье общество, возглавляемое атаманом Максимом Ефремовым, провело краевой этап Всероссийской военно-спортивной игры «Казачий сполох».  Наше министерство оказывало поддержку в проведении этого мероприятия: из краевого бюджета на организацию «Сполоха» направили 89 тысяч рублей. Участниками этой игры стали школьники. Они соревновались в стрелковой, строевой, горной и медицинской подготовке. В общекомандном зачете первое место заняла команда «Адреналин» клуба «41 легион» городского Комплексного центра социального обслуживания населения.
            Кроме того, прошлым летом, благодаря поддержке Министерства спорта и молодежной политики Камчатского края некоторые камчатские школьники смогли провести каникулы в казачьих отрядах. Один из них при содействии Петропавловск-Камчатского хуторского казачьего общества «Молодёжная казачья дружина» был организован в загородном детском оздоровительном лагере «Металлист». Министерство специальных программ региона оказывало организаторам смен методическую помощь. За период трех тематических смен в лагере побывали 117 ребят в возрасте от 12 до 18 лет. Принимали всех, чьи родители пожелали приобрести путевки. На компенсацию путевок из бюджета Камчатского края выделили более 3 миллионов рублей. Были реализованы ещё два проекта: «Походный казачий кадетский лагерь», организатором которого выступил «Северо-Восточный союз казаков отдельный Северо-Восточный казачий округ», из краевого бюджета на проект было выделено100 тысяч рублей и «Казачий оборонно-спортивный оздоровительный лагерь «Раздольный круг», организованный «Всекамчатским союзом казаков Союза казаков России». Из краевого бюджета на проект было выделено 167 тысяч рублей.
            - Сохранение и развитие самобытной казачьей культуры – эту задачу в регионах выполняют в том числе посредством проведения массовых мероприятий. Какие подобные культурные события проходят у нас?
            - Помимо многочисленных концертов, в которых участвуют самобытные коллективы, пожалуй, самое крупное подобное мероприятие – это фестиваль «Широка казачья удаль». В этом году он прошёл в селе Мильково в начале ноября, также при поддержке Правительства Камчатского края. Фестиваль объединил лучшие творческие коллективы из Петропавловска-Камчатского, Вилючинска, Елизова и Мильковского района. Среди участников программы были артисты народного казачьего ансамбля «Русь», народных ансамблей «Родные напевы», «Веснянка», «Мильковские зори» и ансамбля казачьей песни «Мильковская вольница». А также образцовых детских коллективов «Радость», «Смешинки» и  ансамбля «Казачата». 
            - В основном мы сейчас говорим об итогах минувшего года. Что ждёт камчатское казачество в этом году? Может ли оно рассчитывать хотя бы на часть прежнего объема поддержки, учитывая сложное экономическое положение в стране?
            - Объемы государственной поддержки казачества не только не сокращаются, но даже несколько выросли. Так, если в 2015 году на реализацию мероприятий подпрограммы «Развитие российского казачества на территории Камчатского края» в 2015 году из краевого бюджета было выделено более 2, 5 миллионов рублей, то в 2016 на поддержку казаков выделено 3 миллиона рублей. Можно сказать, что в последние годы камчатское казачество значительно активизировалось, видны плоды усилий. Поэтому можно рассчитывать, что деньги пойдут не только на проведение традиционных мероприятий. В Стратегии предусмотрен значительный резерв и для новых инициатив. Какие это будут инициативы, и какого масштаба – зависит от самих казаков.

      Злата Косыгина, специально для ИА «КамИНФОРМ»
 
                Комментарии:
                Степан 26 ноября 2016, 09:57: как бы петух-атаман бянкин за кадром остался;
                Комиссар 25 марта 2016, 10:17: Вроде бы взрослые дядьки, а развлекается за государственный счет. Это что за государство такое, где государственные функции ответственных гос. структур выполняют ряженные? Казаки это прежде всего сообщество со своим образом жизни, укладом жизни, территорией проживания, ведения хозяйства. Обеспечивая хозрасчетное содержание, при этом несущие определённую службу на территории проживания. В реалии посадили бездельников на бюджет, наплодили чиновников, которые паразитируют за счет налогоплательщиков края! Любо братцы, любо!
                700 24 марта 2016, 21:23: Такое чувство, что бухой писал или интервью давал! Всё перепутано, ошибки, хоть бы не позорили казаков!
                Николай 21 марта 2016, 14:14: Казаки, казахи… толку от них… танцы, да песни только и поют… миллионы отпевают.
Делом бы занялись!

