Освободитель часть 3 глава 4

Бесы
Сын богатого помещика, великолепно образованный последователь Маккиавели, уже успевший отсидеть в царских тюрьмах, Пётр Ткачёв страстно мечтал о революции, которая истребит его сословие. После незабываемой поездки в Лондон это желание только усилилось.
- Нужно совместить идеи Маркса и Бакунина! - понял он в результате встречи с ними.
Небольшого роста застенчивый молодой человек, очаровательно смущающийся, с вечно улыбающимся личиком был очень похож на хорошенькую девушку
- «Милая барышня», - так его звали друзья.
Он предложил создать централизованную партию-диктатора, которая сумеет захватить власть и беспощадным террором подавить сопротивление. Выйдя в очередной раз после ареста из крепости, Пётр, застенчиво улыбаясь, сообщил изумлённой сестре своё новое открытие:
- Только люди до двадцати пяти лет способны на самопожертвование ради великих целей и потому всех, кто старше этого возраста, для блага общества полезно было бы уничтожить.
В 1868 году произошла его историческая встреча с Сергеем Нечаевым. Сын трактирного лакея за два года до этого экстерном сдал экзамены за шесть классов гимназии и получил место учителя приходской школы. Затем приехал в Москву поступать в университет.
- Но что-то заставило его изменить решение... - сообщили друзья, когда советовали Ткачёву встретиться с ним.
Сергей переезжает в Петербург и сдаёт экзамен на народного учителя. В столичный университет он поступает вольнослушателем.
- Этот атеист и ненавистник религии начинает преподавать в приходском училище Закон Божий… - удивлялись его знакомые.
Худенький, нервный Нечаев, сгрызающий ногти, появлялся на всех студенческих сходках. Сергей маленького росточка, с заурядным круглым крестьянским лицом, обладал удивительным взглядом.
- Я не смогу забыть этот подчиняющий, хватающий в тиски, гипнотический взгляд… - подумал Пётр, когда они встретились.
Как и все молодые радикалы, Нечаев помешан на герое Чернышевского Рахметове. Он не имеет никакого имущества, ночует на квартирах знакомых, и часто спит на полу.
- У каждого из нас что-то есть из имущества, у него ничего! - рассказывала Ткачёву поклонница, познакомившая их. - У него лишь одна страсть - Революция!
Эта страсть сопровождается болезненной ненавистью к существующей жизни. Уже в начале разговора Сергей провозглашает право революционера действовать любыми средствами, главные из которых шантаж, убийство, ложь и постоянная провокация:
- Правительство в борьбе с революционерами не брезгует ничем и, главное, иезуитскими методами провокаций, а что же мы? Именно иезуитчины нам до сих пор недоставало!
Он озвучил идею цареубийства, причём массового. На вопрос Петра, кого из царской семьи следует убить, он, усмехаясь, ответил:
- Всю ектинью. 
Ектинья - это молитва за царскую семью с перечислением всех её членов. У Нечаева бешеная энергия, харизма и едкие слова:
- На первых двух курсах студенты бунтуют радостно и с энтузиазмом, а затем втягиваются в занятия, и к четвёртому-пятому курсу, глядишь, вчерашний бунтарь делается ручным, а по выходе из университета вчерашние борцы за народ превращаются в совершенно благонадёжных врачей, учителей и прочих наименований чиновников, становятся отцами семейств...
- Вместо борца революции мы видим какую-то безвольную дрянь, - усмехнулся Ткачёв. - Очень скоро многие превращаются в прокуроров, судей, следователей и вместе с правительством начинают душить тот самый народ, за который ещё недавно предполагали отдать жизнь... 
Вместе они написали «Катехизис Революционера» - революционное Евангелие, полное демонической поэзии.
- Революционер человек обречённый! - записал там Сергей. - У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени. Всё в нём поглощено исключительным интересом, единой мыслью, единой страстью - революцией... Он порвал все связи с общественным строем, с образованным миром и с общепринятой моралью. Нравственно всё, что помогает торжеству революции. Безнравственно и преступно всё, что мешает ему...
