Дневники август-ноябрь 2004

2.08.04. Я в испанском городе Виго, на пути в Фатиму. Вспомнил эпизод в отеле в Генуе (Алексей Шалахов, Сергей и я). Также неплохие рассказы [получились бы из воспоминаний о] бдении в Глазове на вокзале (ночь с 1 на 2 июля 1978).
Можно вспомнить также ночь на автовокзале в Пскове (29-30 августа 1978). Но тогда я был моложе. Поэтому ночь на автовокзале в Саламанке (30-31 июля 2004) была немного тяжела.
Через полчаса будем в Коимбре. Там и сейчас живет с. Лусия (ей 97 лет: она на 2 года старше Норы Николаевны).
+++
Был в монастыре кларисс в Коимбре, где находятся мощи св. Изабеллы Португальской.
Иногда перед важными событиями в жизни приходится проводить бессонную ночь. Одна из таких ночей: автовокзал в Пскове 29-30 августа 1978. Chastity. Это очень важно. Св. Дух привел меня к Марку [Элькинду]. Интересно, как сложилась бы моя жизнь, если бы я не встретил Марка?
7.08.04. Вспоминаю события 26-летней давности. Тоже было паломничество. Москва – Нижний Новгород (тогда Горький). В Горьком – посещение храма. Помню, что был праздник Почаевской иконы Божьей Матери (5 августа). В тот же день вечером прибыл в Дивеево. Там переночевал, утром съездил на источник, а в 2 часа дня 6 августа уже отправился на автобусе в Арзамас. Оттуда поездом в Москву. В автобусе Москва-Верея узнал о смерти Папы Павла VI. Потом из Вереи на автобусе до Дорохово, оттуда на электричке в Москву. Денег было уже в обрез, только на билет в плацкартный вагон до Печор на поезд Москва-Таллинн. Из поезда вышел в 4 утра без денег, не зная даже толком, есть ли в Печорах Мария Дмитриевна. Дав обещание целомудрия [до брака] (chastity) Богородице, обрел внутренний мир. А потом все сложилось как нельзя лучше. Я встретил М.Д., она познакомила меня с батюшкой Саввой. Также произошла встреча с Т. Несмотря на дальнейшие падения, все же эти события были переломными в моей духовной жизни.
Продолжение. 21 августа в СПб [тогда Ленинграде]. Был на Смоленском кладбище. Почему-то не смог дозвониться до Марка. Ночью уехал в Печоры. Возвращался 29 августа. Деньги были. Мог ехать прямо в Москву, но не было билетов. Поэтому застрял в Пскове. Из Пскова позвонил Марку в Ленинград. Договорились о встрече в Ленинграде. Я был настолько полон благодати, что искренне пожалел Марка. На [псковском] автовокзале читал  Вл. Соловьева. Утром 30 августа [прибыв в Ленинград] пошел в Александро-Невскую лавру. Но там совсем другое ощущение – все чужое. Поэтому встречу с Марком воспринял с радостью. То, что он мне рассказал, было последним плодом паломничества, начавшегося 4 августа.
Т.е. с 4 по 30 августа я непрерывно искал волю Божию.
Еще: молился за Е. и А., Е. и С. – и они до сих пор вместе! И еще видел о. Рафаила (брата Александра Огородникова). Но наместник был ужасен!
А какой ужас – о. Збигнев! Какое падение духовности! К счастью, узнал, что есть MJ. Т.е. в пределах одной и той же Церкви – какие различия! Это связано с тем, какой дух овладевает человеком. Т.е. ведет ли человек духовную жизнь, или нет.
Для Моники (из Аргентины) сейчас самый серьезный период. Вот пройдет 26 лет (как сейчас в моей жизни) и станет ясно, смогла ли она удержаться в своем обращении. Это будет битва не на жизнь, а на смерть.
Еще: приехал Илья в Печоры, случайно встретил меня там. Ощущение полного духовного разобщения. Понял, что никогда не вернусь к той жизни, к той компании. Мне с ними неинтересно. Они – мертвые.
В сентябре 1978. Вернулся с картошки и отправился в католический храм Св. Людовика. Был на вечерней мессе в субботу 23 сентября. А 30 сентября был на новой квартире у Е. (и позвонил И.А., чтобы узнать, когда приедет Лена). 6 ноября позвонила И.
Новый виток – с апреля по июнь 1979: Е. и Т. Но тут я уже настроился четко. А что касается Л., то тут судьба. И вообще, надо быть осторожнее. Вот, чуть было не попал в силки к С.П. Какой жуткий напор! Думаю, здесь не без помощи потусторонних сил. Поэтому надо усиленно молиться за Монику. Ей будет трудно, очень трудно. Но интуиция подсказывает мне, что все кончится хорошо (“Me, chaste? No!”). Вообще, это стихия ужасная. Сейчас только немного отпустило. Но пример Солженицына показывает, что и в 50 лет человек не освобождается от искушений.
Что привело меня в Фатиму? Знакомство с MJ. О. Андрей. Алена Турч. Но и события лета 1993, разочарование в литургической реформе. Потом возвращение к MJ в 2002 в Риме (апрель) и в 2003 в Риме (июль). Также знакомство с о. Измаилом, работа в Энциклопедии (Артем).
На этом период паломничеств, надеюсь, закончен. Пора осмыслить, что произошло. Где я сейчас? Какова судьба проекта КЭ? Как будет идти работа с SSPX? Что будет в Физтехе? Как сложится ситуация в Православной Церкви? Что будет с доминиканским орденом? с MJ? с HLI? с катехизаторами? с Mustard Seed? с Thomas W. Petrisko? с MMP?
9.08.04. Заказать книги: «Дон Кихот», «Молодая гвардия», «Как закалялась сталь» (и другие романы Н. Островского). Любопытно, как аукнулась «Старая крепость» Беляева: статуя Богородицы до сих пор стоит на [бывшем] минарете в Каменец-Подольске. Лиепая. Наверное, важно указать, что католический храм был построен в неоготическом стиле из красивого серого с желтизной кирпича. Ясно, что он был еще до [Второй мировой] войны. В войну не пострадал. И православная церковь есть в Лиепае. 25 лет уже не был в этом городе. А Клайпеду совсем не могу вспомнить, кроме того факта, что был там (в 1979 и 1982). В 1982 нас с отцом везли из Клайпеды в Палангу на машине (на большой скорости). А в Клайпеду приехали из Вильнюса на поезде. В Паланге каждый вечер встречались у Гризицкаса. Ощущение покоя. Звонил из Паланги Норе Николаевне. Посетили Ренату в пионерском лагере (или в доме отдыха). Католическая церковь в Паланге. Исповедовался. Каждый день причащался. Друскининкай. Это было в 1980. Гризицкас поехал туда отдыхать и взял меня с собой на машине. В тот раз я был в Вильнюсе с Андреем Георгиевичем Махиным. Он был совершенно нечувствителен к лагерной романтике. Видел католический храм в Друскининкае. 
Собственно, это и все, что случилось примечательного до женитьбы. Потом был период научной и переводческой деятельности, рождение детей, было не до путешествий.
В 1990 – Варшава. Связь: о. Александр Хауке – Ирина Алексеевна Иловайская. Я впервые услышал о ней. Впоследствии она произвела на меня странное впечатление. Вокруг нее были тоже очень странные люди: П.С., А.Ю… Издаваемая ею «Русская мысль» была очень либеральной. Прослеживалось определенное направление. Совсем другой была с. Ружа и весь монастырь в Зеленке. И совсем другим был о. Стэнли Яки. И совсем другим был о. Тадеуш Пикус (и потом дон Бернардо). Либералов удалось потеснить.
Потому-то я и разыскивал штаб-квартиру Opus Dei в Варшаве. Потому-то мне и нравился о. Виктор Данилов. И поначалу о. Андрей Удовенко… Это были мои единомышленники. А потом появились MJ (конец ноября 1993). И в это же время: с 1986 по 1993 я периодически ходил в храм к о. Леониду. А когда появился сосед – о. Антоний И. – этот союз упрочился. С осени 1996 – стал постоянным. Консервативны также сестры Матери Терезы, хотя там поначалу служил о. Анджей (протеже о. Александра Хауке). Но о. Анджей уехал в Крым. И еще до его отъезда появился о. Корнелий, ирландец, человек настоящей духовной жизни. Он пригласил нас летом в Самару, и я узнал о Гарабандале. С этого времени я стал покупать книги в православной лавке возле Консерватории. О. Митрофан Сребрянский, о. Иоанн Крестьянкин. Все стало на свои места.
Тем временем в Колледже появились люди, которым нравился мой стиль преподавания, и они не забыли меня (и я их). Духовное единомыслие с сестрой Целиной. Этого, конечно, дьявол не мог потерпеть. Что здесь было главное? Зачатки организации: объединились хорошие люди. Под конец также образовалась община вокруг Дома Марии, а также Центра катехизации и семьи. Т.е. сбывается мечта А.И. Абрикосовой. Надо только всех их объединить. Я уже предпринял первые шаги в этом направлении. Не так легко будет все это уничтожить. Наоборот, с каждым годом люди все больше разочаровываются в призраках и все больше понимают, что значит настоящее христианство.
Но вернемся в 1991. Остались Володя Меркулов, Инна Колабекова, Наташа Кандудина. Но это уже стаж: 13 лет! Интересно, что они помнят о Колледже? Из второго года: Аня Топтунова, Андрей Салмин (встретил недавно), Юрий Тамойко. С ними есть связь. Но по-настоящему урожайным был 1993 г. Во-первых, потому что познакомился с Антонием И., соседом. Вместе с ним ездили к Comunione e Liberazione (в двадцатых числах сентября 1993), а до этого вместе с Пучкиным обсуждали итоги моей поездки в Милан. Во-вторых, о. Андрей Удовенко. И главное: MJ. Также важный эпизод: о. Ярослав Полачек. Узник веры. Чех. Восточный обряд. Салезианец. Умер летом 1994 г. И еще: курс лекций («История философии») в каталоге зала религиозной литературы ВГБИЛ. Идеи разошлись, растиражировались. В Физтехе тоже урожайный год: Ксюша Лошкарева, Таня Рыкова, Настя Тафеенко, Ваня Поздеев  – это шестиклассники из Физтех-лицея, которых я учил латинскому языку. С февраля 1994 – Консерватория. Аня Беляева из Воронежа (шахматы).
1994 – урожайный. Лето: Владимир Иванович Мечитов, осень: студенты ВХК (Алексей Ионидис, Татьяна Панкова, Ольга Погребисская); в Колледже: Лариса Петропавловская, Игорь Мамсуров, Ксения Фокина. В Ивано-Франковске: епископ Ириней, о. Иван Козовик, о. Иосиф Данилович. Семинаристы и организация для них лекции Виктора Тростникова (но это уже весна 1995).
1995. В Колледже: Саша Немтина, Любовь Теодорович, Леонид Калинин.
1996. О. Корнелий Дохерти. О. Майкл Скрин.
Особенности православия.
1. Причащение детей. Очень важно.
2. Служба на понятном языке, но все же возвышенном.
3. Длительные службы. Вечерня, утреня, молебны, панихиды. Без сокращений.
4. Вовлечены все органы чувств.
5. Стоя, как стояла у креста Мария.
6. Посты.
7. Причащение под двумя видами.
8. Исповедь перед причастием.
Много бестолковщины было и с о. Стэнли Яки, и с доном Бернардо, и с о. Григорием. Надо набраться терпения. Все равно слова мои действуют, хотя и вызывают раздражение. Они нужны для «малых сих». Я всегда буду гоним. Но, несмотря на гонения (а может быть, и благодаря им), ко мне будут прислушиваться. Лишь бы хватило терпения. Католики, безусловно, «гонят волну». Глубины не хватает. Читают мало. Нет интереса к настоящей духовной жизни. Отсюда лефевристский раскол. Многое поистине глубокое и благородное ушло в старый обряд. Есть еще харизматики. Ну что ж, потерпим, может быть, Бог даст связаться с ними. А если нет, то это знак, что мое место в Москве. Честно говоря, я устал ездить по всему миру. Конечно, любой опыт путешествия обогащает, но и изматывает. Мне, например, трудно рассказать о Франции: столько встреч, столько споров, столько впечатлений и разочарований.
13.08.04. Почему-то вспоминаю свой визит в Польшу в апреле 1992. Что поразило? В Гродно: непонимание между о. Виктором Даниловым и еп. Александром Кашкевичем. Никак не идет восточный обряд. Потом в тот же день поезд несколько часов стоял в Белостоке (а там похоронен о. Михаил Сопочко, там мощи св. Гавриила и там есть старообрядцы). К Варшаве я подъезжал, когда уже совсем стемнело. Перспектива ночевать на вокзале меня не устраивала. И вот я вышел на станции Тлущ, чтобы пересесть на электричку, останавливающуюся в Зеленках. Все так и вышло. Сестры в Зеленках меня впустили, выделили мне комнату.  К сестрам заходил молодой рабочий из Белоруссии, приехавший на заработки в Польшу, трудился за 70 $ в месяц. Начались уже экономические проблемы. Сестра Ружа была очень озабочена. Она переживала за народ. Шоковая терапия больно ударила по полякам. Правда, появились бананы (при социализме они были дефицитным товаром). В связи с бананами я вспомнил рассказ о. Александра Хауке про визит к нему (бывшего) пастора Эйнара (в начале 1990?). О. Александр сказал о. Эйнару: «У нас теперь есть бананы». (Бывший) пастор ответил: «Я не обезьяна, чтобы есть бананы». В этом ответе звучала ирония над обществом потребления, которое хотел построить в Польше тогдашний президент Мазовецкий.
На следующий день отправился в Варшаву. Пришлось ждать электричку два или три часа. Наконец, приехал на Варшаву-Виленску, потом долго ехал на трамвае до АТК (Католическая Теологическая Академия, ныне Католический университет им. Стефана Вышинского). Там рядом и Варшавская семинария: огромные корпуса, но почти пустые – молодежь не идет в священники, пик увлечения Церковью прошел (может быть, отчасти и из-за шоковой терапии – многие подались в экономику). Виновата и Церковь – не вовремя литургическая реформа. Никто не хочет говорить о Боге. Все хотят делать деньги.
Разочаровавшись тем, как меня приняли в АТК, я отправился в центр Opus Dei. Там, конечно, духовность. Но большая секретность и таинственность. Если в следующий раз попаду в Варшаву, то пойду лучше к лефевристам. Хотя я понял, что в Варшаве мне больше делать нечего. Там есть, впрочем, MJ. Еще неплохо бы разыскать активистов HLI. Perpetual adoration chapels and so on.
Мощи св. Амвросия в Милане. Если бы мне дали поработать хоть один месяц в библиотеке Миланского католического университета. Но тут как в анекдоте про тигра в зоопарке, про которого написано, что он может за день съесть 250 кг сырого мяса: съесть то он съест, да кто ж ему даст? Я опасный человек, противник либералов. Разве они могут мне дать работать в библиотеке? Я и в Москве не могу позволить себе пойти в библиотеку: надо зарабатывать на жизнь. Ну, видно, такова судьба. И Аверинцеву не дали жить спокойно. Наверное, сейчас не время для ученых занятий: слишком много проблем у людей – надо им помогать.
14.08.04. Вспоминаю Францию: визит в библиотеку Сольшуар возглавляемую монахами-доминиканцами. Читал там Симпликия «Комментарии к ‘О небе’ Аристотеля» в латинском переводе, сделанном Вильемом Мербеке, а также Доминго де Сото «Вопросы к ‘Физике’ Аристотеля» и "Pugio fidei" Раймунда Мартина. Четко понял, что мне не дадут заниматься этим. Человек, заказывающий в библиотеке определенные книги, берется на подозрение. Никаких оригинальных идей я, впрочем, не нашел. Все вполне стандартно. Понял, что Фома Аквинский переписывал страницами из «Комментариев» Симпликия. Доминго де Сото приводил те же аргументы, что и Буридан. «Pugio fidei» - антиеврейский памфлет, основанный на цитатах из Талмуда. Все эти книги прочно забыты. Никому не интересны. Но для меня главное было – подтвердить и обосновать уже имевшиеся у меня теории.
Фома Аквинский был открыт к новым знаниям и источникам. Он пытался понять, в чем прав и в чем неправ Аристотель.
Доминго де Сото – обычный комментатор Аристотеля. Он не является новатором. Верный представитель могучей традиции.
Pugio fidei (Кинжал веры) также не содержит принципиально новых идей по сравнению с «Contra Judaeos» Тертуллиана (разве что добавился анализ Талмуда, который во времена Тертуллиана еще не существовал).
15.08.04. Из 1995 – Гаэта. Пляж. Холмы. Красиво. Возвращались в Рим из Монтекассино. А по дороге вспомнил бабушку Александру, «трудолюбимую» (ora et labora). Польское кладбище в Монтекассино. Вообще, к полякам плохо относились и англичане, и русские. Не жалели. Чудом уцелели мощи св. Бенедикта.
Второе воспоминание. Отель в Генуе. Затем «Пражский Младенец». Два перста, соединенные кольцом. Вспомнить о старообрядцах.
Третье воспоминание. Тулуза. Мощи св. Фомы Аквинского. Почему этот святой начал перед смертью комментировать трактат Аристотеля «О небе»?
Четвертое воспоминание. Лурд. Погружение в купель. Позже (в 2002) читал роман Золя «Лурд». Почему никогда не исполняют в точности велений Богородицы? Ни в Дивеево, ни в Лурде, ни в Фатиме? Евхаристическая процессия должна была идти из приходской церкви, расположенной в городе, к гроту. А уже во времена Золя (как и теперь) евхаристическая процессия совершается на площади перед базиликой Розария. Город же остается совершенно в стороне и живет своей мирской жизнью. Византийская церковь в Лурде произвела тяжелое впечатление. Безвкусные росписи.
Четыре коня. Христос, Магомет, Лютер, Ленин.
Во-первых. Четыре этапа жизни человечества и три этапа апостасии. Во-вторых. Они (три) похожи на Христа. Магомет именовал себя посланником Бога. Лютер призывал начать все сначала – тоже как бы Христос, вновь пришедший и изгоняющий торговцев [индульгенциями] из Храма. Ленин – «живее всех живых». И пришел установить царство правды и счастья. Говорил о «спасении» (освобождении). Все они динамичны (конь – символ быстроты, силы и энергии). Их нельзя остановить совсем («надлежит всему тому быть»). Но: можно приостановить их безудержный натиск.
16.08.04.  «Оккультизм и политика». Писал эту статью зимой 1993/1994 в Зосимовой пустыни, вернее, в детском оздоровительном лагере «Молния», расположенном неподалеку от станции «Зосимова пустынь» по Киевской ж.-д. Оттуда же поехал в Дивеево 5 января 1994, 6 января был уже в монастыре, исповедался и причастился. Кажется, после этой исповеди пошел на поправку. В дороге читал «Невидимую брань» и «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Вернувшись, иначе понял подвиг Марка Элькинда, стал регулярно посылать ему деньги. Что-то стало изменяться в моем сознании. Тем временем продолжал преподавать латинский язык для детей из Физтех-лицея. О. Ярослав Полачек служил всю весну в общине о. Андрея Удовенко, а один раз (в конце марта или начале апреля 1994) там служил приехавший в Москву из Медона о. Рене Маришаль, главный редактор журнала «Символ». В апреле 1994 вышел на русском языке «Дневник» Фаустины Ковальской. Все как будто встало на свои места. В Одессе (август 1994) начал читать утренние и вечерние молитвы. Впервые с 1977 начал поминать людей поименно на молитве (выполняю и по сей день). Что касается принятия священства, то получилось не так просто. Но это и хорошо. Все равно с тех пор какие-то духовные нити соединили меня (через молитву) с очень важными людьми. Дэн Осборн. Американец. Учился в университете Notre Dame, потом готовил докторат в университете Буффало. В 1990 вступил в MJ. В 1992 приехал на Украину, во Львов, потом в Москву. В 1994 дал мне две интересные книги: Frank Sheed “Theology and Sanity” и Walter Ciszek “With God in Russia”, а также видеокассету с фильмом о св. Томасе Море – “A Man for All Seasons”. 7 апреля 1994 Дэн организовал посвящение общины о. Андрея Удовенко Непорочному Сердцу Девы Марии. А 25 марта 1994 я в библиотеке Колледжа католической теологии нашел книгу св. Альфонсо Лигуори “The Passion and the Death of Jesus Christ”. Стал читать эту книгу. Весной на несколько дней поехали с женой и детьми в «Молнию». Там тоже читал. Из «Молнии» ездил в Консерваторию читать лекцию. Тогда меня посещали плохо. Расцвет был лишь 10 лет спустя.
18.08.04. Август 1996. Озеро Селигер. Посещение Ниловой пустыни. Тени замученных польских офицеров. Перечитывал Библию. Илия и Елисей. Был (в начале августа 1996) на всенощной в Москве и в Малаховке. Мч. Калинник и м-ца Серафима.
Нелли Олеговна Подгорская. Наташа Долганова. Старообрядцы. Перечитал «Житие протопопа Аввакума». 1997, февраль. Приезд Вероники Велслер и дьякона Мориса Вильямса – ее брата, отца 8 детей. «Матери в молитве». Тверь. Знакомство с о. Ричардом (5 февраля). Уезжали они 4 марта (я провожал их в Шереметьево, и у меня созрел великий план).
А до этого. Январь 1997 – похороны Анатолия Савельевича. Помогал о. Майкл Скрин.

