Без дна

Брезгливое отвращение на молодом лице, рыжие всклоченные волосы, драная футболка в жирных пятнах на животе, заношенные, из синих превратившиеся в серые, джинсы.
Парень вошёл в вагон метро, тусклым взглядом скользнул по пассажирам, посмотрел мельком в книгу человека, сидящего около поручня. Его брови поползли вверх. Стал читать, чуть наклонившись, заглядывая через плечо.

- Площадь Восстания. Осторожно, двери закрываются. Следующая станция Владимирская.

Рыжий, очевидно, решил, что читать станет удобнее, если сесть рядом. К тому же, он стоял в проходе, а толпа, желающая выйти, была на взводе, всем своим видом демонстрируя готовность ринуться и растоптать любого, кто окажется на её пути.
Он растолкал людей и нагло втиснулся между парнем с книгой и пожилой женщиной в малиновой куртке. Как только рыжий сел, парень заложил квадратной металлической закладкой книгу и тут же захлопнул её. Женщина в малиновой куртке глянула на рыжего раздражённо и уже открыла рот, видимо, чтобы исторгнуть гневный поток ругательств, но возмущение сошло с её лица как маска, уступив место удивлению. Женщина уставилась на рыжего, словно увидела призрака.

Вагонные лампы мигнули. Поезд резко затормозил, будто врезался во что-то, свет тут же погас, как в плохом фильме ужасов. Стоящие пассажиры повалились на пол, началась паника и давка. Кто-то верещал высоким противным голосом, громко и хрипло ругались матом, детский плач разлетался по вагону звонкими осколками.
Рыжий парень и тот, что с книгой, стали озираться и вдруг встретились глазами. В кромешной темноте они уставились друг на друга.

- Привет, – сказал тот, что с книгой. 

Рыжий насупился и пристально оглядел его.
Чёрные прямые волосы непонятно как прядями падали на лицо, фиолетово-серый рюкзак небрежно разместился у парня на коленях, книга на рюкзаке лежала обложкой вниз. Одет любитель чтения был в синюю с чёрными звёздами рубашку и в такую же чёрную  замшевую куртку.

- Привет, – ответил рыжий. – Посмотрим, чё там?
Парень с книгой кивнул, одним движением сунул её в рюкзак и встал, закинув рюкзак за спину. Следующим движением шагнул, вытянув правую руку вперёд, открытой ладонью легко выбил окно напротив, скользнул в него. Рыжий последовал за ним.

- Ты чьих будешь? – парень с книгой двигался легко и бесшумно, рыжий не отставал.

- Наш родоначальник - граф Лувен.

- Я прямой потомок Ефросиньи.

- Прямой? – на лице Рыжего отразилось изумление со смесью то ли со страха, то ли с почтения.

- Да. Последние пятьдесят два года отдыхал в Парагвае. Россию не узнать.

- Ага, – проблеял рыжий. – Тебя как зовут?

- Пиноккио. Можно Пинок.

- А можно Пин? Типа кнопка, шпилька, прищепка, – хохотнул рыжий.

- Типа наказать, расправиться, прижать.

- Понял. Пиноккио. А меня Рыжий.

- Очевидно.

Они добрались до кабины машиниста. Прямо перед ней зияла дыра в земле, метров десять в диаметре. Совершенный круг, края которого оплавились, как если бы метеорит чудовищно горячий и на огромной скорости грохнулся в этом месте. Но в потолке туннеля никаких отверстий не было. Из дыры несло холодом и воняло чем-то мерзким.

Оба как по команде склонились над дырой.

- Рыжий, ты дно видишь?

- Нет. А ты?

- Чё, без дна?

- Да. Без дна.

Они распрямились и сделали шаг назад, чуть отступив от края странной дыры.

- Что будем делать? – спросил Пиноккио, как будто у самого себя.

- Не знаю, как ты, а я пошёл отсюда.