- Все нежные чувства родства, дружбы, любви, благодарности и чести должны быть задавлены в нём единою страстью революционного дела. Для него существует только одно утешение, вознаграждение и удовлетворение - успех революции! - веско дополнил Пётр.
Они отлично понимали друг друга, так как преследовали одну цель - беспощадное разрушение старого мира. Стремясь неутомимо к этому, они были готовы погибнуть и погубить всё, что мешало её достижению.
- Революционная организация должна составить список лиц, подлежащих истреблению... - настаивал Нечаев, - и, прежде всего, должны быть уничтожены люди, особенно вредные для революционной организации.
- Скольких придётся истребить в Революцию?
- Надо думать о том, скольких можно оставить…
Не слишком образованный, безвестный учитель совершенно подчинил знаменитого интеллектуала и литератора Ткачёва, убеждённо проповедуя:
- Революционер должен заманивать в сети людей с деньгами и влиянием и делать их своими рабами... Что же касается либералов, то революционер должен делать вид, что слепо следует за ними, а между тем, прибирать их к рукам, овладеть их тайнами, скомпрометировать их донельзя, так, чтобы возврат для них был невозможен.
В «Катехизисе» были изложены и принципы создания малочисленной организации, которая сможет захватить страну:
- В основу её построения должен был быть положен принцип: подчинение, ещё раз подчинение, и подчинение беспрекословное. 
- Покорность, которая в крови бесправного народа, которую воспитывали тысячелетие, должна была обеспечить такое подчинение и беспощадную дисциплину… - напомнил ему собеседник.
- В организации должны существовать революционеры первого и второго разрядов. Члены первого разряда должны распоряжаться вторым разрядом как своим капиталом, который они могут тратить на нужды революции. Если революционер считает, что надо пожертвовать свободой и даже их жизнью, он волен это сделать. 
- Наше дело разрушение, страшное, полное, повсеместное и беспощадное! - страстно согласился Ткачёв.
Вскоре после их встречи возникла новая волна студенческих волнений в столице. Всё начинается с Медико-хирургической академии, принадлежавшей военному ведомству. Военным министром был один из немногих оставшихся в правительстве либералов Дмитрий Милютин.
- Игнорируя запреты министра просвещения Толстого, - доложили царю, - он разрешил студентам иметь кассу взаимопомощи и собирать сходки.
На первых же сходках студенты объявили, что им не нравится принадлежность к военному ведомству.
- Оттого в Академии слишком строгая дисциплина! - жаловались они.
Начались митинги. Академию закрыли, но волнения перебросились в Петербургский университет, оттуда в Технологический институт. Студентам уже не нравилось, что у них нет касс взаимопомощи и права на сходки.
- Потребовали уничтожить всякую стеснительную и оскорбительную опеку университетского начальства… - удивлялись в Зимнем дворце.
За волнениями в Петербурге стоял маленький человек со страшными глазами. Он пугал студентов якобинскими речами, звал к бунту. Нечаева вызвали в канцелярию градоначальника на допрос. На следующий день Пётр гулял на Васильевском острове и увидел экипаж, перевозящий заключённых. Из окошка высунулась рука и бросила записку. Ткачёв услышал слова:
- Доставьте это письмо по указанному адресу. Я студент и считаю своим долгом исполнить просьбу Сергея!
Приложенная записка просила информировать друзей, что Нечаев арестован и содержится в Петропавловской крепости. После этого распространился слух, что ему удалось бежать из крепости.
- Этого не удавалось до него никому! - так Сергей стал знаменитым.
На самом деле никакого ареста не было. Допросив Нечаева, его в тот же день отпустили. Он придумал свой побег и лично передал записку Ткачёву. Потом скрывался на квартире сестры, пока по студенческому Петербургу ходили слухи о его героическом побеге из крепости.
- Но это только первая ступенька дерзкого плана, - часто мечтал Сергей. - Нужно поднять всероссийский мятеж, запалить восстанием Россию.