19.08.04. Еще важно вспомнить осень 1996, брошюру с проповедью о. Иоанна Крестьянкина. Потом биографию преп. Серафима Вырицкого и схимонахини Макарии. Проповедь о. Иоанна Крестьянкина вспомнилась мне в начале января 1997 в Суздале. Там же рассказ экскурсовода о св. Евфросинии Суздальской. Казематы суздальского Спасо-Евфимьевского монастыря, где содержались в заключении старообрядческие епископы. Размышления о судьбе Соломонии, жены Василия III (отца Ивана Грозного), постриженной в монахини против ее воли в женском Покровском монастыре в Суздале.
20.08.04. Можно сказать, что 1997 год начался для меня с поездки в Суздаль. А лето 1997 – Ивано-Франковск, получение диплома (конец июня). Тогда же купил в Ивано-Франковске в киоске при православном храме книгу «Отцовский крест» о трагической судьбе православного священника и его семьи в 1920-е годы (место действия – г. Пугачев). Одна из лучших книг о православном духовенстве. В июле 1997 я с семейством в «Молнии», мы посетили Пафнутьев-Боровский монастырь, видели келью, где был заточен протопоп Аввакум. Там впервые мне пришла в голову аналогия между русскими старообрядцами и английскими католиками XIX века. «Старая вера». В августе 1997 был с сыном в книжной лавке при старообрядческой церкви в Москве, купил два номера журнала «Церковь», познакомил сына с Александром Васильевичем Антоновым. В те же августовские дни зашел в старообрядческий храм (у Белорусского вокзала): поразила красота богослужения, вспомнил Иосифа Муньоса (он был убит в том же 1997 – 31 октября). Еще из событий 1997 – визит в Минск в мае. Тост на ужине у владыки Филарета. И статья Н.С. Трубецкого о том, что всякая перемена религии есть суд над своей церковью, а потому протестантизм. В тот же год вышел мой перевод книги Ф. Шида «Богословие и здравый смысл» (кстати, когда я шел в Издательство Францисканцев за авторскими экземплярами, я и оказался в старообрядческой церкви на богослужении). В ноябре 1997 купил в старообрядческой лавке Максима Грека.
24.08.04. Каковы следствия отождествления четырех коней с Иисусом Христом, Магометом, Лютером и Лениным? 1) Возвращается только белый конь, т.е. еще вернется Константинова эпоха и земное торжество христианства; 2) Рыжий конь не упразднил совсем христианства, но лишь омрачил, сделал менее безмятежной жизнь христиан: это и есть «взял мир с земли»; 3) Вороной конь – торжество иконоборческой и имяборческой ереси, как рыжий конь – торжество арианства и докетизма: вороной конь и капитализм (ср. М. Вебер. «Протестантская этика и дух капитализма»); 4) Бледный конь – материализм (но не сатанизм и не язычество).
Неотвратимость коней. Три искушения Христа: конь рыжий («бросься вниз»), конь вороной («камни сии сделаются хлебами»), конь бледный («падши поклонишься мне»).
Энергия коней? Попущение Божие. Здоровье и силы, желание переустроить мир (на началах шариата, кальвинизма, коммунизма).
У Антихриста нет энергии. Там Сатана. Отнятие ума у людей. Падение интеллектуальной культуры. Ложные знамения и чудеса (техники). Покупать и продавать.
25.08.04.
 I конь. Христос. Константин. Рабовладение. «Сим победиши». Победить.
II конь. Магомет. Феодализм. Меч. Война (джихад). Культ войны.
III конь. Лютер. Капитализм. Деньги («хиникс ячменя за динарий»). Все продается и покупается. Весы. Обнищание масс. Культ денег.
IV конь. Ленин. Коммунизм. Культ смерти. Стремление к власти. Ад.
Символика цветов. Белый – непорочность. Огненный (рыжий) – эмоциональная связь с войной, цвет пожара.. Черный (вороной) – цвет денег (потускневшего серебра). Зеленый (бледный) – цвет разлагающегося трупа.
На этом история завершается, ибо искушений только три. Потом начинается подготовка к возвращению белого коня.
Предпосылки нового коня возрастают в старом. «Хиникс ячменя за динарий» - и вот вам Ленин. Иоанн Капистрано против вороного коня (т.е. против ростовщичества).
Еще о цветах. Красный – цвет крови, пролитой на войне, огненный – цвет пожаров. Вороной – цвет стали и металла (и нефти). Зеленый – цвет трупа (ср. прозвище Констанция Хлора).
В марксистской периодизации: рабовладельчество, феодализм, капитализм, коммунизм – есть что-то чарующее. Как и в четырех конях, которые, в сущности, о том же.
Томас Манн в «Волшебной горе» о различии между феодализмом и капитализмом. Об этом же и К. Маркс в «Капитале».
Принцип соответствия.
«Взять мир с земли». А был ли мир? Но вот есть крылатое латинское выражение: «Pax Romana». Значит, мир был. Антихрист восстановит Римскую империю, и будет некий аналог Pax Romana с помощью печатей (других, которые кладутся на чело и на правую руку) и единой идеологии.
Все печати связаны между собой: значит, и четвертая печать связана с пятой, а значит, «души под жертвенником» - это убиенные Лениным и его приспешниками.
    + + +
Воспоминания, связанные с посещением станции «Никольское». Впервые я посетил храм в Никольском в феврале 1977. Несколько воскресений Великого поста 1977 я ездил туда. Люда Ш. пела в хоре. Потом как-то был в апреле или в мае 1977. Познакомился с дьяконом Николаем и с регентом – Константином Абрамовичем N. (старик с седой бородой). Он мне сказал: не вливают молодого вина в мехи ветхие. Но проинтерпретировал это как-то необычно, т.е. получилось, что ветхие мехи – это я, моя греховная природа, а новое вино – все требования христианства, в частности, посты. И, как ни странно, это как-то соответствовало смыслу евангельского повествования: апостолы не могли поститься. Христа спрашивают: почему Твои ученики не постятся? И тут следует притча о новом вине и ветхих мехах (Мф 9, 14-17).
Последний раз я был в Никольском в апреле 1979. И вот, после 25-летнего перерыва – в августе 2004.
Весна (май? апрель?) 1982. Хеннеке Кардель. Описание жуткой бойни под Ленинградом в сентябре 1942. Дневник русского офицера. Заградотряды. Вонь от трупов. Ад! Этой правды о войне так и не сказали до сих пор. Я (на велосипеде) возле Детского санатория (конечная остановка 36 трамвая). Почему-то представилось, что именно эта березовая рощица похожа на те места, которые описывал Кардель (Синявинские высоты, Гайтолово). Там же похоронил кошку 8 июня 1983. Недавно побывал там (август 2004).
Еще один эпизод. В июне 1975 после успешной сдачи линейной алгебры гуляю возле кинотеатра "Казахстан". И почему-то такая благодать именно на этом месте – пересечение ул. Обручева с Ленинским проспектом. А осенью (октябрь 1975) выяснилось, что рядом с тем местом, на ул. Новаторов дом 40, жил Володя Рокитянский. Он сильно подвиг меня к крещению и он же посоветовал съездить к о. Тавриону.
Первое посещение Рогожского кладбища: 1 ноября 1978 с Л. Второе – 29 августа 1979. Третье – 19 августа 1983. Четвертое – март 1988. Пятое – май 1999, потом еще несколько раз (напр. 18 января 2002). Последний раз – август 2004.
О старообрядцах читал Мельникова-Печерского, когда ехал на поезде в Одессу в августе 1994.
Могилев-Подольск, сентябрь 1994. Остановка поезда, и я вышел на лужок возле вагона. В тот же месяц. Знак: ботик Петра Великого. Через 10 лет, авг. 2004 – еще один знак, на кладбище, у могилы Ларисы П.
29.08.04. Видел кард. Теодора Маккарика [http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=6243]  и Хоакино Наварро-Вальса (круг замкнулся). Церковь - Солнце. Будет как волосяной мешок, т.е. свет из отдельных ячеек. Фракталы. Чередуется: черное - белое, свет - тень. "Cardinals will oppose cardinals" (Akita, message of Our Lady). Землетрясение - II Ватиканский собор. Луна как кровь - кровавые слезы Богородицы. Падение звезд - апостасия епископов. Дальше должно последовать "Warning". Т.е. человечество испугается Иисуса Христа. Хотя Он придет лишь предупреждать о гневе. Но люди спрячутся от предупреждения, чтобы не услышать его. И тогда Агнец снимет седьмую (последнюю) печать и начнется заключительный период мировой истории.
Четвертый конь – может быть и Робеспьер, ибо во времена Французской революции творилось примерно то же, что и во времена большевиков (les colonnes infernales). В любом случае период кровавых гонений кончился, но гонения возобновятся после снятия седьмой печати - т.е. при Антихристе. Седьмая печать - это то, что на языке явлений (Гарабандал, Акита и др.) называется "Chastisement". Огненная гора упадет с неба (может быть, нечто вроде тунгусского метеорита?). Что ждем сейчас? Warning (Предупреждение)? - еще не наступило. Потом - огненная гора (первая труба). Вот еще с печатями. По-видимому, в смутное время в Церкви будет создана тайная организация, которая будет противиться апостасии. И запечатленные - это члены этой организации.
Огонь упадет с неба – это и есть первая труба.
Я хотел уже устраниться от активной деятельности, но ничего не получается: я нужен. Хоакин Наварро-Вальс – член Opus Dei, глава ватиканских консерваторов. [Кардинал] Каспер – напротив, глава либералов. Вот тебе гражданская война в действии. Вот и волосяной мешок. Хочешь – не хочешь, надо действовать. Нельзя игнорировать призыв Божий.
30.08.04. «Философия согласия» Д.Г. Ньюмена.
Чем объясняется постановка вопроса? Ньюмен, переживший обращение сначала в 15 лет от неверия к вере в Бога [не совсем так, у протестантов это по-другому называется], а затем в 44 года – от англиканства в католичество, в последние годы своей жизни решил подвергнуть философскому анализу само понятие веры, определяя ее как «согласие» [assent].
Это вполне "католическое" определение, ибо встречается во всех католических учебниках догматического богословия от XVI до сер. ХХ века: "Fides est assensus intellectus ad veritatem [revelatam] ob auctoritatem [revelantis]" (Вера есть согласие интеллекта признать предложенную истину по причине авторитета предлагающего).
[Теперь о другом] Толковать Апокалипсис - занятие, которое считается бесперспективным, вроде изобретения вечного двигателя. Тем не менее, Апокалипсис - это богодухновенная книга, единственная пророческая книга НЗ, и ее надо толковать, как евреи толковали книги ветхозаветных пророков. И толкование книг ветхозаветных пророков было необходимым, чтобы уверовать во Христа. Например, Исайя, гл. 7 - с этого начинается Евангелие от Матфея. Матфей считает толкование книги пророка Исайи очень важным делом. И сам Иисус открыл апостолам ум к уразумению Писаний. Для чего же писал Иоанн: "Блаженны слушающие слова пророчества книги сей, ибо время близко"?
Тогда вопрос: Почему в Церкви [православной] не читают Апокалипсис [во время богослужений]? Почему схоласты не придавали [большого] значения Апокалипсису со времен Иоахима Флорского? Фома Аквинский проявлял поразительное равнодушие к Апокалипсису, как, впрочем, и большинство схоластов. Суарес вынужден обратиться к Апокалипсису, но лишь для того, чтобы опровергнуть тезис протестантов, что Папа - Антихрист. Может быть, нездоровый интерес протестантов и др. еретиков к Апокалипсису (как на Руси - интерес старообрядцев, считавших Антихристом Петра [Первого], Господствующую церковь и т.п.) - это и вызвало недоверие официальной Церкви к толкователям Апокалипсиса. Хотя в конце XIX в. появились два шедевра - Соловьев ["Три разговора"] и Бенсон ["Князь мира сего"]. А в 1944 - о. Сергий Булгаков ["Апокалипсис Иоанна"]. Более никто не дерзает. Только Аверинцев сказал загадочную фразу, из которой можно было сделать вывод, что ему понятна символика четырех коней. Первый конь - белый - Иисус Христос (с этим согласен и о. Сергий Булгаков). Т.е. снятие первой печати означает исторический период от Вознесения Христа до Миланского эдикта, точнее, до победы Константина над Максенцием в 312 году. Видение: "Сим победиши". "Вышел [как победоносный и] чтобы победить".
Задача исследователя не в том, чтобы отождествить снятие первой печати с Иисусом Христом и Константином, но чтобы узнать, есть ли такие толкования. А это не так просто.
1.09.04. "Всякая гора сдвинется с места" - реформы в Церкви (литургическая реформа 1969). Т.о. имеются следующие главные периоды и события. 1. Победа христианства во всем мире. Знаки этого события: храмы, монастыри, книги, музыка, произведения искусства. Например, Успенский собор в Кремле. 2. Отнятие мира. Великое переселение народов. Ислам. Христианский мир как целое сопротивляется нашествию иноверцев и иноплеменников. Памятники: крепости, доспехи, пушки, картины, следы мусульманского влияния в архитектуре. 3. Промышленная революция. Капитализм. Следы повсюду. Книга Маркса "Капитал". 4. Кровавые революции, гонения на церковь (вот главное отличие четвертого периода, ибо в третьем: "елея и вина не повреждай"), начиная с 1789 и, гл. обр., в ХХ веке. В т.ч. гонения Гитлера на евреев, имевших "свидетельство" (обрезание, веру) и на христиан ("за слово Божие"). Концлагеря. ГУЛАГ, Освенцим. Книги мемуаров. Солженицын. Музей Холокоста в Иерусалиме. Дневник Анны Франк. Третья Фатимская тайна. Тюрьмы. Лубянка в центре Москвы. Сухановка. Казахстан. Соловки. В Испании: мученики времен Гражданской войны. Мученики Китая и Сев. Кореи.
5. Души под жертвенником. Почитание новомучеников (чтобы они успокоились и не призывали к отмщению).
6. Землетрясение (II Ватиканский собор). Помрачение Солнца, падение звезд, передвижение гор - литургическая реформа, апостасия (педофилия и др. скандалы). Все это то, что мы наблюдаем сейчас.
7. Еще не наступило! "После скорби дней тех: 4 период; Солнце померкнет - Церковь не явит прежнего света людям - и Луна не даст света своего - перестанут почитать Богородицу - звезды спадут с неба - апостасия епископов - силы небесные поколеблются". Знак Сына Человеческого - Warning. Люди будут в страхе и мучиться совестью (увидят свои грехи). Может быть, после этого прекратятся аборты? Захотят скрыться, чтобы не видеть.
8. Еще не наступило! Запечатление избранных 144 тысяч.
9. Еще не наступило! Град, смешанный с огнем, падет на землю (пророчество в Аките). Это и есть "chastisement".
Следствия. 1. Прав Лефевр, сравнивающий II Ватиканский собор с Третьей мировой войной.
2. Гарабандал - истинное явление, ибо пророчествует о 1) "Confusion" and "Apostasy" (Many cardinals... are on the road to perdition...)
2) Warning - знак Сына Человеческого
3) Wonder - запечатление избранных
4) Chastisement - "град, смешанный с огнем".
3. Акита - истинное явление, ибо говорит о том же (кроме Warning).
4.09.04. Прочел лекцию. Апологетика и патристика. Ассимиляция мессианского иудаизма греко-римским миром. Если Библия не имеет смысла, то и никакая другая книга не имеет смысла. Неудача Ньютона [в толковании книги пророка Даниила]. Нужно прочесть еще одну лекцию: о победе христианства как начале новой эпохи (феодализма). В прочих странах было рабство (напр., в Монгольской империи, у турок и т. п.). Потом о схоластике: крестовые походы, арабы, изложение христианства по типу «Метафизики» Аристотеля или «Начал» Евклида. Иоахим Флорский. Нищенствующие ордена. Фома Аквинский.  Николай из Лиры. Павел Бургосский. Рассказать о семи печатях [Апокалипсиса] как о семи этапах [мировой истории]. Роджер Бэкон. Флорентийские гуманисты. Вторая схоластика: Молина, Суарес. Тут же об Игнатии Лойоле. Риччиоли. Декарт. Спиноза. Кант (Руссо). Паскаль. Гегель. Ницше. Маркс. Фрейд.
12.09.04. Проблема исторического существования Иисуса. Свидетельства 4 канонических и нескольких неканонических евангелий. Тацит «Анналы» (учесть, что часть «Анналов» не сохранилась). Филон не упоминает, Сенека не упоминает, Плутарх не упоминает. Светоний говорит о христианах в Риме во времена Клавдия как об иудейской секте. Тацит упоминает о преследовании христиан в Риме при Нероне (Тертуллиан о том же в «Апологетике»). Иосиф Флавий: «Иудейские древности» и «Иудейская война». Талмуд. Мара Бар Серапион.
Четыре коня и притча о сеятеле. Конь белый: вышел сеятель сеять – гонения на христиан (сатана – птицы небесные поклевали); взошло солнце – конь рыжий (огненный!); выросло терние: обольщение богатством – конь вороной (динарий); конь бледный – серп, жатва, смерть. Пятая печать – души: т.е. жатва, собранная в житницу. Та же притча. Зерно, колос, зерно в колосе. И тотчас посылает серп.
Зерно – конь белый
Колос – конь рыжий
Зерно в колосе – конь вороной
Серп – конь бледный.
Т.е. человечество должно созреть для жатвы (побелевшие нивы). «Жатва – кончина века есть, а жнецы – ангелы суть». Солнце необходимо для созревания плода. Когда плод созрел, солнце уже не нужно. Оно должно закатиться, как в притче о сеятеле – там, как в классической пьесе, все происходит в один день. Или – померкнуть (как в Апокалипсисе после снятия шестой печати). Когда померкло солнце, уже невозможно ни творчество, ни наука, ни даже святость. Мы должны питаться уже готовыми плодами или молитвами святых. А, собственно, для чего они и писали книги, творили чудеса: как раз для нас, раз уж нам суждено жить в это апокалиптическое время. Но почему не совершить жатву одномоментно? В чем смысл нашего сумеречного состояния? Солнце померкло, звезды упали с неба, жатва собрана… «Есть в осени первоначальной…» Своеобразная здесь эстетика? Или собираем колоски? Скорее всего, последнее: пусть «упокоятся на малое время, доколе братья их, которым надлежит быть убитым, как и им, не восполнят число». Значит, убиенных тоже должно быть определенное число, как и запечатленных. Все предопределено. Где свобода? Свобода поверить. Но Бог заранее знает, как мы распорядимся нашей свободой. Оттого возможно пророчество.
7.09.04. Философ и Библия. У пленного японца, занимавшегося экспериментами по созданию бактериологического оружия, найдена Библия на японском языке и статуэтка Будды (опись вещей при аресте). «Золотой жук». Есть ли сокровища, можно ли расшифровать, действительно ли на пергаменте зашифровано место захоронения сокровищ? Как приступил герой рассказа к расшифровке? От простого к сложному. Главное – не ошибиться. Вспомнить о южанах («Унесенные ветром»). Любопытно, что этот сюжет тоже взят из Библии: слово «сокровище» там встречается неоднократно. Вспомнить С.С. Аверинцева «Поэтика ранневизантийской литературы» [«Если только абсолютную ценность и впрямь возможно «стяжать», то не домогаться ее со всей сосредоточенной алчностью скупца, не трястись над ней, не ползти к ней на коленях, со страхом и надеждой, со слезами и трепетом, позабывая о достойной осанке…»].
Альтернатива. Как в математике: квадратный трехчлен. а>0, a<0, a=0. Если а=0, т.е. сокровищ никаких нет, и не было никакого капитана Кидда, и никаких пиратов, и никто ничего не закапывал, и планов никаких не составлял и не зашифровывал. Ну что ж, тогда плохи наши дела, и, спрашивается, что мы здесь сидим? Но есть обрывок пергамента (т.е. Библия). Что с ним сделать? Юпитер (слуга-негр) предлагает бросить в печь. Он вообще недоволен тем, что случилось с его хозяином, кроме того, он боится жуков. Он суеверен и предчувствует, что из этой затеи ничего не выйдет. Другой вариант предложил студент Физтеха: разбить Библию на отдельные афоризмы и использовать (чтобы блеснуть в обществе?).
13.09.04. Посетил Свято-Екатерининскую пустынь. Когда-то там была резиденция Берии. Меня вполне устраивают мои отношения с о. Леонидом и о. Вернером, о. Ильей и о. Владимиром. Я буду периодически их посещать и т.о. узнавать волю Божию о себе. Прочим я не верю, потому что их не знаю.
Евангелие от Матфея. Лейтмотив «С нами Бог». Гл. 1. Гл. 28: «И се, Аз с вами есмь во все дни до скончания века».
Воспоминания. Наверное, были в моей жизни те события, когда я мог поступить лучше, благороднее, и не поступил. «Сеется тело душевное, восстает тело духовное». Но что посеешь, то и пожнешь. Семя – это фактически аппарат наследственности, ДНК. Если мы причащаемся со страхом Божиим, Господь помогает нам измениться к лучшему. Люди теряют время, не каются, не исповедуются, не причащаются, не ходят в церковь, не читают духовных книг, не размышляют и не беседуют о Боге. В результате и они гибнут, и мир гибнет.
Вот такие события приходят на память. Начал курить в Лиепае. Нарушил обет, данный в Печорах. С Андрисом (потом встречу его в Москве осенью 1979 г. – на побывке из армии – в депрессии).
14.09.04. Все-таки это тоже ненормальная жизнь - под тенью вороного коня (т.е. в США и вообще в т.н. развитых странах), как показывет пример Бори Ашавского, Хачатурянов и т.п. Ненормально вести жизнь рантье и жить на проценты. И эта одуряющая реклама. Тысячу раз правы францисканцы, когда осуждали ростовщичество.
Еще одно воспоминание. "Духовно (pneumatikоs) я себя комсомольцем не считаю". А затем "прошу считать мое заявление недействительным, т.к. оно было написано в болезненном состоянии". Жаль, но тогда ничего нельзя было сделать. Но и то, что было сделано, оказалось достаточным, чтобы стать на путь спасения.
Уходить от вороного коня к рыжему или бледному – тоже не выход. Спасение в белом коне. Ибо он незапятнан, непорочен. Белый цвет – символ непорочности, ср. «белые одежды». – «Убелили их кровью Агнца». Здесь важно подчеркнуть, что конь бледный на самом деле зеленый.
Также притча о домоправителе подчиняется общим законам.
1. Вечер. Приходит кто-то и жалуется на управляющего.
2. Полночь. Хозяин выгоняет управляющего.
3. Пение петухов. К управляющему приходит хорошая идея (ср. Блудный сын).
4. Утро. Хозяин похвалил управляющего, что догадливо поступил.
Еще воспоминания. В поезде обменялся крестами с пьяным дембелем. Тому достался крест, благословленный о. Таврионом. Так о. Таврион спас меня от драки. Ибо тот дембель после высадил кулаком стекло и сильно поранил руку (так ему хотелось с кем-то подраться).
В лагере читал акафист св. Серафиму Саровскому (в тетради). Помню только пожарную лестницу. Курсанты распевали матерные частушки (вообще, много мата – и в походе тоже).
Церковь (солнце) сделалась черной (как и вороной=черный конь). Это могло быть на II Ватиканском соборе. Черный – цвет капитализма, также цвет масонства (либерализма, демократии, анархии и т. п.).
Вспомню Можайск. Пошли звонить в Красновидово. Я провожал Л. и молол чепуху. Следующий момент. Опускаю письмо к Т. в почтовый ящик (по пути в Институт физических проблем – где также говорю чепуху перед Питаевским и Андреевым). Вечером - с Л. на Рогожское кладбище (а до этого в Иностранке [ВГБИЛ] понимаю, что насажал ошибок в статье). Сколько глупостей!
С черным конем впервые встретился в Варшаве в 1990. Испытал неприятное чувство. И так до 2004 ездил туда [за границу] и каждый раз испытывал то же самое. Может быть, хватит? Есть что-то в ненависти коня рыжего ([исламских] террористов) и коня бледного [коммунистов] к коню вороному [капитализму]. Но за вороным конем будущее. И он антипод (по цвету) белого коня. Как и зверь – антипод Бога, ибо под властью дьявола (дракона), хотя дракон красный (рыжий, огненный). Толк будет только в лефевристах, марианском движении (о. Грунер, о. Гобби, Гарабандал, Акита, Фатима, Наджу, Акилл) и вост. Церквах, в т.ч. старообрядцах. Но надо изучать также и францисканское наследие (Бернардин Сиенский и т.п.).
Во всех трех конях есть что-то от дьявола. В рыжем коне (т.к. дракон тоже рыжий, огненный). В вороном коне, ибо черный цвет противоположен белому. В бледном коне (зеленый – цвет разложившегося трупа) – ибо «ад следовал за ним». Ад – обитель дьявола. Смерть – «завистью дьявола» вошла в мир. Нет ничего от дьявола только в белом коне, который есть Иисус Христос. Белый – также цвет Солнца (по Ньютону). И то, что Церковь (Солнце) стала черной, показывает, что она уже не отражает белый цвет Христа. Потому о ней больше ничего не говорится, и она не участвует (иерархически) в событиях последних времен. Но участвует Богородица («Жена, облеченная в Солнце») и те, что «от семени ее», - зверь противоположен Ей, ибо берет власть от дракона, который враждует с Ней. [Участвуют] и 144 тысячи, и два свидетеля, и ангелы (в т.ч. [ангел], благовествующий вечное Евангелие). Но не Папа Римский, не епископы и священники. Как и в эпоху гонений на первых христиан. Собственно папская власть формируется в V в. (Лев Великий), когда на историческую сцену ощутимо выступает конь рыжий (точнее, его прообраз) – Аттила.
Есть ли в Польше что-нибудь белое? Может быть, монастырь в Зеленках? Или иезуиты? Или ун-т Вышиньского? Или православная церковь Св. Марии Магдалины? Или оо. василиане? Или лефевристы (брат Клаус и др.)? Или места, связанные с Фаустиной Ковальской? Или Ченстоховская икона? Или мощи св. Фаустины в Мыслибоже? Или могила о. Сопочко в Белостоке? Или HLI в Гданьске?
Есть ли в Венгрии что-либо белое? Могила кардинала Миндсенти. О. Пал Лесковский. О. Зигмунт в Будапеште. Сербская церковь в Сентендре. Православная церковь в Будапеште.
Есть ли во Франции что-либо белое? Версальский парк и католический храм. Семья д’Аржанлье. Жаклин де Пруайяр. Рю дю Бак. Сен Николя дю Шардонне (http://en.wikipedia.org/wiki/St_Nicolas_du_Chardonnet).
Можайск. Церковь Ильи Пророка. О. Борис. Год спустя [в 1979] в ней крестился Иоанн Береславский, будущий основатель «Богородичного центра». Можайское озеро. Красновидово. Пансионат «Кировец».
Рената, дочь [Ч.С.] Гризицкаса. – 1982, август.
Отправил из Волжского 6 открыток. Июнь 1978. В электричке Волгоград-Волжский. Мысли – не жениться на И. Июнь 1983 – первое разочарование в Западе. Мысль о том, что на Западе не все благополучно. Эммануэла Орланди. Таинственное похищение. И первая жертва [я молился за нее]. 1982 год. Трагедия на станции метро «Авиамоторная». Махин. Читал по-французски Histoire d’une ame. Потом эту же книгу видел на столе у Аверинцева. Показывал [Махин] мне фотографии царской семьи. Не понимал диссидентов. Потому что они, отвергая бледного коня, перешли на сторону коня вороного. А нужен белый. Красота всенощного богослужения. Такого нет у католиков. А ведь именно всенощное богослужение в Одессе привлекло меня. Его демократичность. Также всенощные в Антиохийском подворье в 1978-1979. А до этого – всенощные в Никольском (напр. 5 ноября 1977 или 25 февраля 1978).
15.09.04. Было посещение Никольского [http://sobory.ru/pic/01240/01246_1.jpg] с Леной П. Потом я приезжал туда на велосипеде и приходил пешком. Пешком пришел в Страстную пятницу 1979 г. Там же с Олей Чернавской отмечал православную Пасху в 1978 г. Но после 1979 г. уже там не бывал (если только на велосипеде). Бывал в Строкино с Дм. Фед. и Олей (1981, весна). Красива все же православная всенощная, ничего похожего нет у католиков. Это сияние красоты и есть солнце для земли (плюс и сияние святости); когда уменьшится благолепие богослужений, то это и значит, что «солнце померкло» (ср. Апокалипсис). «Охладеет любовь» (к Богу и ближним). Это остывание идет постепенно. А если растение не получает солнечного света и тепла, оно вянет. Что мы и видим (в статистике). О. Сергий Булгаков мало уделяет внимания 6 главе [Апокалипсиса]. Три цвета коней символизируют три вида искушений дьявола. Он может являться как отнимающий мир, рыжий (точнее, огненный, как и цвет дракона из 12 главы) – ср. 2-е искушение Христа – «бросься вниз»; он может явиться как превращающий камни в хлеба, торгующий, решающий проблемы голода за счет денег – капитализм – как вороной [конь] (точнее, черный – оппозиция к белому и цвет померкшего солнца) – ср. 1-е искушение Христа (или терние, «обольщение богатством» из притчи о сеятеле) – тогда рыжий [конь] означает «скорбь или гонение за слово» в притче о сеятеле. Наконец, дьявол может явиться прямо, неприкровенно как ад, смерть, власть над «четвертой частью земли» - 3-е искушение Христа – властью. В притче о сеятеле – жатва, серп.
Этим исчерпываются искушения Сатаны, в результате - 1. Многие "убиты за слово Божие и за свидетельство, которое они имели"; 2. Землетрясение. Солнце померкло, звезды пали с неба... апостасия, помрачение видимой святости Церкви; 3. "Великая скорбь"; 4. Страх людей перед Богом (как страх Адама после согрешения - "увидел, что я наг, и скрылся" от лица Бога: так и люди скрываются "от лица Агнца" в "ущельях гор"). Что имеется в виду: не хотят каяться в том, что поддались искушениям и оказались повинными в пролитии крови свидетелей Божиих. Причем мщение, по-видимому, затронет и потомков этих людей.
Какие же грехи: убийства, волшебство, блуд, но главное - неверие в Бога.
17.09.04. Мысль насчет коней правильная и продуктивная, а вот сравнение землетрясения со II Ватиканским собором – может быть, индуцировано о. Вернером и нуждается в дополнительной проверке. Иисус говорит св. Фаустине, что перед апокалиптическими казнями Он придет как Царь милосердия. Может быть, это будет во время землетрясения и солнечного затмения и составит т.н. Warning [http://www.duchprawdy.com/garabandal.htm#ostrzezenie]. Что будет дальше, мы не знаем; может быть, люди покаются и наступит мир. Warning есть в «Раковом корпусе» Солженицына и в «Воскресении» Толстого. Но возможен вариант ожесточения. Т.е. сейчас готовимся к Warning. «Будешь проповедовать народам, и нациям, и языкам, и царям».