- Завтракал сегодня? – спросил Пиноккио.

- Не. Не успел.

- Тогда хватайся за меня…

- Мальчики, это что за хрень? - пожилая женщина лет шестидесяти с небольшим в малиновой куртке стояла, освещая пространство перед собой мощным фонариком. Не худая и не толстая, с великолепной осанкой. Она подозрительно глядела на странную дыру в земле, оставаясь на расстоянии шагов трёх от края.

- Ты откуда взялась, бабка? – Рыжий говорил зло, не наигранно, а по-настоящему так зло.

- Из окна вылезла вслед за вами. Внучек, - она горько усмехнулась. – Ты меня совсем не помнишь, Генрих?

Рыжий вздрогнул. Застыл сразу всем телом, как будто его грудь проткнули копьём, и он не может вдохнуть. Простоял так несколько секунд. Выдохнул. Нахмурился, подошёл ближе, стал всматриваться в лицо пожилой женщины, то наклоняясь и приближаясь к нему, то отстраняясь. Выражение физиономии Рыжего стало совершенно растерянным, когда, наконец, женщина не выдержала и сжалилась над ним.

- Анна. Мы в цирке служили. Воздушные гимнасты. В мае семьдесят восьмого, когда я видела тебя в последний раз, ты выглядел точно так же, как сейчас.
Повисла тишина. Пиноккио чуть заметно улыбался, но в разговор не вмешивался.

- Только, ради бога, не говори, что ты вампир. Внуки мне все уши прожужжали вампирскими историями. Все «Сумерки» с ними просмотрела.

Теперь Пиноккио откровенно ухмылялся. Видно было, что он еле сдерживается, чтобы не заржать. Рыжий молчал, его лицо помрачнело, взгляд налился яростью.

- Дорогая леди, – Пиноккио одарил Анну счастливой улыбкой. – Мой недавний знакомый не имел намерения вас обидеть, просто он еще слишком молод, оттого и горяч.

- Да, как он горяч, я помню, – Анна улыбнулась в ответ, и тут Пиноккио расхохотался.

- Рыжий, ты сказал ей своё настоящее имя? Ты безумец!
Пиноккио веселился от души.
Рыжий скрипнул зубами:

- Нет.

- Что нет? Не сказал или не безумец?

- Нет и нет.

- Не думай кидаться на меня. Я тебя как кутёнка придушу.

Рыжий тяжело дышал, таращился за спину Пиноккио, будто пытался взглядом прожечь в стене дырку.

- Успокоился, герой-любовник? Полетели!

Пиноккио взмыл в воздух, завис над бездной и стал медленно опускаться в чёрную непроглядную тьму. Рыжий глянул на Анну, потом на Пиноккио. Было очевидно, что он решает непростую задачу. Ему явно не хотелось лезть в дыру, но еще больше ему хотелось свалить от Анны – подальше и побыстрее.

Рыжий схватился за ногу Пиноккио, Анна, недолго думая, завопила и прыгнула, успев уцепиться за Рыжего. Он попробовал сбросить её, но у него ничего не вышло. Они стремительно падали. Троица являла собой забавное зрелище: Пиноккио был на самом верху, Рыжий держался за его ногу обеими руками, Анна обняла Рыжего за талию и зажмурилась.


Сколько времени продолжалось падение, неизвестно. В какой-то момент скорость уменьшилась, и они стали парить.
Анна первой коснулась твёрдой земли, отцепилась от Рыжего, встала на ноги, покачнулась и открыла глаза.

- Я ничего не вижу, – заявила она.

- Я тоже, – отозвался Рыжий.

- Аналогично, – в голосе Пиноккио слышалось удивление. – Это очень странно. Источники света есть везде, а нам с Рыжим достаточно крох, чтобы видеть…

- Куда пойдём? – Анна говорила бодро, в её голосе совершенно не было страха.

