Записки дурака

   Я знаю, что глуп, почти дурак. И измениться, несмотря на отчаянные и долгие старания – не получилось. Пришлось привыкнуть  к тому, что начинаю понимать события и даже разговоры, в которых участвовал, спустя часы и даже дни после того как они произошли.

   Но, даже догадавшись о том, что было некоторое время назад, я, вскоре, прозреваю ещё несколько значений произошедшего. Я, конечно, уже догадался, что восприятие  зависит от настроения, состояния ума, от понимания себя и мира. Но это означает, что ничего определённого ни о чём сказать нельзя. Это потому, что и настроение изменчиво, и восприятие мира, и себя - как облака в небе непостоянны. Хорошо любоваться Невой. Прекрасные ощущения сопровождают, когда отталкиваешься вёслами от близкой воды и плывёшь, куда хочешь. Но  плохо, если ты в холодной воде больно сдавливающей твою грудь и быстро влекущей теряющего силы пока ещё пловца.  Хорошо идти по набережной и ощущать обаяние великой реки, но вступать с Невой в доверительные отношения, прыгнув в её холодные объятья, я не спешу.  И не только могучая Нева легко меняет наши чувства: привычная жизнь каждый день обязательно и напугает и наскучит и истощит силы.
 
   Я уважаю редкие сильные личности, кто не обращает внимание на  страхи, догадки и сомнения и легко отделяет  происходящее сейчас и здесь от мироздания вообще  в автономную область со своими правилами, как в шахматах или в карточных играх.  Такие сильные умы рассматривают происходящую ситуацию как взаимодействие объектов по чётким законам, не связывают себя с неопределённостями от испуга, догадок, сомнений, чувств, надежд и действуют чётко и эффективно.  «Не верь, не бойся, не проси» - эти конструкции помогают создавать автономные сцены нашей жизни, на которых нам легче побеждать.

   Кстати, становится более понятным  тезис о непостижимости мира. Да, мир непостижим, но не в смысле невозможности найти истину, мир непостижим в смысле постоянного изменения точки отсчёта – нас. Мы всё время меняемся: что-то утрачиваем, что-то постигаем. И с позиции нашего непостоянного я – мир  непостижим.  И действовать в нём сложно. Для упрощения умные люди временно представляют мир, себя и других – неизменяемыми объектами, которыми управлять намного проще чем реальными людьми.  Припоминается герой Карлоса Кастанеды дон Хуан, который,  чтобы объяснить своему ученику одну из истин, заставил его полночи тащить на спине по пустыне стол. Наконец, они остановились. Дон Хуан зажёг свечу, поставил её на стол, куда бросил ложку, кружку и башмак и сказал, что стол и предметы на столе - тональ. А все яркие звёзды над головой, запахи, дуновения ветерка, бескрайняя пустыня – это нагваль. И он, ученик, должен стать мастером и в мире тоналя, и в мире нагваля.  Я интуитивно всегда ощущал эти два мира. Когда я шёл по городу днём, среди шума транспорта и людской бесцеремонности – я понимал, что это один мир, который мне не нравится, и мне не хочется быть здесь своим. А ночной, пугающий город, виделся мне волшебной сценой, на которой может произойти тысяча чудес. Правда быть мастером и владеть чудесами мне не приходило в голову. Я просто любовался, страшился и шёл к своей скучной цели.  Ночи город проводит без меня: я сплю, восстанавливаюсь для того чтобы разбазарить свои силы в очередном рабочем дне. Днём, где бы я ни был: в метро, на работе, на улице – тональ нагло и бесцеремонно лезет ко мне в уши.  Он шумит, вскрикивает, рассказывает, соблазняет, захватывает моё внимание и ум.  А ночью, никнет и везде властвует удивительный, временами страшный нагваль. Но я в это время смотрю сны, в которых оба эти мира перемешаны как овощи в винегрете. Увы - мне.

