Пушкин о Наполеоне. Низкие истины или любовь?

А. Пушкин о Наполеоне. "Низкие истины", справедливость или милосердие и любовь?

В стихотворении «Герой» А. С. Пушкина есть такие строки:

Да будет проклят правды свет,
Когда посредственности хладной,
Завистливой, к соблазну жадной,
Он угождает праздно! — Нет!
Тьмы низких истин мне дороже
Нас возвышающий обман...
Оставь герою сердце! Что же
Он будет без него? Тиран...

1. Казалось бы, поэт проклинает «правды свет» и «истинам», пусть и «низким», предпочитает «возвышающий», но всё-таки «обман»,  нет ли в этом какого-то кощунства, предосудительности, неправильности?
Великий  поэт по-христиански абсолютно прав.
 
Тьма низких истин: обвинения, пересуды, сплетни, осуждение, презрение и осмеяние «светом» людей, совершивших нечто «неприличное» с точки зрения высшего общества,  поэту глубоко отвратительна.  Лишение  обществом осмеянного, униженного человека даже гипотетической возможности на благородный возвышенный порыв, поступок, А.С. Пушкин считает низким и оскорбительным. Он и сам не раз сталкивался с враждебной холодностью, насмешками и сарказмом «высшего света» по самым разным поводам. И, быть может, это, в конечном счёте, стало причиной  смерти Великого Поэта, отвергнутого, осмеянного и несправедливо осуждённого "высшим обществом" за защиту им своей  чести и достоинства.

Поэт  своей возвышенной, отзывчивой душой чувствует, что это неправильно, не по-христиански. А.С. Пушкин предпочитает видеть в человеке лучшее, даже если он не совершил ничего доброго.  Поэт хочет верить и верит, что каждый человек способен на самоотверженность, любовь, милосердие, пусть общество называет такую веру  «обманом», но это «возвышающий обман». Обличение, осуждение в грехах, он называет «низкими истинами», ему дороже «нас возвышающий обман», то есть, он хочет видеть и видит в человеке его достоинства, пусть и не проявленные. Он хочет возвышать человека, а не уничтожать и принижать его упрёками и обличениями.

Вспомним: Господь БОГ, зная  всеобщую греховность людей, вразумляет и наказывает нас как  непослушных детей, но и говорит нам: «вы – боги», «Будьте святы, как Я Свят».
"...нет человека, который не грешил бы" (3 Цар 8:46)
"Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы" (Пс. 81: 6)
"...святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш". (Лев 11, 44.)

Казалось бы, ну какие же мы "боги", мы - погрязшие в страстях и соблазнах века сего немощные грешники? Но БОГ знает, что ОН заложил в нас СВОЙ Образ - Божественное Семя, и мы можем и должны, несмотря ни на что, стать святыми, совершенными, Богами.
БОГ возвышает человека, поднимает его, возвращает его самоуважение и достоинство.

ХРИСТОС, когда фарисеи собрались убить блудницу, забросав её камнями, сказал: «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8, 11).
Милосердие Божье выше и сильнее Божьей справедливости. Так должно быть и у людей.

2. В этом стихотворном диалоге о Наполеоне А.С.Пушкин восхищается не величием полководца, не героическими сражениями и победами, ни высоким положением в обществе и его славой, а только одним фактом его биографии - однажды Наполеон посетил чумной барак и, ободряя умирающих воинов, пожимал руки смертельно больным людям, рискуя своей жизнью. И этим Император, несомненно, явил  смелое и милосердное сердце.

Одров я вижу длинный строй,
Лежит на каждом труп живой,
Клейменный мощною чумою,
Царицею болезней... он,
Не бранной смертью окружен,
Нахмурясь ходит меж одрами
И хладно руку жмет чуме
И в погибающем уме
Рождает бодрость... Небесами
Клянусь: кто жизнию своей
Играл пред сумрачным недугом,
Чтоб ободрить угасший взор,
Клянусь, тот будет небу другом,
Каков бы ни был приговор
Земли слепой...

Не безрассудная смелость Наполеона восхищает поэта, а желание прославленного полководца «ободрить угасший взор» смертельно больных людей. Пушкин убеждён, что уже за это он «будет небу другом», к чему бы не приговорил его земной суд. Конечно, за миллионы погубленных жизней на поле брани диктатор и полководец должен поплатиться, и вряд ли избежит ада. Но, как знать, быть может эти муки не будут вечными, и он, как разбойник на Кресте, за это малое доброе дело будет помилован. Добрые дела в аду не горят!   

Вспомним слова ХРИСТА: «Тогда скажет царь тем, которые по правую сторону его: приидите, благословенные отца моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал я, и вы дали мне есть; жаждал, и вы напоили меня; был странником, и вы приняли меня; был наг, и вы одели меня; был болен, и вы посетили меня; в темнице был, и вы пришли ко мне». (Мф.25, 34-36)

Когда великий полководец был на вершине славы, "высший свет" боготворил, восхвалял Наполеона и преклонялся перед ним, но когда тот потерпел сокрушительное и заслуженное поражение от русских воинов, "высшее общество"  безжалостно, со злорадством  и злословием низвергло его с пьедестала обожания. Тогда же появилась фальшивка, что, якобы, случай в чумном бараке вымышлен. И завистливый, холодный, праздный "свет" был несказанно обрадован совершенному «развенчанию» героя, лишив его и этого, действительно бывшего достойного поступка.

Друг в стихе указывает поэту на, якобы, отсутствие факта, которым тот восхищался: «Мечты поэта — Историк строгий гонит вас! И где ж очарованье света!»   Но Пушкин не верит и не желает такой «правды» и «низких истин», он восклицает:

Да будет проклят правды свет,
Когда посредственности хладной,
Завистливой, к соблазну жадной,
Он угождает праздно! — Нет!
Тьмы низких истин мне дороже
Нас возвышающий обман...
Оставь герою сердце! Что же
Он будет без него? Тиран...

«Оставь герою сердце!» Лишить героя сердца, милосердия, значит признать, что он – бесчувственный тиран. Пушкин не хочет в это верить! Участь тирана ужасна, его ожидает страшная  вечная кара. Поэт не желает этого никому. И его чувства не обманывают, были минуты милосердия  и у ожесточённого битвами и властью Императора Наполеона.
Но если даже к такому злодею А.Пушкин проявляет милосердие, то тем более старается увидеть доброе в других людях. Но жизнь его часто убеждала в обратном, и тогда в порыве горячего сердца с его уст слетали слова гнева, возмущения, негодования и отчаяния.

3. Тем ни менее, Поэт  всегда призывал  «милость к падшим» и желал оправдания их перед людьми и БОГОМ! Он пишет: «Тьмы низких истин мне дороже Нас возвышающий обман...» И он по-христиански прав!

Вспомним Евангельское – «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». (Мф.7, 1-2)  « Не злословь брата твоего, даже если ты видишь его преступающим все заповеди. Иначе сам впадешь в руки врагов твоих» (Антоний Великий).

Милосердие выше справедливости! Любовь не требует справедливости и возмездия, она хочет оправдания ближних, а не обличения и осуждения их. Она  есть высшая Истина, Ибо ХРИСТОС-БОГ  есть Путь, Жизнь, Истина  и Любовь.

Христианский БОГ – это БОГ Любви, а «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится». (Кор.13, 4-8)
«Бог есть Любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4:16)

Великий поэт ощущал, чувствовал, знал любовь, жил ею и пребывал в любви, и БОГ был в нём.


Рецензии