Возвращаюсь к воспоминаниям, ибо суть Warning – это яркое воспоминание [о своих грехах]. О. Александр Хауке – был связан с польскими диссидентами, в 1977) [см. принимал участие в голодовке, после чего у него аннулировали загранпаспорт и он не смог ездить в Россию. Заслали в доминиканский монастырь агента польской госбезопасности, но он через полгода сам попросил, чтобы его выгнали [из рассказов о. Александра]. Беда Польши в том, что она не поняла суть либерализма (это видно и на примере о. Александра, и на примере о. Збигнева). Кое-что стал понимать о. Григорий [Церох], но … 14 июля [2004] его взял Господь. И Польша никак не может понять Россию. Ну, Бог с ней! Какие-то связи с Польшей есть, хотя бы через лефевристов. Хотя и лефевристы многого не понимают. Где бы найти второго Аверинцева, который все понимал? Получил приглашение от Тома [Крина]. Пока в виде E-mail. Посмотрим, что из этого выйдет [ничего не вышло, в США не поехал]. Также Элиста (в октябре [http://www.francis.ru/news/news.php?news=1098443998]). Пока неясно. Может состояться встреча с нунцием 27 сентября и с Тоней Воробьевой. С о. Вернером – завтра. Вот и все.
18.09.04. Хотя меня не публикуют (по каким-то непонятным причинам), я все-таки продолжу воспоминания.
Итак, наступил сентябрь 1993 года. 26 было воскресенье, и я решил отправиться с женой на службу к о. А. (о нем я слышал от о. Виктора Данилова). Это был некий компромисс между обновленцами и лефевристами. У о. А. еще служил «дьякон» Роман, «рукоположенный», как я теперь понимаю, в катакомбной церкви (может быть, «епископом» В. Ч.). К ноябрю [1993] о. Роман куда-то исчез. Он страдал выраженным искривлением позвоночника и был слегка косноязычен. Активистами прихода, обосновавшегося при школе №…, где работала моя жена (провидение!), завучем была Вера Феликсовна (с которой я встречался, еще будучи подростком, у скульптора Светланы Островской [http://www.tvkultura.ru/news.html?id=77880]), и директором – А.А.Р. (сам ставший греко-католиком), были учителя: С.П., О.Л. и др. Все они [включая и мою жену] и по сей день там работают. О. А. – православный священник, москвич, работал после окончания семинарии на приходе в Саранске. Как он утверждает, его пытались завербовать в КГБ, после чего он оставил приход и РПЦ и присоединился к «епископу» В. Ч. – педофилу и гомосексуалисту (как потом выяснилось). Каким-то образом о.А. завоевал доверие А.А.Р. и стал читать лекции о христианстве в школе №… Постепенно из его слушателей образовалась община. Все шло хорошо, пока не произошел скандал с М.М. (киевлянка, однофамилица, а не родственница известного протоиерея). Я, к счастью, пришел в общину, ничего этого не зная. Мне там понравилось, и о. А., и его жена, и Сергей, и Ольга, и Катя. Были и Г. (С. и Т., их сын Филипп), были люди и постарше, из общины неокатехумената (где одно время также служил о. А.). Всего – человек 20. С.П. и С.С. неплохо играли на гитаре. По воскресеньям приходили семьями, с детьми. На мою жену положительное впечатление производило присутствие на богослужениях директора (он бывал не каждое воскресенье, но раз в 2-3 недели, его жена В. приходила чаще). Было ощущение живой жизни, а главное – русскости. Наладилась связь со Львовом. В ноябре [1993] из Львова приехал генерал международной монашеской организации Miles Jesu (MJ) – о. Альфонсо Дуран, родом из Испании (род. в Мадриде в 1931 г.), жил в США (с 1958 г.). Я тогда не придал большого значения этому визиту. В конце декабря 1993 о. А. сломал ногу. Богослужения стал проводить чешский салезианец о. Ярослав Полачек, который с 1992 работал в Москве, в т.ч. в Колледже католической теологии, где мы часто с ним виделись. Служение о. Ярослава [в общине о. А.] продлилось полгода – с января по июнь 1994. В июне он уехал в Чехию и там умер. О. Ярослав сидел за веру в тюрьме при коммунистах. Я спросил его, не напоминает ли ему община о. А. секту, он сказал – нет, за этим будущее. В январе же появились и четыре члена MJ – Дэн Осборн, Стив Дреннен, Петр Шевчук и Виталий Данилюк (ныне православный священник на Украине – МП).
Одновременно я начал преподавать в Физтех-лицее лат. язык группе шестиклассников: [Ване Поздееву], Тане Рыковой, Ксюше Лошкаревой, Насте Тафеенко и др. – сейчас они заканчивают Физтех.
В колледже [католической теологии] появились интересные студенты: Аня Усова (ныне монахиня, живет в Польше), Юля Р. и Маша П. (ныне обе замужем, активистки Comunione e Liberazione), Александр Горелов (ныне член Редакционного совета Католической Энциклопедии), Лариса С. (ныне терциарка-доминиканка).
Я издал курс лекций по философии. Его выпустила небольшим тиражом (100 экз.) типография Колледжа [католической теологии]. Я имел в январе 1994 не очень приятный разговор с доном Бернардо Антонини (с. Целина в это время молилась) – ему кто-то донес, что в моих лекциях упомянуты Лефевр и Шмидбергер. Договорились, что эти фамилии будут убраны. В то же время о. Ярослав [Полачек] отсоветовал мне иметь дело с лефевристами и я его послушал (хотя Пучкин [http://crusader.org.ru/dp-bio.html] продолжал меня агитировать). Среди студентов [Колледжа католической теологии] был один православный – Павел Сержантов, в то время студент 5 (?) курса МВТУ им. Баумана, впоследствии аспирант у С.С. Хоружего, сейчас дьякон Русской Православной Церкви. Приходил также японец, работавший в Москве (католик).
С февраля 1994 я начал занятия лат. языком при общине о. Андрея. В апреле общину посетил о. [Рене] Маришаль и служил там вместе с о. [Ярославом] Полачеком. В октябре 1993 (12 октября) приезжал в Москву о. Александр Хауке-Лиговский и служил мессу у Ани Годинер на квартире. В конце октября я прочел доклад в храме Св. Людовика о Папе Иоанне Павле II. Почему-то он [доклад] не понравился церковному начальству (так мне сказал много лет спустя о. Анджей Белят). Короче, это было время иллюзий, которым не суждено было сбыться. Нам всем предстояло пройти сквозь темную ночь испытаний.
В январе 1994 я сделал также доклад о Фоме Аквинском в храме Св. Людовика. В феврале 1994 начал читать лекции в [Московской] Консерватории (приобрел первую почитательницу – А.). В мае 1994 поехал в Минск. Об этом должна быть особая глава. Из книг, которые оказали на меня влияние: «Дивеевская летопись» т. 2, «Невидимая брань», «The Passion and the Death of Jesus Christ», «Милосердие Божие в моей душе» (тогда же впервые обратил внимание на имя переводчика: Игорь Баранов – теперь член Редакционно-издательского совета Католической Энциклопедии).
Когда я прилетел в Милан (это было утром 29 июня 1993), у меня был только телефон и адрес Альберто Саваре, а также [туринский] адрес Николы Коччиа и имя Кармине Файенцы [без адреса и телефона]. Также была устная договоренность между доном Бернардо и о. Романо Скальфи, что меня смогут принять в Русском центре в Сериате. Был у меня и веронский телефон дона Бернардо.
Из аэропорта я позвонил Альберто Саваре. Он спросил меня: «Зачем ты приехал?» Хотя сам приглашал меня в Милан и пользовался моим гостеприимством в Москве. Однако я все же попал в его квартиру, расположенную около станции метро «Сант-Амброджио». Там же рядом был и храм Св. Амвросия и в нем мощи святого (а также мощи свв. Гервасия и Протасия). Доктор Альберто с помощью [телефонного] справочника быстро узнал телефон Коччиа и Файенцы, удалось связаться и с тем, и с другим. К счастью, Коччиа оказался в Милане и согласился приютить меня в своей квартире на via Caldera. В тот же день мы пообедали втроем в пиццерии и потом Никола повел меня к своей сестре Антонелле, которая также жила в Милане. Поздно вечером мы приехали на via Caldera (это на окраине Милана). Первую ночь я плохо спал. Если открывал балкон, то мешал шум автомобилей, делавших резкие повороты, а если закрывал балкон, то было душно: в Италии конец июня – жаркое время.
На следующий день я поехал в Сериате и переночевал там одну ночь (с пятницы на субботу). В субботу меня забрал Файенца и повез в Бергамо. В воскресенье утром он уезжал в Австрию на автомобиле и довез меня до Тренто. Оттуда я добирался на поезде обратно до Милана, где был уже к вечеру. Дальше жил уже безвыездно у Николы Коччиа и ходил в Библиотеку Университета Сакро Куоре. Питался по талонам в университетской столовой.
В моем чтении книг в Милане не было покоя: я хотел проникнуть в какие-то тайны, которые от меня кто-то якобы скрывал.
Все-таки землетрясение – не II Ватиканский собор? Надо еще и еще раз подумать. «Конь бледный» - это 1917 или 1914. Тогда понятна игра слов chloros – бледный – хлор. «Ад следовал за ним». И умер Папа Пий Х. Все сдвинулось со своих мест. Это литургическая реформа. Но, может быть, это даст возможность Иисусу обратиться непосредственно к совести каждого. Просто законсервировать литургию – тоже не выход. Новые условия диктуют и новые пастырские решения. Землетрясение – это не всегда плохо. А вот апостасия – это другое дело. И с этим надо бороться. Не обязательно уходя к Лефевру.
19.09.04. Во время православной службы можно вести постоянную беседу с Господом. С самого начала. Вхожу в алтарь. Можно некоторое время разговаривать с Иисусом в Св. Дарах (если не отвлекают другие алтарники). Идешь в правый придел: там уже чаша со Св. Дарами на жертвеннике: опять тихонечко поклонишься (а возле чаши свеча горит). Потом, если читаешь часы, можешь слова псалмопевца к себе применить (напр. «С ним есмь в скорби, изму его и прославлю его, долготою дней насыщу его и явлю ему спасение Мое»). А когда детей помогаешь причащать – тут почти ангельское служение. Конечно, ничего подобного не может быть в Католической Церкви [современной]. Часов там не читают, детей не причащают. И сама служба идет не так долго. В католической церкви хорошо лекции читать и в часовне молиться перед Святыми Дарами, или Розарий читать, или присутствовать на традиционной [тридентской] мессе.
Минск – 1994. Заславль. Лицей Св. Григория Паламы.
Ивано-Франковск – 1994. Видел епископа Иринея. Но еще до поездки – визит к нунцию с доном Бернардо (8 сентября?). Интересная группа подобралась в тот год в [Высшем] химическом колледже: Алексей Ионидис, Татьяна Панкова, Ольга Погребисская. Я им из Шида что-то цитировал.
Одесса – 1994. О. Тадеуш Хоппе. Начал [я] молиться о живых и усопших (впервые с 1977).
Возвращение из Ивано-Франковска. Визит к Татьяне Петровне. В октябре начал проводить уроки религии (вместо ОБЖ). Пик свободы!
На Рождество Пресвятой Богородицы – проповедь в общине о. Андрея Удовенко. На Покров – размышление о чуде в Кане Галилейской.
Новые ученики в Колледже Св. Фомы. Лат. язык – официальные уроки. Лариса Петропавловская, Юрий Крутовский. Пригласил MJ – Дэна и Стива. Дэн выступал где-то ближе к зиме (то ли в конце ноября, то ли в начале декабря). Ира Леонтьева. Игорь Мамсуров. Ксения Фокина. Никита Любимов.
15 декабря – очередной вечер, организованный доном Бернардо в ВГБИЛ. Начали портиться отношения с о. А. (после бесед у него дома по книге Ф. Шида). Как меня выгоняли: 1). От о. А.; 2) Из Колледжа; 3) Из Консерватории. Откуда еще выгонят? Из Энциклопедии? Из алтаря? Из Физтеха?
Конец декабря 1994. Я еду в Ивано-Франковск. Сдаю там первые экзамены. Визит в Коломыю к еп. Павлу Василику (Коломыя – город, связанный с имп. Карлом I Австрийским). Вообще, Ивано-Франковск – бывший австрийский город. Посещение василиан. Исповедь у о. Иосифа Даниловича.
20.09.04. Нужно тщательнее исследовать природу четырех коней. Белый конь - христианство. Рыжий конь - завоевания: Аттила, Хозрой, Магомет, Чингисхан, Тимур, турки. Подробнее ознакомиться с историей войн и историей притивостояния рыжему коню. Riccioli...
Черный конь - капитализм. Ростовщичество. Евреи. Францисканцы. Савонарола. Флоренция. Бернардин Сиенский. Иоанн Капистрано. Бернардин Фельтре. Паскаль против иезуитов. Янсенисты. Диккенс. Маркс. Мао Цзедун, Троцкий, Муссолини, Гитлер... их критика капитализма. Л. Толстой, Горький, Н. Островский, Достоевский, Гоголь, А. Островский, А. Фадеев [забыл, в какой связи его упомянул].
Бледный конь. Солженицын, Шаламов, белогвардейцы, диссиденты. Собрать побольше свидетельств против каждого из коней - ибо это три искушения Христа.
22.09.04. До Христа вообще не было коней, т.е. не было энергии; история как бы не начиналась. Собственно, 12 глава Откр являет собой завязку. «Жена имела во чреве…» и «другое знамение» - огненный дракон, может быть, меняет цвет: сначала огненный, потом черный, потом зеленый (бледный), потом багряный – жена-блудница [«И жена облечена была в порфиру и багряницу…» - Откр 17, 4]. Две жены. Одна – Богородица, другая – царство Антихриста [Вавилон]. Энергия или от Бога, или от дьявола: кони – похожи, отличаются только цветом, но не силой, скоростью или величиной.
23.09.04. Три коня - три попытки дьявола одолеть Церковь: огненный - цвет пожаров, вороной - цвет фабричных труб или нефти, бледный (зеленый) - цвет хлора или разложившегося трупа. Три вида фанатиков [исламисты, гугеноты, коммунисты]. Последний конь спровоцировал землетрясение: после отказа Церкви осудить коммунизм на II Ватиканском соборе. Многое пропало, провалилось (как и бывает при землетрясениях): например, квартальный пост в сентябре.
Продолжу мысль. Какое отношение к II Ватиканскому собору?
1. Он не осудил коммунизм (также не осудил капитализм, т.е. общество потребления, вообще не разобрался, что происходит). Также не осудил ислам, протестантизм. Не принял догмат об универсальном посредничестве Богородицы; проигнорировал чудеса в Фатиме и в Гарабандале, привел к расколу в Церкви и к массовой апостасии. Внес сумятицу в умы и подготовил путь к окончательному отступлению. Но все-таки главное было спасено, поэтому последовали откровения и чудеса в Аките, Сан-Николасе, Акилле, Наджу, Меджугорье. Папа Иоанн Павел II спасает то, что можно спасти. Канонизирует и беатифицирует святых; можно говорить о постватиканском благочестии (как старообрядцы говорят о синодальном благочестии у никониан).
24.09.04. Христос вошел в «Святая» со Своею кровью; в Откр 5 продолжение этой же темы: там говорится о том, что Христос не только вошел в «Святая» для искупления (это мысль ап. Павла, Евр 12), но и для начала великой войны с Сатаной за избавление человечества (ср. Откр 12). Он снял семь печатей с книги человеческой истории, конец которой – окончательное уничтожение зла на земле.
25.09.04. Ровно 27 лет, как закончил перевод отрывков из книги Шнабеля «Анна Франк: след ребенка». 26 лет, как посетил католический храм в Москве (Св. Людовика). Можайск (точнее, лагерь около Красновидово на Можайском водохранилище); храм Св. Ильи Пророка, о. Борис. Четкое воспоминание: мир в душе (2 сентября [1978] вечером). Мотив знакомства с Л. – миссионерство. И это правильно, хотя и болезненно. Тоже мысль (на берегу водохранилища) – 8 сентября [1978] – у католиков праздник! Второй момент: Майори. Начало большого пути. Смерть двух православных монахинь [19 мая 1983 http://www.voskres.ru/podvizhniki/viktor1.htm]. Их поминали в Рижском женском монастыре [23 или 24 мая?]. Страдание очищает [это не о монахинях, а личное]. Читал “De imitatione Christi” – ничего не понимал (не дорос!). А дорасти можно только через страдания. Третий эпизод: Милан. Я пытался рассказать о своем открытии, но не был понят. Мара, Адриано, Дельфина, Никола – не понимали меня. Потому что я не понимал их. У меня была идея, но она еще не созрела. Даже сейчас еще рановато говорить об «открытии». Вот более значительное открытие: кони. Интересно, что кони одного вида, но разного цвета: и их только три, больше не будет. Что это значит: «придут лжепророки и лжехристы под именем Моим» (потому и сходство: кони), но по цвету (и «по плодам»: война, деньги, смерть) «познаете их». Плод первого коня – победа (над дьяволом, над смертью, над миром, над грехом). Плод второго коня… и т.д. Но внешнее сходство есть. Мусульмане, как и христиане [первые], готовы умереть (динамика [пассионарность]). Также и коммунисты [готовы умереть]. Также и протестанты [первые]. Если вороной конь – это капитализм, а всадник – Лютер, то значит, что Лютер – способ дьявола уничтожить Церковь. Так и надо рассматривать Тридцатилетнюю войну и нынешнее разложение протестантизма (однополые браки и т.п.). II Ватиканский собор – капитуляция перед всеми тремя конями. Потому – помрачение Церкви.
27.09.04. В Апокалипсисе предсказаны поражения христиан: от второго, третьего и четвертого коня, а также от зверя («здесь терпение и вера святых»).
О. Рафаил. 15 октября 1979 о. Георгия [Фридмана] рукоположили во свящ. И уже в декабре у него стали появляться гости с Украины: епископ Павел [Василик] и о. Рафаил (в миру Роман [Есип]). О. Рафаил приезжал чаще и оставался на более долгий срок, обучая о. Георгия вост. обряду. Впервые я присутствовал на мессе о. Георгия в вост. обряде в марте 1980 (помню, что на Благовещение, т.е. 25 марта, был уже в Москве и видел в храме Св. Людовика Аверинцева с женой). Потом о. Рафаил заезжал и в Москву. Бывал у Норы Николаевны. Отправлял всякие письма в ЦК и в Верховный Совет, прося о регистрации греко-католиков. 15 февраля 1981 последний раз встретил о. Рафаила в Ленинграде. Он выглядел измученным и загнанным: у него украли паспорт в театральном гардеробе. Вскоре после этого его арестовали.
29.09.04. Виделся с о. Эдвардом Фарруджей. Сюжеты: "Старая Русса" [стихотворение на немецком языке из книги Ганса Брайтхаупта "История 30 немецкой пехотной дивизии"; (9 мая 1983 [- на утреннике в честь Дня Победы в ВНЦПЗ: хотел прочесть, но не прочел]), Рильке “Die Einsamkeit”. Noldin и J. Fuchs [“De castitate et ordine sexuali”] в моей жизни. Библиотека иезуитов в Варшаве. Книжники. Как правило, это отрицательная характеристика в Евангелии. Тем не менее Сам Иисус хорошо знал Писания и цитировал их. Но Писания не были чем-то одним, а жизнь – чем-то другим, как у прочих книжников. У Иисуса жизнь была частью книги и книга – частью жизни.
«Да сбудется Писание». «Писания говорят обо Мне». У Ранера слишком отвлеченное богословие; для жизни трудно его применить (разумеется, если говорить о реальной, а не искусственной жизни). Но от книжника трудно требовать слишком большого жизненного опыта. Тут “или – или”.
Оля (цыганка-детдомовка, подруга Марка [Элькинда]) и Люба Карамзина – это первые католики, которых я встретил после Марка (собственно, Марк меня с ними и познакомил в Ленинграде). Как бы то ни было, они практиковали свою веру, как могли. Я должен за них молиться. В понедельник (27 сент.) видел нунция – архиепископа Антонио Меннини.
Мое главное дело: перевод Римского (тридентского) Миссала. Depositum custodi. Это девиз также и Православной Церкви (но еще в большей степени – Старообрядческой). В последние времена придут волки, не щадящие стада. Как можно духовно пиршествовать, когда у порога твоего Лазарь умирает от голода (духовно и часто также и физически). Ранер стал выдумывать словечки – с этого момента начался отход. Не надо придумывать, надо развивать, а если не получается, то хотя бы хранить. Истинная линия от Суареса и Молины – Паскаль, а не Декарт. Из русских более внятны Флоренский и о. Сергий Булгаков (хотя есть светлые места и у Вл. Соловьева).
26 (?) декабря 1979 – я читаю в Горьковке «Россию и Вселенскую Церковь» Вл. Соловьева и встречаю Л. – Через два дня уезжаю в Вильнюс и становлюсь членом третьего доминиканского ордена [это было 29 декабря 1979].
30.09.04. Оказывается, я начал вести дневник еще в мае 2001 г. (видимо, когда вернулся из Минска [нет, еще до поездки]).
Надо сказать, в мире мало что изменилось с тех пор.
Как ни странно, наибольшее впечатление на меня [в свое время] произвели воспоминания немцев о II Мировой войне, а также воспоминания евреев о гонениях (и, конечно, лагерная тема, наша, российская). Это [сама] жизнь, которая торжествует над абстрактными построениями. Но и абстрактные построения создают жизнь, входят в нее через церковный обряд, через определенные молитвы, символы. Это [и есть] самое главное, то, что питает людей. Эти слова звучат в момент рождения, бракосочетания и смерти. Пример: католическая церковь в Варшавском гетто.
Но иезуиты вызывают восхищение как хранители книжной культуры. А ведь это тоже мир в себе: мир лекций, книг, конференций, бесед. И он (этот мир) тоже воздействует на людей. К этому миру я причастен по роду своей деятельности (как редактор Католической Энциклопедии), как лектор, как автор.
Хотелось бы вспомнить, как вошел в мою жизнь этот мир: мир науки литературы и искусства. Оказал ли он на меня какое-либо влияние?
Здесь первое воспоминание: Надежда Андреевна Якубова. Но еще до нее: беседы с отцом о Наполеоне, разглядывание географической карты. Первые книги: Конан Дойль, Эдгар По, Жюль Верн, Дюма, Диккенс. Русская история: монголо-татарское иго, (3 класс?) походы Святослава, Афанасий Никитин. Иван Грозный (Третьяковская галерея: к Ивану Грозному, т.е. к картине Репина [«Иван Грозный убивает своего сына»]). «Боярыня Морозова» Сурикова, «Тройка» Перова. Евангелие: Нагорная проповедь. Светлана Островская. Боря Гордон. Конечно, Аида Сергеевна. Красота – в храме, но переливается (superabundat) в культуру, в искусство, в мир. Также природа – Крым, Кавказ, Прибалтика. В целом, я должен быть благодарен Богу и моим родителям. Но и враждебная струя – «цивилизация смерти». Ленин. Гитлер. -> порнография: Стендаль, Шодерло де Лакло -> безбожие. Культура – всегда борьба с пошлостью, а источник пошлости – дьявол. Очень важную роль сыграли здесь [в борьбе с пошлостью] В. Соловьев, Мережковский, Достоевский, Л. Толстой, позже – Флоренский. Они меня сформировали. А потом католическая культура: Фома Аквинский, Далгернс, Ньюмен, Честертон. Но все это зашаталось в 1983 – [но] выстояло благодаря латинскому языку. – Это окно в совершенно новый мир.
Поездка с отцом в Мураново [дом-музей Тютчева], это было осенью 1970 г. Тогда мы как раз «проходили» «Капитанскую дочку». А в ноябре того же года, кажется, я уже попал в Кремль, в кружок Аиды Сергеевны, - в феврале [1971 г.] уже читал там доклад об исихастах (по Лазареву [искусствоведу]), а в марте или апреле читал «В разноголосице девического хора…» Мандельштама – прямо в Успенском соборе. Это можно проверить, потому что примерно в это время в Москву приезжал архиепископ Макариос [чуть позже – в июне 1971]. А потом этот светлый период кончился. Второе просветление – это уже весна 1973. Я и дневник тогда начал вести [потом уничтожил, новый начал в мае 2001]. И вот с тех пор ниточка уже не обрывалась…
1.10.04. Лекции для катехизаторов. Историософия. Античность сменяется христианством, которое атакуется последовательно исламом, протестантизмом [капитализмом] и коммунизмом. Затем выступает сатанизм в чистом виде, после чего зло терпит поражение и добро воцаряется в мире (мечта исламистов, реформаторов-протестантов, начиная с Мюнцера, и коммунистов сбывается). И затем вспышка зла и окончательный уже триумф добра. Может быть, для них [будущих катехизаторов] это слишком сложно. Но все равно. Я начну так же, как [я начал] в Физтехе. Т.е. какие новые идеи внесло христианство в античный мир. 1) Идея братства всех людей. 2) Идея смысла [осмысленности] истории (время по Августину). Похожи ли были первые христиане на коммунистов типа Павла Корчагина? Что двигало ими – идея, новые идеи. Задумаемся, что привело в Церковь Тертуллиана и Киприана Карфагенского. Как видел смысл истории Евсевий Кесарийский? Они побеждали, потому что к ним все время присоединялись люди. Они вели борьбу со злом, и гонения лишь доказывали их правоту и привлекали новых членов. Строгость морали: не прощали трех грехов – убийства (в т.ч. аборт), прелюбодеяния и идолослужения (т.е. отречения от Христа). Таких примиряли [с Церковью] обычно лишь на смертном одре. Вопрос: почему стоику Марку Аврелию не нравились христиане? Потому что первые христиане не были стоиками (эта черта [стоицизм] выработалась у христиан позднее: возьми свой крест и следуй за Мной – стоическое и христианское понимание этого).
Из воспоминаний: US Navy – в Риге в мае 1983 я носил рубашку с такой надписью. Это был вызов: латышам нравилось, но некоторые [русские] были недовольны (по-моему, Оля Букина): также Лена. Здесь было, безусловно, что-то внешнее, наносное. Но и любовь к США, желание понять это страну. Теперь, конечно, это немыслимо, чтобы я надел что-нибудь с какой-нибудь рекламой.
Скоро 10 лет, как я познакомился с Л. (на ее могиле странный случай: дождь…). И 10 лет, как произошел эпизод с ботиком Петра Великого. 4 года, как я прочел [первый] доклад в Библиотеке № 116.
Из воспоминаний культурных. Киев, Лавра, 1975 год, музей. Икона «Страшный Суд». Владимирский собор. В 1992 я приехал в Киев читать лекции о Фоме Аквинском («De veritate»). Пока Киев закрыт для меня.
Д. Б. … Мы во Внуково, возвращаемся из Киева. Холодно. Ноябрь. Мы в Киеве, заходим в Св. Софию. Я вспоминаю VII Вселенский собор: «Кто икон не целует, да будет анафема». Как тяжело было пробиваться сквозь склерозированное сознание… Впрочем, с Киевом есть связь – через Минск. Константин Сигов.
И еще: 3 года прошло с тех пор, как я начал курс лекций у катехизаторов 2001-2003. Первая лекция: об имени «Сущий». Наташа Зыкова, Галина Масленникова.
И еще: 1 год назад я начал увлекательнейший [нескромно, но что поделаешь, простите…] спецкурс в Консерватории о Евангельских притчах.
Пригодилась моя статья о блаж. Дамиане де Вестере. Ее читал о. Вернер.
2.10.04. Знакомство с Аверинцевым надо начинать с «Игры в бисер» Г. Гессе, точнее, с русского перевода этой книги, появившегося в 1969 году. Аверинцеву принадлежит редактирование перевода (надо предполагать, весьма основательное), перевод стихов Гессе [стихотворения Йозефа Кнехта] и комментарии. Сделано качественно, с любовью. Видится уже зрелый мастер. Аверинцеву [тогда] всего 30 лет. Но главное, что я понял, когда уже лично познакомился с Серг. Серг. – он удивительно вписывается в мир героев «Игры…» - он сам «настоящий касталиец», более того, «магистр игры» - и этим всё сказано. Некая церемонность, чопорность, интеллектуальный труд как священнодействие – это от Гессе (не думаю, что это было у Бахтина или Лихачева – те были гораздо органичнее и намного менее искусственны и торжественны, чем Аверинцев, так что его т.н. «позерство» можно объяснить «игрой в Касталию»). Впрочем, ту же манерность я встречал потом у некоторых представителей католического духовенства – напр., у иезуитов и доминиканцев, а также у церковных дипломатов и членов Опус Деи. Так что Касталия жива, хотя бы в некоторых институтах Католической Церкви. Может быть, также и в масонстве – но не знаю, не имею опыта. У евреев, даже у самых интеллигентных, нет ничего касталийского, они слишком органичны и страстны (эротичны). Что меня поразило еще в 1975 (осенью), когда я впервые осилил «Игру в бисер», - это полное отсутствие эротичности, даже намека на любовную интригу: да и женский образ только один – мать Тито – и очень схематичный. Что это: женоненавистничество, латентный гомосексуализм или протестантский пуританизм? Какое-то новое явление, к пониманию которого я приблизился лишь отчасти, общаясь с католическими монахами. Может быть, греческие православные монахи тоже такие, но русским вообще касталийский дух чужд [кроме Набокова]: Аверинцев в этом смысле, скорее, исключение.
3.10.04. Пять размышлений о славных тайнах Розария в Доме Марии. 
Воскресение Христа. Семя – это наша жизнь, совокупность наших поступков. Сеется (в тлении). Восстает в нетлении. Т.е. ничего нельзя будет изменить. Как застывший гипс.
Вознесение Христа. Вознесся и снял семь печатей с книги. Седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. После вознесения Христа начинается духовная война Бога и повержение [врагов Божиих]. Сошествие Св. Духа. Невеста (Дух и Невеста говорят: Прииди). Мария – Невеста Св. Духа. Дух Утешитель, Он же Наставник. Невеста – Дева Мария – Утешительница (ср. молитву «Под Твою милость: Sub tuum praesidium confugimus, Sancta Dei Genetrix… Consolatrix nostra).
Успение. Дева Мария – кроткая, мирная. Мухи не обидит. Ходила молиться в Гефсиманский сад. И там была погребена (наверное, по Ее завещанию).
Коронование [небесной славой]. Наша Царица ведет войну. Ср. 12 гл. Апокалипсиса. Эта война победоносная. Она, такая мирная при жизни, такая кроткая, ведет самую страшную войну, которую знала мировая история. Войну с драконом, т.е. херувимом, отпавшим от Бога.
Ехали [в метро, после поклонения Св. Дарам в «Доме Марии»] с А. Она поняла насчет «Солнце померкнет…». Что это – о Церкви.