   Почему-то частенько, особенно по пути на работу и обратно я обдумываю разные  сюжеты, наверное, случайно, возникшие в моей голове. О некоторых из них я попробую рассказать. Я люблю ходить на работу пешком.  Может быть потому, что так немного отодвигается «радостный» миг встречи с работой, надо признаться, очень щадящей, но низкооплачиваемой.  А может статься - мне нравится идти вдоль Невы, вглядываясь в её  гигантскую плоть, играющую своими мышцами и, как океан в Солярисе, всё время создающую в моей голове разные  образы.   Например, вчера я пытался обдумать образ понятия «контекст».  В моей программисткой работе – это ясное и чёткое обозначение содержимого сайта.  В более общем понимании контекст – это информационное окружение рассматриваемого события, явления.  Существуют разные виды контекста.  Например, есть контекст как набор для конструирования: множество деталей, из которых можно собрать  разнообразные объекты. А есть контекст – как готовая к стрельбе винтовка:  нажал на курок  и выстрелил.    

   Вглядываясь в воду Невы у берега, я вижу, как по-разному ведут себя её слои, т.е. глубина влияет и на скорость, и на направление, и даже на цвет воды.  Десять метров от берега и уже непроницаемый щит закрывает от бесцеремонных взглядов дно реки. Не так ли и у людей: на словах одно, в глубине другое. Слова могут быть и ласковыми и грозными - как и волны на поверхности Невы, но в глубине – другое: там тайна. И есть ещё схожесть реки и людей. Только поверхность воды, где она соприкасается с иной средой – воздухом, очень отличается от воды на любой глубине. На поверхности есть волны. Они бывают и большими, и маленьким. Волны могут направляться в любую сторону при общем движении реки в сторону устья.  И человек, вне своих глубин, при общении с себе подобными тоже гонит свои волны – слова в разные стороны и с разной громкостью.  А в сути  своей мы совсем не соответствуем произнесённым словам  и тоже, как Нева, бредём к  устью – успению.

    Интересно: а есть ли отличия людей и реки,  воды. Есть:
Вода, состоит из одинаковых капелек. А мы – больше похожи на музыку – собрание разных нот, аккордов, ритмов звучания. Людей легко сравнивать с песчинками из разных минералов или – числами. Есть люди цельные, ясные и чёткие – это целые числа, как песчинки с кристаллической структурой.  Есть люди, как дробные: они всегда имеют некоторый довесок к целой части, мешающий пониманию их. Есть люди, как иррациональные числа: можно бесконечно уточнять их понимание, но никогда не дойти до полного  осознания их значения.  Самые странные люди – похожи на комплексные числа: у них есть мнимая величина, которая в принципе не поддаётся пониманию, но с которой, как с мнимыми числами можно взаимодействовать.  Отношу к ним сумасшедших, маньяков, а из литературных героев – Свидригайлова.

     Я иду вдоль Невы и вспоминаю разные эпизоды из моей жизни. Например: раньше, лет пятьдесят тому назад, я любил наблюдать с моста за уклейками, снующими возле поверхности реки, охотясь на насекомых, упавшими в воду. Это были стайки очень красивых волшебных балерин в жемчужных полупрозрачных платьях, без устали творящих удивительные непредсказуемые танцы. Уже давно я их не видел: ни в Неве, ни в заливе. Или я помню, как первый раз купался с друзьями в Неве: мощная сила сдавила и потащила меня, пловца – разрядника, не дав ни единого шанса на преодоление силы течения.   Я с уважением стал относиться к вроде бы скромному стальному или асфальтовому цвету поверхности Невы.  Настолько цвет невской воды у меня стал ассоциироваться с непобедимой силой, что когда я был  в Новосибирске и увидел ревеневый, светло-зелёный цвет  воды широченной Оби, я смело прыгнул в воду и поплыл подальше от берега, чтобы погасить жар от знойных стрел солнца. Однако, Обь сразу показала, что она – не лыком шита и обладает несокрушимой мощью. Мне пришлось  отчаянно трудиться, чтобы вернуться на остров, где я нашёл пляж и легкомысленно прыгнул в воду. Слава Богу,  документы и деньги никто не тронул, хотя на пляже были люди, правда, никто из них не купался: новосибирцам, конечно, известно стремительное течение могучей Оби.

