Роман Его Война Гл. 7. С приездом!

      
 Глава 7 Его Война. С Приездом!
      Отряд командира встретил гробовой тишиной. Прошёл в расположение свободно, не приметив ни постов охранения, ни часового на входе.   
      Громадная комната с массивной дубовой дверью и потолками, казавшимися высотой до неба, бывшая не так-то и давно аудиторией для семинарских занятий, выделенная под руководство отряда была пуста. Рядком сиротливо стояли с пяток заправленных кроватей. Громадный трёх тумбовый канцелярский стол, улитый чем-то липким, с крошками засохшего хлеба чёрным африканским слоном покоился посредине.
      Ближайший к выходу угол был завален воинским снаряжением, оставшимся от убывшего отряда. Штабелями покоились ящики с гранатами. Патронов в цинках и россыпью от снайперки, АКашек двух калибров на прикид было с десяток тысяч. Вдоль стены отдельной кучей на ящиках с выстрелами к ним лежали ручные противотанковые гранатомёты, числом с десяток. Довершало картину зрелище не для слабонервных. В дальнем углу, прислонившись к стене, покоилась парочка огнемётов «Шмель», способных в нештатной ситуации спалить всё здание вместе с личным составом.
       Стифук с докладом как-то не спешил, а появившись, держался на расстоянии, стараясь не дышать перегаром, то и дело отворачивая краснющие после вчерашней попойки глазки.
       На неудобный вопрос в лоб о том, кто торговал консервами и по чьему указанию, прямого ответа от своего помощника по тыловому обеспечению не получил.
      – Решили всю тушёнку по людям раздать,места хранить нет. Пусть подхарчуются, – промямлил сквозь зубы Стифук. Может что и обменяют на фрукты-овощи какие, витаминчики.
       – Какие «витаминчики»! – прорычал Николай. Пирожки мамкины ещё из задницы не выветрились!  Собрать всё по расположению и доложить о количестве! Времени на всё про всё тебе час.
        Выяснить нормы суточного довольствия в условиях военного времени и довести до личного состава. На днях пойдём в Грозный, там получим всё, что положено.
       – Есть, - буркнул тыловик и подался исполнять приказ.
     Николай решился пройти по расположению отряда. В кубриках стоял стойкий спёртый запах немытых мужских тел и перегара. Личный состав не обременённый заботами отлёживался после долгой дороги, а может и после вчерашнего праздника.
     Дошёл с докладом о прибытии и до коменданта, прикорнувшего в своей каморке, после бессонной ночи.
      Радости от встречи в глазах Василича не привиделось, но сдерживая раздражение от неурочного визита, полковник, выслушав новости из Грозного рассказал о перестрелке, не забыв помянуть и о главных «героях» ночного происшествия.
       Час отведённого времени прошёл и на пороге кабинета замаячила виновато-согбенная фигура старшины, тащившего в руках коробку с тушёнкой, а за ним и луноликая рожа Стифука.
      – Всё, что удалось собрать, вот. Остальное съели и обменяли, – промямлил Туманыч.
       – Каво?!! – взревел Николай. Сорок ящиков тушёнки за сутки сожрать!!! Искать, вернуть всё! Продуктов-пруд пруди, а тут резерв разбазарили!
       – Командир, не шуми, – Стифук отодвинув старшину переступил порог расправляя плечи. Глаза его блеснули злым и недобрым и уже совсем не похмельным огоньком. Бойцы должны питаться хо-ро-шооо, – раздельно¬, протяжно и значимо, с кривой ухмылкой произнёс тыловик.
      Понятно: опохмелились, вот борзота, да речи дерзкие попёрли, подумал про себя Николай.
       Воспитательные беседы с пьяным человеком не проводят – не проймёт, а вот с утра, да с похмелья – точно проймёт совесть, если ещё осталась и не пропили.
      Скомандовал, обращаясь к старшине: Коробку в угол и свободен.
     – Садись, в ногах правды нет, – произнёс Николай, указывая Стифуку на стул у стола. Вопросов к майору накопилось за сутки предостаточно.
      – Вопрос первый, как к должностному лицу оставшемуся исполнять обязанности командира:
     – Почему бухаем?
     – А, никто и не бухает, ну опохмелились чуток. Чё такого-то? Все живы– здоровы, чего и вам желаем, – парировал зам, исподлобья поглядывая на командира.
     – Вопрос второй: Что за стрельба была ночью?
      Отводя глаза куда-то в сторону, бывший помпотыл невнятно пробурчал в ответ:
     – Нападение было, чехи залезли в соседнюю пристройку и полночи спать не давали, перестрелку устроили.
      – Ясно.
 Особо не доверять своему заму оснований не было, и Николай вполне миролюбиво продолжил:
      – Сейчас бери сапёра и к комендачам. У них должна остаться карта минных полей. Не думаю, что совсем точная, но лишней не будет, к вечеру периметр пойдём обойдём. Меня больше всего южная сторона беспокоит, та что на гору смотрит. Со двора спину соседи прикроют, ежели что, а вот с дороги…С дороги могут быть серьёёёзные проблемы. И, где замполит? Что-то не видать.
        – Дак это, с личным составом на гитаре что-то бренькают, песни поют.  С утра и поют.
         – Во, Пясняры какие, то бухают, а то песни кинулись распевать. Или пьют и поют?
         Ответ на заданный невзначай вопрос повис в воздухе, оставшись без ответа…
          – Разрешите идти? – по-уставному обратился Стифук и не услышав ответа, быстро вышел из помещения.
         – Замполита найди, пусть зайдёт– крикнул вдогонку Николай.
    Не прошло и пяти минут, как в кубрик, тихонечко приоткрыв массивную дверь, проскользнул невысокого роста коренастый капитан.
      – С приездом, командир! – глаза вошедшего светились неподдельной радостью. Как дорога, что новенького в Грозном?
       Подумалось: Эка какой восточный человек получился из сибиряка в пять секунд, по приезду на Юга. Осталось только слышать из его уст: Как жена, как дети? И перед нами, собственной персоной улыбчивый узбекский чайханщик.
       Может замполит и должен такими чертами обладать? Всегда и везде свой.
       Пригласил присесть напротив, проще, когда глаза в глаза с людьми разговаривать.
       Как личный состав разместился? Чем занимается? Как налажено питание? —вопросы сыпались на голову отрядного политрука один за одним. По натуре флегматик, а может и вчерашняя стопочка какая лишней оказалась, капитан каждый свой ответ обдумывал тщательно, как бы опасаясь подвоха. С ответами медлил, при том виновато улыбаясь.
      На вопрос по поводу ночного переполоха совсем стушевался и перевёл разговор о том, что с личным составом, с самого утра сочиняет песню про бравый наш ОМОН. Уже подобрана мелодия и готов первый куплет.
       И чем дальше повествовал политический помощник о проделанной работе в массах бойцов спецподразделения– тем ярче разгорались его глаза и ширились согбенные плечи, а голос взлетал высь и, казалось сам он уже парил, вместе с голосом под сводами высоченного помещения. 
      Трели соловьиные пришлось Николаю оборвать одним неуместным вопросом:
     – Бухать, когда личный состав закончит?
      В комнате резко наступила тишина и только большая навозная муха истошно жужжала, пытаясь вырваться на волю сквозь пыльное оконное стекло.
       –Я не пью, ну чуток – то и выпил, вчера с руководством, совсем чуть–чуть, – тихо промолвил наш звонкий Соловушка. 
      – Я не про тебя, Николай Николаевич, речь веду. Твои способности пить я знаю– слабоват будешь, и это твой плюс.   
      – Да, да, надо заканчивать. Проработаем этот вопрос, - затараторил замполит.
      – В восемнадцать тридцать у меня проведём расширенное совещание с руководством отряда. Пригласи офицеров, командиров взводов, отделений и вспомогательные службы: старшину и техников по вооружению и автотранспорту, доктора не забудь.   
         


 


Рецензии
Алексей! Спасибо Вам за очень интересную главу Вашего исторического романа!!!

Владимир Нургалиев   30.05.2019 12:28     Заявить о нарушении