Надо еще раз вспомнить Можайск. Было благословение от о. Саввы: не жениться, но проповедовать, крестить [т.е. готовить к крещению]. Он не видел меня священником, но, скорее, бродячим проповедником, вроде индийца, обратившегося в христианство. Конфессия не столь важна. И видение о том же. Я, однако, не выдержал. Но не погиб. Второй раз не наступить бы на те же грабли. Что-то во мне увидел о. Савва (или он имел в виду конкретно Т.?). А проповедовать я стал лучше. И успехи есть. Напр. Л. Остальные живы, поэтому о них говорить рано. Батюшка Савва был прав: он был «пастырем женских душ», «утешителем». 
Озеро [Можайское водохранилище, 8 сент. 1978]. Мысль о празднике Рождества Богоматери у католиков.
Долгий еще путь пришлось проделать. Семь железных хлебов изглодать и т.п. Как ни странно, я двигался навстречу Аверинцеву, хотя и совершенно бессознательно, какой-то извилистой траекторией. В июне 1978 (это было от 14 до 18 числа) я встретился с Володей Р., и он мне рассказал об Аверинцеве (я посетовал, что никого не осталось: все продажные, все лицемеры) и дал почитать «Поэтику…». И вот уже 12 ноября [1978 года] я оказался в гостях в доме (квартире), где бывал Аверинцев… Срок, по меркам жизни, фантастически малый. Вы скажете, ни и что? Ведь есть еще Майоров [Г.Г.], Гайденко [П.П.], Антонов [Алекс. Вас.], Ахутин, Шрейдер [умер в 1998 – но тогда еще был жив], Трауберг [Нат. Леонид.] – но, конечно, они ни в какое сравнение с Аверинцевым не идут (может быть, кроме Антонова – он гигант по-своему).
4.10.04. Возвращаюсь к марту 1995. Мы с женой стали посещать службы у сестер матери Терезы на 3-й Парковой. Служил там о. Анджей Белят, доминиканец. Параллельно мы продолжали дружить с MJ и в апреле (15 или 16 числа) вступили в эту организацию. В мае [1995] я ездил в Ивано-Франковск сдавать экзамены. В конце мая мы с Сережей [моим сыном] уехали в паломничество с доном Бернардо. Это было настолько необычно и красочно, что заслуживает отдельного описания.
В Рим прибыли поздно ночью, оттуда сразу в Литовскую коллегию, где и ночевали. Номера [т.е. комнаты, в которую нас поселили] совсем не помню, т.к. мы там почти и не жили [только спали]. Утром поехали смотреть Рим: собор Св. Павла, колледж Беды [Достопочтенного], Тре Фонтане, катакомбы Св. Себастьяна. На следующий день – аудиенция у Папы и осмотр собора Св. Петра. Третий день – Scala Santa, церковь Сан Клементе, Колизей, Чирко Массимо, Санта Сабина. Четвертый день – Монте Кассино, остановка [на обратном пути] в Гаэте и вечер в деревенском католическом приходе [Борго Водичи]. Пятый день – воскресная служба в соборе Св. Петра, музеи Ватикана. Потом – свободное время и мы с семинаристом Александром Новиковым решили дойти до Руссикума. Еще посетили собор Санта Мария Маджоре – это было утром [на четвертый день] перед отъездом в Монтекассино.
Шестой день – Ассизи, вечером в Генуе. Ночевали [я и Сережа] в одном номере с семинаристом Алексеем Шалаховым. Утром – кармелиты [Аренцано?], Младенец Пражский. Днем – Марсель, собор Девы Марии Хранительницы [Notre Dame de la Garde]. Вечером [точнее, ночью] – Лурд. Утром Лурд – целый день и на следующий день – тоже Лурд. Два дня там. Купание в источнике. Процессия. Посещение византийской церкви. Обратный путь: Тулуза, церковь бывшего доминиканского монастыря, месса у мощей Св. Фомы Аквинского. Перепалка с И.И. (сложный она человек). Ночью пиццерия. Утром – в Падуе. Св. Антоний [Падуанский]. Вечером – в Венеции, ночью – в Вероне. Утром [следующего дня] – в Милан, в аэропорт [Мальпенса]. Вот и все паломничество.
А потом все лето в "Гайдаровце" [детский оздоровительный лагерь под Москвой] и лишь под конец - две недели в Одессе. В сентябре - неудачная попытка примирения с о. Андреем. Из чего я понял, что все очень запущенно в России. С себя вины не снимаю. Но и подарок - встреча с Сашей Н.
Воспоминание: [1-2 класс, 344 школа]: Маша Я. (болела полиомиелитом). Девочка очень умная, воспитанная, отличница. Где она теперь, что с ней?
Продолжаю. В декабре 1996 отправился в Ростов-на-Дону по просьбе о. Григория [Цероха]. Читал две или три лекции. Сергей Шпагин. Еврейские брошюры. Осенью 1995 начались занятия с доминиканцами: Аня Т., Гера Марченко, Лариса С., Маргарита Курганская, Инна Колабекова, Сергей Ступин, Оля Миронова, Наташа Олейникова, потом Марина Р. Весной 1996 - Рим. И с этого времени я начал интересоваться восточным обрядом -  в общине Якова Кротова [он тогда еще не был священником]. Должен был служить о. Стефано Каприо. Первая служба 11 апреля. И тут же: 7 марта прием у архиепископа Тадеуша, 25 марта - я в Риме на конференции. А в январе [1996] знакомлюсь с о. Корнелием. Начинаю заниматься с ним русским языком. Перевожу его проповедь о св. Екатерине Лабуре. Подготавливается почва для визита в Самару: конец июня - начало июля 1996. В июне 1996 в Колледж пришли записываться старообрядцы: Сергей Даукша, [его сын Матвей] и Михаил [беспоповец]. Я взял в Самару "Житие [протопопа] Аввакума". В Самаре фильм "Marian Apparitions of the XX Century". Гарабандал. Короче, началось мощное религиозное пробуждение. Может быть, связано с 20-летием [моего] крещения. Или так подействовал о. Корнелий [Дохерти]?
Осень 1995, действительно, запомнилась мало. Я ходил в Историческую библиотеку, читал атеистические журналы, потом – Суареса. Всерьез увлекся метафизикой. Преподавал ее в Колледже в качестве спецкурса. [На этот спецкурс] ходили [Игорь] Мамсуров, [Марина] Разживина и еще какой-то студент, родом из Нижнего Новгорода.
Отходить, оттаивать начал с января 1996, после встречи с о. Корнелием. Но вот и Рим. Сразу сколько знакомств: Сергей Аверинцев царил на конференции (там же была и Наталья Петровна). Он уже тогда жил и работал в Вене. Кроме него были еще знаменитости: о. Иоанн Свиридов, о. Альберт Раух, поэтесса Ольга Седакова… Больше всего мне понравилась Елизавета Зеленски, внучка белогвардейского офицера. Но доклад ее был бессодержательным: я не запомнил ни одной мысли. Из знаменитостей были Дмитрий Вячеславович Иванов (сын поэта Вячеслава Иванова) и Ирина [Алексеевна] Иловайская. Здесь круг замкнулся, т.к. к Иловайской ехал о. Александр Хауке-Лиговский в начале июня 1990 (из Варшавы в Париж) – я его провожал на поезд. Иловайская была недовольна моим докладом (хотя, с моей точки зрения, я ничего особенного не сказал). Но я четко понял, что восточному обряду в России ходу не дадут (из беседы с о. Альбертом Раухом). А ранее [в 1992] из беседы с о. Рене Маришалем.
Еще из событий 1995-1996: преподавание в Физтех-лицее. Опыт неудачный. Но: Ксюша Лошкарева; аукнулось аж в 2004. Еще: беседа с родителями Жени Галасюка перед моим отъездом в Рим.
5.10.04. До живого Аверинцева было еще далеко, но книгу «Игра в бисер» мы с отцом приобрели в 1971 (?), а в 1975 (осенью, кажется, в октябре) прочел (и многое в ней понял, хотя и не все). Имя «Аверинцев» [редакция перевода, перевод стихов Йозефа Кнехта и примечания] я не заметил. В июне 1978 от В.Р. оно прозвучало для меня впервые. И тогда же начал читать «Поэтику…». И вот, когда речь зашла о главе «Клин» Радищева и о легенде об Алексии, человеке Божием, я понял, что эту книгу писал человек верующий. В конце апреля 1979 я познакомился у Н[оры] Н[иколаевны] с Ириной Ивановной Софроницкой, ближайшим другом Сергея Сергеевича (но тогда я об этом еще не знал). И вот в феврале 1980 я на лекции Аверинцева в Институте искусствознания в Козицком переулке. Лекция называлась «Мир Фомы Аквинского: некоторые характерные черты». Половая любовь – гадость. Фома Аквинский желает иметь не весь Париж, но книгу, которая находится в Париже, а именно, комментарии Иоанна Златоуста к Евангелию от Матфея. Фома Аквинский конкретен в своих желаниях.
Потом, в июле или августе 1980, я встретил Аверинцева у Норы Николаевны (там же и А.Г.). Аверинцев сделал какое-то замечание по поводу перевода молитвы из Миссала [А.Г. собирался служить мессу у Н.Н.].
А до этого я видел его в храме Св. Людовика (25 марта 1980). Следующий раз я видел Аверинцева во время его лекции в ИНИОНе (март 1983). Со вступительным словом обратился [Ю.А.] Шрейдер. Что запомнил: Фукидид, "такой средневековый человек, как Лойола", античная трагедия: "Пришел к своим, и свои его не приняли".
Потом, в 1984, была вся эта эпопея с Далгернсом. Осенью, то ли в сентябре, то ли в октябре, – я поехал даже в Химки [филиал Ленинской библиотеки], читать Frank’а, о котором упоминает Далгернс во введении к «The Holy Communion…». Добрался также до У. Гамильтона “Lectures on Metaphysics and Logic”. И у меня возникла идея, то ли в июне, то ли в июле 1984 написать статью о Далгернсе в «Философскую энциклопедию». Потому что Ю. Н. Попов попросил меня написать [туда же] о средневековом атомизме. Об атомизме ничего путного написать не получилось, а материал о Далгернсе [Юрий Николаевич] Попов публиковать отказался, сославшись на Аверинцева, которому он якобы по телефону прочел мою статью. В то время Аверинцев как раз выступал в ИИЕТ с лекцией «Два рождения европейского рационализма», и я к нему подошёл после лекции, уже на лестнице, и тоже что-то говорил о Далгернсе. Он не понял меня. Видимо он, как Блок, всегда беседовал сам с собой. Впрочем, таким же был и [Стэнли] Яки. После Яки я уже ни к кому не обращался с вопросами (кроме, может быть, дьякона Андрея Кураева): разве что к Огородникову, да и то лишь на первых порах. Но и Огородников, и [о. Георгий] Чистяков [когда писались эти строки он еще был жив], и [Ал. Вас.] Антонов – это всё те, с которыми я могу говорить на равных. Выше (по духовному опыту) я почитаю священников: о. Вернера, о. Леонида [Ролдугина], о. Эдварда (Фарруджу).
Я должен обязательно написать о Милане, как я написал о Будапеште. Может быть, начать с о. Зигмунта [Козара], который дал мой адрес о. Романо Скальфи. И как я вышел на Николу Коччиа. А потом добавить о Кармине Файенце (Карминуччо – Нуччо).
6.10.04. По поводу «пари» Паскаля. Черная и красная клеточки рулетки должны быть совершенно одинаковы, никому и в голову не может придти, какая из них выиграет. В них ничего нет, что бы намекало на выигрыш, поэтому вглядываться в них бесполезно. То же самое и с притчей о человеке, нашедшем сокровище на поле своем: поле это внешне никак не отличается от другого поля, где нет никакого сокровища. Найти сокровище можно «случайно», но в притче ничего не говорится о том, как человек нашел сокровище, может быть, он имел «карту», «шифрограмму», как у Э. По в «Золотом жуке». Важно, что для большинства – поле как поле. И человек «утаил» (умолчал). Хотя, если бы он даже и сказал, что на этом поле сокровище, ему бы никто не поверил, а если бы он стал объяснять, как он пришел к выводу, что там зарыто сокровище, никто бы не стал слушать; ибо ни у кого нет времени. Вот здесь подвиг веры; но все-таки есть и разумность в этой вере, разумность в рамках «логики веры». Напр., «все это написано, чтобы вы уверовали», но если я не верю написанному, что тогда? Все равно надо начать с веры.
Возвращаясь к Милану. В первый же день я посетил церковь Св. Амвросия. В ней покоятся мощи святителя. А незадолго до этого я был в Сергиевом Посаде у мощей преподобного Сергия Радонежского. Тогда, в 1993, еще не было очереди. Сейчас, в 2004 году, попасть туда невозможно, не отстояв в очереди. В Милане народу в часовне мало: можно сказать, там почти всегда пусто. Горят свечи в разноцветных, преимущественно красных, пластиковых коробочках. Эти коробочки напомнили мне Версаль.
Потом мы пошли в пиццерию втроем: Альберто Саваре, Никола Коччиа и я. Братство христианское и общечеловеческое.
Затем надо рассказать об о. Андрее Удовенко: почему я пришел в эту общину. Может быть, сыграло роль совпадение: в том же помещении шли занятия с малышами, их вела Лидия Константиновна, ученица Владимира Протопопова, мужа Натальи Фаддеевны [старой прихожанки церкви Св. Людовика, знавшей еще о. Леопольда Брауна]. И вот Е.Т. сообщила, что там по воскресеньям собираются греко-католики. А я об этом что-то слышал от о. Виктора Данилова, когда тот приезжал в Москву и бывал у него [т.е. у о. Андрея Удовенко] (но я как-то слушал невнимательно).
Обязательно рассказать о спине о. Андрея [т.е. он, как и православные священники, служил спиной к народу]. О том, что он как раз в конце сентября [1993] поехал во Львов и получил инкардинацию у Любачивского. Рассказать предысторию.
Потом маленькая глава о 12 октября – последняя встреча с о. Александром
Хауке-Лиговским. Вечером того же дня собрание в Колледже (он тогда находился неподалеку от станции метро «Филевский парк»): были архиепископ Кондрусевич, епископ Верт, нунций [Коласуонно]. Я был еще под впечатлением событий вокруг Белого дома и сравнил сожженный [опаленный] Белый дом с значком доминиканского ордена (черно-белый) – истина или ложь – середины нет. Это была моя любимая тема и тогда, и теперь.
7.10.04. Придумал, как писать об о. Андрее. Надо взять шире: историю русского восточного католичества, от Вл. Соловьева, через его племянника о. Сергия Соловьева, Анну Ивановну Абрикосову и ее общину, в т.ч. о. Владимира Абрикосова, еп. Неве, Нору Николаевну [сестру Екатерину], к Марку Смирнову, о. Георгию Фридману, о. Рафаилу [Есипу], Андрею Георгиевичу [Махину] (вспомнить беседу с ним в поезде на пути в Вильнюс).
8.10.04. Неожиданный сюжет: о. Станислав Опеля. Первая встреча с ним (может быть, осенью 1992 - у дьякона Антонио Санти в офисе на Цветном бульваре). Потом - в октябре 1993 - доклад о. Опели в РАЕН: присутствовали Шрейдер и Ахутин (наверное, был и Хоружий, и Мусхелишвили, и Братусь, но они как-то не запомнились). Тема доклада - о смысле жизни. Суть моей реплики: смысл жизни - вопрос XVI века, когда решалась судьба Европы, когда общество было атомизировано. А как обстояло дело со смыслом жизни во времена Моисея или на Куликовской битве, когда человек ощущал себя частицей народа? Ахутин сказал, что я очень опасно рассуждаю. Т.е. движусь в опасном направлении.
9.10.04. Нунций. Может быть, так и назвать рассказ. 12 октября [1993], вечер. Нунций [Франческо Коласуонно], Верт, Кондрусевич. [Открытие нового учебного года в Колледже католической теологии им. Св. Фомы Аквинского]. А до этого [в тот же день] - о. Александр Хауке-Лиговский.
Сегодня видел Юрия Владимировича Тамойко. Впервые познакомился с ним в 1992 в Колледже. Вот так незаметно 12 лет прошло.
13.10.04. Может быть, описать встречу с Ивом Аманом в Париже в январе 1993? Сообщить, что до этого Ив Аман в статье в журнале Communio как-то пренебрежительно отозвался о русских католиках-неофитах, которые, не зная Евангелия, пытаются читать Фому Аквинского. Верно ли это противопоставление? Во-первых, имя Фомы носил [в доминиканском ордене] о. Владимир Абрикосов, а также терциарий Ю.А.Шрейдер. Фому переводил (и писал о нем в Философской Энциклопедии) С.С. Аверинцев. Фома-доминиканец - это флаг русского католичества. Колледж назван его именем. Какое может быть противопоставление? И что значит читать Евангелие?
Главная ошибка: Евангелие нельзя читать и понять вне церковной традиции.
Я спросил Ива Амана о лефевристах, популярны ли они во Франции. Он ответил, что все митинги правых (сторонников Ле Пена) начинаются с традиционной мессы.
По поводу коней: культ смерти («ад») у большевиков, культ денег («динарий») у капиталистов и культ войны («меч») у мусульман.
Конечно, одна из главных тем, которые вырисовываются, это lex orandi - lex credendi, имяборчество и полемика с ним, в связи с этим - отказ от масоретского прочтения Библии в пользу Вульгаты и Септуагинты и упор на традиционную рецепцию Библии христианскими апологетами и Отцами Церкви (начиная с Тертуллиана).
Еще неплохо бы рассказать о первой встрече с о. Леонидом; о том, как я поцеловал крест в Соборе Св. Марии Магдалины в Варшаве; о «Мемуарах» кардинала Миндсенти; о немецких книжках, в частности, об Альцоге [церковном историке]. О первой книге, прочитанной по-латыни: Евсевий Кесарийский «Церковная история» [в переводе, кажется, Валезия]. Вторая – Киприан Карфагенский. Потом – плохие переводы Киприана [изд. Киевской духовной академии, 1879]. В 1986 – опыт опровержения одного высказывания о. Иоанна Мейендорфа о Киприане (якобы, согласно Киприану, кафедра Петра есть всякая епископская кафедра, а не только Римская кафедра). Ничего не вышло [с публикацией] (хотя моя статья на эту тему понравилась Норе Николаевне: беседа об этой статье состоялась незадолго до смерти Н.Н., т.е. весной 1987). Аверинцеву тоже показывал эту статью, но он ничего не сказал.
+++
Сейчас я думаю, что здесь все не так просто, но: Евсевий цитирует Флавия (свидетельство Флавия о Христе); значит, «фальшивка» должна была быть сделана христианами в эпоху гонений – что маловероятно, ибо они не имели доступа к рукописям. Или другой вариант – что Евсевий сам автор «фальшивки» - но почему его не уличили? Вообще, гиперкритика очень нам навредила. То же, что касается Киприана. Он подчеркивает первенство Петра. На нем построена Церковь. Но в небесном Иерусалиме 12 ворот в честь 12 апостолов. В истории спасения главную роль играет Агнец: Он распечатывает книгу и Он же побеждает зверя и лжепророка; «Жена, облеченная в солнце», т.е. Богородица, и ангелы. Петр и иерархиеческая Церковь – это солнце, но в конце времен солнце помрачится. Также в спасении играет роль Иоанн Богослов – автор Апокалипсиса. И еще Дух, Невеста (Богородица), ангелы (в т.ч. архангел Михаил) и два свидетеля (может быть, Илия и Иоанн Богослов, или Илия и Моисей, или Илия и Енох), а также 144 тысячи евреев (обращенных). Никакого иного упоминания о Петре (разве что метафора «светильника» в Ефесской церкви указывает на безошибочность Папы).
Но этот светильник будет сдвинут из-за охладевшей любви. Никакого единства юрисдикции у 7 Церквей нет (сказано – к Филадельфийской церкви – только то, что удерживаешь, держи, пока приду, избавлю тебя от годины искушений, грядущих на вселенную). Т.е. она будет автономна до второго пришествия от Эфесской – «не наложу иного бремени». Отношение к николаитам – разное, что не мешает их [церквей] единству в семисвещнике. Думаю, что обращение евреев начнется сразу же после помрачения папской власти (т.е. когда «окончатся времена язычников»).
В целом Апокалипсис подчеркивает необходимость хранить веру, чтобы ее не растоптали кони [рыжий, вороной и бледный]. Не поддаваться на ложные знамения и чудеса Антихриста. Но новое надо включать: напр., чудеса Богородицы, «вечное Евангелие», «двух свидетелей», «песню 144 тысяч» и т.п., в т.ч. культ праведников, убиенных вторым, третьим и четвертым конями и при звере. Но канва должна быть прежней, т.к. Филадельфийская церковь сохранится в неизменности до второго пришествия Христа. Канва – это каноны, иконы, литургия, проскомидия. Все это должно остаться, но наполниться новым содержанием. Важно почитание ангелов, Девы Марии и Евхаристии, ибо, может быть, возвращение белого коня будет евхаристическое и тысячелетнее царство тоже. Ср. «где будет тело [Христово], там соберутся орлы». Эта тема разработана больше в католичестве. Также будет отнят удерживающий – это Папа. Т.о. в небесном Иерусалиме папство упразднится (как вообще все: останется только любовь). Папство играет служебную функцию. И дар безошибочности – для служения.
14.10.04. В поезде Москва-Волгоград. Аверинцев неправ, рассматривая библейский текст как ближневосточную литературу. Этот текст живет в христианском богослужении (например, в тридентской мессе) уже своей жизнью, может быть, он и создан для богослужения. Вот 1 воскресенье Адвента: Ad te levavi animam meam, in te confido, non erubescam, neque irrideant me inimici mei... Здесь должна звучать именно Вульгата, объединяющая три пласта: В.З. (евр. -> латынь), Н.З. (греч. -> латынь) и Codex juris [civilis]. Выработан метаязык, на котором писали от Плавта до Линнея (и до сих пор пишутся папские энциклики); и здесь, в этом языковом пространстве, "levavi" псалма сочетается с "levate capita vestra" Евангелия, читающегося в 1 воскресенье Адвента, и с levitas (легкость) средневековых комментаторов Аристотеля, и с levitatio мистиков (напр. Иосифа Копертинского). Слово-термин, слово-инвариант (и крылатое лат. [словосочение] culpa levis, которое находим, в частности, в текстах К. Маркса).
Греческий и иврит не могут играть этой роли, т.к. стали разговорными. Латынь - единственный поистине мертвый язык. Он умер, чтобы на нем можно было говорить о вещах бессмертных. Но велика и Септуагинта, и греческий Н.З., и восточные службы. И здесь церковнославянский - но он не имеет такой лапидарной точности, как латынь. Славянская Библия уступает Вульгате.
Хотя, безусловно, восточный обряд живет своей жизнью и питает душу (особенно дониконовский).
С ностальгией вспоминаю о переводах Noldin'a и Fuchs'a - это целая культура. Actus humanus и actus hominis... И эта культура осталась только у лефевристов. И когда я перевожу с латинского языка, я чувствую себя на месте, это - мое. И язык Фомы Аквинского мне нравится, особенно язык его комментариев к Аристотелю: какая чарующая ясность! Но, увы, отсутствие историософии [у Фомы], потому что в истории сложнее усмотреть порядок, чем в метафизике.
+++
В мире много тайн, и в Св. Писании много тайн, и в истории Церкви много тайн.
Вот Иисус посылает учеников на проповедь. Каковы результаты этой проповеди: ведь после этого Христа распинают. Значит, проповедь не дошла.
Вот Франциск посылает своих учеников (и сам едет) к мусульманам; ученики его едут в Китай, к монголам, на Кавказ. Ни одна из этих миссий не оказалась успешной по земным меркам.
Вот Максимилиан Кольбе едет в Японию, затем в Москву, молится на Красной площади, потом (после перестройки) и францисканцы едут в Россию, и опять видимого успеха нет.
И, наконец, вопрос Сталина: "Сколько у Папы дивизий?"
Но, обратившись к истории францисканского ордена в целом, мы видим, что есть успех в неуспехе.
Нас почитают мертвыми, но, вот, мы живы.
Дело в том, что так устроена мировая история, что победа у Христа будет лишь в конце времен. А в середине [времен] Жена убежала в пустыню и пребывала там 1260 дней. Так и зерно, брошенное в землю, некоторое время невидимо там лежит.
Но и как эта Жена, ныне скрывающаяся от дракона, когда-нибудь раздавит ему голову, так и францисканская проповедь будет в конце концов иметь успех.
"И кровью битвы насаждали
Нетленной истины цветы".