Но нужно было создать мощную организацию и добыть деньги. Он отправился в Европу и 4 марта 1869 года нелегально перешёл русскую границу. Затем благополучно прибыл в Женеву. Ещё в России Нечаев вычислил, кто может стать его покровителем на Западе:
- Конечно же, кровавый мечтатель и нежнейший, доверчивый человек Михаил Бакунин.
В тот вечер сладостные миражи витали в женевском жилище анархиста. Гость рассказал ему, как сидел в Петропавловской крепости, где когда-то сидел сам хозяин. Как сумел бежать. После чего открыл Бакунину главное:
- В России создано строжайше законспирированное сообщество. Сеть тайных кружков охватила всю империю. Во главе революционной паутины стоит Всероссийский комитет, командующий могучими силами.
Поведал, что в комитет входит он и решительные молодые люди:
- Но, к сожалению, они не имеют серьёзного опыта политической борьбы, и не хватает средств.
Михаил был счастлив, его пророчество о скором революционном пожаре в России, над которым так издевается Маркс, оказалось истиной:
- Жизнь прожита недаром!
Бакунин восторженно рекомендовал Нечаева главной фигуре русской эмиграции Герцену и потом Марксу. Но благородный Герцен инстинктивно почувствовал к Сергею отвращение.
- Привирает, - брезгливо сказал Александр Иванович о нём.
Ненавидя всякого, кто ему не подчиняется, Нечаев отомстит Герцену, постарался соблазнить его любимую дочь. Бакунин это почувствовал и попытался защитить Сергея, справедливо написав:
- Он один из тех молодых фанатиков, которые не знают сомнений, которые не боятся ничего. Они верующие без Бога, герои без риторики.
Счастливый анархист услышал в Нечаеве голос нового поколения, которое энергично и непреклонно низвергнет прежний порядок. Он был для него воплощением новой революционной России.
- Начинается настоящая работа! - по ней соскучился Бакунин.
Вместе с Сергеем он пишет яростные прокламации, обращённые к новой молодой революционной России. Прокламации, письма и революционная литература засылаются в Россию по адресам, которые сообщает Нечаев. 
- Их перехватывает полиция... - стало известно в Женеве. - В одном Петербурге задержаны послания, адресованные сотням молодым людям.
Анархист не мог даже представить ужасную правду - Сергей отлично знал, что почта будет перехвачена. Он и рассылал её для того, чтобы она была перехвачена, чтобы множество молодых людей оказались в тюрьме. Нечаев объявил старому революционеру:
- Мне пора извращаться в Россию.
Под нажимом Бакунина Герцен передал ему деньги из особого революционного фонда.
- Эти деньги передал Герцену в его полное распоряжение безумный русский помещик Бахметьев, отправившийся создавать коммуну на Азорские острова! - пояснил он Сергею. 
Перед отъездом он попросил Бакунина выдать ему удостоверение уполномоченного несуществующего Европейского революционного альянса:
- Идея соединения с европейской организацией подстегнёт русских революционеров к еще более активным действиям.
Нечаев получает удостоверение «Уполномоченного представителя Русской Секции Всемирного Революционного Альянса». Подписанный Бакуниным мандат был скреплён выразительной печатью.
- На печати два перекрещённых топора… - одобрил символ Сергей.
В августе 1869 года он вернулся в Москву. В Петровской земледельческой академии, где учились в основном провинциалы, грозный «уполномоченный» создал организацию. На собрании отобранных им кандидатов Нечаев объяснил студентам, что отступать поздно:
- Вы теперь члены могущественного Европейского революционного альянса. Наша многочисленная организация состоит из боевых пятёрок, которые ничего не знают друг о друге. Знает только их руководитель и член могущественного Центрального комитета альянса.
Теперь эти «боевые пятёрки» начинают мерещиться отобранным им участникам повсюду, и это придаёт им смелости. Так было создано тайное общество под многообещающим названием:
- «Народная расправа»
От участников Сергей требовал слепого послушания и заставлял шпионить друг за другом. Они готовились к восстанию, которое было назначено на дату девятой годовщины освобождения крепостных. Но речи Нечаева показались отвратительными одному из членов организации.