     А сейчас я иду вдоль Невы и вижу как  рыбаки, по двое на каждый железный баркас с подвесным мотором, вытаскивают сети, поблескивающие скудным уловом мелкой корюшки. Каждую весну остатки чудом уцелевшей рыбки, плывут на нерест по рекам Ленинградской области, где их давно поджидает  сеть и другие ловчие средства бедных рыбарей. Я с тоской гляжу на агонию стаек рыбок, на грязные плащи и молчаливые согласованные действия рыбаков и думаю, что, конечно, я дурак.  Ибо как устроена наша жизнь?  Рядом живёт довольно много богатых людей, у которых есть всё: и удовольствия, и отдых, и медицинское и культурное обслуживание и не только наши, российские, но и все мировые достижения для счастливой жизни. И ещё больше народа, и я в том числе,  существуем, не видя высоких благ цивилизации: от получки до получки, без медицинской помощи, как эти несчастные рыбари в поте и грязи, добывающие свой хлеб насущный. Мы, наверное, все – просто дураки, раз живём так. Нынче я – уже пенсионер.  После окончания института я работал в НИИ, потом 2 года армия, потом 24 года - НПО, далее - 2 года – вахтовый метод пусконаладки газотурбинных электростанций, затем 6 лет в университете и далее – библиотека.  Без работы я могу насчитать неделю или две, так как, увольняясь, я через день уже работал.  И точно также прожили мои родители, только они сменили всего 1-2 место работы. Я повторил их рабочую траекторию, считая её естественной и правильной.  Однако встречаются люди, резонно утверждающие, что будут работать только при достойной оплате.  Зарплату всю уходящую на питание и оплату ЖКХ такие люди называют рабской и она не для них. Они готовы её потерпеть несколько лет при гарантиях   повышения её в дальнейшем на порядок и больше. Для этого защищаются диссертации, получают вторые и третьи высшие образования, меняются профессии, становятся чиновниками, политиками, эмигрируют.  Их старания приносят им сладкие плоды, а остальным чаще – горькие, так как при такой стратегии не гнушаются аморальными поступками и результаты часто –  лживые достижения, аля Лысенко.  Но таких людей уважают и боятся, а о таких как я - говорят с улыбкой. Это меня не обижает, но и жить в постоянной суете, бесконечной работе, плохих жилищных условиях,  почти в отсутствии медицинского вспоможения, не очень-то умно.  Здесь затрагивается выбор: жить как все, стараться заслужить приязнь, дружбу хотя бы немногих – или плевать на мнения всех – жить как одинокий волк, ищущий добычу.  Это романтический образ героя одиночки. Мне он не нравится. Но мне  не нравится и антагонист, тот, кто очень нуждается в одобрении окружающих. А каков же тот, кем я бы хотел быть? Это вопрос  многоножки, которая задумалась, с какой ноги она начинает движение и упала, сковав свои ноги размышлением.
Видимо и мне не нужно застревать на каменных порогах вопроса о выборе судьбы волка или стадного животного, а плыть, как получается: интуитивно меняя стратегии и тактики. Помню, как в младшей школе я сдался перед вопросом как нужно жить, каков  план на всю мою жизнь? Я решил, что правильным будет, если общий план мне понять не удаётся - жить по принципу наиболее эффективного действия в ближайшее время.  Этот принцип мне пришлось вскоре похоронить перед удручающими результатами его воплощения. Один из бедовых моих одноклассников, но значительно более сильный и высокий как-то начал задирать меня. Я отмахнулся, а он, уворачиваясь, зацепился ногой за парту и упал. Я, верный принципу малых дел – не  задумываться о будущем и делать то, что максимально выгодно в текущий момент, бросился на  лежащего на полу хулигана и попытался победить его. Однако принцип оказался ложным: меня серьёзно поколотили.