- Анна, давайте руку, а то затопчем вас невзначай, – скомандовал Пиноккио.
Пиноккио нащупал руку Анны, она взяла за руку Рыжего. Гуськом они двинулись в путь.

- Генрих, а ты почему так одет? На бомжа похож.

- Да плевать. Люди – тупые ублюдки. Жадные, мелочные, готовые загрызть друг друга из-за любой ерунды. Ненавижу!

Рыжий скрипнул зубами, вырвал свою руку у Анны.

Она тут же вновь схватила его за руку.

- Ты, конечно, сильнее меня, ловчее, но и я не из слабого десятка. Вся детвора в цирке на мне. Держу себя в форме. Генрих, ты не отпускай мою руку, а то потеряешься в темноте.

Пиноккио хмыкнул, а Рыжий опять скрипнул зубами.
Какое-то время они шли молча.

- Рыжий, если такой мизантроп, зачем живёшь? Не хочешь прекратить всё одним махом?

- Пиноккио, а как ты умудряешься жить так долго и не заскучать? Не возненавидеть всех и всё?

- Я игрок, Рыжий. Мне на самом деле всё пофиг. Тебя люди бесят, а для меня они - как явления природы: шумят, галдят, что-то делят, ну и хрен с ними. Я всегда найду себе развлечение.

- Похоже, мы все нашли развлечение. Хоть бы какой-то свет появился. На худой конец, факел, – пробормотал Рыжий.

В ту же секунду вспыхнул яркий свет: впереди, метрах в пяти из стены торчал зажжённый факел. Пламя чуть колебалось, с тряпки капала горючая жидкость.

Первым пришёл в себя Пиноккио.

- Место, где исполняются желания! Ё-хо!
Он бросил руку Анны и понёсся вперёд прыжками. Схватил факел, замахал им.

- Что мы имеем? Стены чёрные, матовые, гладкие, потолки низкие. Ничего примечательного.

Анна привалилась к стене, а Рыжий, видимо опасаясь расспросов, быстрыми шагами двинулся к Пиноккио.

- Хочу найти выход! – заорал вдруг Пиноккио, и в тот же миг прямо перед ним появилась дверь. На ней огненными буквами горело слово «ВЫХОД». Он дёрнул ручку, дверь распахнулась, но за ней была всё та же темнота и всё тот же туннель. Дверь замерцала и исчезла.

- А я хочу кушать. Стол, удобный стул и мои любимые блюда, – попросила Анна.
Прошло секунд десять. Воздух замерцал, и появился шикарно накрытый стол, удобный мягкий стул; табличка на столе гласила: «время обеда: 20 минут».

- А туннель-то с юмором. Присоединитесь?

- Нет, Анна, благодарим. Это не наш рацион.

- Мальчики, если будете заказывать девственницу, прошу: пусть она будет не малолеткой. И покусайте её где-нибудь за поворотом, чтобы я не слышала этого и не видела. Пожалуйста. 

- Рыжий, я у тебя подружку отобью. Нравится она мне, – хохотнул Пиноккио. – Умная, дерзкая, бесстрашная. Чего ты, дурачина, от такой женщины сбежал?

- Я не сбежал.

- Да пофиг.

- Пинок, я бы в самом деле чё-нить поел.

Тут пространство перед ними замерцало, уплотнилось, и невысокая девочка в смешных круглых очках, в пижаме с дельфинчиками и с безграничным ужасом в глазах, оказалась прямо перед ними.

- Убирайся! – крикнул Пиноккио.

Она снова замерцала и исчезла. Пиноккио обернулся к Рыжему:

- Ты придурок?! – его голос звенел, многократно отразившись от стен пещеры. – Зачем пожелал её?

- Я… Пинок, я не хотел. Вырвалось.