См. о конференции в Элисте по случаю 10-летия францисканского прихода: http://www.francis.ru/news/news.php?news=1098443998
20.10.04. Лекция 24 октября. 4 типа идеологий. Философия и идеология. Дальше: о специфике христианской философии. Но сегодня вводная. Аркадий Бухов: фельетон ["Таня и Татьяна" "Почему Татьяна вышла замуж за генерала?" Рискуя быть смешным, все же позволю себе социологический анализ. Венец и моногамный брак; нерасторжимый de jure. И Пушкин под венцом с Н.Н. Священник ведет [их]: "Господи, Боже наш, славою и честию венчай я". "Исайя, ликуй!" "Живота просиша у Тебе, и дал еси им..." Никому в голову не приходило, например, отдать Татьяну Онегину в наложницы, или выдать Татьяну за мужика, или чтобы Онегин женился на Татьяне и Ольге [одновременно], или чтобы Ленский просто дал Онегину в морду. Татьяна, могла, впрочем, изменить мужу с Онегиным, но она и этого не сделала, и об этом Пушкинская речь Достоевского. Татьяна не исключение. Панорама, предложенная Л. Толстым в "Войне и мире", подтверждает все детали той эпохи. Можно видеть, конечно, что та цивилизация клонилась к закату. Но, в целом, до заката было еще далеко. Это было еще живое дерево, способное противостать самому Наполеону. Такого мы больше не увидим. Если христианству суждено будет еще раз расцвести в этом мире, то это будет уже другой мир - умерший и воскресший.
Интересно, что в Древнем Израиле, в Монгольской империи, в Карфагене тоже жили люди, любили, женились, выходили замуж. Но нигде нет такой поэмы, как "Евгений Онегин", где были бы описания природы, лиц... Поль Валери (согласно Георгию Иванову) говорил о трех чудесах: Древная Греция, Флоренция гуманистов и Россия XIX века. [Эту цитату я не нашел, не исключаю, что Георгий Иванов мог что-то перепутать]. 
Благодаря литературе мы можем понять, как это было, что представляет собой христианская культура в ее бытовых, политических, идеологических особенностях. И видна гармония, в которой, благодаря христианской цивилизации, пребывали человек и природа.
"Вишневый сад" - разрушение этой гармонии.
Потом уже - "Котлован" Платонова.
И отношения между людьми уподобляются природе. Любовь, описанная Пушкиным. Буря - весной хорошо, осенью - плохо.
Характерные признаки христианской цивилизации. Их нельзя выявить, анализируя соль [т.е. христианское вероучение]. Ибо нельзя есть одну соль. Т.е. чтение житий святых не даст нам [адекватного] представления о христианской цивилизации. Надо читать Пушкина, Толстого, Гоголя, Тютчева, Чехова. Короче, классику. Можно и западную, но там все более схематично. Хотя можно, например английскую - Диккенса, Голсуорси, кое-что видно даже из пародий, таких как "Дон Кихот" или "Приключения бравого солдата Швейка". Только надо обращать внимание на мельчайшие детали.
Семья. Христианская семья. Святость брака и деторождения. Уважение к женщине и детям. Иное отношение к рабам и слугам, чем в других цивилизациях.
21.10.04. Пушкин о необходимости рефлексии: "Как пьяный путник на ночлеге/Или нежней, как мотылек, в весенний впившийся цветок". [Не надо таким быть].
Истина -> добро -> красота.
Красота - сияние истины. Она обязательно сопровождает истину, и истина узнается по этому сиянию. Красота природы - от Бога, красота в искусстве - от христианства, где полнота истины. Вот почему важен и Боттичелли, и Данте, и Моцарт, и Пушкин.
25.10.04. Лекция 21 ноября. Между случайностью и необходимостью.
К теории символов. Вернемся к прошлой лекции. Соссюр и Бенвенист. Зеленый и красный [сигналы светофора]. Tu l'as voulu, Georges Dandin [Эту фразу Пушкин навязчиво повторял перед дуэлью с Дантесом]. И далее о символах. Знак, знамение. Semeion. Signum. Быт., Откр. Знамение на небе. Для знамений. Радуга. "Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения". Константин: "In hoc signo vinces". Контингентность. Метки. Как указатели на дороге, которые можно проигнорировать [но лучше этого не делать]. "Сапфировый крест". Отец Браун оставлял знаки: соль и сахар поменял местами и т.п. Может быть, Бог дает нам знаки, а мы не видим. Погоду умеете узнавать, а знамения времен не различаете. Обязательно Цицерон "О природе богов": "Ne aegri quidem omnes convalescunt iccirco ars nulla medicina est? Signa ostenduntur a diis rerum futurarum, in his si qui erraverunt non deorum natura, sed hominum conjectura peccavit" (Не все больные выздоравливают, но разве мы из-за этого отрицаем медицину? Знамения будущих событий являемы бывают от богов, и если кто ошибся в их истолковании, то виновна в том не природа богов, а недогадливость людей).
Вспомнить о Галине Александровне П. Балерина, верующая, интеллигентная, «из бывших». Считала меня «своим». Жаловалась на грубость невестки.