   Что ещё я вижу, глядя на невские просторы? Я вижу водную и воздушную стихии и наблюдающие за нами небеса с высшей силой. Нева приоткрыла для  горожан небесные площади и проспекты, не видимые на обычных городских улицах. Я гляжу на эти просторы и радуюсь найденным в древности словам: « … Света от света, Бога истинна, от Бога истинно рожденна, нсотворенна, единосущна Отцу, Им же вся быша! …»  Как удивительна история наша … Как-то древние евреи смогли почувствовать непохожего на других Бога, который является личностью, обладает похожей с нашей нравственностью. С ним даже можно физически побороться. Те же евреи внесли вклад в возникновение христианства, содержащего столько немыслимых тайн и чудес, что удивляешься, как это могло появиться. Бог един в трёх лицах: Иисус Христос, Бог отец и Бог Святой Дух, имеющие единую волю. Математик Раушенбах сказал, что это - как вектор, имеющий по трём пространственным координатам (Х, Y,  Z) свои проекции. Эти проекции  не влияют на действия других проекций, но все вместе – они единый вектор.  Т.е. говоря абстрактно, аналитически – есть Христос, Святой Дух и Бог Отец. Но по сути – это единый Бог. Для меня недосягаемой тайной является рождение ипостаси Христа. Почему Бог-Отец решился на это и как это возможно: ведь создание новой ипостаси - это коренная переделка себя самого.  В знающем всё Интернете я не нашёл и намёка на разрешение своего недоумения, но набрёл на информацию о происхождении слова “еврей"  Оказывается, оно означает собирательный образ людей пришедших из-за реки – сравни – замосквореченцы. Евреи – это народы, пришедшие в далёкие времена на территорию современного Израиля из-за реки Евфрат. И – никакой мистики.  Христианство – очень удивительная и сложная система образов. Окончательно было сформировано понимание этих образов в 4-6 веках новой эры, на Вселенских соборах. Причём пришлось понять и отвергнуть несколько сотен ересей, каждая из которых очень интересная и талантливая вариация понимания миропонимания.  Ислам же предлагает очень простую и ясную систему веры и очень симпатичную. Ведь и христианин, и мусульманин – верующие, они обязательно должны верить в своего Бога.  Зачем нужны сложные для осознания образы, если всё равно – в основе не умозрительные доказательства, а вера. И простая и ясная вера мусульман очень красива.   Христианин, вопрошая об умершем  младенце и его посмертной судьбе, получает ответ, что Бог, взвесив грехи, примет решения о Рае иди Аде. А младенец уже грешен, а именно - тем, что в его родстве был согрешивший Адам и этот первородный грех передаётся по наследству всем будущим поколения.  Это сложное объяснение.  А мусульманин знает, что  ребёнок  в случае гибели обязательно будет в Раю, ибо он невинен.  Христианину говорят, что всё хорошее, что он сделал – это не его заслуга, это Бог попустил. А мусульманин уверен, что его заслуги – это его рук дело и счастлив, что принёс радость Аллаху.  Странно, что нам в школе не говорили ничего об этих понятиях.  Я помню, как заканчивая авиационный институт, я прочитал томик В.С. Соловьёва о Боге - для гимназий или женских курсов. Я помню ошеломляющее вдохновение от этой книги. Оно продлилось около месяца. Я был восхищён красотой понимания мироустройства, которое раскрыл мне Владимир Соловьёв. Подобное состояние случилось после прочтения Розы мира Даниила Андреева.  Больше подобных потрясений я не испытал. Но мне очень памятны некоторые, почти случайные, краткие общения со священниками и, особенно, с монашкой, служившей в церкви села Летово, недалеко от Рязани. Она спросила меня, не нужно ли мне что-нибудь. Я, глупый,  правдиво ответил, что нет, я, мол,  сам всё знаю. Я помню её облик. Он прост и удивителен. В глазах – полное отсутствие оценки меня, или заинтересованности – чем могу быть полезен; не было работы мысли по просчёту вариантов как-то связанных с ситуацией или со мной. Я видел абсолютное спокойствие, незаинтересованность, но ласковость во взгляде и присутствие высокого жизненного плана, иного бытия. Я надеюсь, что так Иисус Христос смотрит на нас. Уже больше тридцати лет её образ согревает меня.   Пытаюсь читать Библию. Долго осознавал рассказ о жертве Авраама и много думал о смысле  книги Иова.  Там Бог позволил наказать невинного Иова, а когда тот возопил к Богу о справедливости, Бог ответил ему, что Иов мал и ничтожен, а он, Бог, сотворил всё и поэтому Иов не в праве Его обвинять.  Я ощущаю в таком ответе  ущербную справедливость.  Строго логически Бог не ответил на вопрос Иова: «чем согрешил я, за что наказан?»  Бог ответил, что он велик, а Иов – мал, потому Бог может делать с ним что хочет. Это не Божья логика, а бандитская. Но я подозреваю, что автор хотел сказать людям, что случаются вопиющие несправедливости, но Бога нужно любить всегда и верить, и, смиряясь,  принимать всё.  Я считаю, что автор книги Иова плохо это объяснил или, вернее всего, я опять пока ещё ничего не понял. Вообще в мире, в нашей жизни есть умствование, осознание, понимание и есть факты. И факты всегда сильнее.  Есть красивые теории о том, что Земля – плоская, а небо – твёрдое и Солнце ходит по небу вокруг Земли. Факты говорят  другое и прежние красивые объяснения об устройстве мира, покраснев от стыда «проваливаются сквозь землю».  Поэтому мои соображения о книге Иова перед авторитетом Библии мне кажутся наглыми, но они не исчезли, а прельщают меня мнимой убедительностью.  Библия существует тысячелетия, сотни миллионов людей думали о смыслах, вложенных в эти тексты. Это факт. А мои фантазии – исчезающе малы рядом с фактом авторитета Библии. Мне кажется, что  резоны первенства факта перед рассуждениями интуитивно чувствуют  подростки, когда не внимают убедительным объяснениям родителей и делают всё  по-своему.  Родительский авторитет займёт подобающее ему место, когда подростки превратятся в мужей и жён. 