- Рыжий, контролируй свои порывы. Ты же не собирался, в самом деле, съесть этого ребёнка? Что в следующий раз из тебя вырвется? Окажись она такой же лажей, как и дверь, чё б ты делал? Ты ее кусать, а она не прокусывается. Тащилась бы за нами, ныла и требовала комфорта. Шутка.

- Чё-то у меня аппетит пропал.

- Пошли к Анне, посмотрим, как она жуёт волшебную еду.



Стол пропал, Анна сидела на полу, лицом уткнувшись в колени и сжав голову руками. Пальцы скрючились, ногти посинели, она вся дрожала.
Пиноккио бросился к ней, присел, попытался заглянуть в лицо. Он убрал её руки от головы. Анна склонилась на бок, и её вырвало. Утёрла рот рукой, кашлянула и вновь схватилась за голову.

- Сейчас-сейчас… - бормотала она, – сейчас справлюсь.

Прошло не меньше минуты, когда она вдруг шумно втянула воздух, так же шумно выдохнула, распрямилась. Теперь Анна сидела, опершись о стену, обняв колени. Ее лицо, бледное, как больничная стена, с черными кругами под глазами и маленькими струйками пота, излучало радость. Такую радость, будто она трудилась целый день и теперь, наконец, может отдохнуть и заслуживает награды. Анна вымученно улыбнулась.

- Что с тобой? Плохая еда? – спросил Рыжий. Он остался стоять там, где стоял.
Пиноккио, не вставая, обернулся к Рыжему:

- Рыжий, ты точно дебил. Или у тебя насморк? Не чуешь? Она больна. 

И вновь повернулся к Анне. Наклонился к ней. Сказал в самое ухо:

- Ты использовала желание?

Рыжий отошёл в сторону, стал ковырять стену ногтем, стена не поддавалась, звук получался мерзкий.
Анна кивнула.

- Не хотела всё усложнять. Ну, там крики, обморок.

- Эта штука в твоей голове когда появилась?

- Наверное в тридцать два, когда из-под купола упала... Генрих не поймал меня. Мы работали воздух. Я делала герадешвунг, а ловитор… ну, он отвлёкся и... в сетку упала неудачно. Головой вниз летела. Не успела перевернуться.

- Гнида, – процедил Пиноккио, и от этого тона и глухого страшного голоса Анна вся покрылась гусиной кожей. – Давай накажем его. Это будет весело. Ты знаешь его настоящее имя. Можешь сделать это сама. Хочешь?

- Нет, Пин, спасибо. Уже не хочу.

Он опять наклонился к ней так близко, что она смогла разглядеть маленькую серебряную серёжку в его правом ухе – ягуар. Под длинной чёлкой она оставалась незаметной.

- Больше не трать желаний!

Анна улыбнулась, кивнула.


- Ты знаешь, где мы? – так же тихо спросила она.

- Догадываюсь.

- А почему такое прозвище? Пиноккио.

- Одно время я пытался снова стать человеком. Настойчиво пытался. Тогда и прилепилось.

Пиноккио встал, протянул ей руку, помог подняться. Не обращая внимания на Рыжего, который так и стоял, глядя в стену, он вытащил факел из отверстия в стене, куда воткнул его перед тем, как Анна села за волшебный стол, и они двинулись дальше. 

За очередным поворотом чёрный туннель резко раздался, в ширину стал метров пять, а потолок терялся в темноте. Туннель перегораживали огромные ворота – чёрные, кованные, с изображением странного зверя, чем-то напоминающего медведя.

Рыжий подошёл первым и остановился, видимо, не зная, что предпринять. Пиноккио бросил факел, бесцеремонно отодвинул его и три раза грохнул по воротам кулаком. Звук разлетелся по туннелю, отражаясь от стен причудливым эхом.

Ворота скрипнули и стали разъезжаться, исчезая в стенах. Яркий свет после мрачного тоннеля слепил. Комната оказалась гигантской, с высоченным потолком, и страж был ей под стать. Чудовищный медведь, метров пять в высоту – бурая шерсть, огромные лапы, здоровенные когти, и такая же дьявольски большая голова. У этой головы были человеческие глаза.

