Море

      Самое лучшее место для общения, как ни странно, это очередь к врачу. Как минимум час ожидания скрасить за приятной беседой с незнакомым человеком -  чуть ли не подарок.
      Весенним по календарю днём в городе Радужный, приравненном к районам Крайнего Севера, такой нежданный «подарок» получили двое мужчин, расположившихся перед дверью с надписью «Онколог-дерматолог». Они заняли стулья, поставленные вдалеке от очереди, словно сама Судьба так распорядилась.
      - Вот представьте, три года назад случайно обнаружил чуть выше большого пальца правой ноги маленькую чёрную матовую точку, - высокий худой мужчина средних лет с намечающейся лысиной на макушке начал разговор. – Я, конечно, сделал заплыв в интернет, перечитал и пересмотрел всю информацию, но, поскольку моя «проблема» не меняла цвет, ни размеры, ни контуры, то абсолютно успокоился. И только через год (!) на приёме у дерматолога по поводу, извиняюсь, вот этой пустоты, - он шлёпнул себя ладонью по голове, -  интереса ради показал и чёрную мушку. К своему удивлению, сразу получил направление к онкологу. И вот результат: меланома первой стадии.
      - Прогноз утешительный, - успокоил его собеседник, мужчина лет сорока, с правильными чертами лица. Негромкий голос и какая-то задушевность непроизвольно внушали  доверие.
      - А вы знаете, - продолжил он, слегка прикрыв глаза, - всегда мечтал о море. Море... Родился и вырос я в казахстанской степи, море видел только на картинках в книгах. Однако ещё в школе сказал себе: «Дружище, твоя жизнь пройдёт зря без свидания с морем». Представьте силу юношеского максимализма, - улыбнулся тем давним воспоминаниям.
      - Ну, это не проблема. Сейчас все летают. В нашем  северном городе, при суровом недостатке солнца и тепла каждый житель должен выезжать на «подзарядку», иначе не наработаешь много. А мы ведь здесь на нефтедобыче, сил-то надо ого-го сколько.
      - Конечно, солнцем я запасался до предела, - снова мягкая улыбка поселилась в добрых глазах. – Все отпуска ежегодно проводил у мамы в Казахстане. Кроме меня помочь ей некому. О себе думал, что ещё всё успею: и жениться, и мир объездить, а вот не вышло. Моя мама, знаете ли, чудесный человек: деликатная, умная женщина... Жаль будет...
      Он резко развернулся, и такое отчаяние полыхнуло на собеседника, что тот мысленно вздрогнул: «Но моря-то так и не увидел! И уже не увижу никогда. У вас первая стадия, вам ещё долго жить и вдыхать ни с чем не сравнимый запах радости бытия, а мои дни сочтены. Так что же выходит – зря жизнь прожил?»