   Удивительно, как столь чуждые друг другу религиозные взгляды: православие и католицизм произошли из единого лона Римской империи, расколовшейся на старый Рим и новый Рим – Византию.  И ведь единый римский император находился в Византии, в Константинополе, новой столице римлян, выросшей  из маленького городка Византий  при императоре Константине Великом.  Это удивляет больше чем, если бы воды Невы вдруг разделились  на светлые ладожские струи и грязные стоки от человеческой деятельности.

   Ещё, любуясь Невой, я понял, как и откуда возникает созерцание. Когда я был юн, непонимание, что есть созерцание, принесло мне много неприятностей.  А сейчас, глядя на Неву, мне ясно, что увлечённое наблюдение без неуместных здесь размышлений – это и есть любование или созерцание. Мысли, как уборщицы в театре появятся на сцене позднее и сразу заземлят, заглушат впечатления.  В юности я часто впадал на несколько мгновений в такое безмысленное любование чем-то и тут же получал от жизни неприятность в форме насмешки от приятеля или предмета любования, или упущенной выгоды, когда нужно хватать, а не любоваться. Я тогда очень удивлялся отрицательному результату, когда естество моё требовало любоваться, а не реагировать или продумывать варианты действий. Теперь, и полвека не прошло, я понимаю, что тогда происходило со мной и мне не стыдно за свои неудачи.  На созерцание очень похоже фантазирование, привычное мне состояние, дающее  мало, а отнимающее  много. Мысли и при фантазиях почти не присутствуют. Но с созерцанием нет ничего общего. Общее есть с состоянием дремоты после вкусного переедания.  Похожесть есть и с бессмысленной потерей времени при бесконечном переключении каналов при просмотре телевизора. Маленькая польза фантазий – это анестезия от некомфортного состояния и устранение усталости и эмоционального голода.