Киев. То, что произошло там в первых числах мая 1975 г., до конца еще не прояснилось. Нужно очень много терпения.
То же самое касается Сигулды 1977 года. Может быть, убрать эти эпизоды? Но как-то жалко. А чем заменить?
Эпизоды надо вынашивать. Может быть, идти вперед. Например, рассказать о радио [«Мария»], об о. Ярославе [Полачеке].
Рассказ «Балерина»
Рассказ «Волгоград-Волжский»
Что подчеркнуть в рассказе «Балерина»: несчастную судьбу верующей, красивой, доброй, интеллигентной женщины.
Что подчеркнуть в рассказе «Волгоград-Волжский»? Мысль одна: жениться? Но почувствовал, что нет воли Божией. И затем в беседе с о. Саввой [Остапенко] это подтвердилось.
Думаю, что это более важные эпизоды, чем Киев I и Сигулда (Савва Варяжцев). Главное, в них есть завершенность, а в «Киеве» и «Сигулде» рассказ как будто прерывается на полуслове. Может быть, к этим сюжетам я вернусь позднее? Странно, что я был когда-то наполнен этим. Теперь я охотнее посетил бы католический храм в Киеве, например в Святошино. А в Сигулде тоже постарался бы разыскать какой-нибудь храм. И вообще, без воли Божией я бы не хотел ни знакомиться, ни читать, ни путешествовать. Сейчас воля Божия, как я ее понимаю, - это писать, переводить, общаться с теми, с кем надо (лефевристы, катехизаторы, францисканцы). Может быть, судьба забросит и в Латвию, может быть, даже и в Сигулду. Может быть, забросит и в Киев. Тогда я вернусь к этим сюжетам. Или другой вариант: встреча, что тоже маловероятно, особенно с Саввой [Варяжцевым]. Более того, встреча не всегда дает ту информацию, которую я хочу получить, ибо я не могу задавать вопросы, а должен только слушать.
Надо готовиться к рассказу Минск-III. Митрополит Филарет. Очень сложный образ. Но надо попробовать. Очень осторожно. Заславль. Лицей Григория Паламы. Инна Тадеушевна. Римма Геннадьевна. Начал первый вариант воспоминаний. И главное: что из всего этого вышло?
26.10.04. Почему Бог попустил репрессии ХХ века? За ту чепуху, что люди говорили и писали на протяжении XIX – нач. ХХ века. Если бы вы не знали, то не имели бы греха. Но как говорите, что знаете, то грех ваш на вас остается. То, о чем писал Ф. Шид. Ландшафт должен быть истинным: Бог, дьявол, ад, рай. Какой ландшафт был у летчицы Марии Нестеренко? Капитализм, коммунизм, Сталин, Гитлер. Она не могла оценить события правильно.
Касательно «Радио Мария». Рассказать, как появилась эта инициатива. Первое интервью с о. Андреем Удовенко в больнице [конец декабря 1993]. О семье. Вторая передача. Дивеево [6 января 1994]. Сделали замечание [что я записываю монастырское пение на диктофон]. Интервью с матерью Домникой. Она была возмущена тем, что Кашпировского избрали в Думу. Говорила: скоро конец. Не советовала Саре Нумико [итальянской студентке, с которой мы вместе посетили Дивеево 11 сентября 1993] выходить замуж. Это интервью прокомментировал о. Андрей [Удовенко]. Сказал: мать Домника просто очень старая, потому ей и мерещится конец света [проекция]. Психологический комментарий. Были и другие передачи, например, приуроченная к 9 февраля, т.е. к празднику перенесения мощей св. Иоанна Златоуста. И разговор с о. Андреем Удовенко о том, как Папа Иннокентий I заступился за святителя.
Однако дон Бернардо совершенно не разбирался в людях и нашел для «Радио Мария» сотрудницу, которая, хотя и была профессионалом, оказалась совершенно неверующей. Так что из этой затеи ничего не вышло. Радио проработало полгода, и та сотрудница ушла и размагнитила все записи. Т.о. архив не сохранился. Это показало мне, что с доном Бернардо трудно работать. Он был [по земным меркам] не от мира сего. Но Бог использовал его в качестве орудия, ибо он был искренен. Теперь мне послали еще таких же: о. Альфонсо, о. Майкла. Но у меня уже есть опыт.
Касательно радиопередачи в субботу. Тема "Бог". Начать с этимологии и определения. Бог есть Сущий. Абсолют. Значит, нет относительности. Потом о философах и ученых, отрицавших Бога. Например, Маркс, Фрейд, Ницше. Отдельно о деистах: Кант, Вольтер. Отдельно о Гегеле. Ученые о Боге: Гейзенберг, Бор, Эйнштейн, Пастер, Павлов, Дарвин, Галилей, Декарт.
27. 10. 04. Есть идеи, которые радикально меняют нашу жизнь. Это идея Бога. Она меняет и наше отношение к людям. Из временного оно становится вечным. Об этом хорошо у Расина в «Федре» и у О. Мандельштама («Нам остается только имя/ Чудесный звук на долгий срок»). Можно посмотреть иначе и на историю (sub specie aeternitatis). Неправота марксизма.
Из Расина: Ариния и Ипполит
«Их страсть взаимная чиста, и перед ней –
Бескрайняя чреда незамутненных дней

Разлука им грозит, уже близка беда,
Но все же связаны их судьбы навсегда».

Павел Рычагов и Мария Нестеренко. Герой Советского союза генерал-лейтенант авиации Павел Рычагов. Ему только-только исполнилось 30 лет.
Аркадий Ваксберг. «Тайна октября 1941».
И еще: в трудную минуту есть к кому обратиться. [Пример:] «Белая гвардия». Елена Турбина.
На это вы возразите: «Блажен, кто верует».
Потом Фома Аквинский, пять доказательств. «Мастер и Маргарита»: седьмое доказательство.
Наконец, Бог необходим для достоинства: «Взгляните на икающего безбожника: он рассредоточен и темнолик, он мучается и он безобразен» (Венедикт Ерофеев).

«Ах! Умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоняя,
С усердием перекрестит меня
И шепотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы…»

[Пушкин] Сон, 1816

«Но есть, есть Божий суд, наперсники разврата,
Есть грозный Судия: Он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли, и дела Он знает наперед».

Еще к передаче: атеист может выглядеть смелее верующего (эта смелость от незнания истинной опасности): Сергей Львов и Сергей Аверинцев.
30.10.04. О. Ярослав Полачек. Сидел в тюрьме [в Чехословакии, при коммунистах]. Жаловался на плохое отношение к нему в Москве (его покусала собака, сторожившая храм Непорочного Зачатия). Ходил к нунцию спрашивать разрешения [служить по восточному обряду в общине о. Андрея Удовенко]. Не посоветовал мне иметь дела с лефевристами. Положительно оценил общину о. Андрея (это будущее Церкви). Проповедь о блудном сыне: "Но не любил отца" [тот сын, который остался].
Момент узнавания. На конференции по вопросам семьи в Библиотеке иностранной литературы (весной 1993) я встретил о. Ярослава, и он при мне купил книгу Гоголя «Духовная проза». Спустя год я читал лекцию для членов общины о. Андрея [это было на квартире о. Андрея ок. метро «Академическая»] и процитировал из этой книги фрагмент, в котором Гоголь сравнивал священника западной церкви со священником церкви восточной. Когда я прочел описание священника восточной церкви, все единодушно сказали: «Да это же о. Ярослав!»