Медведь поднялся на задние лапы. Сделал шаг навстречу гостям.

- Я Страж. Повелительницу Бездны охраняю. Лишь тот пройдёт, кто в битву со мной вступит. Кто первый?

Рыжий сделал шаг вперёд:

- Можно уйти?

- Можно! – рявкнул Страж. - Гуляй по чёрному туннелю вечно.

- Хочу победить тебя без боя. Это возможно?

- Да!  - загремел Страж. - Ты победил! Очередь за ними, – он указал на Анну и Пиноккио.

- Я готов сразиться, – сказал Пиноккио будничным голосом и сделал шаг навстречу Стражу.

- А не желаешь победить как твой собрат холоднокровный? Без боя.

- О нет! Без боя не хочу. Что радости в такой победе? Столетия прошли, я тосковал по битве славной с соперником достойным.

- Начинай!

Пиноккио сбросил куртку, оглядел помещение, явно просчитывая какие-то манёвры. Стал двигаться вправо – изящно, легко, не отрывая бесстрастного взгляда от Стража. Тот опустился на четыре конечности, пригнул голову, оскалился. Обнаружил полный рот острых хищных жёлтых зубов. Сделал обманный шаг влево, и тут же метнул свою тушу вправо. Пиноккио среагировал мгновенно: отступил и уклонился, над его головой просвистела лапища, распоров воздух, врезалась в стену, оставив на ней пять глубоких борозд. Пиноккио развернулся, влетел с разбегу на стену, оттолкнулся от неё и, очутившись на шее Стража, ухватил его за уши. Страж взревел, тряхнул головой. Пиноккио остался на его шее. Страж тряс головой всё сильнее, он размахивал лапами, но никак не мог достать это место на своём загривке. Пиноккио издал боевой клич – высокий резкий звук, походящий на крик птицы, и, отпустив уши Стража, прыгнул на его огромный лоб, оказавшись прямо между странных человечьих глаз.

- Сдаёшься?

Страж скосил на него оба глаза, поднялся на задние лапы, а передними схватил Пиноккио поперёк туловища.

- Ах, так!

Пиноккио поймал его за один из пальцев двумя руками и с силой разогнул его. Хрустнул сустав, Страж высоко и жалобно вскрикнул и, выронив Пиноккио, уселся на зад, как собака, принялся баюкать палец с таким жалким выражением морды, что стало очевидно: ни о каком бое больше речи идти не может.

- Прости, брат, не хотел тебя травмировать.

Пиноккио смело подошёл к Стражу.

- Дай взглянуть.

Страж доверчиво протянул лапу.

- Терпи, сейчас опять будет больно.

Пиноккио ухватился за вывихнутый палец и с силой дёрнул его. Страж тонко вскрикнул, вырвал лапу из рук Пиноккио, уставился на неё.

- Не болит, – удивлённо констатировал он и улыбнулся всей зубастой пастью. –
Благодарю тебя, отважный рыцарь, что так приятно досуг мой скоротал. Очередь за дамой.

- Убей меня быстро и не больно. Пожалуйста.

- С людьми я не сражаюсь. Загадки отгадай и будь свободна. Она его любит, но мучит. Он её ненавидит, но ищет. Найдёт – радуется. Что это?

- Не знаю. Туплю обычно. Не умею разгадывать загадки.

- Это блоха! Что ж ты умеешь, женщина?

- Летать.

- Летать?! А покажи!

- Поможешь мне? – обратилась Анна к стражу.

- Конечно! Чем?

Обернулась к Пиноккио:

- Меня поймаешь?

- Да, – он улыбнулся.

Анна скинула обувь и куртку, осталась в брюках и майке без рукавов. Страж подставил ей здоровую лапу, она ухватилась за один из пальцев, забралась на неё и встала во весь рост.