                Ошибки в большинстве случаев мы исправили, перенеся текст из интернета на бумагу, а с комментариями читателей вполне согласны, хоть и сами являемся казаками, и нам неприятно слышать такие высказывания о казачестве вообще. Не туда пошло государство в возрождении казачества, переняв инициативу у Союза казаков России.
                Теперь комментарий со стороны естественного положения вещей:
                1. Никакой стабильной работы с реестровой стороны с военным комиссариатом города и края по призыву казачков в армию не ведётся, не считая тех случаев, когда казачье реестровое руководство пыталось отмазать некоторых блатных казачков от службы вообще.
                Руководство Всекамчатского Союза казаков России работает с комиссариатом конкретно по каждому своему казачку, оставляя их для службы на Камчатке, под своим надзором. И занимается этим лично атаман. Казачки возвращаются со службы с благодарностями от руководства частей, в которых проходили службу;
                2. Реестр проводит действительно «тематические лагеря»: приезжает Бянкин в форме в какой-либо лагерь, который уже набрал детей для летнего отдыха и объявляет: «Какая группа хочет быть казачьим отделением!». Все, конечно, хотят быть казаками. Он определяет «казачьи» группы и приставляет к ним «смотрящего дядьку» или «смотрящую тётку». Потом все отдохнувшие в этой группе объявляются «казачатами реестра».
                ВСКР изначально определяет в свой Казачий оборонно-спортивный оздоровительный лагерь «Раздольный Круг» детей и внуков своих казаков, затем, оставшиеся места отдаются желающим из реестра или детям, родители которых имеют казачьи корни, но не вошли ни в общину, ни в реестр;
                3. Упомянутые в интервью 167000 рублей никаким боком не относятся к деньгам, выделяемым государством на казачество Министерству по спец. программам и казачеству Камчатского края. Эти деньги на проведение детского казачьего отдыха выиграла община ВСКР по гранту Министерства спорта и молодёжной политике КК на общих условиях, внеся залогом, как требуется законом, дополнительно от себя услуг и работ на сумму 235000 рублей. Так что зря Архипов натягивает одеяло по помощи общественным организациям на себя. Их деньги – отдельная статья, и куда они уходят – чиновникам лучше известно. Но только не нам. За всё время своего существования это министерство не выделило нам ни копейки.

                Продолжение следует.


Рецензии
Во-первых, вряд ли кто будет читать здесь полностью ваш этот манифест".
Во-вторых, казаки в царской России в основном использовались как жандармские войска, их мало использовали в войнах с иностранными войсками. Они носили нагайки и подавляли всякие внутренние народные волнения против эксплуататоров.Для войн с иноземцами в основном посылали татарско-башкирскую конницу, как наиболее боеспособную и трезвую, так как они мусульмане. Татарско-башкирская конница хоть и была приписана к казачьим округам, но обходилась царской казне дешевле. У них меньше было привелигий, так как они инородцы, да и платили меньше.
В третьих, многим в стране не нравятся эти ряженые типы, называющие почему-то себя казаками. Самыми первыми настоящими казаками были татары, то есть тюрки. А этих ряженных от кого собрали?

Ильхам Ягудин   11.09.2019 15:03     Заявить о нарушении
Прошу пардону: историю войн России с участием казачества вы знаете на 2 балла, а что сегодня в казачестве половина "Ряженых" - с этим согласен. Вдохновения в своей теме. Бывайте здоровы.