Лекция для аспирантов.
[Аспиранты спрашивают, каков] сухой остаток. Две возможности. Либо я говорил не то, из чего можно выделить его (сухой остаток), либо они сами не выделили. Усвоение желудком пищи. Болезнь (не усваивает). При холере! Жидкость тоже нужна. Жажда (см. Экзюпери [«Маленький принц»]).
Что это за пища, которой я их кормил? Душа питается логосами, т.е. идеями, смыслами. Не хлебом единым жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Но как это – питаться словами? Пища непривычная. И вопрос так никто еще в их жизни не ставил.
Итак, где проблема? Во мне или в них?
Ивано-Франковск – 1994. Епископ Ириней Билик. Одесса – 1994. О. Тадеуш Хоппе. Минск – 1994. Митрополит Филарет. Ивано-Франковск – 1995. О. Иосиф Данилович. Коломыя – 1994. Епископ Павел Василик.
1.11.04. Хотелось бы вспомнить характерный эпизод, который бы дал изюминку рассказу о Минске. Наверное, вот какой. Я стал писать первые мемуары и писал их в гостинице. Поводом послужило чтение русского перевода дневника Св. Фаустины Ковальской. Это чтение примирило меня с Папой Иоанном Павлом II.
Что касается Одессы. Только о. Тадеуш. Служил лицом к алтарю; но это не производило того впечатления, которое производит служба о. Вернера. Это было ни то, ни сё.
Ивано-Франковск. Епископ Ириней. Поразил собор греко-католический. Народность веры. Там коммунизм не пройдет.
Коломыя. Почти ничего не увидел, кроме епископской резиденции. Темно. Но мы были вдвоем с Алексеем Баранниковым. [Епископ Павел Василик] дал немного денег. Благословил.
О. Иосиф. Монастырь василиан за вокзалом.
Из поездки с доном Бернардо вспомню погружение в купель в ЖЖ Лурде.
Сестры Матери Терезы. Детский садик. О. Анджей Белят. К осени первые терциарии. Квартира на Страстном бульваре. Ветхозаветное чтение о Неемане (это было летом-осенью 1994) – когда прибыл [из Польши] брат Стефан.
События в Буденновске 14-19 июня 1995. Я был тогда в «Гайдаровце». Читал св. Игнатия Лойолу. Я стал исцеляться от слабостей. Постепенно. А началось все с погружения в купель [в Лурде].
Январь 1996. О. Корнелий. Новый свет.
Я со своими духовными поисками был песчинкой, занесенной в водоворот борьбы. Дьявол ведет борьбу с «прочими от семени Ее, соблюдающими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа». Т.е. с идейными противниками. Идет страшная война. Поэтому помрачился лик Церкви. Странно, зачем выпущены кони – но это и есть река, которую выпустил дракон, чтобы уничтожить жену. Т.е. кони [кроме белого] – это тоже символическое описание действий дракона.
2.11.04. Саша Г. Пригласил к своим друзьям [это было в начале сентября 1974]. Читали «Архипелаг ГУЛАГ» и статью Горького против антисемитизма. Я был под большим впечатлением и [спустя несколько дней] стал агитировать своих гостей присоединиться. Это было настолько нелепо и опасно, что Е., присутствовавшая среди гостей (а может быть, С. Х.), при первой возможности предупредила Борю Н. (приятеля Саши Г.), что Л[упандин] болтает лишнее. Естественно, меня после этого никуда не приглашали. Я, спустя несколько месяцев, узнав подробности, обиделся на Е. (хотя сейчас понимаю, что напрасно). Такова была тень КГБ.
2. Толя Н[икулин]. Увидев крест [у меня на шее] возмутился (ты же некрещеный, зачем носишь?). Принес книгу Н.Н. Яковлева «1 августа 1914 года». Ира сказала про Толю, что он плохой человек (хотя видела его только один раз и то мельком). Как же народ чувствует… Потом рассказ Толи о случае на экономическом факультете с баптистом («все баптисты – агенты американской разведки»).
3. Оля Б. – дочь начальника (?) концлагеря. [Ее рассказ о] самоубийстве студентки химфака, полюбившей студента-венгра (нельзя было это делать?). Я Оле Б. сказал: попрошу в моем присутствии о Сахарове плохо не говорить (это было зимой 1981/1982). Надо сказать, подействовало. Но вообще обстановка нагнеталась. Н.Н. сунули гвоздь [подслушивающее устройство?]. Потом арест о. Владимира Никифорова (и об этом в книге того же Н.Н. Яковлева «ЦРУ против СССР»).
И везде евреи – закваска диссидентского движения.
А сейчас?
Но, оказывается, эта организация действовала и в Церкви.
Как говорил митрополит Иосиф, от сатаны открестишься и отмолишься, а от КГБ не открестишься и не отмолишься.
Случайно, или нет, что Витя С. пошел в КГБ? Мы подрались в пятом классе из-за Е. Но потом он как-то стих. Видимо, сосредоточился на учебе. Еще помню, что Т.Э. устроила классное собрание по поводу антисемитских выходок С. в отношении Марины Пакшвер.
Но об этом писать еще рано. Может быть, только в тетради.
Итак, первая встреча с тенью КГБ – это собрание у «Димозавра» на Профсоюзной (был Саша Г. и Аня – может быть, и Костя А.?) – к ним примыкал и Боря Н. Был ли у меня тогда С.Х.? Может быть, он сказал, а не Е.? Главное, кто-то сказал. Те испугались. Ситуация, как с Оводом. Тайна против тайны.
Мы, конечно, слышали о стукачах. И это был материал для стукача: «Архипелаг ГУЛАГ» и т.п. К счастью, эти собрания прекратились. Может быть, они и созывались для того, чтобы обольстить Аню? И для того, чтобы потешить самолюбие [участников]. А органам только это и надо.
То же самое касательно еврейских активистов. В т.ч. и Цукермана.
Но потом я так увлекся религией, что совершенно забросил политику. Кроме: Володя Р. Человек, побывавший т а м, он приобрел опыт. Следили ли за ним? Но он давал книги, впрочем, не самые запрещенные, но около того. Также и Алик (Альберт) Соболев – как выяснилось – Андрею Кураеву, только не в 1975, а в 1981.
5.11.04. Ведь что-то я говорил в Минске. Какое впечатление произвел митрополит Филарет? Солидность. Уверенность в себе. И вместе с тем этот человек влиял на политику Ватикана (Люстиже: отклонения от регламента, 1989). Больше Люстиже не приезжает. И других евреев в курии нет [в 2004, когда писались эти строки, Люстиже еще был жив]. Но Люстиже – личность. Младенец Гавриил. Вообще, евреи бывают очень неудобными. Кротов…Ходорковский. Но в них есть тайна. Ратисбоны. Главное, они хорошо чувствуют историю. Странно, что евреи обратятся в Филадельфийскую церковь. Выберут лучшую. В общем, встретил дипломата высокого уровня. В том же году [1994], в сентябре, другого дипломата – нунция Франческо Коласуонно и его секретаря о. Ивана Юрковича – ныне архиепископ и нунций в РФ.
Из выступлений. Римма Геннадьевна сказала, что я страстный, но страстность свою удерживаю логикой. Инна Тадеушевна – знал ли Христос квантовую механику? Этот вопрос прозвучал в Заславле, в лицее Св. Григория Паламы.
7.11.04. Был у о. Леонида. Он говорит, что я на месте. Думал о конфликте еп. Феодора Текучева с наместником о. Гавриилом. Какая это трагедия! Вечером в Доме Марии. Пророчество о Папе (приписывается падре Пио в пересказе сестер из Кракова – монастырь, где подвизалась св. Фаустина) – 2005 г. Что ж, осталось недолго.
8.11.04. Невольно вспоминаю события 26-летней давности. Знакомство с о. Георгием. Тогда Г.Д. – импозантный мужчина. Шляпа, серебряный перстень с мальтийским крестом. Только в Калмыкии я понял, как это было нужно. Нам предстоит еще большое покаяние. Но из Сардийской церкви выходить не надо. Там есть люди в белых одеждах, которые достойны (о. Леонид). Там Св. Дары. Но и много тяжелого, связанного с историческими грехами (их так много накопилось, но мы за них не в ответе, и они есть у каждой церкви). Что, собственно, произошло 8 ноября 1978 г.? Я познакомился с Г.Д. Думаю, что он научил меня многим полезным вещам. О части из них я уже рассказал…

9.11.04. Г.Д., конечно, создал что-то вроде подпольной организации; у него была связь с Польшей: все это было хорошо законспирировано. Сейчас общение стало более поверхностным. Почему его не посадили? Потому что репрессии не были массовыми, а таких людей, как Г.Д., было слишком много. Так что дело вовсе не в конспирации. Органы должны были обосновать каждый арест перед партией (так до ноября 1982, т.е. до смерти Брежнева). Потом, в принципе, могли и посадить. Вплоть до 1985 был беспредел (но, к счастью, кратковременный). И все-таки о каждом аресте становилось известно. Это настораживало органы, и они изменили тактику. Но что изменилось со времен Г.Д.? Появились русские католики, в т.ч. молодые. Здесь огромная заслуга Колледжа. В СПб и других городах этого не произошло. Там католики не слышны. Г.Д. тоже тихо доживает свои дни. Единственная инициатива: прославление Анны Ивановны Абрикосовой – это о. Бронислав Чаплицкий, Павел Парфентьев. Но ничего не добавили, кроме воспоминаний Софьи Владиславовны. И никаких концепций. Поражаюсь узкому кругу специалистов по теме «Наука и религия». В Кемерово ссылка на мою статью в журнале «Общественные науки», № 6, 1990, с. 181-191. Теперь я считаю ее слабой. Хотел кого-то удивить. Но на том этапе она была, по-видимому, необходима. Спросить у Гаврюшина, где сейчас Хлесткин.
10.11.04. В статье (главе) «Митрополит Филарет» отметить: сам факт приезда в Минск. Григорий Анатольевич Довгялло. Организация в Минске ЕГУ и богословского факультета. Время – конец мая [1994 г.]. Еще не было Кирилло-Мефодиевских чтений (они появились на следующий год). С похвалой о Мене и несколько неодобрительно о Люстиже. Младенец Гавриил – в Белостоке, но входит в Собор белорусских святых. Я обратил внимание на младенца в белом на иконе (а часовня, т.е. домовый храм в Резиденции – в честь Всех белорусских святых). Заславль – лицей Св. Григория Паламы.
Потом глава «Зосимова пустынь». Здесь рассказать и о «Гайдаровце». Нет. Должна быть отдельная глава «Гайдаровец».
Дети из детского дома. Шахматы. Местоположение. Мемуары Миндсенти. Лекции для Колледжа. Статья о движении: «напевная» (выражение Печенкина), без библиографии.
Снова о. Александр [Хауке-Лиговский].
Время: 12 октября [1993 г.]. Место: квартира Ани Годинер. Реплика: дон Бернардо. Цель – Киев. Больше не увидел. В тот же день: начало учебного года в Колледже. Улица Кастанаевская (неподалеку от станции метро «Филевский парк»). Нунций Коласуонно. Верт. Заказ от Кондрусевича на доклад в честь 15-летия понтификата [Папы Иоанна Павла II]. (16 октября 1993. Папа в этот день принял Солженицына).
Итак: Зосимова пустынь. Впервые: зимой 1993-1994. Оттуда в Дивеево и обратно. Читал: «Невидимую брань». Писал: «Оккультизм и политика» для С.Г. Кара-Мурзы. Ныне деятель КПРФ. Лыжи. Яша Геллер. Проиграл ему в шахматы. Знак от Бога.
Зосимова пустынь – 2
Лекции: которые в Интернете. Первые воспоминания (начал уже в Минске под влиянием книги Фаустины Ковальской «Милосердие Божие в моей душе»). До этого 15 лет раздумий: что означал визит к Марку [Элькинду] 30 августа [1978 г.]. И вот ответ: это была благодать Божия, Его милосердие ко мне. Думаю, что экземпляр хранится у о. Сергея Голованова. Но я пообещал не публиковать его, так как там слишком много личного.
Одесса – 1994
О. Тадеуш Хоппе. До него: Леони. Город матери. Болезненные роды. Страдание бабушки. Оккупация. Священник в школе.
Ивано-Франковск 1994
Еп. Ириней, Алексей Баранников, Андрей Зверев.
Коломыя
Когда-то блаженный Карл Австрийский бывал в этом городе. Потом епископ Павел Василик. Познакомился с ним еще в Ленинграде в 1980. Он мне не верит. Письмо к нему от о. Георгия Фридмана с просьбой об инкардинации. Не дал. Юрисдикция ограничена епархией. Это строго. Наверное, такой приказ из Ватикана. Не распространять восточный обряд за пределы Украины. Тем более, это уже другое государство.
Времена митрополита Андрея Шептицкого кончились. Украина потеряла интерес к России.
О. Иосиф Данилович. Он – добрый. Вера – одна. Исповедует подолгу. Чудаковат. Добр. Говорит [по-русски] без акцента. О нем статью написал в газете «Свет Евангелия». Читали ее в Самаре в католическом храме в начале июля 1996 г. Странно, что эту статью не хотели печатать. Это был мой дебют в «Свете Евангелия».
Журнал «Theologia». Там 3 статьи. Последняя вышла в 1997 (весной) - «Метафизика таинства покаяния». Привез ее в Минск в мае 1997. Тут о. Александр из Словакии рассказал о геноциде сербов в 1941. Также статья Н.С. Трубецкого: всякий переход из церкви в церковь есть протестантизм.
Семь звезд в руке Иисуса Христа – что это? А тут еще проповедь о. Иоанна Крестьянкина (брошюра, купленная в храме Св. Татьяны). Плюс визит в Суздаль. Впрочем, там все было сложнее. Старообрядчество вмешалось. И вот я оказался между четырех церквей: двух новообрядческих и двух старообрядческих. И понял, что ходу мне нет: возвращайся, откуда пришел. Крещение. И эта мысль особенно ярко – 16 февраля 1997 в воскресной школе (день св. Николая Японского) и 18 февраля – когда поехал к Веронике [Вильямс] в Тверь на автобусе. А 3 марта (4 марта?) – уже решение принято. По возвращении из аэропорта Шереметьево (на автобусе ехал).
Теперь осталось заполнить пробел между январем 1995 и мартом 1997.
1. Лурд и второй Гайдаровец
2. О. Корнелий
3. Рим (Елизавета [Зеленски])
4. Самара
5. Евпатория (турки)
6. Селигер
7. Чикаго (Лариса [Петропавловская])
8. О. Майкл Скрин
9. Ростов-на-Дону. Сергей Алексеевич Шпагин.
10. Вероника Вильямс (Mothers Prayers)
Если начать сначала. Тогда Одесса (времен оккупации). Одесса и оккупация.
Марьянская – станица – Краснодарский край. Иван Михайлович Шаталов. Павел Карагода. Похороны Кеннеди. Александр Борисович Галицкий.
Марина Викторовна Пакшвер. Владимир Бернардович Пакшвер. Елена и Гидон Кремеры. Пианист Дмитрий Башкиров. Светлана Виноградова. Богимово. Благовещенский собор, Харьков. Ясная Поляна. Спасское-Лутовиново. Надежда Андреевна Якубова. Мария Якубова. Аркадий Петрович Гайдар. Николай Николаевич Носов. Мурзилка. Е.Э.Н. Татьяна Эдуардовна Голанджан. Аида Сергеевна Кохреидзе. Сергей Насибов. Рита Самойловна Раппопорт. «Семья Опперман». «Дневник Анны Франк». E. Schnabel. «Spur eines Kindes». A.P. Stanley. «Historical Memorials of Canterbury».


12.11.04. Итак, в Минске, в конце мая 1994, я начал писать первые воспоминания. Они были связаны с осознанием того, что именно произошло со мной 30 августа 1978 г. в Ленинграде, в квартире Марка Элькинда на ул. Васи Алексеева. Ведь, с точки зрения православного человека, здесь был огромный риск. Но на самом деле это был замечательный прорыв. Ведь меня всего обложили со всех сторон. И тут неожиданный ход, поставивший в тупик преследователей. Потом меня там обложили модернисты. А я – к о. Вернеру!
Что удалось уточнить? Пианиста звали Дмитрий Башкиров. Чехов в Богимово – все точно. Владимир Бернардович Пакшвер – действительно был крупный инженер. Еще посмотреть Стоколова и Эдель. В. Рокитянский? Мандельштам и Саматиха. Герман Гессе и Аверинцев. Стеблюченко и Текучев. Владимир Карлович Петерсон. Анатолий Никулин? Ж. Забара? Г. Курская? Дом-музей Булгакова. Тарковский «Зеркало». Михаил Захарьевич Рудаков. Светлана Островская. Борис Гордон. «Египетская марка» Мандельштама. Илюшины. Троице-Сергиева лавра. Мураново. Печоры. О. Иоанн Крестьянкин. Марк Элькинд? О. Г. Фридман? Н.Н. Рубашова? И.И. Софроницкая? О. Константин Соколов. Храм Ильи Пророка в Черкизово. Алексей Хлебалин. Константин Глаголев. Зульфия Тажуризина. Пермь (собор, о. Владимир [Жохов]). Лиепая. Арвид Криевиньш. Файенца. Рига. Женский монастырь. Сигулда. Савва Варяжцев. Елгава. О. Таврион. О. Савва. Глазов. Бабиченко. Баптисты в Москве. Historical Memorials of Canterbury. Hugh Clapperton. Фаустина Ковальская. Владимир Соловьев. Сергей Соловьев.
13.11.04. В Интернете посмотреть: Марьянская и оккупация. Шапиро и Астауров. Снежневский. Наверное, надо вспомнить мое выступление в честь 15-летия понтификата Папы [Иоанна Павла II] (в храме Св. Людовика). Генрих Урбанович похвалил. Позже о. Андрей Белят говорил, что кому-то это мое выступление не понравилось. В январе 1994 состоялся разговор с доном Бернардо по поводу моих лекций для Колледжа. Из них убрали упоминания об [архиепископе] Лефевре. Хотя это было нелогично, т.к. сама идея возрождения схоластики предполагала пересмотр отношения к Лефевру и к II Ватиканскому собору.
[Мысль пошла в другом направлении]. Как объяснить тяготение евреев к старообрядчеству? Элитарность. Разочарование. Эсхатологичность. Антисемитизм свойствен пассионарным структурам. Старообрядцы сейчас частично утратили пассионарность. Их так мало, что они более не интересуют гонителей. И поэтому там покой. Но Христос в руке Своей держит не одну звезду, а семь. Значит, и оставаясь в РПЦ, я пребываю в руке Христа. Но у каждой Церкви свои проблемы, и о них сказано в посланиях к семи церквям. Тяготение старообрядцев и лефевристов к книгам, к философии. Собственно говоря, только там и можно заниматься философией.
16.11.04. Тулуза. Вспомнить о книге Лакордера [«Жизнь св. Доминика»]. Вчера был визит кардинала Пупара. Все ближе и ближе…
О. Сергий Голованов
Коломыя
Могилев-Подольск. 40 минут у поезда. Украинский пограничник. Спросил, куда я еду. Узнал, что поступать в греко-католическую семинарию – пропустил [речь идет о событиях сентября 1994: я ехал из Москвы в Ивано-Франковск и у меня еще не было вкладыша о российском гражданстве].
Татьяна Петровна. ОБЖ. [Татьяна Петровна – классный руководитель Али, старшей дочери. В 1994-1996 я, по просьбе Т.П., на уроках ОБЖ рассказывал детям о религии].
Одесса. О. Тадеуш Хоппе. Храм Св. Апостола Петра. Ул. Халтурина [ныне Гаванная].
Епископ Ириней Билик
О. Иосиф Данилович
Марсель. Василий Иванович Белов. «Все впереди».
Фрэнк Шид. Богословие и здравый смысл.
Профессореса Адзарро
Елизавета Зеленски
Евпатория, Штормовое
О. Корнелий Дохерти
Самара. Католический приход Пресвятого Сердца Иисуса. Гарабандал.
Нилова пустынь. Озеро Селигер.
Обязательно навести справки. Ауце. Лиепая. Кулдига (также в латинице). О. Виктор Пентюшс. Психиатрическая больница в Лиепае. Загарино? Барыш? Савва Варяжцев? Ростовский университет: Шпагин Сергей Алексеевич.
Музей часов и шпалер в Московском Кремле (в звоннице колокольни Ивана Великого) был открыт в 1970 г.
Глазов. Пермь.
17.11.04. Архиепископ Макариос [III, президент Республики Кипр]. Часы и шпалеры. Успенский собор Московского кремля. Коля Микола. Юрий Нагибин. Сергей Насибов. Александр Корчак. Троицк, Гена Фридман.
Доволен результатами [поиска в Интернете]. 6 июня 1971 – визит архиепископа Макариоса в Москву. Может быть, узнали об этом [Аида Сергеевна Кохреидзе, директор Музея часов и шпалер Московского Кремля, показывала Кремль архиепископу Макариосу] в сентябре 1971, когда начался второй год занятий [в историческом кружке при Московском Кремле], а может быть, в июне 1971 по горячим следам. Тогда выяснится, что Мандельштама [стихотворение «Успенский собор»] я читал в марте 1971.
Визит к Корчакам можно вспомнить, но лишь как факт. То же и о Сергее Насибове [сын Аиды Сергеевны, впоследствии киноактер]. Последний раз мы виделись с А.С. осенью (в ноябре?) 1978. Я сказал, что обратился в католичество (и был не понят). Мои учителя (и Тамара Александровна [Притыкина] тоже) не понимали ничего в моей духовной жизни. Это «особый жанр».
Архиепископ Макариос, может быть, был бы более внимателен. Но он был политиком, а не духовником. Но все же он архиепископ. И, по-видимому, честный человек. На Аиду Сергеевну произвел большое впечатление. Внушителен. Наверное, такой же, как митрополит Филарет (экзарх Белоруссии).
Вчера был епископ Б., секретарь кардинала Фоли (Foley). А еще круг сомкнулся в Элисте, когда я встретил сестер из Лорето (Польша). Может быть, это знак, что не надо больше путешествовать или что познавательный момент путешествий закончился. Или что я больше не буду ездить по делам обновленцев. Так что знакомство с Аидой Сергеевной открыло мне мир православия: начиная с рассказа о встрече Владимирской иконы в 1395 г. и до рассказа о визите в Кремль архиепископа Макариоса. Огромное (по тем временам) количество религиозной информации, поданной в приемлемой для интеллигента оболочке культуры. Плюс фильм «Андрей Рублев». Конечно, этого было мало для спасения души. Необходимо было научиться духовной брани. Теперь я с ностальгией вспоминаю эти первые лучи света.
Но надо переходить к другим темам. Лиепая. Кулдига.
Старый Крым. Саматиха, психиатрическая больница. Герман Гессе. Аверинцев и Гессе. Киев. Владимирский собор. Дом-музей Булгакова. Киевский метрополитен?
Тбилиси. Могила Грибоедова. Музей Пиросмани. Тбилисское метро.
Black Beauty. Anne Sewell. Посмотреть, есть ли переводы А. Грина на англ. яз.
Московская хоральная синагога. Мережковский, «Грядущий хам», «Гоголь и чорт». Симхат тора.
Притыкина Тамара Александровна. Jerome Salinger, “The Catcher in the Rye”. Джером Сэлинджер, «Над пропастью во ржи». Малый Вузовский переулок. Баптисты. «Наука и религия». Сухуми. Кафедральный собор.
19.11.04. На докладе Ольги Сигизмундовны [Поповой]. [Пришла в голову мысль:] Империя Антихриста имеет исторический аналог: Римская империя времен гонений на христиан (т.е. до 313 г.) и современный мир. 1000-летнее царство праведников тоже должно иметь исторический аналог: и это Византийская империя. Третий Завет. Это видно из анализа византийского искусства и литературы (там время остановилось: духовная жизнь достигает огромной напряженности; символизм, «многозначительность» [термин Ольги Сигизмундовны] – это будут черты грядущего 1000-летнего царства). Мы должны, несмотря на гонения, помнить, что христианство еще здесь, на земле, ожидает славное будущее: «цивилизация любви» (как сказал Поль Пупар), хотя путь к нему лежит через страдание, которое «перемешивает тесто, чтобы закваска проникла во все уголки в равной степени». Adveniat regnum tuum.
23.11.04. Был в издательстве «Посев». Отправил в Смоленск то, что наработал за два года. Теперь надо продолжать: об о. Иосифе Даниловиче, о Коломые. И так переходить в 1995 г.
24.11.04. А сейчас думаю дополнить воспоминания главой «Никольское». Где расскажу также и о том, как из Никольского поехал в Малаховку и зашел в гости к Марии Дмитриевне (это была весна 1977 г.).
26.11.04. Провел занятие в библиотеке № 116. Уже разменял пятый год занятий. Может быть, не без пользы. Ощущаю постоянную духовную борьбу. Значит, жизнь продолжается. Неверующий не может понять, насколько напряженна эта борьба, не случайно ее сравнивают с войной.
27.11.04. На пути из Рима в Монтекассино. Вспомнил [бабушку] - Александру Григорьевну. В связи с о. Бернардо Антонини, и о. Григорием Церохом, и с. Целиной. (Из них в живых осталась только с. Целина, но увидимся ли мы на этой земле, не знаю). Может быть, и Бенедикт «Ora et labora» («трудолюбимая» - как называла себя бабушка). На обратном пути: Гаэта. Итальянская природа. Море. Все это 3 июня 1995.
Путь в Ивано-Франковск. Остановка в Могилеве-Подольском (40 минут – вышли из вагонов; прекрасный осенний день). Епископ Ириней Билик. Коломыя (29 декабря? [1994]). Епископ Павел Василик – епископский дворец – нашли с трудом (я и Алексей Баранников). Город, связанный с блаженным Карлом Австрийским. Одесса. Католический храм на ул. Халтурина [ныне Гаванная]. Море – после 11-летнего перерыва (последний раз до этого видел море – Балтийское – в 1983). 
Посмотреть метро в Тулузе. Тулуза встретила негостеприимно, как и Марсель. А в Бордо помню только вокзал. Надо посмотреть также парижское метро. К сожалению, забыл, где доминиканский центр [в Париже]. Метро открытое: название станции хотелось бы восстановить. Pugio fidei. R. Martin (был ли доминиканцем?). Центр Севр. Bullarium Romanum. Суарес. Душа питается непонятно чем (с мирской точки зрения). Т.е. общением с Богом. И ведет постоянную борьбу с дьяволом. Вообще, поездка в Париж – победа. Потому что я все время могу вспоминать и говорить: Videbam.
29.11.04. Четыре животных, четыре евангелиста. Интересно, что один из них Иоанн (он же один из 24 старцев – сам себя утешает?). Любопытно сопоставление евангелистов с четырьмя временами (стражами) ночи: вечер (Мф), полночь (Мк), пение петухов (Лк) и утро (Ин). Тогда каждое из четырех животных открывает определенный период человеческой истории. Дальнейшие три печати уже не связаны с животными 7=4+3. «Восполнить число». Это связует все этапы, и, в некотором смысле, внеисторично. То же касается 6 и 7 печати – это события, подготавливающие второе пришествие Христа, как казни египетские подготавливали исход евреев из Египта. Египет – это власть сатаны. Речь идет, по-видимому, о переходе в то историческое время, где сатана будет связан. Этот переход мучителен. И все же язвы прежде всего коснутся египтян, т.е. людей, отдавших себя на служение дьяволу.
30.11.04. День св. ап. Андрея. По поводу “La Venue intermеdiaire de Jesus”. Оdis (греч.) – мучение, страдание, боли при родах. Но роды должны привести к рождению ребенка. И “ubicumque fuerit corpus, illuc congregabuntur et aquilae”. Это о евхаристическом характере прихода Иисуса.
Интересна связь между Aldo Gregori и Чивитавеккией (плачущей Мадонной). Видел план Тбилисского метрополитена. Построен в 1967. А мы были в Тбилиси осенью (в ноябре) 1968. Впечатление процветающего города. Картины Пиросмани. Могила Грибоедова. Натела Рухадзе. Глинская пустынь и Тбилиси. Собор. Все это готовило меня к встрече с А.С. Кохреидзе.