   В жизни есть многое, например драмы и радости, придающие жизни смысл. Но есть ещё и тайны.  Например: нас с женой последнюю неделю сопровождает пара одних и тех же бабочек.  У меня сейчас отпуск и я – на даче. Построил террасу. Бабочки всё время рядом: сидят на кусте крыжовника, на дорожках. С утра до вечера уже дней десять они – рядом.  Как-то я вошел в дом и увидел, как бабочка вспорхнула с моего плеча и села на диван. Я не заметил, когда она прилепилась на плечо. Подождав недолго, я осторожно окружил бабочку своими ладонями и вышел с ней на улицу. Открывая ладони, я был уверен, что бабочка улетит. Нет! Она продолжала сидеть на моём пальце. Я ходил, стараясь не повредить бабочке, и она ещё минут пять сидела на руке, а потом перепорхнула на крыжовник.  И на следующий день, и вот уже дней десять эта пара бабочек – рядом с нами.  Неожиданно мне пришёл в голову вариант разгадки их таинственного поведения.

    Месяц назад я похоронил на нашем участке Рыжика – нашего кота. Он появился года три-четыре назад, осенью, когда дачу уже закрыли на зиму, а я приезжал что-то доделывать. Большой рыжий кот был истощённым и больным: глаза были в гное, он смотрел через узкие щёлки.  Я стал его кормить, прорезал в двери на веранде дыру, которую прикрыл кусками шинельной ткани так, чтобы кот мог, погуляв, возвращаться на веранду.  Кот перезимовал. Я приезжал каждую неделю, кормил его и оставлял килограмм сухого корма на 5 дней до моего следующего приезда.   Конечно, коту было плохо. Холодно, одиноко, страшные тёмные ночи и т.д. На третью зиму мы с женой не выдержали, и я привёз его в город.  Мы его подлечили. Он был совсем ручным: ни разу не куснул, не поцарапал, в отличие от наших домашних кошек. И в отличие от них наш Рыжик был всегда рядом. Идём в баню, туалет – он сидит рядом и ждёт. Возвращаясь из магазина, всегда встречали  нашего большого рыжего кота возле входной калитки.  Что с ним случилось я не знаю, но он вдруг перестал есть, слёг и за неделю умер. Это было чуть больше месяца назад. А теперь вдруг появились две бабочки, всюду сопровождающие нас. Я почти уверен, что это душа Рыжика поселилась на время в тельцах бабочек, и она стремится быть  к  нам поближе. Конечно, это догадка. Но поведение бабочек – больше чем таинственно. Когда-то давно я видел фильм о корейце – мастере восточных единоборств.  По сюжету он решает идти освобождать свою жену из лап многочисленных бандитов.  Узнавшие об этом решении сказали ему, что это невозможно – они точно знают. И кореец им ответил: «Тот, кто знает – тот мёртв»

                *******

    Я показал черновик этих записок моему, наверное,  другу, раз уже десятки лет общаемся и по телефону, и вживую. Он всегда насмехается над моими взглядами. Я не боюсь привести здесь его очередные критические мысли.  Итак, он сказал:

   Я скажу тебе «умные мысли – только ты не обижайся»  Твой текст содержит  два разумных тезиса. Первый – это то, что ты, извини, простоват для затронутых тем, и, второй – это критика терпеливого большинства наших соотечественников, всю жизнь работающих на одном предприятии и зарабатывающих крохи. Они подобны горьковскому герою из пьесы «На дне» - Клещу, который все время чинит ржавые замки, надеясь этим заработать деньги и вырваться из нищеты. Любой, кроме  наших слабоумных сограждан понимает, что путь Клеща – это безысходная бедность. Нужно думать,  искать и пробовать. Что они рискуют потерять при такой стратегии, кроме своих цепей.