Геннадий Струначёв-Отрок   12.09.2019 11:43   Заявить о нарушении
Вот именно приписанную к различным казачьим округам татарско-башкирскую конницу называли тогда казаками. У наших прапрадедов были такие звания: зауряд-есаул, зауряд-сотник, зауряд-хорунжий, зауряд-урядник, походный мулла и т.д.
Можете зайти в архивные документы Уфимской губернии и Казанской губернии. Там много интересного о казачьей службе татар и башкир в различных походах.
А ряженые казаки царской властью отправлялись только подавлять различные народные волнения. А теперь уж вообще: нацепляют погон и кто только не называет себя казаком. :)))

Ильхам Ягудин   13.09.2019 08:02   Заявить о нарушении
Вот именно: башкир, татар и калмыков в своё время цари приписали к казачьим войскам, после того, как Иван Грозный с казаками взял Казань, а потом и Астрахань.

Геннадий Струначёв-Отрок   13.09.2019 09:49   Заявить о нарушении
При взятии Казани основной действующей силой были Касимовские татары, польские шляхтичи и стрельцы.

Ильхам Ягудин   13.09.2019 10:44   Заявить о нарушении
Польских шляхтичей нэ бачив, а стрельцы - те же самые казаки, только безлошадные. Их Грозный стрельцами сделал. Но были и лошадные казаки - донские, под началом атамана Сусара Фёдорова, по просьбе которого Грозный потом дал им грамоту на вечное пользование рекой Доном. А также терские, волгские и яицкие. И всё славянского происхождения. Ермак Тимофеевич принимал участие в подкопе и взрыве крепостной стены. А потом завоевал Сибирь, разбив Кучума. Также большую роль сыграла и конница князя Курбского.

Геннадий Струначёв-Отрок   13.09.2019 13:32   Заявить о нарушении
:))) да, представляю какие у вас знания по истории. А князь. Курбский то откуда он выходец? Не знаете его родословную? И кем он командовал? Какой конницей он командовал? Состав этой конницы? Не знаете? Стрельцы казаки??? Это вообще не в ту степь. Стрельцы обыкновенные городские мещане служившие за жалованье.
А казаки в те времена ещё разбойничали на стругах. Наплевать нужно было им брать Казань и служить Ивану. :)
Читайте достоверные источники.

Ильхам Ягудин   13.09.2019 15:32   Заявить о нарушении
А вот Ермака через Каменный хребет при походе на Сибирь, переводил башкир-поводырь. Вот здесь башкиры молодцы.

Геннадий Струначёв-Отрок   14.09.2019 12:53   Заявить о нарушении
И похоронили Ермака сибирские татары по мусульманскому обычаю в своём кладбище. Потому что он был для них свой, хоть и заблудший в грехах. Ермак то выходец из татар был.

Ильхам Ягудин   14.09.2019 13:31   Заявить о нарушении
Оф-фиегеть! Вы хоть биографию Ермака читали? Ладно. Мне некогда вести с вами полемики, потому что нет лишнего времени: у вас везде татары, татары, татары. Нехай татары. Были у меня в море и татары, и башкиры. Татары - хитрованские парни, а башкиры - открытые, честные и добропорядочные люди, с русской душой. Старпом был Владимир Хайбуллин, а потом 2 штурман Хайруллин. Добрые воспоминания оставили о себе. Пусть живут и татары, и башкиры в составе России, и на благо России. Единственное запечатлею: Всевеликое Войско Донское (славянское) ведёт официальный отсчёт с 3 января 1570 года, а башкирское и мишарское население было переведено в военно-служилое сословие и обязалось нести пограничную службу на востоке Руси 10 (21) апреля 1798 года. Хотя и участвовали своей частью ещё в Ливонскую войну 1558-59 г.г. на стороне русских. А официально Башкирским Войском в составе казачества России стали именоваться с 1855 года.
Всего доброго. Бывайте здоровы.

Геннадий Струначёв-Отрок   16.09.2019 05:45   Заявить о нарушении
:) а кто писал то биографию Ермака?:) Не царские ли историки более поздних времен?. И советские. У него что тогда личные биографы и пресс-секретари были? А вы читайте достоверные источники архивов. У русских есть имена Ермак?
Имя Ермак происходит от татарского Ярмухамед(Ярмак, Ермак). В сокращённой русской транскрипции получилось Ермак. Кстати, многие русские фамилии производные от татарских имен: Кутузов - Котдусов,. Суворов - Сувар хан,Юсупов - Юсуфов,. Мусин-Пушкин - Муса и т.д.

Ильхам Ягудин   16.09.2019 11:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.