2.08.04. I'm in the Spanish city of Vigo, on the way to Fatima. I remembered an episode in a hotel in Genoa (Alexei Shalakhov, Sergei and I). Also, good stories [would have come from memories of] vigil in Glazov at the station (the night of July 1 to 2, 1978).
One can also recall the night at the bus station in Pskov (August 29-30, 1978). But then I was younger. Therefore, the night at the bus station in Salamanca (July 30-31, 2004) was a bit heavy.
In half an hour we will be in Coimbra. There now lives Sister Lucia (she is 97 years old: she is 2 years older than Nora Nikolaevna).

+++

I visited the Poor Clares monastery in Coimbra, where the relics of St. Isabella of Portugal are kept.
Sometimes, before important events in life, you have to spend a sleepless night. One of these nights: the bus station in Pskov, August 29-30, 1978. Chastity. It is very important. The Holy Ghost brought me to Mark [Elkind]. I wonder how my life would have developed if I had not met Mark?
7.08.04. I remember the events that happened 26 years ago. It was also a pilgrimage. Moscow - Nizhny Novgorod (then Gorky). In Gorky - visiting the Orthodox Church. I remember that it was a feast day of the Pochaev Icon of the Mother of God (August 5). The same evening I arrived in Diveevo. There I spent the night, went to the holy spring in the morning, and at 2 o'clock on August 6 I already went by bus to Arzamas. From there by train to Moscow. In the bus Moscow-Vereya learned of the death of Pope Paul VI. Then from Vereya by bus to Dorokhovo, from there by train to Moscow. The money was already scarce, only for a third class ticket to Pechory on the Moscow-Tallinn train. I left the train at 4 a.m. without money, not knowing even really, if Maria Dmitrievna was in Pechory. Having promised to keep chastity before marriage, I have found the inner peace. And then everything turned out all right. I met Maria Dmitrievna, she introduced me to Father Savva. There was also a meeting with T. Despite the subsequent downfalls, these events were crucial for my spiritual life.
+++
August 21, 1978 in St. Petersburg [then Leningrad]. I visited the Smolenskoye cemetery. For some reason I could not reach Mark by phone. At night I went to Pechory. I returned to Leningrad on the 29th of August. I had enough money to go straight to Moscow from Pskov, but there were no tickets. Therefore, I was stuck in Pskov. From Pskov I called Mark in Leningrad. We agreed to meet in Leningrad. I was so full of grace that I sincerely regretted Mark was not a member of the Orthodox Church. At the [Pskov] bus station I read Vl. Solovyov (“The Easter Letters”). In the morning [after arriving in Leningrad] I went to the Saint Alexander Nevsky Lavra. But there I experienced a completely different feeling. So the meeting with Mark I took with joy. What he told me was the last fruit of the pilgrimage, which began on August 4.
From 4 to 30 August I continuously sought the will of God.
Yet I prayed for E. and A. - and they are still together! And I also saw Fr. Raphael (the brother of Alexander Ogorodnikov). But the archimandrite was terrible!
And what a horror – Father Zbigniew! What a fall of spirituality! Fortunately, I found out that there are MJ. Within the same Church - what are the differences! This is due to the spirit that takes possession of a person. Whether a person leads a spiritual life, or not.
For Monica (from Argentina) is now the most serious period. 26 years must pass (as it is now in my life) until it will be clear if she could stay firm in her resolution. It will be a battle not for life, but for death.
Another flashback: Ilya came to Pechory, accidentally met me there. There was a feeling of complete spiritual separation. I realized that I would never return to that life, to that company. I'm not interested in them. They are as if dead for me.
September 1978. I returned from the “potato gathering” and went to the Catholic Church of St. Louis. It was the evening mass on Saturday, September 23. And on September 30 I was in a new apartment with E. (and phoned to I.A. to find out when Lena would arrive). November 6 there was a call from I.
I must earnestly pray for Monica. It will be difficult, very difficult. But intuition tells me that everything will end well ("Me, chaste? No!"). In general, this element is terrible. Solzhenitsyn's example shows that even in 50 a person is not freed from temptations.
What brought me to Fatima? Acquaintance with MJ. But also the events of the summer of 1993, disappointment in the liturgical reform. Then return to MJ in 2002 in Rome (April) and in 2003 in Rome (July). Also an acquaintance with Fr. Ismael, work in the Encyclopedia (Artem L.).
The pilgrimage is over. It's time to comprehend what happened. Where am I now? What is the fate of the Catholic Encyclopedia project? How will I work with SSPX? What will happen with MIPT and my work there? How will develop the situation in the Orthodox Church? What will happen with the Dominican order? With MJ? With HLI? With catechists? With Mustard Seed? With MMP?
9.08.04. Order books: "Young Guard", "How the Steel Was Tempered" (and other novels by N. Ostrovsky). It is curious how the "Old Fortress" by Belyaev has come back: the statue of the Virgin still stands on the [former] minaret in Kamenets-Podolsk. Liepaja. Perhaps it is important to point out that the Catholic Church was built in the Neo-Gothic style. It was built in 1894-1900. It did not suffer much during the Second World War. And the Orthodox Church is also present in Liepaja. And Klaipeda I can’t remember at all, except for the fact that I was there (in 1979 and 1982). In 1982, my father and I were taken from Klaipeda to Palanga by car (at high speed). And to Klaipeda we came from Vilnius by train. In Palanga, every evening we met with Czeslaw Grizickas. Feeling of rest. Called Nora Nikolaevna from Palanga. Visited Renata Grizickaite in the pioneer camp. The Catholic Church in Palanga. I went to confession. Every day I received the Holy Communion. Druskininkai. It was in 1980. Czeslaw Grizickas went there and took me with him by car. At that time I was in Vilnius with Andrei Georgievich Makhin. He was completely insensitive to labour camps theme. I saw a Catholic church in Druskininkai.
Actually, this is all that happened remarkable before the wedding. Then there was a period of scientific and translation activities, the birth of children, and I didn’t travel much.
In 1990 - Warsaw. Alexander Hauke - Irina Alekseevna Ilovaiskaya. I heard about her for the first time. Subsequently, she made a strange impression on me. Around her were also very strange people. The "Russian thought" published by her was very liberal. A certain direction was traced. Quite different was with sister Roza and the whole monastery in Zielonka. And quite different was about Father Stanley Jaki and Father Tadeusz Picus (and later Don Bernardo). They were not liberals.
That's why I was looking for the headquarters of Opus Dei in Warsaw. That's why I liked Father Victor Danilov. And at first also Father Andrei Udovenko ... These were my like-minded people. And then MJ appeared (late November 1993). And at the same time from 1986 to 1993 I periodically went to the Orthodox Church to Father Leonid. And when the neighbor appeared - Father Antony I. - this union has become stronger. Conservative are also sisters of Mother Teresa, although there at first served Father Andrzej (protege of Father Alexander Hauke). But later Father Andrzej was transferred to the Catholic parish in Yalta. And before he left, I met Father Cornelius, an Irishman, a man of real spiritual life. He invited us to Samara in June 1996, and there I learned about Garabandal apparitions. Since that time I began to buy books in an Orthodox shop near the Moscow Conservatory (Rev. Mitrofan Srebryansky, Fr. John Krest'yankin). Everything fell into place.
Meanwhile, people who liked my teaching style appeared in the College and they did not forget me (and I did not forget them). Spiritual unanimity with Sister Celina. Of course, the devil could not tolerate this. What was the main thing here? The beginnings of the organization: good people united. Finally, a community was formed around the House of Mary, as well as the Center for Catechism and Family. The dream of Anna Abrikosova comes true. It is necessary only to unite all of them. I have already taken the first steps in this direction. It's not so easy to destroy all this. On the contrary, every year people become more and more disappointed in ghosts and more and more understand what true Christianity means.
But back in 1991. Remained Volodya Merkulov, Inna Kolabekova, Natasha Kandudina. But this is already an experience: 13 years! I wonder what they remember about the College? From the second year: Anya Toptunova, Andrey Salmin (I met him recently), Yuri Tamoyko. There is a connection with them. But really productive was 1993. First, because I met with Antony I., my neighbor. Together with him we went to Comunione e Liberazione (in the twentieth day of September 1993), and before that, together with Puchkin discussed the results of my trip to Milan. Secondly, about Fr. Andrei Udovenko. And most importantly: MJ. Also an important episode: Jaroslav Polacek. Prisoner of faith. Czech. Eastern rite. Salesian. He died in the summer of 1994. And another: a course of lectures ("History of Philosophy") in the catalog of the religious literature hall of the VGBIL. The ideas were disseminated and replicated. In MIPT, too, a fruitful year: Ksyusha Loshkareva, Tanya Rykova, Nastya Tafeenko, Vanya Pozdeev - these are sixth graders from the MIPT Lyceum, whom I taught Latin. Since February 1994 - Conservatory. Anya Belyaeva from Voronezh (playing chess with her).
1994 - The harvest. Summer: Vladimir Ivanovich Mechitov, autumn: students of the VHK (Alexei Ionidis, Tatyana Pankova, Olga Pogrebisskaya); in the Moscow College of Catholic Theology: Larisa Petropavlovskaya, Igor Mamsurov, Ksenia Fokina. In Ivano-Frankovsk: Bishop Irinei Bilik. Fr. Ivan Kozovik. Fr. Joseph Danilovich. Seminarians and the organization of lectures for them by Viktor Trostnikov (but this is already spring 1995).
1995. In the Moscow College of Catholic Theology: Sasha Nemtina, Lyubov Teodorovich, Leonid Kalinin.
1996. O. Cornelius Doherty. O. Michael Screene.
Features of Orthodoxy.
1. Communion of children. Very important.
2. Service in understandable language, but still sublime.
3. Long service. Vespers, mornings, prayer services, requiems. Without abbreviations.
4. All sensory organs are involved.
5. Standing as Mary stood at the cross.
6. Fasts.
7. Communion under two kinds.
8. Confession before communion.
We must have patience. All the same, my words have some effect, although they cause irritation. They are needed for the "little ones". But, despite the persecution (and maybe because of it), they will listen to me. If only I had the necessary patience. Catholics, of course, "drive the wave." Not enough depth. They read too little. There is no interest in real spiritual life. Hence the Lefebvrist split. Much truly deep and noble has gone into the old rite. Honestly, I'm tired of traveling around the world. Of course, any travel experience enriches, but also exhausts. For example, it's hard for me to talk about France: so many meetings, so much controversy, so many impressions and disappointments.
13.08.04. Some reminiscences from my visit to Poland in April 1992. What was amazing? In Grodno: misunderstanding between Fr. Viktor Danilov and the Bishop Alexander Kashkevich. Then the same day the train was delayed in Bialystok for several hours (and there are the relics of Blessed Michal Sopocko, there are the relics of St. Gabriel in the Russian Orthodox Cathedral). I approached Warsaw when it was already quite dark. The prospect of spending the night at the Central railway station did not suit me. And so I left the train at Tluszcz station to change for the suburb train, that stops at Zielonka. My plan succeeded. The sisters in Zielonka let me in, they gave me a room. A young worker from Byelorussia, who came to work in Poland, went to the sisters, he worked for $ 70 a month. Economic problems have already begun. Sister Roza was very concerned. She was worried about the people. Shock therapy painfully hit the Poles. True, bananas appeared (under socialism they were a scarce commodity). In connection with the bananas, I remembered a story told me by Fr. Alexander Hauke about a visit to him of former pastor Einar Laigna from Estonia (early 1990?). Alexander said to him: “Einar, we now have bananas." The former pastor replied: "I'm not an ape to eat bananas." This answer sounded irony over the consumerist society that the then president Mazowiecki wanted to build in Poland.
The next day I went to Warsaw. I had to wait for the train two or three hours. Finally, it came to Warszawa Wilenska, then I traveled for a long time by tram to ATK (Catholic Theological Academy, now Catholic University named after Stefan Wyszynski). There is also the Warsaw Seminary nearby: huge buildings, but almost empty - young people do not want to become priests, the peak of the Church's enthusiasm has passed (maybe in part because of the shock therapy - many have moved into the economics). The Church is also to blame - the liturgical reform at the wrong time. Nobody wants to talk about God. Everyone wants to make money.
Disappointed with the way I was received at the ATK, I went to the center of Opus Dei. There, of course, spirituality. But much secrecy and mystery. If next time I get to Warsaw, I'll go better to the Lefebvrists. Although I realized that I have nothing more to do in Warsaw. There is, however, MJ. It would be nice to find HLI activists, perpetual adoration chapels and so on.
Relics of St. Ambrose in Milan. If I were allowed to work at least one month in the library of the Catholic University of Milan. But here as in an anecdote about a tiger in the zoo: “On the cage where the tiger is held it is written that he can eat 250 kg of raw meat a day. Somebody asks the janitor: Is it true, can the tiger really eat so much meat during a single day?  The janitor answers: Sure, he will eat it, but who will give it to him?” I'm a dangerous man, an opponent of liberals. Can they let me work in the library? I can’t afford to go to the library in Moscow either: I have to make a living. Well, it seems, such is my fate (Happily, now one can find books in the Internet). And Averintsev was not allowed to live in peace. Probably, now is not the time for academics: too many problems for people - they need help.
14.08.04. I remember France: a visit to the library Le Saulchoir headed by the Dominican monks. Simplicius’ commentary on Aristotle's “De caelo” in a Latin translation made by Wilhelm of Moerbeke, as well as Domingo de Soto's Questions to the Physics of Aristotle and “Pugio fidei” by Raymond Martin. I clearly understood that a person ordering certain books in the library is taken on suspicion. I did not find any original ideas. Everything is quite standard. I understood that Thomas Aquinas borrowed some ideas from Simplicius’ commentary. Domingo de Soto brought forward the same arguments as Buridan. "Pugio fidei" is an anti-Jewish pamphlet based on quotes from the Talmud. All these books have been largely forgotten. Only a few are interested in them. But for me the main thing was to confirm and justify the theories already available to me.
St. Thomas Aquinas was open to new knowledge and sources. He tried to understand what is right and what is wrong in Aristotle.
Domingo de Soto - the usual commentator of Aristotle. He is not an innovator. A faithful representative of a mighty tradition.
Pugio fidei (Dagger of Faith) also contains no fundamental new ideas in comparison with Contra Judaeos by Tertullian (except that an analysis of the Talmud, which did not exist in Tertullian's time, was added).
15.08.04. From 1995 - Gaeta. The beach. The hills. A handsome landscape. We returned to Rome from Montecassino. And on the way, I remembered my grandmother Alexandra, "hardworking" (“ora et labora”). Polish cemetery in Montecassino. The relics of St. Benedict survived miraculously.
The second reminiscence. Hotel in Genoa. Then the "Child of Prague". Two fingers connected by a ring. Remember the Old Believers.
The third reminiscence. Toulouse. Relics of St. Thomas Aquinas. Why did this saint begin before his death to comment on Aristotle's treatise “De caelo”?
The fourth reminiscence. Lourdes. Immersing myself into the water taken from the holy spring. Later (in 2002) read Zola's novel "Lourdes". Why do they never follow the orders of the Virgin? Neither in Diveevo, nor in Lourdes? The Eucharistic procession was to go from the parish church in the city to the grotto. And already in the time of Zola (and now as well) the Eucharistic procession takes place in the square in front of the Basilica of the Holy Rosary. The city remains completely apart and lives its secular life. The Byzantine church in Lourdes produced a bad impression. Tasteless murals.
Four horses. Christ, Mohammed, Luther, Lenin. Four stages of human history and three stages of apostasy. The other three are imitating Christ. Mohammed called himself the messenger of God. Luther called to start all over again - also like Christ, who came again and expelled traders [indulgences] from the Temple. Lenin - "more alive than all who live." (“There’s no one more alive than Lenin in the world, our strength, our wisdom, surest of our weapons.”) And he came to establish the kingdom of truth and happiness. He spoke of "salvation" (liberation). His favorite anthem was “The Internationale” (“No saviour from on high delivers,
No faith have we in prince or peer. Our own right hand the chains must shiver”). All of them are dynamic (a horse is a symbol of speed, strength and energy). They can’t be stopped ("all these things must come to pass"). But you can withstand their unrestrained onslaught.
16.08.04. "Occultism and politics." I wrote this article in the winter of 1993/1994 in the “Molniya” children's health camp, located near the station "Zosimova Pustyn" along the Moscow-Kiev railroad. From there I went to Diveevo on January 5, 1994, January 6 was already in the monastery, I confessed and received the Holy Communion. It seems, after this confession something changed for the better. On the road I read "The Invisible Combat" and "The Annals of the Seraphimo-Diveevsky Monastery". On my return I took the decision to send money regularly to Mark Elkind. Something began to change in my life. In the meantime, I continued to teach Latin to children from the MIPT Lyceum. Fr. Jaroslav Polacek served all spring in the community of Fr. Andrei Udovenko, and once (in late March or early April 1994) there came to Moscow from Meudon Fr. Rene Marichal SJ, editor-in-chief of the magazine "Symbol" and concelebrated with Fr. Jaroslav Polacek. In April 1994, the Diary of Faustina Kowalska was published in Russian translation. Everything seemed to fall into place. In Odessa (August 1994) I began to read the morning and evening prayers. For the first time since 1977, I began to commemorate people by name on prayer (I still do it today). As for becoming a priest, it turned out not so simple. But it's good. Anyway, since then, some spiritual threads have connected me (through prayer) with very important people. Dan Osborn. An American. He first studied at the University of Notre Dame, then at the University of Buffalo. In 1990 when he was 27, he joined MJ, in 1992 came to Ukraine, to Lviv, then to Moscow. In 1994 he gave me two interesting books: Frank Sheed "Theology and Sanity" and Walter Ciszek "With God in Russia", as well as a videotape with the film about St. Thomas More - "A Man for All Seasons". April 7, 1994 Dan organized a dedication to the Immaculate Heart of the Virgin Mary. And on March 25, 1994, I found the book in the library of the College of Catholic Theology: St. Alphonsus Liguori "The Passion and the Death of Jesus Christ". I began to read this book. In the spring for a few days I went with my wife and children to "Molniya". There, too, I read the beforementioned book by St. Alphonsus. From "Molniya" I went to the Conservatory to give a lecture. Then I was visited badly. The heyday was only 10 years later.
18.08.04. August 1996. Lake Seliger. We visited the St. Nilus Hermitage. The shadows of the tortured Polish officers. I read the Bible. Elijah and Elisha. I was attending (in early August 1996) the Orthodox vigil in Moscow and in Malakhovka. Martyrs Kalinnik and Seraphima.
Nelly Podgorskaya. Natasha Dolganova. Old Believers. I re-read «The Life of the Protopope Avvakum». 1997, February. Arrival of Veronica Welsler and deacon Maurice Williams - her brother, father of 8 children. "Mothers Prayers." Tver. Acquaintance with Fr. Richard (February 5). They left on March 4 (I saw them off to Sheremetyevo, and I had a great plan).
And before that. January 1997 - funeral of Anatoly Savelievich. Fr. Michael Screene heard his confessions several times and gave him the sacrament of the sick.
19.08.04. It is also important to recall the fall of 1996, a pamphlet with a sermon of Fr. John Krestyankin. Then the biography of St. Seraphim Vyritsky and schema-nun Makaria. I deliberated upon the sermon of Fr. John Krestyankin in early January 1997 in Suzdal. Very important for me was also a story about St. Euphrosyne of Suzdal told by our guide. Casemates of the Suzdal Spaso-Evfimyevsky Monastery, where the Old Believer bishops were imprisoned. Reflections on the fate of Solomonia, the wife of the Great Prince Basil III (father of Ivan the Terrible), tonsured a nun against her will in the Pokrovsky monastery in Suzdal.
20.08.04. It can be said that the year 1997 started for me with a trip to Suzdal. And the summer of 1997 - Ivano-Frankivsk, receiving a diploma (the end of June). Then I bought in Ivano-Frankivsk in a kiosk near the Orthodox church the book "Father's Cross" about the tragic fate of the Orthodox priest and his family in the 1920s (the events take place in a small town Pugachyov in the Volga region). I consider it one of the best books about the Orthodox clergy. In July 1997, I with the family lived in "Molniya"; we visited Pafnutiev-Borovsky monastery, saw the cell where the archpriest Avvakum was imprisoned. There for the first time I came up with the analogy between the Russian Old Believers and the English Catholics of the XIX century. "The old faith". In August 1997 I was with my son in a bookshop at the Old Believer church in Moscow (near the Belorussky railway station), bought two issues of the journal "The Church", introduced my son to Alexander Vasilievich Antonov. In the same August days, I again entered the beforementioned Old Believer church: I was struck by the beauty of the divine service, and I remembered Jose Munoz-Cortes, how he converted to Orthodoxy (he was killed in the same 1997 – on October 31). Another of the events of 1997 is a visit to Minsk in May. Toast at the dinner with Metropolitan Filaret. And the article of N.S. Trubetskoi in which the author argued that any so called “conversion” (e.g. to Roman Catholicism) is equivalent to putting one’s Mother Church on trial, and therefore smacks of Protestantism. In the same year, my translation of F. Sheed's book "Theology and Sanity" was published (by the way, when I went to the Publishing House of Franciscans for author's copies, I found myself in the Old Believer church during a service, the episode I mentioned above). In November 1997 I bought in the Old Believer store the works of St. Maximus the Greek.
24.08.04. What are the consequences of identifying the four horses of the Apocalypse with Jesus Christ, Mohammed, Luther and Lenin? 1) Only the white horse returns, i.e. the Constantine's epoch will again return, that is the earthly triumph of Christianity; 2) The red horse did not completely abolish Christianity, but only darkened, made less peaceful the life of Christians: this is the meaning of "the power was given to him that sat thereon to take peace from the earth"; 3) The black horse is the triumph of the iconoclast heresy, like a red horse - the triumph of Arianism; the black horse is intrinsically connected with capitalism (cf. Max Weber, "The Protestant Ethic and the Spirit of Capitalism"); 4) Pale horse is materialism and nihilism (but not Satanism and not paganism).
The irreversibility of the horses. Three temptations of Christ: the red horse ("cast thyself down"), the black horse ("command that these stones be made bread"), the pale horse ("fall down and worship me").
The energy of the horses. The permission of God. Health and strength, the desire to rebuild the world (on the basis of Sharia, Calvinism, Communism).
Antichrist has no energy. Et Satan conduit le bal! Satan leads the dance by stupefying the people. The fall of intellectual culture. False signs and miracles. Buy and sell.
25.08.04.
The first horse. Christ. Slavery. Constantine. "In hoc signo vinces". To win.
The second horse. Mohammed. Feudalism. Sword. War (jihad). The cult of war.
The third horse. Luther. Capitalism. Money ("A measure of wheat for a denarius"). Everything is sold and bought. A pair of balances. The impoverishment of the masses. The cult of money.
The fourth horse. Lenin. Communism. Nihilism. The cult of death. Striving for power. Hell.
Symbolism of colors. The white symbolizes purity. The red symbolizes war, fire, bloodshed. The black symbolizes money (tarnished silver). The pale (green) is the color of a decaying corpse.
The history ends here, for there are only three temptations. Then begin the preparations for the return of the white horse.
The preconditions for the appearance of the new horse grow in the old paradigm. "A measure of wheat for a denarius" - and here's Lenin for you. John Capistrano against a black horse (i.e. against usury).
More about the colors. Red is the color of blood spilled in war, the name of the color in the Greek original - “pyrrhos” - the color of fire. Black (in the Greek original - “melas”) is the color of steel and oil. Melancholy – depression (cf. Albrecht Durer and Robert Burton). Pale (in the Greek original - “chloros”= “green”) - the color of the corpse.
In the Marxist periodization: slavery, feudalism, capitalism, communism - there is something fascinating. As in the four horses, which, in essence, are the same.
Thomas Mann in "The Magic Mountain" about the difference between feudalism and capitalism. About this same is speaking Karl Marx in "The Capital."
Correspondence principle.
"Take peace from the earth." Was there peace? But there is a popular Latin expression: "Pax Romana". So the peace was there. The Antichrist will restore the Roman Empire, and there will be some analogue of Pax Romana with the help of “marks” (those that are put on the forehead and on the right hand) and a single ideology.
All the seals are connected: therefore, the fourth seal is connected with the fifth, and hence the "souls under the altar" - these are killed by Lenin and his henchmen.
    + + +
Memories connected with the visit to the suburb railway station "Nikolskoe". For the first time I visited the church in Nikolskoe in February 1977. Several Sundays of Lent 1977 I went there. Lyuda Shirina (she was a daughter of a priest) was singing in the Church choir. In April or in May 1977 I met with the deacon Nicholas (Lyuda’s uncle who served in Nikolskoe) and with the regent - Konstantin Abramovich (an old man with a gray beard). He told me: the young wine is not to be poured into the old wineskins. But he interpreted this in an unusual way, i.e. it turned out that the old wineskins are me, my sinful nature, and a new wine - all the requirements of Christianity, in particular, fasts. And, strangely enough, it somehow corresponded to the meaning of the Gospel narrative: the Apostles did not keep the fast and were reproached for this by the Pharisees.
The last time I was in Nikolskoe in April 1979. And now, after a 25-year hiatus - in August 2004.
Spring 1982. Hennecke Kardel. Description of the terrible slaughter near Leningrad in September 1942. Diary of a Russian officer. Barrier troops. Stink from the corpses. Hell! This truth about the war has not been said so far. I once found myself near the Children's Sanatorium (the last stop of the 36 tram). For some reason it seemed that it was this birch grove that looked like the places described by Kardel (Sinyavinsky heights, Gaitolovo). In this grove I later buried my cat on June 8, 1983. Recently visited there (August 2004).
One more episode. In June 1975, after successfully passing the linear algebra, I was walking near the cinema-theatre “Kazakhstan”. And for some reason, a kind of grace was felt by me exactly at this place - the intersection of ul. Obrucheva with Leninsky Prospekt. And in the autumn (October 1975) it turned out that next to the place on the Novatorov Street 40, there lived Volodya Rokityansky. He strongly incited me to baptism and he advised me to visit Fr. Tavrion in a hermitage near Elgava.
The first visit to the Rogozhsky cemetery: November 1, 1978, with Lena, my future wife. Second – on August 29, 1979. The third - on August 19, 1983. The fourth – in March 1988. The fifth - May 1999 with Sergei (my son), then several times (e.g. January 18, 2002). The last time is August 2004.
About the Old Believers I read Melnikov-Pechersky “[Historical] Sketches of the Popovshchina”, when I was traveling by train to Odessa (August 1, 1994).
Mogilev-Podolsk, September 1994. The train stopped, and I went out to the meadow near the train car. In the same month (after my return from Ivano-Frankovsk) there was a sign: the carousel “Boat of Peter the Great” in Sokolniki Park. In 10 years, August 2004 - one more sign, in the cemetery, at the grave of Larisa Petropavlovskaya.
29.08.04. I saw Cardinal Theodore McCarrick and Joaquin Navarro-Valls (1936-2017). The Church is the Sun. It will be like sackcloth of hair, i.e. light will come from individual cells. Striped: black - white, light - shadow. “Cardinals opposing cardinals” (Akita, message of Our Lady). Earthquake: the II Vatican Council. The moon like blood is the bloody tears of the Virgin. The fall of the stars is the apostasy of the bishops. Then follows "The Warning". Humanity will be frightened of Jesus Christ. Although He will come only to warn of future anger. But people will hide from warning not to hear it. And then the Lamb will open the seventh (last) seal and the final period of world history will begin.
The fourth horse may be Robespierre, for during the French Revolution, things were the same as in the time of the Bolsheviks (les colonnes infernales). In any case, the period of the bloody persecution is over ... but the persecution will resume after the seventh seal has been opened. Under the Antichrist. The seventh seal is that in the language of Marian Apparitions (Garabandal, Akita, etc.) is called "Chastisement". The fiery mountain will fall from the sky (maybe something like a Tunguska event?). What are we waiting for now? Warning? – it has not come yet. Then - the fiery mountain (the first trumpet). Apparently, in a troubled time, a secret organization will be created in the Church that will resist the apostasy. And those sealed are the members of this organization.
Fire will fall from the sky - this is the first trumpet.
I wanted to get out of the activity already, but nothing happens: I need it. Joaquin Navarro-Valls is a member of Opus Dei, the head of the Vatican Conservatives. [Cardinal] Casper - on the contrary, the head of the liberals. That's the Sun like a sackcloth of hair.
30.08.04. "Grammar of Assent". J.H. Newman.
Newman, who underwent a conversion first at the age of 15 from tepidity to burning faith in God, and then at age 44 - from Anglicanism to Catholicism, in the last years of his life decided to philosophize on the concept of faith itself, defining it as an "assent".
This is a completely "Catholic" definition, for it occurs in all Catholic textbooks of dogmatic theology from the XVI to the XX century: “Credere est actus intellectus, quo rei alicui assentimur propter divinam veritatem” (Faith is the act of the intellect, by which we give an assent to a certain thing because of [its] divine truth).
Now I switch to another subject: interpretation of the Apocalypse is an occupation that is considered to be unpromising, like the invention of a perpetuum mobile. Nevertheless, the Apocalypse is an inspired book, the only prophetic book of the New Testament, and it must be interpreted as we interpret the books of the prophets in the Old Testament. And the interpretation of the books of the prophets in the Old Testament was necessary for the Jews in order to believe in Christ. For example, Isaiah, chapter 7: with it actually begins the Gospel according to Matthew. Matthew considers the interpretation of the book of the prophet Isaiah to be very important. And Jesus himself “opened the understanding” of the apostles “that they might understand the Scriptures”. Why else did John write: "Blessed is he that readeth, and they that hear the words of this prophecy, and keep those things which are written therein: for the time is at hand"?
Then the question arises: Why in the Church [the Orthodox] they do not read the Apocalypse during the Church services? Why didn’t the schoolmen give much attention to the Apocalypse from the time of Joachim of Fiore? Thomas Aquinas showed astonishing indifference to the Apocalypse, as, indeed, most of the schoolmen. Suarez was forced to turn to the Apocalypse, but only in order to refute the thesis of Protestants that the Pope is the Antichrist. Perhaps the unhealthy interest of Protestants and other dissenters in the Apocalypse (as in Russia the interest in the Apocalypse of the Old Believers, who considered Peter [First], Patriarch Nikon, etc. the Antichrists) - all this caused the mistrust of the official Churches to the interpreters of the Apocalypse. Although in the late XIX century there were two masterpieces - Solovyov ("Three Conversations") and Robert Hugh Benson ("The Lord of the World"). And in 1944 Fr. Sergius Bulgakov ("Apocalypse of John"). No one dares to continue in this vein. Only Averintsev said a mysterious phrase, from which it could be concluded that he understands the symbolism of the four horses (but he didn’t elaborate on that). To my mind, the white horse is Jesus Christ (Fr. Sergius Bulgakov agrees with this). The opening of the first seal signifies the historical period from the Ascension of Christ to the Milan Edict, more precisely, to the victory of Constantine over Maxentius on October 28, 312. Vision: "In hoc signo vinces". "And he went forth conquering, and to conquer" (et exivit vincens ut vinceret).
The task of the researcher is not to identify the opening of the first seal with Jesus Christ and Constantine, but to find out whether there were such interpretations. And it's not so simple.
1.09.04. "Every mountain and island were moved out of their places" (Rev. 6:14)  - the reforms in the Church (the liturgical reform of 1969). There are the following main periods and events. 1. Victory of Christianity throughout the world. Signs of this event: temples, monasteries, books, music, works of art. For example, the Assumption Cathedral in the Kremlin. 2. Taking peace from the earth. Great migration of peoples. Islam. The Christian world as a whole resists the invasion of Gentiles and Muslims. Monuments: fortresses, armor, cannons, paintings, traces of Muslim influence in architecture. 3. The Industrial Revolution. Capitalism. Traces are everywhere. The book of Marx "The Capital". 4. Bloody revolutions, persecution of the church (this is the main difference of the fourth period, for in the third: "hurt not the oil and the wine"), beginning in 1789 and continuing in the twentieth century, including Hitler's persecution of the Jews who had "evidence" (circumcision, faith in the Old Testament) and Christians ("for the word of God"). Concentration camps. GULAG, Auschwitz. Books of memoirs of former prisoners. Solzhenitsyn. The Holocaust Museum in Jerusalem. The Diary of Anne Frank. The Third Fatima mystery. Prisons. Lubyanka in the center of Moscow. Sukhanovka. Kazakhstan. The Solovki. In Spain: the martyrs of the Civil War. Martyrs of China and North Korea. 5. Souls under the altar. Veneration of the new martyrs (so that they calm down and do not call for vengeance). 6. Earthquake (II Vatican Council). Sun became black, the stars of heaven fell unto the earth, every mountain and island were moved out of their places - liturgical reform, apostasy (pedophilia and other scandals). All this is what we are seeing now. 7. It has not come yet!
"Immediately after the tribulation of those days (after the opening of the fourth seal) shall the sun be darkened (the Church will not show its pristine light to the people), and the moon shall not give her light (people will cease to honor the Mother of God), the stars shall fall from heaven (the apostasy of the bishops), the powers of the heavens shall be shaken." “The Sign of the Son of man in heaven” (The Warning). People will be in fear and tormented by their conscience (they will see their sins). Perhaps after this abortion will stop? They want to hide in order not to see. “Men's hearts failing them for fear, and for looking after those things which are coming on the earth” (arescentibus hominibus pr; timore, et exspectatione, qu; supervenient universo orbi). 8. It has not come yet! Sealing of the chosen 144 thousand. 9. It has not come yet! Hail, mixed with fire, will fall to the ground (prophecy in Akita). This is the "chastisement".
Consequences. 1. Right is Lefebvre, comparing the II Vatican Council with the Third World War.
2. Garabandal is a genuine apparition, for it prophesies about:
1) "Confusion" and "Apostasy" (Many Cardinals ... are on the road to perdition)
2) Warning - the sign of the Son of Man
3) Wonder – sealing of the chosen ones.
4) Chastisement - "hail mixed with fire."
3. Akita is a genuine apparition, for it says the same thing (except Warning).
4.09.04. The theme of the first lecture: Apologetics and patristics. Assimilation of Messianic Judaism by the Greco-Roman world. If the Bible does not make sense, then no other book makes sense. The failure of Newton [in the interpretation of the book of the prophet Daniel]. One more lecture should be read: the victory of Christianity as the beginning of a new era (feudalism). In other countries, there was slavery (e.g. in the Mongolian Empire, among the Turks, etc.). Then about scholasticism: the crusades, the Arabs, the exposition of Christianity according to the type of "Metaphysics" of Aristotle or the "Principles" of Euclid. Joachim of Fiore. Mendicant orders. Thomas Aquinas. Nicholas of Lyra. Paul of Burgos. To tell about the seven seals [of the Apocalypse] as seven stages [of world history]. Roger Bacon. Florentine humanists. Second Scholasticism: Molina, Suarez. Ignatius Loyola. Riccioli. Descartes. Spinoza. Kant (Rousseau). Pascal. Hegel. Nietzsche. Marx. Freud.
12.09.04. The problem of the historical existence of Jesus. Testimonies of 4 canonical and several non-canonical gospels. Tacitus "Annals" (it is necessary to take into account, that part of the "Annals" is lost). Philo does not mention Jesus, Seneca does not mention Jesus, Plutarch does not mention Jesus. Suetonius speaks of Christians in Rome in the time of Claudius as a Jewish sect. Tacitus mentions the persecution of Christians in Rome under Nero (Tertullian about the same in "Apologetics"). Josephus Flavius: "Jewish Antiquities" and "Jewish War". Talmud. Mara bar Serapion.
Four horses and the Parable of the Sower. The white horse: “a sower went forth to sow” - persecution of Christians (Satan – “the fowls came and devoured them up”); “the sun was up” - the red horse (fiery!); “the thorns sprung up”: seduction by wealth – the black horse (denarius); the pale horse - sickle, harvest, death. The fifth seal: the wheat is gathered into a barn. The same parable in the Gospel according to Mark: “So is the kingdom of God, as if a man should cast seed into the ground; and should sleep, and rise night and day, and the seed should spring and grow up, he knoweth not how. For the earth bringeth forth fruit of herself; first the blade, then the ear, after that the full corn in the ear. But when the fruit is brought forth, immediately he putteth in the sickle, because the harvest is come.”
Seed -  the white horse.
Blade - the red horse.
Full corn in the ear - the black horse.
Sickle - the pale horse.
Mankind must ripen for harvest (the white fields). "The harvest is the end of the world, and the reapers are the angels." The sun is necessary for the maturation of the fruit. When the fruit is ripe, the sun is no longer needed. It must be gathered, as in the parable of the sower - there, as in the classical play, everything happens in one day. When the sun has darkened, creativity, science, even wonderworking are no longer possible. We must eat already prepared fruits, or prayers of the saints. And, actually, they wrote books for, they worked wonders: just for us, since we are destined to live in this apocalyptic time. But what is the meaning of our twilight state? The sun has faded, the stars have fallen from the sky, and the harvest has been gathered ... "There is a spell in autumn early..." Peculiar aesthetics here? Or we collect the remaining ears? Most likely, the last: “they should rest yet for a little season, until their fellowservants also and their brethren, that should be killed as they were, should be fulfilled” (et dictum est illis ut requiescerent adhuc tempus modicum donec compleantur conservi eorum, et fratres eorum, qui interficiendi sunt sicut et illi). So, there must also be a certain number of dead, as well as those who are sealed... Everything is predetermined. Where is freedom? Freedom to believe. But God knows in advance how we will dispose of our freedom. Therefore, a prophecy is possible.
7.09.04. Philosopher and the Bible. A Japanese prisoner, who was engaged in experiments on the creation of bacteriological weapons, possessed a Bible in Japanese and a Buddha statue (an inventory of things upon arrest). “The Gold-Bug”. Are there any treasures, is it possible to decipher whether the place of burial of treasures is encrypted on parchment? How did the hero of the story proceed to decipher? From simple to complex. The main thing is not to be mistaken. Remember the southerners (“Gone with the Wind”). Curiously, this story is also taken from the Bible: the word "treasure" there is found repeatedly. Remember S.S. Averintsev, "The Poetics of Early Byzantine Literature" ["If only absolute value is really attainable, then how is it possible not to crave for it with all the avarice of the miser, not to crawl to it on your knees, with fear and hope, with tears and trembling, forgetting about a decent posture ... "].
An alternative. As in mathematics: a trinomial (Ах;+Вх+С). A> 0, А <0, a = 0. If А = 0, here are no treasures, and there was no captain Kidd, and no pirates, and no one had hidden anything, and no plans were made and the puzzle has no solution. Well, then our business is bad, and, it is asked, why are we sitting here? But here is a scrap of parchment (i.e. the Bible). What are we to do with it? Jupiter (Negro servant) offers to throw it in the oven. He doesn’t like at all what happened to his master, in addition, he is afraid of beetles. He is superstitious and has a presentiment that nothing will come of this venture. Another option suggested by a student of Fiztekh: to break the Bible into separate aphorisms and use them (to create an impression in the fashionable society?)
13.09.04. Visited the St. Catherine hermitage. Once there was the residence of Beria. I'm quite satisfied with my relationships with Fr. Leonid and Fr. Werner, with Fr. Ilya and Fr. Vladimir. I will periodically visit them. To know the will of God about oneself. I have no confidence in others, because I do not know them.
The Gospel according to St. Matthew. The leitmotif "God with us" (Matt. 1:23) and "lo, I am with you always, even unto the end of the world." (Matt. 28:20).
Memories. Probably, there were in my life those events when I could behave better, nobler, and did not. "It is sown a natural body; it is raised a spiritual body." But what you sow, you will reap. A seed is actually a bearer of heredity, DNA. If we have of the fear of God, the Lord helps us to change for the better. People lose time, do not repent, do not confess, do not take communion, do not go to church, do not read spiritual books, do not reflect and do not talk about God. As a result, they perish, and the world dies.
These are the events that come to mind. Started smoking in Liepaja. I broke the vow given in Pechory. With Andris (then meeting him in Moscow in the autumn of 1979 - on a temporal leave from the army – in a state of depression).
14.09.04. Still, this is also an abnormal life - under the shadow of a black horse (that is, in the USA and generally in the so-called developed countries), as the example of Boris Ashavsky, Armen Khachaturian, etc. shows. It's abnormal to lead a rentier's life and live on interest. And these continuous stupefying advertisements. Thousands of times the Franciscans were right when they condemned usury.
One more memory. "Spiritually (pneumatikos) I do not consider myself a Komsomol member." And then "I ask to consider my application as invalid, because it was written in a morbid state." It's a pity, but then nothing could be done. But what was done was enough to enter upon the path of salvation.
To exchange the black horse for the red or pale - also is not a good option. Salvation is in the white horse. For it is unblemished. White is the symbol of purity, cf. "the white robes". "They have washed their robes, and made them white in the blood of the Lamb."
The Parable of the Unjust Steward is also subject to general laws:
1. Evening. Someone comes and complains about the steward.
2. Midnight. The lord expels the steward.
3. Cockcrowing. A good idea comes to the steward (see the Parable of the Prodigal Son).
4. Morning. The lord commended the unjust steward, because he had done wisely.
More memories. On the train exchanged crosses with a drunken demobilized soldier. The soldier got a cross, blessed by schema-archimandrite Tavrion. So Father Tavrion saved me from a fight. For that demobilized soldier immediately after hit the wagon glass with his fist and heavily injured his hand (he wanted to fight with someone).
In the camp I read the Akathistos to St. Seraphim of Sarov (in the notebook). I remember only the fire escape ladder. Cadets chanted obscene ditties (in general, a lot of vile language).
The church (the sun) has become black (the same color as that of a black horse). It could have happened because of the Second Vatican Council. Black is the color of capitalism, and also the color of Freemasonry (liberalism, democracy, anarchy, etc.). “In the French and Scottish Rites, the lodge in the third degree is decorated in black”.
Now some reminiscences about Mozhaisk. Two faculties of MSU: the Physical and the Psychological - were conducting agricultural works in the Mozhaisk region. I accompanied two girls from Psychological faculty to Krasnovidovo house of rest: they were telephoning Moscow from the telephone booth. One of them – Lena K. - eventually became my wife. The next moment. I drop the letter to T. in the mailbox (on the way to the Institute of Physical Problems - where I met with Pitaevsky and Andreev). In the evening – with Lena to the Rogozhskoe cemetery (and before that I understood that I made a mistake in my article about the Cherenkov radiation).
With the black horse I first met in Warsaw in 1990. It was an unpleasant feeling. And so until 2004 I went there [abroad] and every time I experienced the same thing. Maybe enough? There is something in the hatred of the red horse (Islamic terrorists) and the pale horse (communists) to the black horse (capitalism). But the black horse has the future. And he is the antipode (in color) of the white horse. Like the beast - the antipode of God, for under the rule of the devil (dragon), although the dragon is red (red, fiery). My hope encompasses the Lefebvrists, the Marian movement (Father Gruner, Gobbi, Garabandal, Akita, Fatima, Naju, Achill) and the Eastern Churches, including the Old Believers. But we must also study the Franciscan heritage (St. Bernardine of Siena, etc.).
In all three horses there are some traits of the devil. In a red horse (because the dragon is also red, fiery). In a black horse, for black is the opposite of white. In a pale horse (green - the color of a decomposed corpse) - for "hell followed him." Hell is the abode of the devil. Death due to the envy of the devil entered the world. There are no traits of the devil in the white horse, the horseman of which is Jesus Christ. White is also the color of the Sun (according to Newton). And the fact that the Church (the Sun) has become black, shows that it no longer reflects the white color of Christ. Nothing more is said about the Church, and it does not seem to participate (hierarchically) in the eschatological events. But the Mother of God does participate ("The Woman clothed in the Sun") and also those that "from her seed". The red dragon opposes Her. Also participate 144 thousand, and two prophets, and angels (including the angel, that proclaims the eternal gospel). But not the Pope, nor the bishops and priests. The role of the hierarchical Church was very modest in the era of the persecution of the first Christians. Actually the dogmatic teaching about the papal power is formed in the 5th century (Leo the Great).
Is there anything «white» in Poland? Maybe the monastery in Zielonka? Or Jesuits? Or the Orthodox Church of St. Mary Magdalene? Or Basilian monks? Or the Lefebvrists? Or places related to Faustina Kowalska? Or Cz;stochowa icon? Or relics of St. Faustina in Mysliborz? Or a tomb of Michal Sopocko in Bialystok? Or HLI in Gdansk? Or Opus Dei in Warsaw?
Is there anything “white” in Hungary? Tomb of Cardinal Mindszenty. Fr. Pal Leczkowski, OP. Fr. Sigmund in Budapest. The Serbian Orthodox Church in Szentendre. The Russian Orthodox Church in Budapest.
Is there anything “white” in France? Versailles Park and the Catholic Church in Versailles. Jacqueline de Proyart. Rue du Bac. Church of Saint Nicolas du Chardonnet in Paris.
Mozhaysk. Church of St. Elijah the Prophet. Fr. Boris. A year later [in 1979] John Bereslavsky, the future founder of the “Bogorodichny Center”, was baptized there. Mozhaysk water reservoir. Krasnovidovo. Recreation base «Kirovets».
Renata, daughter of Czeslaw Grizickas. - 1982, August.
I sent six postcards from Volzhsky. June 1978. The suburb train Volgograd-Volzhsky. Thoughts whether to get married (decided in the negative). June 1983 - the first disappointment with the Western culture. I understood that not everything is all right in the West. Emanuela Orlandi. The mysterious kidnapping connected with Mehmet Ali Agca. Also a tragedy at the metro station "Aviamotornaya". I read in French “Histoire d'une ame” by St. Therese of Lisieux. Then I saw the same book on Averintsev's desk. [Andrei Georgievich Makhin] showed me pictures of the royal family (Tsar Nicolas II with his wife and children). He did not understand the dissidents. In fact they, rejecting the pale horse, joined the side of the black horse. The beauty of the vigil (evening service) in the Orthodox Church. This is not the case with Catholics. But it was during the evening service in Odessa in August 1975 that I felt a presence of God. This service doesn’t exclude anybody. Also the vigils in the Church of Archangel Gabriel (Menshikov Tower) in 1978-1979. And before that the vigil at Nikolskoe (e.g. November 5, 1977 or February 25, 1978).
15.09.04. There was a visit to Nikolskoe with Lena P. Then I went there by bike and came on foot also. On foot I came on Good Friday 1979. There with Olya Chernavskaya, I celebrated the Orthodox Easter in 1978. But after 1979 I had not been there (if only on a bicycle). I visited Strokino with Dmitry Fedorovich and Olya (1981, spring). Beautiful is the Orthodox Vigil service, there is nothing like that in the Catholic Church. The Church is a shine of beauty and a sun for the earth (also a glow of holiness); when the splendor of divine services is reduced, this means that "the sun became black" (Rev. 6, 12). "The love of many shall wax cold" (Matt. 24, 12). This “waxing cold” is a gradual process: but the culmination is the liturgical reform of Pope Paul VI. And if the plant does not receive sunlight and heat, it wilts. What we see (in the decline of the number of religious vocations). O. Sergius Bulgakov pays little attention to the 6th chapter [of the Apocalypse]. Three colors of horses symbolize three kinds of temptations of the devil. He can appear as taking away the peace: this is the red horse (or rather, fiery, like the color of a dragon from chapter 12) - cf. the second temptation of Christ ("cast thyself down"). He can appear as making bread out of stones, trading, deciding the problems of hunger at the expense of money: this is the black horse (black color being the opposition to white color) - cf. the first temptation of Christ (or thorns, "the deceitfulness of riches" in the parable of the sower; then the red [horse] means "tribulation or persecution because of the word"). Finally, the devil can appear directly, as he is, i.e. hell, death, power over the "fourth part of the earth" – cf. the third temptation of Christ (“all these things will I give thee”). In the parable of the sower it is the harvest, the sickle.


Рецензии