      Первый мужчина не только не проникся чужой болью, а, напротив, со смехом, чуть не захлёбываясь, будто решил утопить в потоке информации, выплеснул свою историю.
      - Мы с женой решили съездить на море. Все знакомые, не раз бывавшие там, заплевывали нас восторженной слюной всякий раз по возвращении. И вот мы на Майорке. Домик у самого моря. Шум волн ночью. Ветерок с запахом йода. Благодать. Только утром обнаружили, что весь домик полон песка, словно пляж решил ночевать у нас и не уходить под утро. Пришлось купить метёлку и силой выпроваживать его на законное место. Такая интересная игра продолжалась всю неделю нашего «отдыха».
      Пока благоверная бегала в магазин за продуктами к обеду, я уселся на песок, спрятавшись в тени зонта, а на солнце выставил только ноги не выше голеностопа. Покайфовал минут пятнадцать и вернулся. Но обнаружил, что ступни сгорели, что называется, до мяса. Солнце-то оказалось бешеным. Вот вам и причина моей болячки.  Такой ожёг зря не проходит. Намазался, хоть и постфактум, кремами. Да что толку.
      На  вечер была куплена часовая экскурсия по морю на небольшом кораблике, мест так на тридцать. Люди с детьми заходили по трапу с улыбками, радостные, оживлённые. Расселись все по местам с широко раскрытыми глазами, чтобы больше информации захватить - на память. Первые пять-десять минут, и правда, не отрывались от берегов с шикарными виллами иностранцев, о чём поведал экскурсовод на трёх языках попеременно. А дальше началось представление, как в цирке, только со знаком минус. Кораблик так активно радовался, неистово качаясь на волнах, что эгоистично слизнул улыбки со всех лиц. Люди примолкли, посерели, глаза отказывались блуждать по прибрежным красотам. Жена судорожно схватилась руками за желудок, скривишись от страдания.  Женщина перед нами быстро перегнулась головой к морю, а на нас полетели остатки её обеда. У соседей с другой стороны – та же история. И выражение у всех на лицах одинаковое: «Когда же эта мУка закончится?» Не до восторогов оказалось. И выйти ведь нельзя: вокруг то самое море, так сильно манящее и так дорого стОящее. Почувствовали себя загнанными в жуткую клетку. И только радовало, что час должен когда-то пройти. А час, напротив, желал превратиться в вечность, такой попался несговорчивый час.
      Решили забыть про морские прогулки на корабле. Умные люди с первого раза делают выводы. Вот мы и сделали.
      «Теперь будем только плавать», - пришли к консенсусу.
      Однако когда бы ни вышли на берег, волны били жёстко, будто оголённым проводом. Вода грудью вставала поперёк движения, откидывая назад. Попрыгав, наглотавшись мерзко-горькой воды, вывалявшись в песке, сбиваемые и избитые коварной волной, возвращались в домик и смывали в дУше водоросли, грязь и даже дохлых медуз, как-то проникавших под пляжные принадлежности.
      Ну, раз не плавать, тогда ходить босиком по берегу. Толпы идут, и мы пошли. Правда, зачем, так и не поняли. Не было нам комфортно. Не поймали кайфа.
      Когда надоедало прыгать на волнах и  бессмысленно ходить, смотрели окрестности, знакомились с чужой культурой. После второй же прогулки обнаружили пропажу кошелька. А мы наивно думали, что только у нас воруют. Приобрели таким образом опыт и новые знания.
      А ещё заметили, что море отбирает силы. Ничего не делали, лежали на пляже, накрывшись полотенцами, а уставали больше, чем при морозе в 20 градусов отработать весь день.  Еле ноги переставляли, чтобы пройти двадцать метров до домика. Какие уж там танцы ночью! Ни разу не посетили, хотя ночных дискотек – валом.
      «Нет,  - решили мы с женой, - большое оно, море, и красивое, но не для нас. Рождённому ходить по земле надо ходить по земле».

      Он еще открыл рот, чтобы продолжать, видя, как меняется, светлея, лицо собеседника и в улыбке подрагивают губы, но того пригласили к врачу.  Мужчина-мечтатель сделал уже пару шагов, затем вернулся и как-то неловко боднул рассказчика в плечо, с невысказанной благодарностью глядя в глаза. А потом оба крепко пожали друг другу руки, словно говоря: «Держись, браток!»
      Не договоривший историю мужчина, выйдя из кабинета, увидел только пустые стулья: приём у врача закончился. Тем не менее остался доволен собой.
      «Зачем кому-то знать про мою стадию опухоли и сколько мне осталось до печального финала? Повыть от жалости к себе мы и дома можем, когда никого нет.
      А этот мечтатель пусть думает, что я был на море да ещё и с воображаемой женой. Надеюсь, мне удалось внушить ему, что ничего хорошего на море нет. Иногда ложь бывает очень нужна. Классно я сыграл свою роль. Что скажешь - молодец», - смахнул слезу, крепко сжал расползающиеся, было, губы и пошёл, сильно хромая на правую ногу.

P.S.   Меланома – рак кожи.


Рецензии
Ольга, я всегда думал, что лучшие люди для общения - это соседи в поезде или самолете. Но теперь я так не думаю. Спасибо за интересный рассказ.

Александр Кормачев   12.03.2019 13:09     Заявить о нарушении
И вам - благодарность за прочтение.

Ольга Гаинут   12.03.2019 13:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.