- Подними меня как можно выше, – спокойно скомандовала.

Страж встал на задние лапы, и они начали вытягиваться, вытягиваться, пока голова Анны не уперлась в округлый чёрный потолок пещеры. Теперь Анна оказалась выше, чем бывала под куполом цирка.

Анна поклонилась зрителям, развела руки в стороны. И вдруг грянула барабанная дробь. Она вздрогнула и улыбнулась той счастливой улыбкой, какой улыбалась всегда, начиная номер. Что-то тихо сказала Стражу, он немного опустил лапу. Анна легко подпрыгнула и, сделав прыжок назад, похожий на мостик с переворотом через голову, полетела вниз головой. В воздухе перевернулась и метра за три от пола приняла горизонтальное положение.

Пиноккио подпрыгнул как резиновый мяч – с места на пару метров и осторожно поймал ее, погасив инерцию, аккуратно опустился на пол.
Страж расхохотался гулким громовым смехом.

- Какой восхитительный день! Битва с равным и полёт человека. Повелительница Бездны примет вас.

Страж махнул лапой, раздался противный ноющий скрип.

- Надо бы смазать петли, – пробормотал Страж смущённо.

Отворилась незаметная дверь в другой части пещеры, путники направились к ней.

- Возвращайтесь. Я буду ждать… - крикнул им вслед Страж.

Как только они вошли, дверь с таким же скрипом медленно закрылась.
Небольшая комната могла бы показаться обыкновенной, если бы не отсутствие окон и странный, ни на что не похожий запах. Воздух слегка искрился, и всё, что находилось в комнате, было подёрнуто лёгкой дымкой – диваны, игрушки, пуфики, подушки, ковры, - вся комната казалась нереальной и призрачной.
Из-за портьеры выглянула белая кудрявая головка, а вслед за ней показалась и вся девочка. На вид лет восьми, невысокая, худая, в цветастом платье и кружевных гольфиках.

- Давайте поиграем в прятки, – весело заверещала она, прячась за портьеру. – Ищите меня. Только не торопитесь найти!

Анна побледнела, покачнулась и чуть не упала. Пиноккио подхватил ее и усадил в кресло.

- Фу, какие вы скучные, – девочка надула губки, вышла из-за портьеры. – Чего надо? Говорите быстро, а то мне некогда тут с вами. Дел много.

- Госпожа Бездна, могли бы вы помочь этой женщине? – спросил Пиноккио.

- Что сам ей не поможешь? Облегчи её страдания, тогда и поговорим.
Пиноккио подошёл к Анне, приподнял, взяв за плечи, приблизил своё лицо к её лицу.

- Не дёргайся, прошу.

Она дрожала, не открывала глаз. Пиноккио набрал полную грудь воздуха, прикоснулся своими губами к её совершенно белым губам и осторожно выдохнул воздух в её приоткрытый рот. Щёки Анны тут же порозовели, руки перестали дрожать. Анна распахнула глаза, измученно улыбнулась.

- Всё, хватит нежностей, – девочка нахмурилась, схватила Анну за руку и уволокла к дивану. Села сама и усадила её.

- У тебя осталось одно желание, – заявила она. – Чего хочешь?

- Хочу стать такой, какой была в двадцать восемь, – выпалила Анна, не задумываясь. - Только чтобы разум остался такой, как сейчас.

- Само собой. Кто же захочет опять в дуру превратиться, – девчонка захихикала, прикрывая рот рукой, как будто рассказала смешной анекдот. Никто ее не поддержал.

Она щёлкнула пальцами.

- Готово!

В ту же секунду Анна начала преображаться. Как с капусты снимают лист за листом, так же и она становилась всё моложе и моложе, а прежние лица, как призрачные одежды, опадали с неё и растворялись в воздухе. Наконец, превращение закончилось. Перед ними стояла молодая женщина с волосами цвета бронзы и великолепной фигурой. Брюки свалились с неё, майка повисла мешком. Она рассмеялась, ничуть не стесняясь, переступила через одежду, взяла с кровати плед и обернулась им.