   Далее,  ты написал очень много разных псевдоумных наблюдений. Я прямо скажу тебе, что все это – маниловщина.  Зачем направлять микроскоп разума на свои чувства и эмоции? Не нужно ковыряться, исследовать и воевать с самим собой.  Смотреть, изучать и воевать нужно вовне – с миром, отвоёвывая у него материальные блага: комфортное жильё, деньги на вкусное и полезное питание,  на путешествия, и в запас, чтобы не бояться временных неудач, болезней и т.д. Это же так очевидно: столько интересного на земле, включая общение с незаурядными людьми, которые охотнее общаются с богатыми,  чем с  бедняками. Кстати, зарубежные поездки способствуют внутреннему развитию, которое, как я вижу, ты ценишь.  Тут же замечу, что истоки твоих умствований – инфантилизм.  Ты уже пенсионер, но не повзрослел, а остался подростком, которому интересно почти всё. Тебя занимает и религия, и психология, и история и так далее. Твой подростковый ум удивляется, соприкасаясь с этими областями научной человеческой деятельности. Ты в них ничего не смыслишь – и отсюда твоё романтическое, идеалистическое отношение к ним. Хочешь – стань учёным в избранной тобой области, правда, старики не начинают карьеру учёного, поэтому - не тщись – опоздал.   О происхождение твоего инфантилизма я догадываюсь. Ты слишком любил своих родителей и до сих пор не разорвал пуповину связи с ними.  Ты не взял ответственности за свою жизнь на себя.

   Далее,  ошибка – придавать большое значение внутренней жизни, размышлениям. Успокойся: все умные люди – давно умерли. А увлекательные переживания, страдания, удивительные наблюдения – расскажет тебе любой тюремный сиделец.  Хорошо,  не буду касаться криминала. Аутист, или склонный к аутизму несчастный интроверт запросто вывалит перед тобой  богатую историю своей внутренней трясины.  Чужие и свои душевные истории нужно, не задумываясь, быстро оставлять позади – или завязнешь и утонешь в них.   
 
   И последнее: кроме денег и интересной жизни имеет определённое значение жена и дети. Если будешь удачлив в этом – считай, что нашёл выигрышный лотерейный билет.

   Напоследок дам тебе совет: относись к другим, как к слугам или, мягче, помощникам. Не вздумай поддаваться уговорам, просьбам и мольбам. Знай, что умный человек всегда одинок,  старость и смерть, ожидающие и его – это большая коллекция мучений и страданий. Спеши, пока есть возможность,  наслаждаться, радоваться, путешествовать, узнавать новые  радости  бытия. В общем, живи – как хочешь именно ты, а не по Библии и ожиданиям родных и друзей.

               
                *******

  Мой друг всегда авторитарен и, в отличие, от меня абсолютно убеждён в своей правоте. А я, также, как всегда, пока его слушаю – соглашаюсь с ним. Но когда я остаюсь один его истины слетают с меня, как больные листочки с дерева, а мои прежние чувства восстанавливают свою силу.  И в то же время я очень уважаю моего приятеля. Я знаю, что он способен был чувствовать и понимать всё что могу я. Но он сознательно отказался воспринимать слабые сигналы рефлексирующей натуры, сознательно закалил себя до состояния конкурента с самыми жёсткими противниками. Я всё это понимаю, но также сознательно выбираю другой путь.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.