Мы сохраним тебя, русская речь!

(Выступление на СПбургском Книжном Форуме сопредседателя Рижского Литературного объединения "СветочЪ" С.Воробьёва)

Сохраняя русскую речь, русское слово, мы сохраняем себя, как нацию. Это основа нашего существования. Кем-то было сказано: «Для русского счастье - русский язык. Отними у него это счастье, не будет ни русского человека, ни России». Поэтому-то и идёт такое мощное наступление в нынешний век именно на наш язык - наш щит и, в то же время, - наш меч. Что же происходит сейчас с нашим языком, вобравшим в себя всю сокровищницу духовного опыта предыдущих поколений? Он упрощается, опошляется, уплощается. Т.е. постепенно мы лишает себя этого счастья. Так видится со стороны. А мы как раз живём и существуем в этой самой стороне, с которой «виднее».
Недавно в передаче «Русский вопрос» ведущий Константин Затулин, пригласив в гости редактора «Лит. газеты» Юрия Полякова, задал вопрос - есть ли в настоящее время какая-либо опасность для русского языка, не подвергается ли он своего рода секуляризации. На что наш уважаемый редактор ответил, что прямой опасности он не видит, хотя отдельные моменты его настораживают, как-то: проникновение в литературный язык ненормативной лексики. С чем можно согласиться. А такие маститые классики, как Пелевин, не только вводят в свои тексты эту лексику, но и оправдывают её некими философскими аргументами, а вернее - интеллектуальной подтасовкой.
Настораживают также Полякова и диктанты на тексты Дины Рубиной, которые не мытьём так катанием, опять же, через русскую речь, насаждают в нас либеральные ценности, которые, в конце концов расшатывают здание русской культуры.
В остальном он не видит каких-то глобальных угроз для нашего языка.
Думается, что в этом-то и кроется основная угроза, что она незаметна. Всё делается постепенно, шаг за шагом. Я уже не вспоминаю о реформах языка, которые сократили наш алфавит, обеднили устную и письменную речь, унифицировали понятийные смыслы, ввели иноязычные заимствования. Постепенно уходит из алфавита буква Ё. Иногда мы её прочитываем, иногда нет. Даже на компьютерной клавиатуре она задвинута в дальний угол, и при постановке слов «все» и «всё» рядом, компьютерный редактор делает замечание - «Два одинаковых слова подряд. Удалить второе слово?» Т.е. компьютер не воспринимает эти слова, как разные и, соответственно, несущие разный смысл. Таким образом, идёт обессмысливание речи. Штрих, казалось бы, малозначительный, но меняющий веками созданный алгоритм, внедряющийся занозой, от которой может загноиться весь организм живой русской речи.
Интервенция в отношении русского языка особенно отчётливо заметна на бывших российских окраинах. В Прибалтике он просто целенаправленно уничтожается. На других перифериях тоже игнорируется, хотя везде остались, в силу исторических обстоятельств, носители этого языка. Явление не случайное. Россию подъедают с краёв, как лакомый для многих пирог. Это идёт по всем фронтам: идеологическому, политическому, экономическому, военному и культурному. И каждый фронт решает свои определенные задачи. А все вместе они
усиливают и сжимают кольцо окружения. Я не зря выбираю здесь военные термины, т.к. идёт невидимая для многих битва, которая началась, конечно, не вчера. Каждый укус приближает кусающих к лакомой начинке. Хотя, если говорить о Прибалтике, в которой мы по воле случая остались, вроде бы существует русскоязычная пресса, есть передачи на русском на телевидении (в частности, новости), есть магазины «Русской книги», которые иногда принимают на реализацию и наши издания, устраивают презентации наших сборников и авторских книг. И это всё хорошо и необходимо. Но рамки этих процессов сужены, обкорнаны, сжаты. Впрочем, похожие вещи наблюдаются и в самой России.
Пресса с каждым днём всё желтеет и желтеет, выживание национальных культурных обществ держится только на энтузиазме отдельных лиц и определённой «советской» инерции, новостные программы адаптированы для местных условий (хотя благодаря телекоммуникативному веку можно смотреть и слушать почти все российские каналы, и не только российские, но там ситуация  не намного лучше). Известно, что вслед за какой-нибудь культурной программой или проповедью патриарха может тут же последовать если не реклама прокладок или моющего средства, то очередной «ржач» от КВН или «Смехопанорамы», "Нашей Раши" или "Прожекторперисхилтон" . Не должно существовать рядом высокое и низкое - то, что возвышает душу и что её унижает. Нас всё время пытаются обезличить, унифицировать, затемнить нашу историческую память. В результате мы постепенно теряем свою национальную идентичность. Превращаемся в неких гомункулусов. И всё это ведёт к тому, что очень скоро нас не нужно будет завоёвывать, нас можно будет взять голыми руками.
Рабская психология голой выгоды выхолащивает душу. Мы уже видим поколение, которому чужды не только «отчизне посвящать души прекрасные порывы», но и вообще такие вещи, как сострадание, помощь ближнему, бескорыстие, чувство справедливости, честность… И не в малой степени тут виновата и наша современная литература, которая всегда и во все времена влияла на умонастроения нашего народа. Иногда отдельные герои популярных произведений буквально внедряются (и внедряются, порой, незаметно) в сознание поколений. Возьмём отрицательного, но очень симпатичного, героя из романов Ильфа и Петрова. Они наделили его «привлекательными» качествами не обременённого ничем человека, этакого командора, идущего по жизни легко и просто, командующего при этом невидимым парадом. По сути, это мелкий жулик, даже хулиган, но какая харизма, какой напор… И всё с единственной целью -  обогатиться за счёт другого, пусть даже худшего из худших, нажившего свои миллионы криминальным путём.
Что мы видим в нынешнее время? Остап Бендер, как говорится, отдыхает. Какие там миллионы? Воруют миллиардами! Неважно у кого - у частных лиц, у государства... Главное (и это страшно осознавать) – этот стиль поведения вошёл в систему. Бендер оказался настолько привлекательным, что с него берут пример, может быть, даже не задумываясь над этим. Он проник в наше неокрепшее сознание, как супергерой, как образец для подражания на новой почве либерализма. «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели». Семена были посеяны, и настало время всходов. Что это за всходы, господа присяжные литераторы, мы уже видим.
Хочется, всё-таки, закончить на оптимистической ноте и привести стихотворение одного из членов нашего литобъединения Анжелы Гаспарян:

Язык – Отечество мое,
Отрада и спаситель,
Сознание и бытие,
И знамя, и Учитель.


Не апатриды мы, у нас
Есть Родина, поверьте!
Родной язык спасал не раз,
От тьмы духовной смерти.

 

В нем нашей прочности запас,
С ним горизонт не узкий.
Ведь с нами каждый день и час
Язык великий – русский!

 
 


Рецензии
К сожалению, речь оскудевает... Где вы, мастера слова?

У Ангелины Соколовой есть такие строки -
Нет слова – мысль не передать.
Зачахнет мысль – мы недоумки.
Изобретает злая рать,
Как воплотить свои задумки.
Так загоняют нашу речь,
Так, не щадя, ее ломают,
Стараясь лучшее отсечь.
И пагубность деяний знают:
Нет слова – значит, духа нет!
Кнуту послушны мы, как стадо.
И было б пойло на обед –
Духовности ему не надо... (http://www.stihi.ru/2011/11/25/3697).

Тем ценнее, что вопрос о русском слове волнует Вас, а Вы волнуете нас.

Татьяна Вика   29.12.2018 06:20     Заявить о нарушении
Мастера слова среди нас!
Нужно просто уметь их отыскать.
А это умение тоже не каждому дано.
Всегда нужно помнить, что "в начале было Слово..."
Возможно, что и в конце оно будет.
Главное - от кого оно будет исходить и что означать.
С предстоящим Вас Рождеством Христовым и новолетием!

Сергей Воробьёв   31.12.2018 20:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.