- Это глупо! - возражал ему студент академии Иван Иванович Иванов.
Он начал открыто выступать против него, сомневаясь в существовании иностранного Центрального комитета. Нечаев понял, что пришёл его час:
- Надо продемонстрировать, что ждёт предателя за непослушание и спаять их кровью…
Сергей собрал четверых соратников и объявил, что Иванов «мутит воду», потому что собирается на них донести.
- Настала пора доказать Центральному комитету и себе самим, что мы умеем быть беспощадными революционерами! - убеждал их Нечаев. - Мы должны осуществить это на практике. Кровь нечистых людей сплачивает организацию!
От имени Комитета он приказал ликвидировать Иванова. Почувствовав их растерянность, руководитель попросил их не забывать:
- Всякий, не исполняющий решение Европейского комитета, должен понимать, что ему грозит.
Под горящим, гипнотическим взглядом возбуждённые студенты согласились. Начали искать подходящее место. Академия занимала особняк графа Кирилла Разумовского, брата любовника императрицы Елизаветы.
- История сделала забавный виток, - подумал Сергей. - Начинается новый этап!
В огромном парке поместья были пруды и старый грот. В ночь на 21 ноября 1869 года несчастного Иванова заманили в грот, и члены боевой пятёрки начали расправу. Студент Кузнецов повалил его землю.
- Держите крепче! - щуплый Нечаев и два студента бросились на Иванова.
Сергей сел ему на грудь и стал душить. Иванов уже не кричал, но ещё шевелился. Нечаев вынул револьвер и спокойно выстрелил в его голову.
- Готов! - тело несчастного утопили в пруду.
Но неопытные убийцы действовали неумело. Вскоре труп всплыл в пруду. Началось следствие. Восемьдесят четыре «нечаевца» предстали перед судом. Но Сергей был уже далеко. Пока судили добродушных провинциалов, превращённых им в убийц, он бежал в Петербург.
- Они всего лишь революционеры второго разряда, капитал, использованный для дела революции… - Нечаев раздобыл паспорт и в декабре успешно перешёл границу, оставив погибать товарищей.
Он вновь появился в свободной Женеве. Узнав, что русское правительство потребовало выдачи виновного в уголовном преступлении, Бакунин бросился к эмигрантам за помощью:
- Главное дело сохранить нашего запутавшегося друга. 
В Женеву уже приехали русские агенты. Сергея выследили, арестовали и в наручниках увезли в Россию. Суд был открытым, и общество с отвращением узнавало подробности дела. Нечаева приговорили к каторжным работам сроком на двадцать лет, но Александр II написал:
- Навсегда в крепость! - и подчеркнул «навсегда». 
Всё, что Сергей придумал о себе несколько лет назад, теперь стало явным. Он сидел в Петропавловской крепости, в самом страшном Алексеевском равелине, где когда-то сидел Бакунин.
- Встать! - однажды к нему в камеру пришёл глава Третьего отделения Потапов.
Он стал нагло требовать, чтобы Нечаев дал показания на Бакунина. Сергей ответил пощёчиной и под его взглядом шеф жандармов встал перед убийцей на колени.
- Такая нечеловеческая сила есть в этом человеке! - испугался начальник тайной полиции.
Вскоре Нечаева подвергли обряду гражданской казни. Пока ехали на площадь, он, стоя посредине качающейся телеги, неистово выкрикивал угрозы солдатам:
- Тут будет скоро стоять гильотина, и на ней сложите головы вы! Те, кто привезли меня сюда! Небось, сердца-то забились, все попадёте сюда!
Его привязали к позорному столбу, а он продолжал задорно выкрикивать политические лозунги:
- Да здравствует свобода! Да здравствует вольный русский народ!
продолжение http://www.proza.ru/2018/08/16/261


Рецензии
Что-то типа Бендера с революционным уклоном.

Владимир Прозоров   10.08.2018 17:21     Заявить о нарушении
Точно замечено!

Владимир Шатов   10.08.2018 17:36   Заявить о нарушении