- Кто следующий? – нетерпеливо спросила Повелительница Бездны.

- Я, наверное, – Рыжий не мог оторвать взгляда от Анны. Ему стоило немалых усилий   не смотреть на неё, а глядеть только на девочку в розовом платьице в цветочек.
Девочка сжала кулачки и злорадно ухмыльнулась.

- Ты израсходовал все желания. Следующий.

Рыжий ошарашенно молчал. Пиноккио улыбнулся, склонился в глубоком поклоне.

- Прекрасная Повелительница Бездны, позволь моё желание отдать ей, - не разгибаясь, он указал на Анну.

- Ничего не хочешь для себя?

- Давно прошло то время, когда я сгорал от желаний. То то, то это… я друга нового нашёл. Нет ничего ценнее дружбы. Прости за пафос. 

Девочка брезгливо глянула на Рыжего, а потом вопросительно на Пиноккио. К этому времени он распрямился, стоял, вежливо улыбаясь, чуть склонив голову.

- Нет. Её.

- А, ну тогда конечно. Отдай.

- Можно пожелать всё что угодно? – спросила Анна.

- Да! Желай скорей, а то мне этот балаган поднадоел.

- Хочу перемещаться в любую точку пространства, не затрачивая на это ни душевных, ни физических сил и ничего не теряя.

- Готовилась? – девочка усмехнулась и очень по-детски потёрла кулачком глаза.

- Внукам сказки рассказываю, сама придумываю. Давно эта фраза в голове сидит.

- Так и быть! Повелевай собой и отправляйся куда хочешь, никак не пострадав. Теперь идите. Его с собой возьмёте? – взглядом указала на Рыжего.

- Не-а.

- Нет.

- Останется со мной. Пойдём играть!

Анна обернулась к Пиноккио, смело взяла его за руку:

- Куда рванём?

- В любое знакомое тебе место.

Воздух замерцал, они исчезли.

Девочка задумалась, почесала в кудрявом затылке, не отрывая взгляда от Рыжего, как будто читала на нём невидимые буквы, нахмурилась и вдруг взвизгнула, захлопала в ладоши.

- Придумала! Давайте играть в весёлую игру «поцелуй Провидение», или проще в «бутылочку»! Страж, скорей ко мне!

Рыжий взглядом заметался по комнате, ища выход и не находя его.

- Сжальтесь… - в его голосе слышались слёзы.
Но тут дверь отворилась и в неё вполз Страж. Первой появилась зубастая улыбка, а за ней и всё остальное.


Рецензии
Софья, приветствую! Читала не отрываясь, но закончив, сложилось четкое впечатление, что эта история была создана для "чего-то".
Я не уловила (говорю только за себя) этакого "сухого остатка", что ли...
Словно главка из повести или одна из историй, посвященных одной тематике. Ну, как, например, проект Глуховского "Вселенная Метро 2033".
Читается влет, что замечательно. Но рассказ создает у меня ощущение незаконченности.
В любой случае, спасибо, Соня, за удовольствие! Я люблю такие истории :))

Аполлинария Овчинникова   19.08.2018 09:45     Заявить о нарушении
Поля привет) рада тебе))
незаконченности? ну может быть... не знаю
я тут подумываю большую весч начать, но пока не решилась. В большой вещи хорошо то, что можно не продумывать всё до деталей, а куда кривая выведет))

Софья Шпедт   20.08.2018 10:57   Заявить о нарушении
Ага, но только в первую половину :))
Ближе ко второй у меня, чаще всего, концовка начинает проявляться :)
Успеха, Соня, дай знать, как "созреешь" :))

Аполлинария Овчинникова   20.08.2018 15:34   Заявить о нарушении